Пересекающиеся Миры. Оборотни Часть III Глава V (страница 1 из 2)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Фантастика
Сборник: Пересекающиеся Миры. Волшебницы
Автор:
Читатели: 47 +1
Внесено на сайт:
Действия:

Предисловие:
Ведомая по жизненному и карьерному пути без сомнения кем-то мудрым, отдающая всю себя работе, по восемнадцать-двадцать часов в сутки, Вера Александровна не была какой-либо фанаткой или же сумасшедшей.

Пересекающиеся Миры. Оборотни Часть III Глава V

Ведомая по жизненному и карьерному пути без сомнения кем-то мудрым, отдающая всю себя работе, по восемнадцать-двадцать часов в сутки, Вера Александровна не была какой-либо фанаткой или же сумасшедшей. На самом деле всё было очень просто и даже ещё проще: подчиняясь знаменитой, а ещё более того неизвестной своими подробностями женской логике Вера Александровна просто-напросто хотела быть женщиной, настоящей, свободной женщиной и не более того. Она не хотела в свои пятьдесят с небольшим выглядеть как древняя старуха, древнее как та баба-яга в исполнении артиста Милляра. Хотела в отпуске отдыхать, да, именно отдыхать на курорте, настоящем, хорошем курорте, а не на даче в шесть соток или же в деревне, на огороде. Вера Александровна не хотела, причём не хотела в любом возрасте, быть обладательницей загаженной, дальше некуда, различными химикалиями, ГМО, и прочей дрянью печени. Она хотела иметь, и имела, мужа: не спившегося и вдрыск изуродованного на том же заводе импотента, и любовника — молодого алкаша спящего с ней исключительно за бухло. Вера Александровна хотела иметь нормального мужа, с которым на людях показаться не стыдно и нормального любовника от которого не разит перегаром, который доводит тебя в постели до полного безумия.

Разумеется как за всё в жизни за это приходилось платить. И Вера Александровна платила, не скупясь и не требуя сдачи. Да, ей часто приходилось принимать решения которые идут не только в разрез благополучием страны и её граждан, но и в разрез со здравым смыслом. Такова была плата за красивые шмотки и гиганта-любовника, и не только за это. Это была плата за жизнь. Да, за жизнь, а не за существование.

***

- Смотрите. - сказала Зоя Павловна.

Прямо посреди комнаты появился как бы телевизор на котором Татьяна и Алёна увидели какой-то кабинет, без сомнения очень высокого начальника. Татьяна с Алёной ожидали увидеть какого-то супер-начальника, но в кабинете по всей видимости никого не было. Изображение увеличило изображение дисплея рабочего компьютера слева от начальственного стола. На дисплее, на чёрном фоне красовалась, казалось аж блестела, висельная петля завязанная узлом Линча.

- Ни хрена себе! - воскликнула Татьяна.
Алёна хоть и промолчала, но было заметно, она удивлена не меньше Татьяны.
- Садо-мазо?! - спросила Татьяна.
- Нет. - ответила Зоя Павловна. - Это наша Катя забавляется, у вас научилась. Надо будет выпороть. - правда судя по улыбке на лице Зои Павловны никакая порка Кате не грозила.
- Кого выпороть?! - всё также, чуть заторможено спросила Татьяна.
- Не вас, не вас, Катю. Есть у нас такая шпана-охотница, её работа, больше до этого у нас никому не додуматься. - Зоя Павловна ещё сделала пару мелких глотков шампанского и продолжила. - А выпороть её надо не за то, что картинку с петлёй на компьютер вице-премьера правительства поместила да так, что не уберёшь, а за то что сделать, сделала, а зачем и что из этого получится, не поняла. А получится из этого очень даже многое. Хозяйка кабинета уже своему благодетелю о картинке с петлёй рассказывает, жалуется.

О вашем решении не спрашиваю, пока не спрашиваю. - Зоя Павловна внимательно посмотрела сначала на Алёну, затем на Татьяну. - Не спрашиваю хотя бы потому, что вы не знаете подробностей. А подробности очень интересные. Мне был Знак из Страны, думаю не надо объяснять что это такое.

Услышав о Стране и о Знаке, разумеется и Татьяна, и Алёна о Стране знали. Подруги-охотницы помимо своей воли внутренне как бы подтянулись, как будто прозвучала команда: смирно.  Было дело, Алёна даже интересовалась у бабки Василисы, как в эту Страну попасть? Но Знак, что такое Знак? О каких-либо Знаках, даже о самом факте их существования охотницам ничего известно не было. Значит всё не просто так, даже вполне возможно Страна сподвинула Татьяну устроить воронье безобразие. Значит, так оно получается, Страна затеяла какое-то дело, большое дело, она, Страна, мелкими делами не занимается, а Зоя Павловна выходит что руководитель этого дела.

- Правильно подумали. - улыбнувшись кивнула Зоя Павловна. - Правильно, но в общих чертах. А теперь подробности…

***

- А подробности очень даже весёлые, кому как больше нравится. - после паузы во время которой допив шампанское и подвинув бокал к Татьяне, мол, ещё налей, сказала Зоя Павловна.

Татьяна послушно, и даже с какой-то внутренней едва заметной радостью наполнила фужер Зои Павловны и кивнула как бы приглашая и даже радуясь: давай, мол,  не всё же мне одной пить! От Алёны никакого толка. Неизвестно как Зоя Павловна поняла кивок Татьяны, может именно так, как думала Татьяна, но дело не в этом. Пригубив шампанского Зоя Павловна продолжила:

- Оборотни, надеюсь вы уже догадались кто наша добыча, в своём большинстве народ без сомнения умный, но сверх всякой меры циничный и беспринципный. Конечно же встречаются среди них и более-менее нормальные люди, но они исключение подтверждающие правило, да и мало их.

Не думайте, что Страна мне пальцем указала с кем надо будет, если хотите, воевать, самой пришлось выяснять. Но с этим ладно, это мелочи. Почему именно воевать, именно с ними? Не знаю. - а вот тут Зоя Павловна слукавила хоть и совсем чуть-чуть.

Посетив несколько раз логово инопланетян, рилов, сейчас она была больше чем уверена: их основная задача — выдворить пришельцев с планеты Земля. Одной ли ей, разумеется с охотницами, предстоит заниматься этим делом Зоя Павловна не знала, возможно одной, а может и нет, Страна не очень словоохотлива. Понятно что оборотни, это некий отвлекающий манёвр, впрочем, пока что неизвестно насколько отвлекающий, время покажет.

- Разумеется нам не под силу изничтожить всех оборотней. Это Система, а она в подавляющем большинстве случаев неистребима. Более того, оборотни, это часть человеческой натуры: уничтожишь одних, на их месте тут же появятся другие, и всё сначала.

Ну и конечно же, сил у нас на всех не хватит. Для этого всех волшебниц и всех охотниц надо собирать. А мы, сами знаете, народ вольный и своевольный, вряд ли получится договорится. Но это мелочи. Наверняка после того как не договоримся каждая начнёт воевать по-своему. Вот вы воронью хохму придумали, а что могут придумать другие, знаете? Вот и я не знаю. А придумают обязательно. Представляете что в стране начнётся? Никаких свечек и никаких церквей не хватит.

Поэтому наша задача: не уничтожить оборотней, а максимально расшатать выстроенную ими систему. Дело, в зависимости как к этому отнестись, и серьёзное, и весёлое одновременно. Можно как с гранатой на танк, а можно, как говорит молодёжь: по приколу. Важен результат, а как он будет достигнут — без разницы. Ну как?

- Я согласна. - сказала до сих пор молчавшая Алёна и пошла к шкафу, как оказалось, за фужером.
- А я что, я только за! - воскликнула заметно повеселевшая Татьяна с лица которой хандру как будто ветром сдуло, Татьяна улыбалась, глаза светились, прямо как будто тысячу рублей нашла.
- Вот и хорошо. - улыбаясь подвела своеобразный итог своей речи Зоя Павловна. - Вот и договорились.

Теперь об условиях, хоть их немного, но они есть. Первое: я не собираюсь поставлять вам кандидатуры на растерзание, - усмехнулась Зоя Павловна. - сами найдёте. Тем более люди они все публичные. Второе: прежде чем что-то сделать, посоветуйтесь. Нет, никакого разрешения спрашивать не надо, просто поставьте в известность. Я думаю, будет нелишним сплести из оборотней такие кружева, что они у них мозги выкипят. И третье, последнее: не трогать президентских и новолюдей.

- А новолюдей почему? - удивлённо спросила Татьяна.
- Ишь ты! - засмеялась Зоя Павловна. - А почему ты ничего не спросила о президентских?
- Ну… - начала было Татьяна, но замолкла. Сказать было нечего.
- Вот и я о том же. Не спешите, скоро узнаете.

***

- Видимо прогневали мы кого-то, Вера. - продолжая мерить шагами кабинет задумчиво произнёс Антон Борисович.
- Кого?
- Если честно, по правде, то всех. Но это мелочи, народ хоть и проклинает нас, без нас жить не сможет потому и смирился. Сдаётся мне, Вера, мы прогневали кого-то Там, Наверху.
От услышанного Вера Александровна, как говорят на Востоке: начала терять лицо, хорошо что пока что внешне, начала попеременно то бледнеть, то краснеть.
- Президент?! - всё ещё надеясь на то, что это на самом деле президент спросила Вера Александровна, хотя где-то глубоко-глубоко в сознании ровный, бесстрастный голос говорил ей о том, что президент к этому не имеет никакого отношения.
- На Небе, Вера Александровна, на Небе. - и словно испугавшись своего ответа Антон Борисович перестал вышагивать по кабинету, подошёл и уселся в кресло.
- Антон Борисович, вы что, верующий?! - глаза Веры Александровны стали наверное раза в два больше.
- Верят все, Вера, и ты тоже. Только каждый верит в разное и по-своему. Да, не мне тебе объяснять: вера и религия между собой не имеют ничего общего.
Ладно, не паникуй раньше времени, а лучше вообще не паникуй. Лучше скажи мне, чем можно заинтересовать, если хочешь, подкупить женщину которая не нуждается ни в деньгах, ни в любовниках, вообще ни в чём не нуждается?!
- Кто она? - коротко, по деловому спросила Вера Александровна.
- В прошлом, бухгалтер на железной дороге. Сейчас, даже не знаю. Скорее всего нигде не работает, ей и без работы денег хватает.
Антон Борисович встал, подошёл к рабочему столу, взял конверт с фотографиями Алёны, вернулся, и небрежно бросил его перед Верой Александровной:
- Любуйся.

«Обыкновенная. Правда, похоже что мужикам нравится. От сохи, лоска нет. - разглядывая фотографии Алёны характеризовала её Вера Александровна, характеризовала не как женщину, а как соперницу. - Лицо. Лицо чистое, может быть даже не дура. Наверняка не дура если на такое способна. Вроде бы всё».

- Встретиться бы с ней, поговорить. - просмотрев фотографии и сделав для себя какие-то выводы сказала Вера Александровна.

Теперь всё было нормально, всё было привычно. Перед Верой Александровной была, хоть и не озвучена, а к чему лишние слова, поставлена задача которую надо было решить, причём решить не обращая внимания на чистоту и гуманность методов. Ну что ж, дело привычное.

- Что вы собираетесь с ней сделать?
- Вера, а что я могу с ней сделать?! - удивлённо, как будто перед ним сидела не умница, премьер-министр правительства, а глухая, неисправимая дура спросил Антон Борисович. - Что я могу с ней сделать?!

Судя по её способностям и возможностям, и это, заметь, только тех о которых нам известно с ней ничего невозможно сделать. Тут надо бы осторожным, очень осторожным, а то, как ты говоришь, начнёшь с ней что-то делать и испугаться не успеешь как башка к едреней матери отлетит. - стараясь оставаться спокойным, хотя это у него не совсем получалось, ответил Антон Борисович. Чуть помолчал, хмыкнул чему-то только ему известному и понятному и продолжил. - Понимаешь, Вера, вряд ли её можно уничтожить. Более того, наверняка она не одна такая.

Наверняка, не знаю, может это что-то типа секты, хотя вряд ли, или действительно какой-то шабаш ведьминский. Наверняка есть такие же как она, и сколько их, неизвестно. Если разозлим, никакая заграница и никакие пластические операции не спасут. Тут, Вера, надо действовать иначе. Ты просмотрела фотографии,


Оценка произведения:
Разное:
Обсуждение
Комментариев нет
Реклама