Музыка осени (страница 1 из 2)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Рассказ
Автор:
Баллы: 67
Читатели: 238
Внесено на сайт:
Действия:
«Музыка осени» выбрано прозой недели 
16.11.2020
Произведение «Музыка осени» самая оцениваемая работа за сутки 
 31.10.2020 (10)

Музыка осени

Низкорослый полный человек запер за собой дверь в лавку и остановился на пороге. На него дохнуло нежилым духом полуподвального помещения. Кое-где в углах виднелись разводы от сырости.  Повсюду были навалены коробки, мешки, пакеты. Свернутые в рулоны ковры валялись как бревна. От них пахло теплым и душным запахом шерсти и керосина.  Но в этом хаосе человек чувствовал себя лучше, чем дома. По сути, он и домой приходил только спать.

Это был очень смуглый, и, судя по облику, очень уставший человек. Усталость разлита была в обмякшей фигуре: черная футболка обрисовывала вислый живот и складки жира на спине. Обувь была сильно потерта и стоптана с внешней стороны – при ходьбе он косолапил, и к вечеру ноги наливались свинцом.  Но больше всего усталости было в лице – в тонкой складке губ, морщинах на лбу, таких глубоких, что они казались иссиня-черными, и больших, как слива, черных глазах. Уголки их были опущены вниз, оттого казалось, что человек вот-вот заплачет.

Но вместо плача человек надкусил плитку шоколада и с любовью огляделся вокруг. Все было ему знакомо, каждая вещь имела свою историю. 
Маленький владелец антикварной лавки, он и сам не помнил, зачем решил еще в 90-е открыть ее.

– Ты прогадаешь, – плакала мать. Последние сбережения хочешь вложить неизвестно во что? Откуда у людей деньги – покупать всякое старье? И зачем?

– Зачем тебе это нужно? – вторили родственники и знакомые. – Прибыль ничтожная, непостоянная. Только пыли наглотаешься среди старого хлама. Если уж так хочешь – открывал бы продуктовый ларек. Больше пользы было бы.

– Он думает, что это будет антикварный магазин. Ха! В лучшем случае – лавка старьевщика. Ветошник! – острили третьи.

Он никого не слушал. Лавка старьевщика – пусть! Люди несли и несли ему отслужившие свое, вышедшие из моды и даже совсем новые, но залежалые вещи – он покупал все. За каждым визитом стояла чужая боль, бедность, страх. Реже – облегчение: как же – со старым хламом расстаются. Но большей частью – любовь.

За долгие годы он научился распознавать ее под маской равнодушия или робости. Люди появлялись на пороге его лавки, и он мгновенно угадывал их состояние. Оно читалось в едва уловимых нервных движениях, по мольбе в глазах, по манере распаковывать принесенное.

– Что у вас? – спрашивал он, не глядя на посетителей. Трудно смотреть в глаза людям, расстающихся с дорогой реликвией. Он так и не смог стать безразличным.

Приносили разное. Старинные шали с длинными шелковыми кистями, веера с перьями, лампы, бусы, мониста, золототканые скатерти, часы, вышитые туфли и кисеты, кожаные изделия, сервизы, статуэтки, хрусталь, столовое серебро. Тащили граммофоны, чугунные утюги, сундуки, ширмы и даже стиральные доски. И конечно, ковры всех мастей, расцветок и узоров – ворсистые, гладкие, вытертые и почти новые. Вещей было много, и воздух от них становился затхлым.

Он оценивал товар мгновенно и, почти наверняка мог сказать – залежится он у него, или сразу найдется покупатель. Как правило, покупателями были иностранцы. Они заходили со скучающим видом, брезгливо тянули носом воздух и долго присматривались, прежде чем что-то взять. Он терпеливо отвечал на вопросы (пригодилось знание английского), подробно рассказывал о выделке, времени изготовления вещи или особенностях рисунка. Иностранцы оставались довольны и, выбрав что-то, расплачивались и уходили. Дверь за ними затворялась с мелодичным скрипом, словно вздыхала. Будто она тоже была частью товара и ей было жаль расставаться со своими собратьями.

А поставщики его товара?.. Как много он перевидал их…

- Понимаете, очень нужны деньги, - сбивчиво лепетала старушка интеллигентного вида. – Я бы никогда не рассталась с этой сахарницей. Она очень старинная, настоящий веджвуд, но деньги очень нужны.

- Ой, это набор вилок, ножей, ложек. Мне подарили их когда-то. Но это такое старье. Вот и решила сдать их сюда – может кому-то и пригодятся – кокетливо улыбалась молодая женщина в оранжевом приталенном жакете.

- Прадедушкин самовар. Только место занимает. Сколько дашь, брат? – доверительно сопел ему в ухо рослый детина. В его руках громадный самовар выглядел детской игрушкой.

- Я его выкуплю. Скоро поправим дела, и я его обязательно выкуплю – женщина средних лет дотрагивалась до туго свернутого маленького паласа. – Это ручная работа, его моя бабушка ткала. Я его выкуплю, - твердила она как заклинание.

Торговец кивал, уверял, что так и будет. И они уходили, бросив прощальный взгляд на свое добро. Он ждал, пока за ними закроется дверь и молча расставлял купленное по углам и полкам. За все эти годы никто так и не вернулся за своими вещами.

Он полюбил их. Он даже сроднился с ними – с маленьким полуподвальным помещением, полумраком и грудой старья. В душе он даже называл его – «мои сиротки». Железные, кожаные, фарфоровые и тряпичные «сиротки» задумчиво поблескивали со стен и углов, и в тихом блеске их чудилась благодарность.

От яркого света болели глаза. Он и раньше недолюбливал электричество, и сейчас зажигал яркий свет только, если кто-то входил в магазин. В электрическом свете вещи утрачивали волшебность, становились просто хламом. В эти минуты он особенно остро жалел своих «сироток». Они напоминали ему сильно пожилых женщин, которые еще хотят нравиться. Но яркий свет безжалостен к их ухищрениям – для уходящей красоты нужны свечи. Только они с их мягким мерцанием способны вернуть былую прелесть. Да и то – если расставить их правильно.

В этот осенний день покупателей не было. Они и без того захаживали нечасто, но в последние дни словно вымерли. Обезлюдела городская площадь, многие магазины были заперты, а те, что работали – закрывались рано. Продавцы торопливо и сосредоточенно спешили домой. Вообще торопливость и сосредоточенность стали признаком времени. С такой же торопливой сосредоточенностью ветер гнал по площади палые листья. Они закручивались в воздухе разноцветным комом, и, шурша, мчались куда-то.  От этого становилось тревожно.

Закружились бесы разны,
Будто листья в ноябре, -

вдруг всплыло со дна памяти. Он усмехнулся. Стоило окончить филфак, чтобы стать торговцем в антикварной лавке. Хотя, 90-е - чем не бесовский вихрь, когда все сметалось, рушилось и переворачивалось с ног на голову. Только кружились не палые листья, а люди.

Он неспешно очистил гранат и стал есть. День угасал. В синих сумерках рубиновые зерна казались черными. «Так и в жизни, - невольно пришло ему на ум, - яркие краски юности постепенно сменяются холодными и строгими, а затем и вовсе чернеют». «Сиротки» важно поблескивали со стен, будто соглашались.

Сейчас он доест гранат, закроет дверь и пойдет домой. Еще один день прошел. «Сиротки» будут спать до завтра. И скорее всего это завтра будет таким же как сегодня.

Дверь звякнула с мелодичным скрипом. В лавку вошла молодая пара не старше 25 лет. Мужчина остановился в дверях, а женщина подошла к прилавку, и в нерешительности огляделась. 

В воздухе легко повеяло жасмином. На мгновение подумалось: так и должно благоухать молодое счастье -  нежно, остро и тонко. В том, что это супруги торговец не сомневался. Только у любящих молодоженов такие светлые безмятежные лица.

- Что вы хотели? – он немного испугался своего сиплого голоса - намолчался за день.

- У вас есть, - она замялась, м-м, что-нибудь такое с этническими узорами?
- Что именно? Ковры, посуда, лампы?

- Нет, что-нибудь маленькое как сувенир, но, чтобы выглядело как настоящая вещь. Женщина явно не знала, как выразить свою мысль и улыбнулась. У нее была хорошая улыбка доброго, и открытого жизни человека. Он пришел ей на помощь.

- Можно взять ножи в кожаных футлярах. Это настоящая кожа и старинная вышивка на ней. Адыгейский узор. Рукоятки ножей тоже украшены. Вот небольшие вазы, тарелки, кувшины тоже с росписью. Есть шали и небольшие скатерти с национальным орнаментом. Подушки, чеканки, кубачинская работа…

- Нет, нет, - она смешно наморщила носик. – Не надо никаких кинжалов. И остального тоже. Вот если бы… Знаете, когда-то моя бабушка продала в таком же магазине узорчатые туфли. Такие восточные, без задников. Они были с острыми носами и все расшитые золотом. У них еще смешное название – бабуши. Их подарили бабушке на свадьбу. Она их не надевала никогда, хранила как сувенир. Я иногда ими играла.

Мне тогда было очень смешно: бабушка продала бабуши. Но на самом деле, это было грустно. Денег не хватало, вот и продала. Она одна меня растила. Она купила тогда продукты, приготовила много еды…

Глаза женщины чуть затуманились, но она улыбнулась и продолжила:

- Бабушка никогда о них потом не вспоминала. Но я подумала, что обязательно куплю ей такие же туфли, когда вырасту. А сейчас… Уже просто куплю, если повезет…Но я хочу именно старинные, не новодел.

- Есть такие! Три пары. Торговец достал с верхней полки несколько пар остроносых расшитых туфель и смахнул с них пыль. Они были похожи на задумчивых птиц в ярком оперении. – Вот, как по заказу. Одни золотые, другие серебряные, третьи – бисерные. Все старинные. Новых здесь не бывает. Выбирайте!

Мужчина подошел к прилавку, и они с женой вполголоса стали что-то бурно обсуждать. Торговцу явно нравились эти люди. В них было много искренности, чистоты, и усталость еще не исказила их черты.

- Вот эти! – звонко сказала женщина. – Они похожи на бабушкины. Те тоже были золотые, только узор немного отличается, но это ничего. Сколько с нас?

- Нисколько. – Торговец прищурился и отодвинул в сторону блюдечко с недоеденным гранатом.

- Но, как это? – растерялись оба.

- Ничего, - повторил он твердо. - Я хочу, чтобы вы знали, не все в мире можно купить или продать. Я хочу, чтобы у вас осталось на память что-то об этой антикварной лавке. Возьмите так.

И всмотревшись в их онемевшие лица, добавил устало:

- У меня сегодня день рождения. Я хочу вам сделать подарок. Имею я на это право?!

- Правда?! Спасибо! Ой, поздравляем! Как неудобно получилось! Ой, спасибо. Здоровья вам, счастья, удачи. Чтобы таких продавцов как вы было бы как можно больше! Спасибо! – тараторили они, пока он заворачивал бабуши в тонкую бумагу.

Дверь с мелодичным звоном затворилась за ними. В воздухе остался запах жасмина – тонкий запах молодого счастья. Даже «сиротки» на стенах и в углах блестели как-то празднично.

Он не спеша доел гранат, подобрал все до последнего зернышка, сполоснул тарелку, и стал собираться. Больше покупателей не ожидалось.

«А вовремя это я сообразил с днем рождения, - думал он. – Может быть, ее бабушка именно мне продала свои бабуши. А их купил у меня какой-то турист. Хорошо, что у меня нашлись похожие.»

Он запер дверь и вышел на улицу. Ветер по-прежнему гнал по улице листья. Они взлетали, подскакивали, с жестяным треском ударялись об асфальт и


Оценка произведения:
Разное:
Обсуждение
     15:41 21.11.2020 (1)
1
Однажды, мне было лет 14, моя бабушка по линии отца, купила точно такие же "бабуши". Они были  шёлковые, тёмно-голубые с красивым узором, вышитым золотыми нитями. Она попросила похоронить её в них, потому что она является пра-пра-правнучной какого-то великого татарского хана. Я и мои родители, конечно же не восприняли эти слова всерьёз.  Я лично  подумала, что у старой женщины от возраста помутился рассудок, хотя она до смерти была вполне благоразумной, с достоинством и умом. А теперь иногда я думаю: "А вдруг она говорила правду?" Но теперь спросить не у кого... Правда, несколько лет назад моя двоюродная сестра сказала, что наша общая бабушка действительно является потомком какого-то великого татарского хана. Интересная история.
     17:32 21.11.2020
Все может быть. Мы иногда не придаем значения словам пожилых людей, полагая, что у них мутится рассудок. Но, возможно, иногда следует внимательнее прислушиваться к ним.
Спасибо, Наташенька.
     17:40 20.11.2020 (1)
Прекрасная работа! Браво!
     18:04 20.11.2020
1
Спасибо, дорогая Людмила. Спасибо от всего сердца.
     02:01 18.11.2020 (1)
Написано красиво. Но сказка. Добрая
     14:24 18.11.2020
Нет, это не сказка. Это реальность. Но, согласна. Очень и очень редкая.
Сейчас уже практически не встречающаяся.
А в начале 2000-х, если уж быть точной - в ноябре 2005 года -еще встречалась.
Потом больше я такой не видела.

Спасибо Вам огромное!
     08:46 18.11.2020 (1)
ВОТ ОНА НАША ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ ДОБРОТА. ВРЯД ЛИ, ЭТО СКАЗКА, СКОРЕЕ ВСЕГО, ЭТО РЕАЛЬНОСТЬ!
     14:22 18.11.2020
Спасибо Вам, Люся! Огромное!
Нет, это не сказка. Это реальность.
Но, уже, к сожалению, исчезающая...
Ее становится все меньше в нашей жизни.
     12:01 17.11.2020 (1)
Спасибо за рассказ, тёплый и добрый.
     19:19 17.11.2020
Спасибо, дорогая за внимание и прочтение! Спасибо огромное!
     18:23 17.11.2020 (1)
Какой добрый рассказ.
     19:18 17.11.2020
Спасибо большое.
Пусть жизнь Ваша будет наполнена добром.
     14:43 16.11.2020 (1)
Прочел  еще  раз,  приятно  прикасаться к  рассказу,  который  излучает  добро. И  на  душе  становится  теплее.
     16:31 16.11.2020
Спасибо, дорогой мой. Пусть Вас окружает только добро и радость.
     03:01 12.11.2020 (1)
1
 Ляман, ты внесла нотку изысканного света в реальность забвения добра.
Антиквар - это философия!
И музыкой осени пронизана каждая вещь, прошедшая яркий жизненный путь,  и получившая у человека,
влюбленного в прошлое вещей, новый шанс на продление жизни.
Шанс - осенняя песня вещей, как напоминание  о нас самих.




     14:23 12.11.2020 (1)
Спасибо, родная! Это действительно так.
     14:33 12.11.2020 (1)
Сижу вся во вкуснющей вате и млею от удовьствия!
     14:48 12.11.2020 (1)
Это тэль!

Вата - это пешвЕнк. Она более жесткая
А это тэль- сахар, уваренный до более нежной текстуры.
     15:02 12.11.2020 (1)
Я такого никогда не пробовала, а еще и от тебя. 
Представляешь, чудо! 
Сидит мадам у берегов Тихого океана, и упивается Азербайджанскими вкусняшками, из рук удивительной женщины-писателя.
А сегодня еще и купила в одном Азербайджанском ресторане 2 кг фейхоа, буду  с медом перекручивать.
На всю зиму витаминами запаслась для иммунитета.

     19:07 13.11.2020 (1)
И это ЗАМЕЧАТЕЛЬНО!!!
Я бы прислала фейхоа перекрученное, но  банки по почте нельзя.
     13:17 15.11.2020 (1)
Читаю Надежду и у тебя, и вдруг фейхоа с медом. Что это такое и с чем его едят? Поподробнее, я бы тоже может быть приготовил. Мне тоже ннужен имунитет!
     15:16 15.11.2020
Фейхоа у нас сейчас полно! Рекордсмен по содержанию йода. Только мы его перемалываем через мясорубку с сахаром. И храним в холодильнике в сыром виде, не уваривая.
С медом делают те, кто не переносит сахар. Но тоже очень вкусно.
Из фейхоа самый вкусные компоты! Нежный, кисло-сладкий, чуть земляничный вкус со смолистым ароматом.
Только это южный фрукт. Но, скорее всего, на севере тоже его продают на рынках.
     12:08 15.11.2020 (1)
1
Ляман, спасибо за рассказ, порадовали
     15:13 15.11.2020
1
Спасибо вам огромное!
Сейчас только отходим от войны, сняты ограничения с инета. Радуемся!
     04:38 31.10.2020 (1)
1
Как-то сразу с первых  строк читала с  ощущением  чего-то  хорошего ... 
Просьба  молодой  женщины утвердила меня в  этих мыслях ...
Финальная сцена  просто сделала рассказ не просто  замечательны, а  очень,  очень  замечательным ..
Осталось  светлое чувство ... что есть  добро  на  земле,  добрые  люди , а значит не всё ещё потеряно  в  нашей  жизни ...
Спасибо, Ляман !
     17:48 11.11.2020 (1)
1
Спасибо, Верочка, милая! Поздравьте! Война кончилась. Победа. Инет заработал. Пока плохо, но все же! Появился доступ к сайту.
     06:30 14.11.2020 (1)
Слава Богу , что войны  нет, Ляман ...
Осталось  вернуться  к  прежней  жизни ... к привычному ...
     16:42 14.11.2020
1
Слава Богу! Спасибо, дорогая Верочка!
Дай Бог, чтобы и дальше был мир.
Книга автора
Зеркало без опоры 
 Автор: Юрий Катаев
Реклама