История второй советско-финской войны, глава 19. (страница 1 из 3)
Тип: Произведение
Раздел: Эссе и статьи
Тематика: История и политика
Автор:
Читатели: 59
Внесено на сайт:
Действия:

Предисловие:
Война на Сортавальском направлении. Эвакуация остатков советских войск через Ладогу.

История второй советско-финской войны, глава 19.

Глава 19. Сортавальское направление, эвакуация советских войск через Ладогу.
19.1. Попытки наступления 10-го мехкорпуса под Энсо и Ристалахти
Если основное решающее наступление финской Карельской армии на Карельском перешейке началось только 31 июля, то в первые десять дней войны с 25 июня по 5 июля здесь же происходили удивительные и необъяснимые события с участием 10-го мехкорпуса РККА.
Начиная с 26 июня финны «прощупывают» первую линию обороны 23 армии на отдельных участках небольшими своими силами до взвода-роты пехоты. Напомним, что вся зона будущих боев – это бывшая финская территория и, наверняка, в разведотрядах финнов присутствовали бывшие обитатели этих мест, знающих каждый ручей и каждую тропу в лесу. 29 июня в районе приграничного городка Энсо (ныне г.Светлогорск) финны проводят более основательную разведку боем силами до двух батальонов пехоты и, как утверждается в [ ], в сопровождении нескольких танков. Эти два батальона захватывают Энсо. Пограничники 5-го погранотряда НКВД с помощью подошедших подразделений 115сд и 142сд выбивают противника из города, полностью к тому времени сгоревшего. При этом пограничники докладывают о двух подбитых финских танках Т-26 (образца 1932 г. – двухбашенных пулеметных). Финские батальоны отступили на свою территорию. К этому незначительному в масштабах всей войны боестолкновению мы еще вернемся.
1 июля начинаются более значимые события у городка Ристалахти (это Сортавальское направление). Финны проводят разведку боем силами до батальона, в бой с ними вступает погранзастава 102-го погранотряда. Но финны наращивают давление и, по докладам пограничников,  ведут наступление силами уже до двух полков на стыке 168сд и 142сд на участке 461сп 142-й дивизии. Это уже не шутки – это реальная угроза прорыва противника. Штаб 23 армии переводит на угрожаемые участки дополнительные и весьма существенные силы: это первый батальон 450мсп, первый и третий батальоны 461сп, два полка 198-й моторизованной дивизии, второй и третий батальоны 708сп, первый батальон 260сп, первый батальон 588сп, первый дивизион 334 артполка, батарею корпусного артполка, две батареи второго дивизиона 260 гаубичного артполка, одну батарею из 334ап, танковый батальон из 10-го мехкорпуса и дополнительно курсантов Ленинградского училища НКВД (видимо, пограничного). Мы потому так подробно перечисляем подразделения с их номерами, чтобы читателю стало понятно, вернее, совершенно непонятно, чего ради против двух финских полков пришлось сосредоточить такую мощь: более четырех полков пехоты с более чем двумя дивизионами орудий крупных калибров и танковым батальоном! Но именно так указано в нескольких источниках по этому эпизоду [ ].
Несмотря на эти несметные силы, финны умудряются прорвать оборону 142-й сд на фронте до 20 км в ширину и до 12-15 км в глубину. А эта глубина прорыва означала примерно такое же оставшееся расстояние от образовавшейся здесь новой линии фронта до берегов Ладожского озера. Мало того, при этом финны умудрились окружить один батальон 461сп. Лишь 7 июля с помощью разведбата 168-й сд (разведбат, вообще-то, предназначен не для наступления и обороны, но, видимо, он оказался единственным боеспособным подразделением в дивизии) и группы из 260сп 168-й сд положение было хоть как-то стабилизировано. До 10 июля более в приграничной зоне финны себя не проявляли.
Вернемся к событиям в районе г.Энсо. После приграничной стычки с отбрасыванием финских батальонов обратно на их территорию наше командование решает провести  на этом направлении свою разведку боем, которая в ЖБД 19ск была названа танковой разведкой. Так сказать, после первого хода «белых» следует ответ «черных» (то есть красных). Там же на дороге от Энсо через границу в направлении финского г.Иматра (город на восточном берегу системы широких озер) 1 июля по плану штаба армии выдвигается танковый батальон (порядка 40 танков Т-26 и БТ) из 41тп 21тд 10-го мехкорпуса. Танковый поход поддерживала пехота и артиллерия из 115сд. Задача: дойти до Иматры, разгромить и уничтожить все, что попадется по пути, по возможности закрепиться на достигнутых рубежах. Эта ударная группа, не встретив сопротивления, сходила за кордон и вернулась почти без потерь, но при этом, как ни странно, не «закрепилась на достигнутых рубежах». Вырисовывалась перспектива: занять большими силами Иматру, перерезав тем  пути сообщения и снабжения противостоящих финских сил и далее, используя данный плацдарм, развивать наступление на северо-восток и юго-запад уже по финской территории.
Но! Уже 2 июля обстановка на правом фланге 23 армии обострилась: началось то самое вышеупомянутое наступление финнов двумя полками на Ристалахти (это севернее направления на Иматру). Не разобравшись в обстановке и не представляя какими именно силами враг перешел в наступление, командарм Пшенников отправляет остатки 41-го танкового полка (40 танков – еще один батальон) на, как тогда казалось, более угрожаемый участок – под Ристалахти. Но при этом второй танковый полк 21-й тд (24тп) все еще оставался под Энсо и уже одним своим батальоном принимает участие во второй экспедиции от Энсо на Иматру. Сюда же были подтянуты целых четыре артдивизиона, которые произвели бесцельный и бессмысленный мини-артналет по «предполагаемым целям», выпустив всего 50-60 снарядов (практически по одному на ствол). Это – ничто!
Танки пошли без разведки (а что - позавчера-то прошли без сопротивления), пехота прибыла с опозданием, а вот финны, встревоженные предыдущим «наездом» на Иматру и осознавая, чем это может им грозить, подтянули на угрожаемый участок дополнительные силы и встретили танковую колонну на узкой лесной дороге – к тому же без сопровождения пехоты – в своем фирменном стиле: обошли по лесу с флангов и атаковали танки «подручными средствами»- гранатами и бутылками со смесью. Мало того, выдвинутый из нашего тыла танковый резерв (еще один батальон 24тп), уткнувшись в свою же стоявшую на дороге колонну (в сумерках и не разобравшись) открыл огонь по КП мотострелкового полка. Итог этой «битвы за Иматру»: 160 убитых и раненых с нашей стороны, в основном, от собственного оружия. Наутро оставшиеся неповрежденными танки было решено убрать в места расположения. Так закончилась единственная наступательная операция 10-го мехкорпуса РККА в лесной финской глуши. На следующий день поступил приказ Генштаба о переброске остатков 10мк на южный берег Финского залива обратно под Гатчину (опять же своим ходом).
«Остатки» мехкорпуса – это две танковые дивизии (4 танковых полка) с наличием боеготовых танков всего в 120-150 шт. из первоначального количества в 400 бронеединиц прибывшего под Выборг контингента. Напомним, что сразу по прибытии 10-го мехкорпуса в распоряжение 23 армии, командарм Пшенников начал «выдергивать» из корпуса по взводу-роте танков в распоряжение стрелковых дивизий, а 10 бронеавтомобилей отправил для охрана штаба армии. Так броневой кулак превратился в растопыренные пальцы, а 10-й мехкорпус растворился в Карельских лесах еще до боя.
Насчет контрнаступления (танковой разведки) в районе Энсо в ЖБД 19ск есть такие «говорящие» записи:
«02.07.41г. 7-30... части 142сд к действию не готовы из-за отсутствия у танков автола...
      9-35...прибывшие танки к действию не готовы (не заправлены);
      10-15. По поводу неприбытия танков в срок из 115сд начштаба115сд доложил: водители не обучены, техническое состояние машин плохое, идут медленно (это еще до соприкосновения с противником – авт.);
                    14-45. Танковая группа, достигнув рубежа 107,5, встретив инженерные препятствия, возвращается обратно (!!! – авт.);
03.07.41г.  15-45. Танковая группа... начала действовать в 13-05 в направлении Энсо-Иматра. В 15-40 группа достигла рубежа 107,5 (во второй раз – авт.), встретила инженерные заграждения и огневое сопротивление.» Конец цитаты
Почувствуйте разницу: если в первом походе помешало только заграждение, то во втором появилось «огневое сопротивление», то есть финны подтянулись на угрожаемый участок и начали огрызаться. Такая вот была готовность к войне, которая к тому времени, на минуточку, полыхала уже десять суток. Враг предоставил в данном районе достаточно времени для подготовки к боевым действиям, но все равно, все равно не оказалось ни четкого руководства, ни координации, ни связи, ни  снабжения, ни... и т.д. А представьте, что творилось на западных границах СССР при действительно тактически неожиданном немецком нападении утром 22 июня!..
19.2. 168сд в составе 23 армии на Сортавальском направлении в июле-августе 1941 г.
168сд оказалась отрезанной от своей 7-й армии, начиная с 16 июля в результате обводящих ударов финских VI и  I корпусов на юг и юго-восток в сторону северного побережья Ладожского озера. 11-я пехотная дивизия финнов после удара в стык между 168сд и 71сд вышла с востока в тыл 168сд, вынудив ее обороняться с перевернутым фронтом, тем временем как финская 19пд атаковала позиции 168сд с северо-запада. Правый фланг дивизии оказался прижат к северному побережью Ладожского озера в 10 км восточней Сортавала. 168сд была передана в управление 23 армии совместно с также отрезанными от своей 7 армии 367сп и 230гап 71-й стрелковой дивизии. Состав дивизии: три стрелковых полка – 260сп, 402сп, 462сп; два артиллерийских полка - 453ап и 412гап. Орудий калибром свыше 76мм – 76 единиц, минометов калибром от 80мм – 60 штук, бронеавтомобилей – 10, о наличии или отсутствии танков сведений нет. Полоса обороны дивизии – 62 км. По приказу штаба 7 армии дивизия по  предвоенным планам с 22 июня выдвигалась к границе и занималась оборудованием оборонительных рубежей.
Бои в полосе обороны дивизии начались только 10 июля. Приведем интересную запись из ЖБД 462сп от 11 июля: «Во время боя в тылу у противника были случаи, когда финские солдаты сдавались в плен, но ввиду того, что 5 стрелковая рота была под обстрелом, то все они расстреливались на месте». Такая вот Гаагская конвенция.
В ЖБД 462сп в записях накануне войны от 23-24 июня указано [ ], что финны производят эвакуацию населения из приграничной зоны (явный признак грядущего наступления – авт.). Заметим, что это еще до официального объявления войны. Свидетельство незначительное, но все об одном и том же: Финляндия готовилась к атаке. То же ЖБД от 25 июня (войны еще нет): «Финское радио распространяет клеветнические вымыслы и пропагандирует злобу и ненависть к русским». Запись от 10 июля: «Вечером в 20-00 противник начал полное наступление». Это было начало генеральной атаки финской армии на Ладожском перешейке. Против группировки советских войск в данном районе, состоящей из трех полков 168сд, ее двух артполков, и отдельных частей 71-й сд ( 367сп, 230гап и разведбат) наступали три финских дивизии с артиллерией. Сдержать их натиск не представилось возможным, и советские войска были вынуждены постепенно отходить к побережью Ладоги в сторону Сортавалы. 
О ходе дальнейших боевых действий в том же документе ежедневные записи описывают, как  наши части продолжают неизменно удерживать занятые ранее рубежи, но под давлением превосходящих сил противника все-таки вынуждены отойти на следующий оборонительный рубеж. При этом обязательно с большими потерями для врага. Это в начале боев. Но вот от 5


Оценка произведения:
Разное:
Обсуждение
Комментариев нет
Реклама