Произведение «Войны демонов. Глава 4» (страница 1 из 2)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Фэнтези
Автор:
Оценка редколлегии: 8.7
Баллы: 2
Читатели: 347 +1
Дата:

Войны демонов. Глава 4

 
                                                                                      Глава 4 Кланы вампиров. 
Агамонд сразу понял, что сулит начавшаяся охота на вампиров. Если Инквизиция вышла на след тех, кого веками считали исчезнувшими или забытыми легендами, то рано или поздно дотошный Орден выйдет и на него. Слухи гласили, что король Келтрум лично способствует изысканиям Ордена и пытается заручится поддержкой бывших Рыцарей Светлого Ордена. Многие паладины Света уже откликнулись на призыв короля к новому походу против сил Тьмы. Что ж, хоть кто-то из братьев нашел смысл к существованию, после развала Ордена Света. Это могло бы порадовать Агамонда, если целью их объединения не являлся бы и он сам.
Он – вампир, а значит представляет опасность, и как он смог убедиться, куда большую, чем сам подозревал. Жажда крови не контролируема! Рано или поздно она овладевает каждым впитавшим душу демона-вампира Гилдануса, и обрекает на служение Тьме. Так думал Агамонд "Заступник" в ту ночь, когда покидал свой объятый огнем замок.
Его новая природа вырвалась из оков рассудка, едва не убив его дочь. Хотя может быть, было лучше, если бы она умерла…
Пересилив себя, оторвавшись от крови дщери, Агамонд обрек ее на проклятье. В ту ночь, Агамонд, его дворецкий, и изможденная жаром Аллерия, покинули замок, предварительно пустив красного петуха. Пусть все думают, что семья Лайтхантера погибла в пожаре. Возможно, это сбережет их от пристального внимания Ордена Инквизиторов, которое, как был уверен Агамонд, не заставит себя ждать.
Трансформация девушки только начиналась. Склеры глаз налились легкой синевой, клыки чуть заметно удлинились. Последующие два дня дороги Аллерия билась в страшной агонии, потом долго, беспробудно спала. Остаток пути ей становилось легче.
Лайтхантеры обосновались на юго-западных границах Харадана, в своем старом заброшенном особняке.
Позже, он принял у себя многих проклятых, ищущих у него спасение. Надеялся помочь им преодолеть жажду крови. Он принял свою новую природу, но не желал становиться ее рабом. Этому он наставлял и своих последователей, число которых росло. К победителям Гилдануса присоединялись и обращенные, число которых неуклонно возрастало вследствии действий тех, кто новую природу обуздать не смог..
Те, над которыми Жажда крови взяла верх, превратив их в кровожадных монстров примкнули к лорду из Даз-Ремата Клейну Лерцису. Объединившись, спасаясь от охотящихся на них паладинов Света и Инквизиторов, вампиры Лерциса продолжали беззастенчиво убивать, не в силах противостоять своему новому демоническому естеству. Терроризируя людские королевства, они привлекали все большее внимание Ордена Инквизиторов и паладинов Света. И Агамонд "Заступник" паладин верный Свету, считал своим долгом встать на защиту людей и оградить ищущих спасения от проклятия, от неминуемой расправы Инквизиции. 
Это были стычки в городах и в отдаленных поселениях по обоим берегам Тредемитца, в Лотохейме, Эстлинге и Сельхорне. Охота на охотников, приманкой в которой служили ничего не подозревающие люди. 
И вот, наконец, терпение Лерциса лопнуло, его подопечные требовали уничтожить вредителей, отнимающих охотничьи угодья на берегах Тредеминтца. Жизнь и самого Лерциса во время охот находилась не в меньшей опасности. Самые ярые и воинственные из приближенных Лерциса, такие как лорд Квинт Ветий и Каин Локхарт требовали немедленного и стремительного уничтожения враждебного клана одним стремительным ударом, всеми, довольно обширными силами клана. Ударом по сердцу. По особняку Агамонда "Заступника".
Лорд Ветий, всегда славящийся своей хитростью, даже предложил атаковать имеющимися у высокородных лордов-вампиров армиями необращенных. А в случае неминуемого, в таком случае поражения, выжившие быстро разнесут весть о природе Агамонда и его свиты, и тогда Инквизиция сделает за вампиров Лерциса всю грязную работу. Несмотря на то, что план понравился многим, и даже Клейн Лерцис нашел в нем нечто притягательное, от него отказались, боясь навлечь и на себя внимание и кару Ордена. Как отказались и от плана подключить к истреблению враждебного клана и знатных вампиров-одиночек, скрытно питающихся в своих владениях и за то, сочтенных трусами.

Во время одного из выслеживаний, вампирам Лерциса удалось вызвать клан Агамонда на бой. На северном берегу Тредемитца, в глубокой глуши вдали от поселений и возможной встречи с ненужными свидетелями. Так, теневое противостояние вылилось в настоящую войну. 
Лунная ночь стала свидетелем кровопролитной битвы.
В прошлом верный и талантливый знаменосец Лерциса, - Анри Делейн, лично обращенный им, для вечной службы, понимал, что проигрывает битву. Уверенный в своем численном превосходстве, он планировал разбить противника в поле. Согласно донесениям, армия Агамонда была в ночи пути отсюда. Но Лайтхантеры атаковали внезапно, незаметно подойдя меньшим отрядом и атаковав не подозревающий лагерь.
Стремительная конная лава пронеслась по позициям даз-рематских лордов-вампиров, увязнув в жестокой, яростной схватке в центре. Подоспевшая следом за конницей, пехота осветила ночь оранжевым пламенем пожара.
Аллерия, под охраной небольшого конного эскорта, остановилась на краю лагеря. Это была ее первая настоящая битва. С момента обращения отец относился к ней как наследнику мужского пола. Воспитывал из нее воина, понимая, что подобные навыки в скором времени понадобятся девушке. Пока более опытные командиры непосредственно участвовали в битве, девушка наблюдала за сражением.
Нервничала. Желала сорваться в кровопролитную сечь, чувствуя себя здесь бесполезной.
Когда на поле боя вышел конный отряд во главе с вражеским генералом Делейном, Аллерия уже не могла сдержать воинственный порыв. Хлестнув коня плетью она повела его в гущу сражения. Стук копыт, крики и звон стали вокруг, гудение огня и вопли горящих, не позволили разобрать предострегающих окликов телохранителей, сорвавшихся с мест всед за госпожей.
Как учил отец, битва выиграна если побежден командующий. Воины сложат оружие, если голова их полководца воздета на пику, а шансов победить уже нет. Это действует всегда, если враги не полчища демонов, шутливо добавлял он, при наставлениях.
Высвободив легкие клинки из тугих ножен, она срубила несколько голов и распорола десяток кирас. Вампиры живучи, но не бессмертны. Не всякая рана способна их убить, но Аллерия хорошо понимала, куда и как нужно бить. Конь остановился. Мчать было уже некуда. Вокруг кипела битва. Мелькала в лунных лучах сталь, потрескивал позади огонь, крики и вопли сливались в многоголосый гул, воздух наполнялся запахом гари, крови, и черным дымом.
Острие алебарды едва не задело лицо Аллерии. Реакции девушки хватило чтоб уклониться, перехватить ее за древко, притянуть к себе и рубануть одним из клинков по шее врага, облаченного в черное сюрко с черным древом.
Всадники Анри Делейна прорубились к ней слева. Конник, который наверняка снес бы ей голову, не успел осуществить задуманное, подоспевшие телохранители, тараном из пик и лошадей, врезались в кипящую битву.
Делейн приготовил меч, чтобы отразить удар девушки-вампа, она не раздумывая вложила клинки в ножны и
выпрыгнула из седла. Поручей она отразила выставленный клинок Анри и кулаком, казалось кулаком, ударила его в защищенную кольчужным койфом шею. Грациозно, приземлившись на ноги рядом с держащимся за окровавленное горло Делейном, выпавшим из седла. Девушка изогнулась, пригнула колени, расставила руки с длинными ногтями и оскалившись зашипела, поддавшись своей новой демонической природе. Из одной ее наручи поблескивало влажное от крови тонкое лезвие. 
Спешившийся воин поспешил отсечь голову еще живого Анри Делейна.
-Соберите всех, кого еще можно вернуть к жизни, остальных сожгите, – приказала Аллерия. - Пусть даз-рематские ублюдки знают, что Харадан больше не их охотничьи угодья. Объявите им, что те кто откажется от убийств и готов бороться с проклятием демона, могут пойти с нами. Агамонд "Заступник" дарует им прощение и наставит на путь сопротивления Тьме.
Битва смолкала, всадник, отсекший голову вражеского командира, промчался с высоко поднятым ужасным трофеем меж сражающихся. Штандарты даз-рематцев и оружие, полетели на землю
Клан Агамонда, уходил от берега Тредемитца с телегами нагруженными трофейным оружием и доспехами, с повозками раненых. Оставляя позади братские погребальные костры. Немногие решили уйти от Лерциса, те же кто возвращался к нему, шли понурые и согбенные, без оружия, лат и знамен. Посрамленные. Несомненно, они вызовут гнев Клейна Лерциса и подорвут его авторитет в клане. Аллерия была довольна и горда собой.   

Вернувшись в особняк, девушку встретил отец с мраморным догом у ног. Он вернулся немногим раньше, получив известие, о благоприятном исходе битвы.
-Они сложили оружие, едва я убила их предводителя, этого кровожадного упыря Делейна! – сказала девушка, проходя в двери каминного зала, где любил проводить время отец.
Воины разгружали обозы с трофеями и помогали раненным во дворе.
Серый особняк возвышался над золотыми полями пшеницы. Он был подобен крепости. Окружен мощной стеной с башнями и крепкими воротами. Главное здание, в котором жили Агамонд и Аллерия, было самым высоким из всех на территории поместья. Четыре этажа окон, светящихся в утреннем свете красновато-лиловым сиянием свечей. Под крышей серебряно-серой черепицы, тянулись длинные открытые галереи. Башни с каменными барельефами поднимались с каждой стороны от дворца. В самом центре огромной крыши возвышалась самая высокая башня с обсерваторией под шпилеобразной крышей. С водостоков, склонив головы, образуя желоб для воды, смотрели каменные горгульи. Два других здания стояли параллельно друг другу с двух углов от главного строения. Вместе они образовывали между собой большую площадь с фонтаном и аллеями. Здания близнецы возвышались от земли на два этажа и тянулись к самым стенам, куда выглядывали высокими балконами, поддерживаемыми гранитными горгульями. За особняком, который избрали своим домой Аллерия и Агамонд располагались большие конюшни, пустующие зернохранилища, акведук поднимающий воду в зданиях.
Аллерия сняла кожаный плащ, местами потрепанный в ходе боя и передала его своему слуге, сама села в большое кресло.
-Они вернутся, нам нужно лишь знать, где и когда, они нанесут новый удар, – начал Агамонд. – Они не успокоятся, пока этот мир не примет их изуродованную природу! Нападать на особняк для них слишком опасно, но их армия множиться с каждым обращенным сельчанином.Либо они зальют кровью Лотохейм и Эстлинг либо сделают опрометчивый шаг, открыто придя сюда, у чего будут куда более масштабные последствия, – Агамонд сел в кресло напротив Аллерии, дог – Крэз, лег в ноги.
Девушка понимала о каких последствиях говорит отец. О войне. Не той тайной, что ведут они, а междоусобице, в которую могут быть вовлечены ничего не подозревающие Харадан и Даз-Ремат, ведь особняк Лайтхантеров на территории северного сюверена.
- К тому же мы похоже привлекли не нужное внимание со


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
     13:53 25.07.2022 (1)
Из Аллерии выйдет настоящая предводительница. Отец более мягок и его сдерживают принципы, остатки человеческих чувств, а у дочери нет никаких таких предубеждений. Она — воительница, а со временем станет более жестокой и бесстрашной, может быть даже отнимет власть у отца
     14:07 25.07.2022 (1)
Даже не знаю, что вам ответить. Вы отчасти правы, но думаю, я еще сумею вас удивить. Мне, кажется, линию их отношений я недостаточно хорошо раскрыл, (увлекся стремительно развивающимися действиями), но судить по прежнему вам. 

Спасибо!
     14:38 25.07.2022 (1)
Это просто из характера женщины, когда ее загнали в угол. тут правят ярость и ненависть
     20:05 01.08.2022
Я чуть неправильно выразился. Это действительно так, правда не знаю, смог ли я раскрыть их отношения (уж очень мало времени я уделил ее сюжетке). Я имел в виду, что вы почти раскрыли сюжетную линию Аллерии, боюсь сполернуть, но у нее все же не все будет гладко. 
Книга автора
Предел совершенства 
 Автор: Олька Черных
Реклама