Стихотворение «SONNETS (из переводов)»
Тип: Стихотворение
Раздел: Переводы
Тематика: Переводы
Сборник: The best in my opinion
Автор:
Оценка: 4.9
Баллы: 21
Читатели: 109 +1
Дата:
Предисловие:
ЛОРКА, БОДЛЕР, МИЛЛЕЙ

SONNETS (из переводов)


Federico Garcia LORCA

Ay voz secreta


Ay voz secreta del amor oscuro
¡ay balido sin lanas! ¡ay herida!
¡ay aguja de hiel, camelia hundida!
¡ay corriente sin mar, ciudad sin muro!
.
¡Ay noche inmensa de perfil seguro,
montaña celestial de angustia erguida!
¡ay perro en corazón, voz perseguida!
¡silencio sin confín, lirio maduro!
.
Huye de mí, caliente voz de hielo,
no me quieras perder en la maleza
donde sin fruto gimen carne y cielo.
.
Deja el duro marfil de mi cabeza,
apiádate de mí, ¡rompe mi duelo!
¡que soy amor, que soy naturaleza!

Федерико Гарсия ЛОРКА

Из "Сонетов Тёмной любви"


О, голос страсти, тёмной и секретной,
О, плач остриженной овцы, боль раны!
Поток без моря, город без охраны
И аромат камелии заветный.

О, ночь огромная, твой профиль чёткий;
Небесная гора в седом тумане,
Собака в сердце, голос в глухомани,
Безмолвье без границ, цвет лилий кроткий.

Оставь скорей меня, льда глас горячий!
Уйди с пути! Я не хочу теряться,
Я не хочу брести унылой клячей!

И не нужна мне роль шута-паяца,
Дуэли не нужны, обет безбрачья.
И лишь любви я склонен доверяться!


Charles BAUDELAIRE

A une passante


La rue assourdissante autour de moi hurlait.
Longue, mince, en grand deuil, douleur majestueuse,
Une femme passa, d’une main fastueuse
Soulevant, balançant le feston et l’ourlet ;

Agile et noble, avec sa jambe de statue.
Moi, je buvais, crispé comme un extravagant,
Dans son oeil, ciel livide où germe l’ouragan,
La douceur qui fascine et le plaisir qui tue.

Un éclair… puis la nuit ! — Fugitive beauté
Dont le regard m’a fait soudainement renaître,
Ne te verrai-je plus que dans l’éternité?

Ailleurs, bien loin d’ici ! trop tard ! jamais peut-être!
Car j’ignore où tu fuis, tu ne sais où je vais,
Ô toi que j’eusse aimée, ô toi qui le savais!

Шарль БОДЛЕР

Прохожая

Она навстречу шла средь уличного гама;
вся в чёрном цвете – видно в трауре была.
Чуть приподняв подол одной рукою, шла
по улице изящною походкой дама

с осанкой строгою и ножкой, как у статуй.
И я, чуть вздрогнув, пил её безмолвный взгляд
(когда она его вдруг бросила назад),
желанья полный и отчасти жутковатый.

Как жгучей молнии удар во тьме ночной!
О, незнакомка! Что ж ты сделала со мной…
Твой тайный взгляд пообещал мне возрожденье.

Увижу ли я в будущем твои черты?
Иль это было только смутное виденье?
Как я б тебя любил! И это знала ты.


Edna St. Vincent MILLEY

Sonnet 42


What lips my lips have kissed, and where, and why,
I have forgotten, and what arms have lain
Under my head till morning;
but the rain Is full of ghosts tonight, that tap and sigh

Upon the glass and listen for reply,
And in my heart there stirs a quiet pain
For unremembered lads that not again
Will turn to me at midnight with a cry.

Thus in winter stands the lonely tree,
Nor knows what birds have vanished one by one,
Yet knows its boughs more silent than before:

I cannot say what loves have come and gone,
I only know that summer sang in me
A little while, that in me sings no more.

Эдна Сент-Винсент МИЛЛЕЙ

Cонет 42


С кем целовалась, где и почему
до самого утра? Не вспомнить мне…
Чьи руки обнимали в тишине?
Не знаю…  Призрак-дождь полощет тьму,

стучит в стекло, вздыхает:  – Дай ответ ...
Внутри ж меня не утихает боль
за них, парней убитых…  Хоть уволь,
не вспомню тех, которых больше нет.

Так дерево зимой одно стоит,
забыв про щебет улетевших птиц.
Лишь ветви помнят листьев шум…

И мне не вспомнить рук, имён и лиц –
любви прошедшей память не хранит –
другого не приходит мне на ум…

*  *  *

Sorrowful dreams remembered after waking
Shadow with dolour all the candid day;
Even as I read, the silly tears out-breaking
Splash on my hands and shut the page away.…
Grief at the root, a dark and secret dolour,
Harder to bear than wind-and-weather grief,
Clutching the rose, draining its cheek of colour,
Drying the bud, curling the opened leaf.
Deep is the pond—although the edge be shallow,
Frank in the sun, revealing fish and stone,
Climbing ashore to turtle-head and mallow—
Black at the centre beats a heart unknown.
Desolate dreams pursue me out of sleep;
Weeping I wake; waking, I weep, I weep.

Печальные сны

Печаль от сновидений неотвязных;
тень грусти на душе моей с утра;
потоки глупых слёз и мыслей разных;
страницу эту закрывать пора.

Скорбь в сердца глубине за дверью тайной,
чем скорбь от долгого дождя скверней.
Поблекли лепестки у розы чайной;
бутоны ссохлись от тоски у ней.

Глубокий пруд с прозрачною водою;
плеск рыб в дремотно-сонной тишине;
но в омуте под каменной плитою
чужое сердце бьётся в глубине…

Я слёз своих безудержных не прячу.
Проснусь и неутешно плачу, плачу…



Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
     00:04 15.08.2023 (1)
Спасибо, Юрий! 
Даришь  читателям такой большой  кусок своей души, не все так могут!. Люблю твою поэзию и уважаю твой труд! 
     09:31 15.08.2023
Спасибо, Надежда!
     21:37 14.08.2023 (1)
Прекрасная подборка. Эдну Миллей я помню.И Рембо тогда очень впечатлил.Лорка очень страстно вышел, а Бодлер - изящно
     21:54 14.08.2023 (1)
Ты первая сегодня!
И думаю, что, может быть, и последняя...
     22:02 14.08.2023 (1)
Просто это очень серьезная работа, не так просто комментировать
     22:15 14.08.2023 (1)
Читатели, наверно, просто стесняются написать пару слов в комментах или у них на это нет времени.
     22:19 14.08.2023 (1)
Конечно, стесняются. Теряются перед такой красотой
     22:33 14.08.2023
Книга автора
Жизнь и удивительные приключения Арчибальда Керра, английского дипломата 
 Автор: Виктор Владимирович Королев
Реклама