Главная страница
Новости
Дуэли
Голосования
Партнеры
Помощь сайту
О сайте
Почта
Услуги авторов
Регистрация
Вход
Проверка слова
www.gramota.ru
К истокам души часть 7 (страница 1 из 4)
Тип: Проза
Раздел: По жанрам
Тематика: Повесть
Автор: Григорий Хохлов
Баллы: 0
Читатели: 26
Внесено на сайт: 15:39 19.05.2017
Действия:

К истокам души часть 7

            К истокам души часть 7
 
     И хорошо, что приметили это место рыбаки, а то бы потом и сетку не нашли, вода постоянно прибывает.
   А дальше жизнь берёт своё: за весь день притомились рыбаки не на шутку. Редко такое случается в жизни.
   И самим путешественникам уже не верится, что все события в один день уложились. Есть что вспомнить, и выпито водки немало.
   - Надо отдохнуть Александр, - говорит другу Распутин, - хотя бы часок поспать, а то сил уже нет совсем. - Ещё и погода дальше портится. И всё это плохая для нас примета!».
   Александр тоже был не против того, что бы отдохнуть сейчас, «и он ведь, не железный: «Напряжённый день у нас, дальше некуда!», - этого не отнимешь!
   - Только часок, не более.
   Подкинули рыбаки дров побольше в костёр. Укрывшись полиэтиленом от моросящего дождя, и «прикорнули так», на своих подстилках из травы и веток, так звери на своих лёжках отдыхают.
   Уже давно, «еле горит», угрюмо ропщущий костёр. А капли дождя, «монотонно» добивают неподатливый огонь.
   Закончилась и эта неравная борьба: «огонь потух!».
   Не выдержать огню лихую стихию воды, и ему поддержка человека нужна.
   Они очень разные по-своему характеру и внутренней силе: стихия Огня, и Человек-стихия. Но сейчас им тяжело обоим, властвует другая стихия Вода, «коварная, беспощадная, и непредсказуемая» в своём необузданном женском характере. 
   Всё было бы терпимо, но чёрная ночь торопится «сестре Воде»,  на помощь, очень «покуражиться» им хочется на просторе. - Потешить свои души!
   И всегда весёлый, и вечный их друг Ветер, «сегодня очень сердитый «не в духе он». На вчерашних подружек сильно обижен он: что-то в их отношениях, как и у людей не сложилось! – Тоже сильный характер!
   Проснулся Григорий, и уже ноги свои разминает. Дробно стучат его зубы, «никак согреться не может рыбак». А под мокрой плёнкой Саша Новиков, так же звучно, зубами в такт ему стучит, но вставать друг не собирается. Сорвал Распутин с него плёнку, одним резким движением руки: надо будить друга: «так и простыть, не долго!».
  - Вставай Саня, а то «окочуришься», вода уже под лежанку подходит.
   - А тот ничего не может понять спросонья, и своё что-то бредит, «похоже, что тонет он!».
   Смешно стало Гришке, и вспомнился ему давний случай из своей флотской службы. Поставили его «дневальным по кубрику», а он только из учебки пришёл, «зелёный ещё был, как три рубля!».  И надо ему ночью дембелей будить: «на поезд им надо, что бы домой ехать».
   Целый эшелон собрали тогда таких моряков добросовестно отслуживших флоту Российскому. Что бы везти их всех «оптом»-эшелоном, через всю страну «к родненькой маме». А дембеля, так «набрались» водки, что разбудить их: «нет никаких сил!».
   Только Гришка одного поднимет, как другой моряк на постель падает, и всё это без конца повторяется. А обидеть дембелей, «грех был, очень большой».
   Видит эту комедию, Станислав, и очень смешно ему. Он тоже «дембель», но не спалось ему перед отъездом, потому что мысли его, уже давно дома были.
   - Гришка, тащи чайник с водой!
   - По-другому, ты их не поднимешь! - командует старшина первой статьи Иванов.
   Льёт он воду потихоньку из чайника на лицо своего товарища, главного старшины Курносова, уже бывшего торпедиста. А тот разметался головой на белоснежной подушке, тоже что-то своё домашнее во сне досматривает. Но сон его, такой добрый и домашний, неожиданно и предательски испорчен водой, которая неизвестно откуда «поступает в отсек», и уже заливает его лицо. И хоть пьяный главный старшина, «срочно срабатывает в голове аварийная тревога»,  в пылающем от бессилия мозгу беда.
   - Ой, тону мама! – орёт Курносов, как потерпевший кораблекрушение моряк, во всю свою лужёную глотку. И беспомощно елозит головой по мокрой подушке, но глаза открыть не в силах он: «ой, тону мама!».
   Вода из чайника, ручейками растекается по усатому лицу дембеля, и стекает прямо на подушку и дальше на постель. Кажется главному старшине Курносову, что заделывает он пробоину в своём родном седьмом отсеке, «и такое на службе случается». А ледяная забортная вода, прямо в его лицо тугой струёй хлещет. Захлёбывается старшина в отсеке, «этой приторной, солёной, и холодной водой», замурованный в своем седьмом отсеке дизельной лодки. Спасаться ему надо, но наркоз от водки сильнее, «его Курносова». Очень хочется старшине домой, «и жить ему хочется», ведь служба-то закончилась. Не понимает он, что шутка всё это! Его товарищи пошутили так: «не более того!».
   - Ой, тону мамочка! – всё вспоминается Распутину старое, и весело моряку, как в старые времена.
   - Не утонешь! – говорит вслух Гришка. Но Саша Новиков его не понимает: «где тону?».
   - Всё нормально Саня, это старое вспомнилось, из службы моей: «кончай ночевать!»
   Не хочет разгораться костёр: на дрова, зло стекает, шипящая вода и тушит жалкое пламя.
   А ночь, наглухо укутывает озеро своим тяжелым покрывалом, она всегда на стороне стихии: «все дырки одеялом подоткнула». И ветер начал показывать свой своенравный характер: он сразу, всем стихиям, и людям угрожает. Он здесь хозяин!
   Взял «силач», и, шутя, завязал  макушки двух огромных осин в один стонущий узел, затем, также шутя, развязал, и расправил их. Отодвинулся ветер в сторону, и любуется на свою проделку. Мороз по коже гуляет у рыбаков от такого невиданного зрелища.
   - Пропасть мы здесь, не пропадём! - говорит Распутин Саше Новикову, - но лиха натерпимся до утра. - Хоть и лес здесь есть, но всё равно плохо нам будет!».
   И словно в подтверждение его слов, послышался необычный, «и как ножом, «режущий душу», страшный стон гибнущего дерева. Стон достал рыбаков до глубины их невольно сжавшейся души: «и вы пропадёте здесь люди»!
    Где-то рядом в темноте, звучно упало в воду огромное и ещё живое дерево. Так нежданно и трагически заканчивается его земная и совсем не райская жизнь. Но не хочет умирать великан, и противится чужой воле. - Хотя уже обречен дуб-богатырь на смерть, и знает это. А она повелительница зла, дальше «негодует от ярости».
   Сразу же, погас кадр из фильма ужасов, вместе с выключенным фонариком в руках Александра. Но на душе спокойней не стало, а наоборот, «закралась туда» тревога.
   - С нами то же самое может случиться, - волнуется Саша, - и не напрасно волнуется!
   Распутин внешне спокоен, хотя и он всё прекрасно понимает, всю ситуацию.
   - Без паники на корабле!
   - На воде ещё хуже может быть! - Везде по озеру течение, что на реке несёт, «как сумасшедшее тащит!».
   Подумал и с лёгкой ухмылкой на лице добавил.
   - Теперь Саша! Хоть до самого легендарного здесь, «озера Байкал», на моторной лодке плыть можно! Везде сейчас вода, А пешком туда три часа хода.
   - Мне к случаю, сейчас вспомнилось про Байкал.
   - Именно здесь, берёт своё начало тропа к озеру. Мы наверно на ней, и стоим сейчас. Женька Горелов ходил туда, да и Иван с Димкой наверно не один раз там бывали, «это егерская работа». Хотелось, и мне, на этом озере, хоть один раз побывать.
   - Но думаю Саша, что всё же выбираться нам надо отсюда.
   - Хоть и «риск большой», но до охотничьей базы можно добраться по воде. А это большое дело Саня: «чистая постель, тепло, и главное «сухо кругом!».
   - А здесь ничего кроме чахотки, с нашими «мокрыми» дровами, не заработаешь: «это точно!»
   С надеждой, включил Новиков фонарик, и огляделся вокруг.
   Везде висит моросящая пелена. Всё видимое ему в луче света «жалко съёжилось», и по-детски «уросит!», то есть плачет.
   А тут ещё ветер, в злобном порыве обрушился на них «всей своей силой». Тешится разбойник, его холодные объятия «до самой души достают рыбаков».
   - Главное что бы ты потом, не пожалел Саша!
   - Я не люблю упрёков, типа «ты завёл меня», и так далее, - говорит Распутин другу. - И оставаться здесь, «тоже неразумно».
   - Везде риск огромный, но на воде ещё страшнее будет, а до базы недалеко. Всего километра четыре будет, но это по прямой линии.
   - А так: «никто того не мерил, если по реке плыть!».
   - Куда нас занесёт стихия, я сейчас не скажу! Но можно рискнуть!
   Подкачали лодку рыбаки. Насос не стали выкручивать из клапана, а оставили его на месте, чтобы был он всегда под рукой. И не пришлось его искать потом в ночной суматохе.
    Бросили свои рюкзаки в лодку, и поплыли рыбаки снимать свою сетку. Но это дело, оказалось не простым сейчас. И даже глупым, в данной критической ситуации.
   Уже течёт вода за бортом лодки: «там, где сетка стояла». Сорвало её сильным течением, которого раньше и в помине не было, и унесло её неизвестно куда.
   - Ниже её надо смотреть по течению, если дальше её в реку не унесло водой, - говорит Гришка Александру, который в мороси дождя «фонариком высвечивал сетку».
   - Просто случайно повезло рыбакам, что они увидели белый пакет. Этот своеобразный маячок на воде, среди всякого мусора, что прибила вода к рёлке.
   - Сослужил свою службу «маячок», – говорит Распутин Александру, вытаскивая сетку. - Да ещё пара карасей там запуталась.
   Подумал моряк и, шутя, добавил: «трезвая рыба, сейчас ловиться не может Саша, «разве, что «пьяный карась попадётся!»
   Но самое обидное недоразумение у них случилось чуть позже. Возились рыбаки с сеткой, вытаскивали оттуда мусор, и вдруг.
   «Юлой» крутнулся фонарик на борту лодки, и скатился за борт лодки, затем медленно стал погружаться в чёрную  воду.
   Ещё светил он, некоторое мгновение оттуда рыбакам, из-под толщи мутной воды. Но это был его, как говорится «последний аттракцион».
   Угасло последнее свечение фонаря. «И в чреве ночи», остались рыбаки наедине со стихией, в полнейшей её темноте.
   Караси тут же, не замедлили им напомнить о себе, весело захлопали своими резными хвостами о днище лодки: «тра-та-та! тра-та-та!». И, как бы хотели сказать рыбакам: «так вам и надо!». – Это наши своеобразные «ладушки», в их исполнении. 
   И он не замедлил себя долго ждать, «сей долгожданный миг отмщения!»
   Не видел  лица своего друга, Саша Новиков в ночи, но представил его и подумал: «молчит Григорий, а дело-то вовсе не шуточное, без фонарика мы обречены на воде!».
   Распутин так не думал. Сейчас, он мыслил «чётко и ясно», и понимал, что теперь без фонарика, им на берегу ещё хуже будет, чем на воде. Сейчас им надо: «только вперёд и вперёд, к базе добираться»!
   - Слушай Саша меня внимательно! - Что будет дальше с нами, я не знаю, и никто того не знает, но шанс выбраться у нас есть.
   - Будем плыть вниз по течению вдоль рёлки, «по самому урезу воды», а это с километр будет не больше. Хотя и в полной темноте, но это не так страшно.
   - «Методом тыка» пойдём, вдоль одного берега.
   - От берега оттолкнулся, и плыви себе, пока опять в берег не уткнёшься.
   - А где мы встретимся с «настоящей» рекой? То там сильное боковое течение ударит в борт, и может перевернуть нашу лодку.
   -Сейчас, на том месте «круговерть жуткая», омут огромный, дышит своим страшным зевом, и его надо нам серьёзно опасаться.
  - И ещё нам надо учесть, что ветер сильный, но он против течения дует. И есть шанс нам удержаться, в этот миг на лодке при его поддержке.
   - А дальше, если не забьёт лодку в тальники. А ночью без фонаря, это беда почти неминуемая! – Мы через Ин поплывём, на другую сторону..
    Помолчал Распутин и добавил.
   - И всё же у нас есть один шанс, и надо его не упустить. Ниже по течению, с той стороны, в реку впадает протока, и тянется она, чуть ли не от самой дороги.
   - Если выдержать нам: «всю эту «премудрую лоцию» здесь». И второй удар течения с другой стороны реки, где протока сливается в одно русло с рекой. То дальше нам, «всё просто будет Саша!». Плыви себе поперёк течения, пока на тихую воду не выйдешь!». Вода там теперь до самой дороги разлилась: «низина там!».
   - И если повезёт нам Санька, «что в этой кромешной темноте и дожде», мы на желанную дорогу выберемся: это в иголочное ушко пройти надо через всю стихию.
   Молчит Саша Новиков, первый раз в жизни он попал в такую невесёлую ситуацию. Действительно, «что в иголочное ушко пройти надо», вот тебе и отдохнуть хотел!
   - Согласен я! -  слышен голос, хоть и лица его не видно. - Всё при деле будем Григорий, а на берегу, «сразу от холода окочуримся!».
   Несёт лодку течение в полной темноте, вдоль невидимого берега. И также невесело проплывают мысли в голове Александра. И, похоже, что в голове тоже не видно «родимых берегов», мысли путаются.
   Сейчас в темноте надо друзьям вести разговор, «не терять нити общения», без паники надо.
   - А ты хоть раз тонул на службе Григорий, я имею в виду, что лодка ваша!
   Даже в темноте обозначилась Гришкина лукавая улыбка, такая сильная энергия души выплеснулась наружу: «да ты психолог Саша, всё в тему говоришь».
  - Всё нормально будет Санька, не переживай. И на вопрос твой, я отвечу!
   - Возвращались мы с моря, и как назло в отсеке кондиционер полетел. А жара там такая стояла, что волосы на голове от пота слипаются. Прилёг я после вахты отдохнуть в старшинской кают-компании, «но какой там сон, бред один».
   - И кажется мне, что утонула наша лодка. - Я руками по подволоку шарю, «потолок это так по-морскому называется». - Выход ищу, и не нахожу его.
   - Всего один миг это наваждение было, но запомнил я его на всю свою жизнь.
   - И тут вижу, что свет через переборку в кают-компанию из отсека проникает.
   - Сразу  понял я Санька, что всё нормально у нас: живы все и здоровы, и уже усмехнулся своему нелепому видению.
   - От духоты всё это было Саша. - Бред от перегрева, начался в моей голове.
   - Вот у нашего, дембеля Курносова, всё красочней было, там было чему смеяться! – «Ой, тону мама»!
   -Прости меня Господи!
   Сейчас рыбакам не было смешно, одежда до последней нитки,  уже давно вымокла, и неприятно прилипла к телу. Но главное, что драгоценное тепло легко уходило из тела. И если не шевелиться рыбакам, то всё тело «цыганский пот прошибает».
   И словно подслушав Гришку, Саша Новиков спрашивает его, а что такое «цыганский пот прошибает». Что за выражение такое, я уже не первый раз это слышу от тебя?
   - А это Саша, ты сразу на себе почувствуешь, если перестанешь шевелиться. Только у русских всё по-другому говорится, «мороз по коже гуляет».
   - Скорее всего, что это «русский юмор, на цыганский лад». Ведь цыгане вечно, как изгои жили, и часто мёрзли от холода. А может, что и сами цыгане так шутили, «привыкли они по жизни с юмором кочевать».
   Моё дед на рыбалке, и  мне так говорил, когда холодно было: «цыганский пот прошибает».
   Если плыла лодка близко от берега, то в темноте, вёсла за траву и за всё что попало, цеплялись. А если дальше от берега плыли, «и того хуже было»: вообще никаких ориентиров не было.
    Вот и приходилось рыбакам «тычками» двигаться, хоть какое-то представление у них о наличии берега оставалось.
   - Держись Санька за борта покрепче! Кажется, что мы к главному руслу реки подходим!
   - И


Оценка произведения:Для оценки произведения авторизуйтесь Войти Войти через социальную сеть
Разное: Подать жалобу
Реклама
Книга автора
Зеркало без опоры 
 Автор: Юрий Катаев
Реклама