Висит ли цепь ещё на дубе? Песнь вторая
Тип: Стихотворение
Раздел: Без раздела
Тематика: Без раздела
Автор:
Баллы: 4
Читатели: 145
Внесено на сайт:
Действия:
«найти одно отличие»

Висит ли цепь ещё на дубе? Песнь вторая

Глава вторая. Дело в шляпе.
Я для себя, читать-то лень...
А так пометишь: слово - бабье,
да наводить, тень на плетень.

И суть упрятана в шаблоне,
и честь невесты спасена.
Пока пишу в шутливом тоне,
прошляпить - мужняя ж жена!

То там, то тут одни напасти.
Дуб выше крыш у всех халуп,
и как подкошенный, вам, здрасьте!
Морёный рухнул обземь дуб.
С ног головой всё поменялось,
осталась цепь, а крона ниц.
Красавиц сколько улыбалось!
Часы и время без границ.

А сколько братцы, анно-таций!
И слов не русских развелось.
Ужели впору удивляться?
А что хотелось, то - смоглось,
в печи случилось, испеклось...
От академиков дремучих,
и до детей, на всякий случай,
с тех дней услышать довелось.

Читаю книгу фальши дальше,
что песнь поёт, что Мир - несёт?
Княжна, друзья, не генеральша.
Чья в жилах кровь её течёт,
и даже цвет её какой?
Там с первых слов за упокой:
Не знайте ж мира меж собой!
Небесно, люди - голубой
окрашен в розовый - мечтой,
а за полцарства дочь в придачу,
и цвет богатства - золотой,
и белый с чёрным на удачу...

Друзья мои, есть в мире место,
и там всегда, Война и Мир,
Отцы и Дети... Если честно,
а где же внуки? Кончен пир.

Совсем, Ратмир от рук отбился.
Бранитесь, только - цепенея,
как будто в двери кто стучится,
и выносить святых, не смея.
Не перестать себе смеяться:
Одна семья, из дома - сор?
Пустое - милые бранятся.
Как закачались цепи гор.

Фарлаф - скачками ото пса,
Рогдай, невесть кого боится...
И их коням не до овса,
в пучину б страсти устремиться!
Как будто вихрь налетел,
затмил рассудок блеском злата.
Рогдай - Фарлафа одолел,
и полетел себе, крылатый.
А наш Фарлаф - во рву остался.
Чтоб козни строились сначала,
и слава богу, оклемался!
Спасла старушка, откачала...

Сидеть под Киевом и ждать.
Сказав, исчезла. Наш герой,
забыв о деве молодой,
на брег пустился родовой.
Указ немедля исполнять...

Руслан же мчит к душе-супруге,
не ослабляя в ночь подпруги,
и в мыслях весь уже он там...
Спешит к подруге по пятам,
невесть какого чародея.
То горячась в душе, то млея...
Судьба же, пленницы страшит:
Неужто век в темнице жить,
и не любимого - любить?
Как верный конь его бежит!
Какие думы мы домыслим,
одной науке, только свистни...

Но верный конь ещё при нём,
и голова, и острый меч.
И ночью мчит и ясным днём.
Его игра - не стоит свеч.
И вдруг знакомый слышит глас.
Ещё один, с горы Парнас...
Успел подумать лишь о ней,
о милой деве о своей...
Ужель она сейчас одета,
"по обстоятельствам точь-в-точь",
в костюме Евы, чем согрета,
и в чём душа на эту ночь?

Фонтан любви Бахчисарая?
И я в сандалиях стою....
Окно решетчатое рая,
я в строках жарких узнаю.
Как наша дева очутилась?
Какой ужасный Черномор!
Какая дверка от-творилась.
Я вижу горы, ключ и двор...

Царь Соломон, волна Тавриды,
и трижды чернь по кругу - вязь...
Ещё моря, сады - Армиды.
Какая связь и кто тот князь?
...Не дожидаясь слов Фе-миды,
решилась Люда... Села кушать.
В душе её кипит обида.
Поем, потом уж буду слушать.

...Людмилы шапка спасена!
А борода у колдуна
истреплена девицей в клочья.
Ничем нельзя уже помочь
с толпой арапов этой ночью.
А что грядёт другая ночь?

Княжна с постели соскочила:
"Седого карлу" за колпак!
Язык поймёт любой дурак.
Как жизнь в неволе научила.
А что до нас дошло в ответ?
Что Лукоморья больше нет.

Хватают колдуна в охапку...
Оставя у Людмилы шапку?

Я опускаю ахи-вздохи,
природы дивное цветенье,
и головой с моста - подвохи,
не силой в смысле, а уменьем,
Людмила справилась с горбатым.
Она - ни в чём, не виновата.

Её же чар - не описать,
не заглянуть ни в мысли, душу...
Из очевидцев только Пушкин,
один - сумел так рассказать.
Да так, что двести лет гадаем,
в каком таком она "сарае"
бранилась с длинной бородой,
в какое лето, год какой.

...Руслану тож предстала сеча,
как в ту, нежданную их встречу:
щиты разбиты на куски,
звенят мечи и, по-мужски
переплелись и костенеют,
их "члены злобой сведены"...

Рогдай, "надежда киевлян",
остался жив, спасён русалкой.
Сражался с ним герой - Руслан.
Богатырей обоих жалко.

Законный муж Руслан Людмилы,
всё ближе к цели и судьбе.
Конец второй пришёл главе,
и песне боя, где вполсилы,
разведены все по углам,
придав значения словам.
Но где-то хан ещё есть там...
Хазарин рыщет по пятам.
Свободен ринг для битвы честной,
что впереди, то неизвестно,
даже властителям одра.
Сгустились краски у Днепра.

О времена! Как под копирку.
А впереди - одни слова.
Без хронологии как в цирке.
И тем окончена, глава.

Сцепились члены, цела шапка,
и тем запомнилась она...
Ну, хорошо, пусть будет шляпка,
пусть будет шляпа спасена.

Сплав языка, стекла, металла
в примете тайной вижу я:
"Прибор из яркого кристалла",
что значит он - из хрусталя.

(продолжение следует)

01 июня 2019 г.

Оценка произведения:
Разное:
Реклама