Главная страница
Новости
Дуэли
Голосования
Партнеры
Помощь сайту
О сайте
Регистрация
Вход
Проверка слова
www.gramota.ru
Серое рассветное море (страница 1 из 2)
Тип: Проза
Раздел: По жанрам
Тематика: Рассказ
Автор: Ляман Багирова
Баллы: 78
Читатели: 255
Внесено на сайт: 19:00 17.04.2017
Действия:

Предисловие:
С любовью и памятью о Прибалтике

Серое рассветное море

Валерий Яковлевич Марковников гордился в жизни двумя вещами. Тем, что он был однофамильцем  известного химика и парадоксальной жизненной теорией, оформленной в чужих стихах. Так, на все философские вопросы о жизни, смерти, Боге и счастье он отвечал, лукаво прищурясь: «Всё на свете шерри-бренди, ангел мой!». К женщинам относился как герой какого-то чеховского рассказа «Ну, призвана она, положим, мужа любить, да салат резать, так, на кой черт, ей знания?». А в компаниях любил напевать невесть где услышанную песню:

Есть женщины, похожие на ночь:
Загадочны, томны, темны и властны.
Они не столь прекрасны, сколь опасны.
Друзья мои, от тех бегите прочь,
Которые напоминают ночь.
 
Есть женщины, похожие на вечер:
У них в глазах штампованная грусть.
Печальны мысли их, капризны речи.
Все вздохи их я знаю наизусть
И не ищу с такой красоткой встречи.
 
Есть женщины, похожие на день:
Солдаты в юбках, трезвые как сода.
Холодные в любое время года.
Друзья мои, похожая на день -
Она уже не женщина, а пень.
 
А есть похожие на детский смех,
На утро майское, на сны лесные,
Всегда весёлые и озорные.
Не согрешить с такою - просто грех.
Друзья мои, они милее всех...
 
            Песенка неизменно вызывала бурный восторг, Марковникову аплодировали и считали его умницей и сердцеедом. Это ему льстило. Вообще, это был добродушный здоровяк, с ярким румянцем на смугловатом лице, с прокуренными усами и детской ямочкой на подбородке. Когда-то ему сказали, что он похож на Мопассана и изо всех сил он старался поддерживать этот образ на людях.

            Жена его – милая, чуть ленивая пухленькая блондинка, на первый взгляд, и была тем утром майским из песенки, но без смеха, веселья и озорства. Супруги жили мирно, у них было два сына. Однако, Валерий Яковлевич отчаянно изменял ей и с теми, кто был похож на ночь, и с теми, кто на вечер, и на день. Возвращался он из загулов всегда подтянутым, молодцеватым, и отшучивался: «Когда все время ешь бутерброды с черной икрой, то иногда хочется и с ливерной колбасой» Жена давно махнула рукой на его похождения, и относилась к ним снисходительно, как к шалостям избалованного ребенка.

            Марковников был стоматологом, искренне верил, что все болезни происходят от испорченных зубов, ограничивал детей в сладком, и старался выполнять свою работу на совесть. Пациентов у него было предостаточно. С мужчинами он был предупредителен, с дамами – любезен, и первые, и вторые его уважали, а дамы даже восхищались, и кое-кто называл его за глаза душкой-доктором.

            Было у Марковникова одно неукоснительное правило. Отдыхать хотя бы десять дней в году он предпочитал один. Это тоже входило в жизненную философию.

            - Чтобы еда была не просто пищей, а райским наслаждением, нужно перед обедом хорошенько озябнуть.- говорил он. - Чтобы как следует соскучиться по родным, надо на время разлучиться с ними. Тогда все будет замечательно.

            Против этой доктрины бесполезно было возражать, и жена, поворчав немного в начале брака, смирилась, и лишь беззлобно усмехалась. Впрочем, страстной любви между ними    никогда не было, как и бурных ссор.

            Неизменно в августе Марковников отправлял жену с детьми к ее родителям в южный город на берегу моря, а сам уезжал в Прибалтику на десять-двенадцать дней. Потом возвращался к семье, и отъедался тещиными пирогами.

            Марковников любил Прибалтику. За шестнадцать лет брака он был там с семьей два раза, и потом ездил сам. Маленькие и большие города были исхожены им. Сами названия - Игналина, Неринга, Пярну, Резекне,Елгава – звучали для него как далекая музыка.
  Ему нравилась особая северная чистота улиц и площадей, пение иволги по утрам, остроконечные крыши домов, похожие на колпаки звездочетов, холодная и спокойная красота женщин. Марковников мало верил в переселение душ, но чувствовал что в прибалтийских городах он словно становился самим собой. Исчезало все наносное, на сердце становилось так славно, как бывает, порой в ясный зимний день, когда снег тихо укрывает землю.  Душа будто вставала на цыпочки, делалась строже и утонченнее. Как по волшебству исчезали всегдашнее  балагурство, придуманная жизненная философия, и хотелось думать о чем-то светлом, простом и ласковом. И верилось, что по возвращении начнется новая лучшая жизнь, потому что к лучшему изменился он сам.

            Но он возвращался, и все шло по-старому. Устоявшейся жизни не нужен был обновленный Марковников. Наоборот, привычный доктор-душка был ближе и понятнее родным и друзьям.

            Чаще всего Марковников отдыхал в центре Юрмалы, в Булдури.  Снимал комнату у давней своей знакомой – Анны Александровны Эглите.   Пятидесятисемилетняя пенсионерка Анна Александровна  была  вдовой,  жила вместе с дочерью в большом деревянном доме недалеко от моря и леса. С Марковниковым она свыклась, доверяла ему, и почти всегда отказывала другим постояльцам.

            Инесе – дочь русской и латыша - была очень красива, и, глядя на нее, Марковников думал, что она не подходит ни под один из ярлыков женщин из его песенки. Впервые он увидел ее еще подростком, сейчас ей было двадцать два, она училась на художника и встречалась с парнем, которого называла почему-то «Слон», и парень этот не нравился Анне Александровне. Марковникову порой становилось скучно, когда вдова звала его в гостиную «посумерничать», как она говорила. На самом деле все ее разговоры сводились к тревоге за дочь, она ждала от Марковникова сочувствия, и даже просила его как давнего знакомого поговорить с Инесе и отвадить ненавистного «Слона». Но Марковников избегал вмешиваться в чужие дела.

            Дом вдовы был нескладным, старым, с нежилым левым крылом. В двух комнатах жили хозяйки, оставалась общая гостиная с теплой печкой-голландкой и маленькая угловая комната со сводчатым потолком и окном почти во всю стену. Эту комнату и предложили Марковникову в первый раз, и она ему понравилось. В ней всегда вкусно пахло подсыхающими яблоками и грибами: Анна Александровна развешивала на стенах связки прозрачных ломтиков. А из окна открывался  чудесный вид на уголок моря и соснового леса.   

Он любил смотреть в окно ранним  утром, почти на рассвете, когда море было еще ровного и мягкого серого цвета, без оттенков лазури или зелени, и на его фоне ветки сосен казались бархатно-черными, словно на японских гравюрах. В августе в этих краях уже свежо, и приятно было думать, что вечером в гостиной затопят печь, и Анна Александровна угостит его рассыпчатой картошкой и лисичками, тушеными в сметане.

Как-то за ужином Марковников сказал Инесе, что она со своими серыми, мягкого блеска, глазами,  длинными черными ресницами и пепельными волосами напоминает рассветное море. Девушка потупилась, а мать вздохнула, и завела разговор о том, что красота в этой жизни еще не главное, а самое главное – вовремя сделать правильный шаг, чтобы не оступиться, чтобы потом не жалеть о содеянном и т.д и т.п.

«Зачем это все?- думал Марковников. – Сидят люди, говорят какие-то пошлые, банальные  слова и не понимают, какое это счастье - так жить! Быть самим собой, вдыхать этот воздух, есть картошку с тушеными грибами, пить чай с земляничным вареньем, смотреть на серое море по утрам, а ночью ложиться на крахмальные простыни и вдыхать запах  яблок и грибов. Мать боится, чтобы дочка не убежала с этим «Слоном». Так почему бы ей не поговорить с ним, не пригласить его в дом, может он неплохой человек, и дочь будет счастлива с ним. Но мать уверена, что она права, что ей лучше знать, в чем счастье ее чада. Боже, как много в жизни неправильного, как не хочется возвращаться и снова прикидываться, лгать, быть душкой»…

Марковников вспомнил родителей жены – робкого тщедушного тестя, которого никто в доме не слушал, и  тещу – отменную хозяйку с маленькими жесткими руками и такой тяжелой челюстью, что казалось: она хочет проглотить человека. И когда она предлагала новые блюда, то у нее получался змеиный шип:

- Это вкус-с-сно! Ешь-ка, еш-ш-шь!

Он думал о том, что жена со временем будет походить на мать (она пошла в ее породу)  и от этого становилось грустно, словно он обманулся.
А самое печальное, что он, Марковников, дожив до сорока четырех лет, еще никого и не любил по-настоящему. Сердце было глухо, и, даже к детям он относился с чувством, в котором было больше долга, чем нежности. И где-то в глубине души радовался, что у него нет дочек, потому что девочкам нежности нужно больше. А все эти женщины, похожие на разные времена суток и парадоксальная философия были побегом от самого себя.

- Устали, замучила я вас, - добродушно прерывала его размышления хозяйка. – Отдыхайте.

- Что вы?! Все хорошо! – улыбался Марковников, стряхивая с себя воспоминания.

Вставал он рано, шел к берегу, входил в холодную воду, поеживаясь. Море безжалостно смывало остатки сна, и, бодрый, он возвращался к завтраку, а потом шел гулять по городу и берёг аппетит до ужина. Но достопримечательности мало его привлекали, больше нравилось бродить вдоль моря, вглядываясь  в очертания домов с острыми навершиями и маленькими флюгерами. Или гулять по близлежащим городкам, плавно переходящими один в другой - Булдури, Дзинтари, Майори, Дубулты. И, Бог его знает почему,  он чувствовал неизбывную  родность с этими чистыми улочками, прохладным воздухом,  и неяркими цветами в палисадниках. И не хотелось возвращаться, Господи, как не хотелось…

Однажды сорвался сильный ветер, начал накрапывать дождь и Марковников вернулся домой пораньше. Еще  с улицы он услышал громкие крики и резкие голоса. Кричала Анна Александровна.

В комнате стояла бледная Инесе и высокий парень с колючими глазами и  острым кадыком. «Слон» - догадался Марковников.

- Чтобы ноги твоей в моем доме не было!- кричала хозяйка. – Не получишь ее, ты слышишь! Убирайся вон! Что, думаешь, я не вижу, ты загуляешь ее и бросишь! Насквозь тебя вижу!

- С чего вы взяли? – угрюмо огрызался парень. – Она не ваша собственность, сама решит.

- Мама! – пыталась урезонить девушка. – Мама, пожалуйста.

- Что?!! – не унималась мать. – Ты его выбираешь? Ой, мне плохо! Валерий Яковлевич, - кинулась она к Марковникову, - пожалуйста, прошу вас.

Марковников плохо понимал, о чем его просят, но по наитию шепнул парню:

- Уйди пока. Видишь, бушует. Обойдется все.

«Слон» громко хлопнул дверью. Где-то вдалеке залаяла собака.

Марковников вернулся в гостиную. Анна Александровна, лежала на диване и охала. Инесе не было. Очевидно, ушла в свою комнату.

- Скорую бы, - пробормотала хозяйка с закрытыми глазами.- Ой, не могу!

- Я все же врач, – сказал Марковников, и испугался сухости своего тона. – Ничего серьезного, Анна Александровна, не тревожьтесь. У вас есть валерьянка?

- Да, какая валерьянка, - поморщилась хозяйка, не открывая глаз. – Разве она поможет? –Там есть валокордин, валидол. – Нет, вы посмотрите только, - с живостью продолжила она, – мать тут умирает, а ей хоть бы хны! Холодная кровь! И из-за кого? Вы же его видели! Ну, скажите, ведь, правда, вылитый уголовник?!

- Не знаю, - сдержанно отвечал  Марковников. Он измерил хозяйке давление и пульс. Тот частил, но давление было нормальным.

- Вы меня осуждаете, - вдруг плаксиво протянула Анна Александровна и села на диване. – Но поймите, поймите, он хочет уехать и ее забрать! А мне куда? Одной куковать?

- А если они любят друг друга? – пожал плечами Марковников. – Не знаю, мне трудно судить…

- Перелюбят! – с неожиданной жесточью отрезала Анна Александровна, и в это мгновение отчего-то разительно напомнила Марковникову тещу.

Ужинать расхотелось, и он ушел к себе. В комнате по-прежнему приятно тянуло яблоками и грибами, но от этого запаха у Марковникова разболелась голова. Он принял лекарство и попытался уснуть.

Ночью в дверь тихо поскреблись.

- Валерий Яковлевич, ради Бога, простите, - плачущим голосом заговорила хозяйка, - пожалуйста, пойдите к Инесе. Она заперлась, но я чувствую, что ей плохо. Вы все же врач, пожалуйста, не откажите, может вы успокоите…Меня она видеть не хочет.

Марковников чертыхнулся про себя, но вслух сказал:

- Хорошо, сейчас приду.

Комната Инесе была на втором этаже дома, около кладовки. Подниматься туда надо было по узкой деревянной лестнице. Мать стояла внизу и напряженно вглядывалась: откроется или не откроется дверь.

- Это я, Инесе, - нерешительно пробормотал Марковников. Всегдашняя уверенность и балагурство с пациентами изменили ему. Он чувствовал себя неловко и не знал, что скажет этой высокой девушке с серыми глазами.

Дверь тихо отворилась. Глаза Инесе были заплаканы.

- Ну, не надо, не надо, - тихо сказал Марковников, проходя в комнату. – Поверьте отцу двух детей. Все будет хорошо! Если он по-настоящему любит вас, то непременно вернется. А на маму не обижайтесь, она любит и переживает за вас и желает только добра. «Боже, какой бред я несу!» - выругал он себя мысленно.

- Закройте дверь, - тихо попросила девушка. – Марковников повиновался.

- Да, мама любит меня, и душит своей любовью  – быстро проговорила Инесе. – Она рано овдовела, и не изменила памяти отца. И всю себя посвятила мне, а теперь ей страшно остаться одной. Она хочет, чтобы я вышла замуж за кого-то, кто придет в наш дом. И чтобы мы жили вместе с нею. Но это будет плохо, это будет очень плохо! Мама думает, что сможет ужиться с любым человеком, но это ей только кажется. Она хозяйка, пусть самая замечательная, самая добрая, но она не потерпит никого другого в своем доме! И она боится, что я буду любить еще кого-то, кроме нее! – голос девушки срывался почти до яростного шепота.

- Но меня же терпит, - улыбнулся Марковников, чтобы как-то отвлечь ее. - Не надо нервничать, милая, все это уляжется. – А сам подумал: «Выходи-ка ты замуж за своего «Слона», если уж так его любишь, и не дай никому съесть свою жизнь.» И вспомнил, что когда он женился, теща, как само собой разумеющееся, объявила, улыбаясь:

- Ну, молодые! Жить будем у нас!

К счастью, Марковников после института вернулся с женой в свой родной город  и у тестя с тещей бывал наездами.

- Вот уже светает, Инесе, - взглянул он в окно. – Смотрите, какой чудесный вид. Только в этот час море такого нежного и спокойного цвета. Все образуется, правда, поверьте мне. Вы непременно будете радоваться, да и как такой девушке не быть счастливой и радостной?

- Позолота вся сотрется, свиная кожа остается,  – промолвила девушка.

- Что? Простите, не понял.

- Так, вспомнилось… В одной сказке Андерсена были такие слова. Я иллюстрировала ее. А правда, что радость и счастье – это всего лишь увеличение каких-то гормонов в организме?

«Увы, вообще-то да. Эндорфина и серотонина», - хотел было ответить Марковников, но посмотрел на заплаканное, осунувшееся лицо и сказал серьезно и ласково:

- Инесе, вы красавица и умница. Все у вас будет хорошо. А радость и счастье вовсе не в гормонах, а в сердце, если оно открыто добру. Ну, а теперь, вы умойтесь, и ложитесь спать. А я пойду, успокою маму. Она тоже всю ночь не

Послесловие:
Это послесловие не имеет отношения к рассказу!

Дорогие авторы сайта! 

Простите великодушно, сейчас я крайне редко появляюсь на сайте. Замучила сезонная аллергия, и много не могу сидеть за компьтером, сильно болят глаза.
Скоро все пройдет, я буду появляться часто.
Не обижайтесь, если не сразу отвечаю на комментарии, я все помню и непременно отвечу всем.
Спасибо вам.

Оценка произведения:
Разное:
Подать жалобу
Обсуждение
Ingmar      20:01 24.09.2017 (1)
на рассвете море не серое
оно блестящее
Ляман Багирова      20:07 24.09.2017 (1)
На рассвете - да, уже становится немного блестящим.
А вот перед рассветом - словно серый бархат.

Спасибо!
Ingmar      20:22 24.09.2017
возможно
Мила Горина      21:36 21.09.2017 (1)
Ляманочка! Не важен вид награды, важно внимание! Что тебя заметили, оценили! Это уже приятно!
Ты пишешь бесподобно. Даже просто какая-то критическая статья о твоём творчестве - уже плюс!
УСПЕХОВ!!! С теплом,Мила
Ляман Багирова      08:12 22.09.2017
Спасибо!!!!
Взаимно, родная!
Спасибо!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
Счастья тебе!!!!
Гэл      20:36 21.09.2017 (1)
Огромное спасибо, дорогая Ляман, за то, с какой симпатией описали дорогие мне места.
Мне кажется, природа в этом рассказе - самый значимый персонаж, на фоне которого действуют Ваши герои...
Ляман Багирова      21:10 21.09.2017
Спасибо вам, дорогая Галина.
Этот рассказ - один из самых дорогих для меня тоже.
Прибалтика и Крым - две моих любви с детства.
Хотя, может они так любимы мною, потому, что помню их там, в далеком детстве...
Мила Горина      15:12 21.09.2017 (1)
Ляманочка! Это произведение достойно, чтобы его автора назвать классиком. Я перечитала почти всю классику - русскую и зарубежную ещё до 30 лет. Этот рассказ не уступает известным прозаикам-классикам.
 
Он написан класивым литературным языком, психологичен, нет в нём ничего лишнего, чего я не люблю -отступлений,мнения автора, излишних подробностей и т.д. Думаю, он может участвовать в каком-то солидном конкурсе.
Ты должна получить премию! Такие удачные произведения в наше время не часто встретишь! С теплом, Мила
Ляман Багирова      20:14 21.09.2017
Спасибо, родная Милочка.
О премиях...
Ты знаешь, как я поняла, ситуация складывается так. Конечно, я не могу отвечать за все конкурсы, но в основном так.
Если речь идет о просто дипломах, то все нормально. И присылают на дом красивые дипломы и приглашают приехать.
Но если речь идет о премии в деньгах, тут немножко своя кухня.
Видимо при альтернативе гражданин или не гражданин страны приоритет отдается гражданам.
Я думаю, это можно понять.  С иногородними больше мороки в случае денежного выигрыша. Поэтому более надежно  принимать участие в дипломных конкурсах
Вот тебе небольшой пример.
Дочка моей подруги, окончившая курсы операторов, принимала участие в каком-то фестивале в другой стране. Так там по приезде им завуалированно сказали: Дипломы и призы получите, а вот денежные премии должны остаться в стране. То есть обладателями премии стали хозяева фестиваля.
Ну, может, на то есть свои соображения.
Тем не менее и за дипломы и за призы, когда дают  - спасибо!!Спасибо тебе, Милочка.
Ирина Верехтина      22:09 15.09.2017 (1)
Я  долго собиралась с силами - не могла нажать кнопочку "Добавить комментарий". Такое ощущение, что добавить-то мне нечего - ведь всё уже сказано предыдущими комментаторами, то есть, читателями. И - как  сказано! Вы заслужили эти удивительные, эти восхитительные отзывы!
Вы рисуете людей - не пишете, а именно рисуете! И веришь, что они продолжают жить - где-то там, далеко. Анна Александровна никогда не полюбит внуков, хотя не исключено что будет заботиться, испытывая к ним  чувство долга. Мне  хорошо знакомо это чувство. Не дай господи такого детям Инесе,  лучше  им расти без бабушки. 
Валерий Яковлевич больше никогда не приедет в Булдури.   - Его жена и тёща с тестем наденут маски, которые никогда не снимут, будут и дальше разыгрывать привычный, отрепетированный спектакль под названием "всё хорошо, всё замечательно"... Моя бабушка по отцу устраивала такое сценическое действо всякий раз, когда мы приезжали  к ней в гости, я научилась различать эту фальшь лет с четырёх, и до самой бабушкиной смерти так и не смогла понять, за что...  И  когда она при парне моём заявила: "Что ж ты такая... Русского мальчика себе не могла найти,  чёрного в дом привела..." (у него изменилось лицо и глаза вылезли из орбит, я впервые видела такое, раньше думала, что это  такой речевой оборот) - мне изменило самообладание и я выкрикнула ей в лицо: "Ты... ты мне не бабушка! Ты мне никто!" Она потом потребовала извинений. Я мстительно отказалась. Родители не смогли меня заставить. Да они и не настаивали...
Бедная Инесе. Представляю, каково ей  было. И сердце сжимается от этого рассказа, и холодно на душе, словно там, внутри  - равнодушно-холодное море, в котором замерзаешь, ещё не дойдя до глубины, вода 14 градусов, шилкас! но  раз приехали - надо купаться.  Хоть умри.
Ляман Багирова      00:16 16.09.2017
Спасибо Вам , Ирина. 
Есть хорошее выражение: "Решать судьбу того, кого любишь наперекор его воле, или даже вопреки ей - значит любить недостаточно"
Дай Бог, чтобы никто никогда не был бы обделен любовью.
Карпов Илья      15:18 12.09.2017 (1)
1
Жаль нет кнопки по имени"восхищён навеки". Я бы жал её не переставая. Удивительный рассказ. Он как сама жизнь со множеством действующих лиц. Только кажется, что в рассказе действуют три героя. Нет, их - множество великое. Пациенты, друзья героя, жена, дети. тёща с тестем, морская хозяйка со своей дочкой, Слон, жители городков. И, наконец, само Рижское взморье. Чем не герой? Выписано с любовью, с собственной красотой и характером, с молчаливой холодной гордостью, но не гордыней. И все, все, кроме двух - они сами с собой, такие, как есть. Хорошие ли, плохие - это другой вопрос. И лишь герой и его хозяйка - актёры. Они играют себя в разных ситуациях, с лёгкостью облачаясь в костюмы разных ролей. Сколько психологических пластов наложены один на другой в рассказе! Взять хотя бы проблему отцов и детей или психологию семьи(поведение супругов в браке. А как глубока тема двойственности человеческой натуры. Язык произведения безупречен, тональность чистоты необыкновенной. В общем, аплодисменты автору и заслуженное восхищение!
Ляман Багирова      18:07 12.09.2017
Спасибо Вам огромное Илья! Такой комментарий! Спсибо!
А действительно, Вы почувствовали в рассказе то, что о чем я и не задумывалась особо. Героев ведь тут много. Герой - сама обстановка, природа.
А герой и героиня действительно двойственны. И самое главное - эта двойственность закладывается самой жизнью, диктуется обстоятельствами. Люди привыкли носить маски, и уже не могут их снять, потому что боятся, что их не воспримут другими. 
Как кородля играет свита, так и обстоятельства делают героя.
Спасибо Вам сердечное!
Готтлиб Норд      20:47 11.09.2017 (1)
1
Великолепнейший рассказ, уважаемая Ляман! 
Сам Бунин пожал бы Вам руку и поставил рядом с собой.
Филигранно выписана ситуация, где каждый думает о себе и никто о ближнем.
Казалось бы, фатоватый ловелас Марковников, обнажит заскорузлое серце, покажет, что остались в нём человеческие чувства и вернётся к Анне Александровне, чтобы просто утешить  и поддержать по - человечески, по-соседски.
Но нет - спрятался в свой футляр: так удобнее.
На многие мысли наводит Ваш рассказ, Ляман, на многие чувства. 
Вы - одна из лучших писательниц не только Баку или Азербайджана, но и вообще "русского поля".
Пусть Ваша Родина гордится такой дочерью!

Поклоннник Вашего талана, 
Готтлиб Норд.
Ляман Багирова      21:55 11.09.2017
А, ой...
Спасибо, дорогой Готтлиб.
Я бесконечно дорожу вашим мнением, очень рада, что вам понравился рассказ.Но в таком смущении,...
Дорогой Готтлиб, какой я писатель, так пишу что-то в свободное время.
Свободное от работы, домашних дел, закруток-заготовок, ухода за домашними, и котами.
А писать надо. Это все же хоть какая-то прибавка к зарплате. Хоть и маленькие гонорары, но все же...
Увы...
Деньги никогда не бывают лишними 

Спасиб вам, дорогой вы мой.
Как вы здесь редки...
Инджи Ильяс      07:18 09.07.2017 (1)
Ваша Родина должна гордиться Вашим талантом!
Ляман Багирова      12:04 09.07.2017 (1)
Да, ну, что вы, Инджи!
Какой там талант, просто есть какое-то чувство слова, и хорошая память. Ну, может быть, маленький дар низать слова на нитки воспоминаний.
Спасибо Вам!
Простите за нескромный вопрос, если хотите, можете не отвечать.
Инджи Ильяс - это Вше настоящее имя, или псевдоним? Вы любите Восток, восточную поэзию?
Просто Инджи в нашем языке означает - жемчужина.
А Ильясом звали великого поэта Низами.
Простите еще раз за нескромность.
Инджи Ильяс      12:23 09.07.2017 (1)
1
Вы скромница Ляман. Я знаю писателей Вашей родины.  Вы не уступаете никому, даже лучше некоторых, скажу больше - у Вас красивое словце, если можно так выразиться (Я не филолог, у меня другая профессия.) Вы пишите на русском языке и пишите очень красиво. Не думаю, что у вас много русскоязычных писателей, но если даже есть, Вы одна из лучших. Ваше государство должна поддерживать Вас, чтобы люди других национальностей знали, что у неё есть такие дочери как  Натаван, и Вы, и многие другие. 
Ваш вопрос не нескромный. Ильясом зовут моего дедушку.
Ляман Багирова      13:31 09.07.2017
О! Благодарю Вас сердечно, Инджи.
Значит я была права в своих догадках. Вы имеете отношение или к Востоку, или к Кавказу.
Эми Ариель      00:21 05.06.2017 (1)
С удовольствием прочла рассказ. Такой знакомый фон и выразительные характеры
Ляман Багирова      09:02 05.06.2017
Я думала о вашей родине, Эми, когда писала его...
Прибалтика - одно из ярких впечатлений моего детства. 
Виктор Кочетков      12:17 05.05.2017 (1)
А ведь это рассказ о жутком эгоизме людей! И доктор эгоист и бабка из Эстонии. О какой любви может идти речь, если душа человека уже заполнена любовью... к себе? Там нет больше места для другого. Это не любовь, а это страсть, она разрушает личность человека, и все вокруг него также разрушается. Оттого они такими несчастливыми себя чувствуют. И делают несчастными других... Ну есть у Вас в конце: - В душе затеплился огонек. Потом он еще раз перечитал письмо, вздохнул, и огонек в душе погас. Погас огонек. Да и не разгореться ему, ибо не растопит он лед эгоизма. 
Я тут комменты почитал. Какие разные реакции! Ну а что, какой человек, такая и реакция. Все правыми себя считают. А только плачут - счастливыми себя не ощущают. Зато правыми! Ущербность эта хорошо у Вас здесь описана. Этот рассказ - поле для обсуждения, повод задуматься о себе прежде всего. 
Написано как грамотно и отточено! Язык и образы ясны и понятны, красноречивы... Я радуюсь, читая Вас, Ляман!..
Спасибо!
С поклоном 
Виктор
Ляман Багирова      12:46 05.05.2017 (1)
Спасибо вам огромное, Виктор! Да, это точно, каждый принимает и находит в рассказе что-то свое.
А эту семью я знала очень неплохо. Только это Латвия. Булдури. И дом точно соответствует описаниям.
Изменены только имена главных героев.
Вы точно подметили, когда человек не любит своих близких, а живет из благородства, по вынужденности, то сердцу (ведь ему не прикажешь!) холодно.
Поэтому моему герою поездки в Прибалтику необходимы были. В них как бы маска с его души слетала. 
Увы, иной раз я думаю, что прав был булгаковский герой, сказавший: "Самый страшный порок - это трусость".
Человек порой не отдает себе отчета, когда он трусит. А трусость ведет за собой массу других пороков - предательство, измену. Коготок увяз- всей птичке пропасть.
Вот человек, герой мой, видимо, женился не по большой любви. А так просто: сказали - хорошая девочка, достойна твоего внимания. Посмотри.
Ну, он и посмотрел. А в молодости много ли надо?.. Гормоны сыграют свое дело и увлечение предстанет любовью. Все можно представить именно так, как тебе хочется...
А потом к среднему возрасту, понял, что по-настоящему никакой любви, взаимной душевной приязни - нет.
Но деваться-то уже некуда. Семья, двое детей. И самое страшное - никого нет, кто серьезно бы взволновал его сердце.
Потому что маска, которую приходится носить - отнимает много сил. Очень много...
Сколько таких в масках я знаю и видела... И самое главное - они уверены, что все нормально, все хорошо.
Или обо всем догадываются, но стараются сами себя уверить, что все хорошо...
Виктор Кочетков      13:49 05.05.2017 (1)
1
А Вам не кажется, Ляман, что есть люди, и их немало кстати, которые просто не способны любить? Ну вот так вот. И дед у них, и прадед, и отец никого не любили... Так и живут. Знают, что есть она, любовь. Но... не способны. По статистике, например, треть женщин не испытывала никогда в жизни оргазма. Так же и с любовью. Это ведь чувство высокодуховное. Значит и человек должен быть подготовленным. Хотя бы генетически...
И ведь что интересно. Вправе ли мы осуждать тех, кто не знает любви, не чувствует пламени страсти, а погружен лишь в собственное эго? Они как больные или ущербные. Ну не дано и все. Как тут ни распинайся, настоящего чувства от них не добьешься.
Одно утешает. Подобное тянется к подобному. Великий закон бытия. И оттого не сможет чувственная душа быть рядом с душой бесчувственной. И будет искать. И найдет рано или поздно. Оттого и разводы. Суть глубинная. 
А мы все против законов природы идем - пытаемся соединить несоединимое. От гордости все и от непонимания.
Ляман Багирова      14:32 05.05.2017 (1)
Великолепный комментарий, Виктор!
Ве-ли-ко-леп-ный!
Спасибо вам огромное за него.
Он как отдельная миниатюра. Размышление о любви, как о первопричине всего.
Действительно, все в нашей жизни - от недостатка любви, и от того, что многие люди, как птицы-неразлучники, насильно разлученные друг с другом, мечутся и страдают по своим вторым половинкам.

В поэзии это выражается на уровне наития. Гениального откровения Помните? Это стихотворение - уж, не знаю, думал ли Евтушенко об этом или нет, - точно выражает внутреннюю борьбу - "когда рядом не те, кто нужен"...

Со мною вот что происходит
Совсем не та ко мне приходит
Мне руки на плечи кладет
И у другой меня крадет
А той - скажите, Бога ради,
Кому на плечи руки класть?
Та, у которой я украден
В отместку тоже станет красть.
Не сразу этим же ответит,
А будет жить с собой в борьбе,
И неосознанно наметит
Кого-то дальнего тебе...
Виктор Кочетков      15:34 05.05.2017 (1)
Ну, Ляман! Какое произведение, такой и комментарий!
Про Евтушенко не скажу, никогда мне не нравился. Вряд ли в этих строках то, что я имел ввиду...
А Вам спасибо огромное! Всколыхнули на обсуждение такой темы! Здорово, когда прочитав прои хочется задуматься, осознать, сделать выводы... 
Ляман Багирова      20:34 05.05.2017
1
Виктор, это вам спасибо! Я тоже небольшой любитель поэзии Евтушенко. Но тут как бы подтверждение ваших слов - Подобное тянется к подобному... И когда нет возможности быть рядом с подобным, то начинаются страдания...