Произведение «Попутчик» (страница 1 из 2)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Рассказ
Автор:
Оценка редколлегии: 8.3
Оценка рецензентов: 8
Баллы: 8
Читатели: 189 +1
Дата:

Попутчик

Было раннее утро, когда я зашёл в вагон скорого поезда, отправляющегося из Москвы до большого промышленного города на Урале. В двухместном купе я расположился пока один, немного волнуясь, о том, повезёт ли мне с попутчиком или с попутчицей, интересным ли будет собеседник и не будет ли он навязчив. Перед самым отправлением вошёл человек средних лет, европейского типа, крупного телосложения, с чёрными густыми усами, и приветливым выражением на лице. Мы познакомились. Выяснилось, что он едет почти туда же, что и я, только на одну станцию ближе и, таким образом, нам предстоит целый день провести вместе.
Как всегда, поначалу разговор не клеился, говорили о разном, пытаясь найти что-то общее. Разговор зашёл и о том, что в средствах массовой информации бывает много, занимающих наше внимание, острых преувеличений, без которых было бы скучно.
-Впрочем, - заметил я, - всю нашу жизнь можно сравнить с поездкой в поезде. Человек рождается, и как бы условно садится в свой вагон, едет сколько-то времени и на какой-нибудь станции сходит, заканчивая свою жизненный путь. А поезд идёт и другие пассажиры, севшие раньше или позже него, едут дальше до своих конечных станций. Но во время поездки, то есть, условно, своей жизни, люди вынуждены чем-то заниматься, разговаривать, есть, пить, играть в карты, читать книги и прочее. Чтобы развлекать нас или, если угодно, отвлекать от мыслей о неизбежности конца придумываются книги, создаётся музыка, картины. Вообще, всё искусство — в некотором смысле развлечение.
Я хотел дальше развить эту свою шутку, но вдруг мой собеседник остановил меня, неожиданно серьёзно:
-Отчасти это может быть и так, но всё же вы не правы.
-Да ведь, какая же здесь правда. Это всё образно, - ответил я.
-Ваше сравнение с поездом весьма интересно. Очень хорошая метафора, - сказал он и, как-то задумчиво помолчав, продолжил: но я хотел сказать об искусстве. Знаете ли, это очень опасная вещь.
-Опасная? Искусство? - удивился я, - Почему же?
Он немного замялся, затем, помедлив, сказал, как-то не смело:
-Я бы мог Вам рассказать. Только, любите ли Вы живопись?
-Конечно.
-А музыку? Только серьёзную, классическую?
-Да, люблю, - отвечал я, всё больше удивляясь.
-Знаете ли Вы картины художника Борисова-Мусатова?
-Только те что есть в Третьяковской галерее. «Водоём», «Призраки», ещё что-то.
На его лице мелькнуло удовлетворение, потом какая-то решительность, он что-то хотел сказать, как будто собирался с мыслями, но остановился. Возникла пауза. Не продолжить разговор было уже нельзя, тема была заявлена и, судя по всему, серьёзная. Но, как видно, начать ему было трудно.
И тут в купе постучали, проводник предложил чай. Мы оба согласились. Пока заваривали, размешивали сахар, я посматривал на него и мне казалось, что он, иногда взглядывая на меня, решает можно ли открыться незнакомому человеку или, пока не поздно, перевести всё в шутку.
И вдруг, он как будто решился сказав:
-Мы с вами не знаем друг друга и вряд ли ещё увидимся, поэтому мне не страшно, что Вы будете думать, смеяться надо мной или может быть поймёте меня, но рассказав о себе, почувствовав Вашу реакцию, я может быть лучше пойму и себя.
-Кто-то из великих говорил, что человек смотрится в другого человека как в зеркало, - добавил я.
Мы выпили наш чай и оба решили заказать ещё. Проводник принёс и печенье, так быстро, как будто ждал, что мы закажем. Впрочем, хлопот у него было мало, вагон был полупустой.
-Я родился, - начал он, - в столице одной поволжской, хотя и небольшой, автономной, но всё же республики. Мой отец певец-тенор окончил консерваторию в Москве, ему предлагали остаться в столичном музыкальном театре, давали комнату в общежитии. Но он уже был женат и когда предложили место солиста в республиканской филармонии вместе с  квартирой, то, не без влияния моей матери, выбрал этот вариант. Обладатель неплохого голоса, правда с небольшим дефектом, слышимом в верхнем регистре, он всё же мог бы сделать хорошую певческую карьеру. Помню его слова: у каждого есть свой потолок, и я свой знаю. Ездил по предприятиям, даже по колхозам, исполнял романсы и популярные песни. Пел, не зная национального языка, и песни местных композиторов. Запомнился случай, когда он как-то летом исполнял арию Каварадосси (невероятно сложная вещь, но он пел её ещё будучи студентом) под баян перед доярками, собравшимися у фермы. Всегда говорил: лучше быть первым человеком в провинции, чем последним в Москве. В детстве я считал, что он абсолютно прав. А сейчас: не знаю. Во всяком случае это обстоятельство во многом определило и мою судьбу.
Мама работала в Министерстве культуры Республики, организовывала художественные выставки, иногда брала и меня на открытия. У нас было, как я сейчас понимаю, три очень талантливых художника, привлечённых к нам для усиления состава национальных кадров хорошими бытовыми условиями. Но их пределом были только республиканские выставки, на большие чаще посылались картины художников местной национальности, даже если их произведения и уступали в качестве.
У нас дома на праздники собирались музыканты, художники, артисты двух наших театров, но почти все они были из приехавших. Среди различных тем разговоров всегда присутствовали беседы об искусстве, конечно чаще в общих чертах. Многое из этого и запало в память, сохранилось в ней и сыграло может быть свою роль в моей жизни. Интересно ли Вам?, - спросил он, хотя видел, что я слушаю внимательно.
-Конечно, - сказал я и добавил, чтобы поддержать его, - Не помню кто говорил, что самая большая роскошь в нашей жизни – человеческое общение, - а Вы рассказываете интересно.
-Людям ведь больше нравится говорить, чем слушать. Роль рассказчика активная, даже творческая роль, где-то сродни актёру. Здесь больше свободы, и говорящий сам выбирает куда повернуть рассказ, какими красками его украсить. Слушатель довольствуется тем, что уже прозвучало.
-Да, верно, - согласился я, - но рассказчик вольно или нет делится мыслями, идеями, рассказывает о своём опыте «наступления на грабли», обогащая слушателя.
-Ну так вот, - продолжил мой собеседник, - я окончил университет по узкой технической специальности, связанной с физикой плазмы. А потом началась перестройка всей нашей жизни и я стал, как говориться, делать деньги. Не буду рассказывать об этом. Во-первых, Вам будет скучно, а во-вторых, признаться, мне и заниматься этим было не интересно. Но жил широко, удовлетворял все свои молодые потребности. Переехал жить в Москву, женился на девушке, работавшей в маникюрном салоне. Был ли счастлив? Не знаю, хотя убеждал себя в этом. В глубине души всё же чувствовал: не достаёт чего-то. И вот однажды, проснувшись после ночного застолья, решил прогуляться по утренней Москве. Я рассеянно брёл по свободному воскресному городу, пока не увидел небольшую очередь перед старым зданием Третьяковской галереи. Вспомнил, что был в ней очень давно, ещё школьником приезжая на экскурсию. Картины, которые запомнились, я делил на две категории: встречающиеся на репродукциях, конфетных фантиках или на сумках и не встречающиеся. Вы меня понимаете?
-Да-да, очень понимаю, - подтвердил я, - Картины можно затаскать до отвращения, до того, что потом при всём желании понять, что хотел сказать художник уже трудно. Как ни старайся серьёзно смотреть на картину «Утро в лесу» Шишкина или, как её ещё называют «Медведи в лесу», во рту ощущаешь некоторую сладость.
-Именно, - улыбнулся он, - Вот я и решил вспомнить. Как ни старался проходить с циничным превосходством современного человека мимо полотен, собранных когда-то по своему вкусу Павлом Третьяковым, некоторые полотна всё же останавливали моё внимание. Так двигаясь по залам, я и подошёл к картине, повернувшей мою судьбу, как реку в другое русло.
Тут наш поезд остановился на большой станции. Можно было прогуляться, размять ноги. Стоянка двадцать минут, мы вышли. Станция, как станция, все они похожи друг на друга. Пассажиров, желающих прогуляться было много потому, что тёплый весенний день располагал к этому. Мы ходили вдоль нашего состава молча, изредка делая небольшие замечания о сегодняшней погоде. Я смотрел на людей, которые ехали с нами в одном поезде, и представлял, что каждый из них так же, как и я прошёл большую или малую долю своего жизненного пути, часть которого пересеклась на один день с моим. Через минуту поезд тронется в путь, и вся эта станция и люди останутся в прошлом, которое уже не повторится.
И вот мы снова в своём купе и собеседник мог продолжить свой рассказ, прерванный на очень интересном месте.
-Так что же за картину Вы увидели? – нетерпеливо спросил я.
-Как Вам сказать? Не то, чтобы одну или несколько произведений. Мне тогда показалось, что всё слилось в одну большую картину. Только потом, некоторое время спустя, я понял, что попал в маленький зал художника Борисова-Мусатова.
-Я знаю этот зал, - прервал я его, - но, что же Вас так поразило?
-А вот объяснить это трудно, - продолжил он, опустив голову и не глядя на меня, - может быть и совсем невозможно, однако, попробую. Если Вы любите этого художника, то может быть и поймёте. Я увидел на его картинах удивительных, фантастически красивых девушек в кринолинах. Впрочем, красота - это такое понятие…Описать словами невозможно. Что-то по ту сторону ума. Вообще, с обычной точки зрения эти «мусатовские» девушки и не так уж совершенны, но в них есть другая красота, высшая что ли, и о ней может сказать только музыка, да и то не всякая. Их лики написаны прямо певучей линией, что-то высшее водило рукой  художника. Так мне тогда думалось, да и сейчас не могу судить по-другому. Вся остальная живопись показалась тогда очень простой, как нехитрое ремесло. Поймёте ли Вы меня, но после «мусатовских», наши земные женщины показались мне какими-то нескладными, угловатыми что ли. Когда я стоял у «Водоёма», то чувствовал, что девушки, которых художник писал со своей сестры и невесты замерли не просто так, а, чтобы, как бы это сказать, не расплескать что ли то драгоценное, что они несут в себе. Помните, Бунина: «И тихо, как вода в сосуде, стояла жизнь её во сне…». А картина «Гобелен»? Там же эротика в серо-розовых красках. На это трудно спокойно смотреть. Вот тогда, наверное, я и влюбился в Лену Мусатову, сестру художника, которая была главной его натурщицей, украшающей многие картины.
Он остановился впервые в течении этого монолога, поднял голову и пристально посмотрел на меня:
-Вам, наверное, всё это кажется нереальным, а попросту говоря бредом?
Я понимал, как важна для него моя реакция на сказанное, а вернее, на то, что он доверил мне. Поэтому я не стал торопиться с ответом, чтобы не создалось впечатления легковесного, не вполне искреннего и поспешного мнения. Но он ждал ответа, и я сказал так: -Пожалуй, что это бред, но тогда и художник, создавший эти картины тоже бредил. Бредом придётся считать и всю музыку и всё, то что происходит между мужчиной и женщиной, называемое любовью.
Он отвёл от меня взгляд и, как мне показалось, напряжение его немного уменьшилось. Он даже слегка, может быть благодарно, улыбнулся моим словам. А я поддержал его своим не иссякшим интересом, нетерпеливо спросив:
-Как же потом Вы жили с этой любовью к Лене


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
Показать последнюю рецензию
Скрыть последнюю рецензию
Мир рассказа "Попутчик" - это мир искусства - музыки и живописи.

Два незнакомых человека в двухместном купе разговорились о предназначении искусства: 
-Впрочем, - заметил я, - всю нашу жизнь можно сравнить с поездкой в поезде. Человек рождается, и как бы условно садится в свой вагон, едет сколько-то времени и на какой-нибудь станции сходит, заканчивая свою жизненный путь. А поезд идёт и другие пассажиры, севшие раньше или позже него, едут дальше до своих конечных станций. Но во время поездки, то есть, условно, своей жизни, люди вынуждены чем-то заниматься, разговаривать, есть, пить, играть в карты, читать книги и прочее. Чтобы развлекать нас или, если угодно, отвлекать от мыслей о неизбежности конца придумываются книги, создаётся музыка, картины. Вообще, всё искусство — в некотором смысле развлечение.

Я хотел дальше развить эту свою шутку

Но собеседник (которого я дальше в рецензии называю рассказчиком) не дал развить дальше эту уже и без того тяжеловесную шутку и заявил, что искусство - "очень опасная вещь". Опасными для него стали картины Борисова-Мусатова.
после «мусатовских», наши земные женщины показались мне какими-то нескладными, угловатыми что ли. Когда я стоял у «Водоёма», то чувствовал, что девушки, которых художник писал со своей сестры и невесты замерли не просто так, а, чтобы, как бы это сказать, не расплескать что ли то драгоценное, что они несут в себе. Помните, Бунина: «И тихо, как вода в сосуде, стояла жизнь её во сне…». А картина «Гобелен»? Там же эротика в серо-розовых красках. На это трудно спокойно смотреть. Вот тогда, наверное, я и влюбился в Лену Мусатову, сестру художника, которая была главной его натурщицей, украшающей многие картины.

-Как же потом Вы жили с этой любовью к Лене Мусатовой?

-Не то, чтобы к ней, а к её образу, к повороту её головы, к умению красиво опустить руки, к гармонии красок, к тихой мелодии. Я это чувствовал внутри себя, нёс осторожно и тоже боялся расплескать. Стал как-то по-другому жить, продал свой прибыльный бизнес, расстался с женой. Детей у нас не было, да и любви тоже. Мне меньше, чем раньше стали нравиться женщины, вернее они также привлекали, но и отталкивали в то же время своей суетливостью, как будто мы с ними находились в разных мирах.

Рассказчик, а пожалуй, и сам автор рассказа забыл о том, что моделями Борисова-Мусатова были такие же "земные женщины", как и женщины в окружении рассказчика. Художник увидел "то драгоценное, что они несут в себе", в окружающих его живых женщинах, тогда как герой рассказа почувствовал это только в самом себе ("Я это чувствовал внутри себя, нёс осторожно и тоже боялся расплескать"), не в силах увидеть красоту окружающего мира и окружающих его людей.

Оскар Уайльд сказал: "Beauty is in the eye of the beholder", что переводится как "Красота - в глазах смотрящего" (а я бы перевела как "Красота - во взгляде смотрящего"). Взгляд художника направлен вовне, он видит красоту "земных женщин" даже с их "суетливостью", а взгляд ЛГ направлен вовнутрь, на самого себя. 

Правда, однажды на концерте симфонической музыки рассказчик увидел женщину, похожую на Лену Мусатову, и по воле случая (или по воле автора) она оказалась талантливой художницей, не замужем и не против познакомиться с рассказчиком.

===================================================================

Нелогичной кажется мне история встречи рассказчика с искусством.

Мать рассказчика брала его, когда он был ребёнком, на художественные выставки, отец его был певцом филармонии, в доме бывали в гостях художники и музыканты. Об этом он рассказывает в официально-деловом стиле:
Мама работала в Министерстве культуры Республики, организовывала художественные выставки, иногда брала и меня на открытия. У нас было, как я сейчас понимаю, три очень талантливых художника, привлечённых к нам для усиления состава национальных кадров хорошими бытовыми условиями. Но их пределом были только республиканские выставки, на большие чаще посылались картины художников местной национальности, даже если их произведения и уступали в качестве.

У нас дома на праздники собирались музыканты, художники, артисты двух наших театров, но почти все они были из приехавших. Среди различных тем разговоров всегда присутствовали беседы об искусстве, конечно чаще в общих чертах. Многое из этого и запало в память, сохранилось в ней и сыграло может быть свою роль в моей жизни.

А живя в Москве, он заходит в Третьяковскую галерею случайно, вспомнив, "что был в ней очень давно, ещё школьником приезжая на экскурсию". И только после этой случайной встречи с искусством рассказчик начинает бывать на концертах в консерватории.

Как так могло cлучиться, что в детстве рассказчик жил в мире искусства, а повзрослев полностью из него выпал, так что встреча с искусством была случайной и стала для него шоком, изменившим всю его жизнь? 

===================================================================

Также логическую нестыковку я вижу в истории гибели жены рассказчика (той, которая походила на Лену Мусатову).
-Она погибла. Ушла в лес и не вернулась.
-Как же это произошло?
-Последнее время я иногда замечал её неподвижно сидящей и долго смотревшей в одну точку перед собой. Мне тогда казалось, что она обдумывает будущую картину, но это состояние повторялось всё чаще и было всё продолжительнее. Потом она стала уходить из мастерской или из нашей квартиры. Приходилось искать, иногда её привозила милиция. Она не помнила, где была. Последний общий с ней день, мы провели на даче недалеко от Москвы. Нам нравилось там бывать, особенно летом. Рядом лес и озеро. Мы полюбили одну уютную поляну, полную лесных цветов, почти круглой формы, так плотно окружённую густой берёзовой листвой, что нам казалось, мы находимся в большой зелёной комнате. Она часто писала это место. А в этот раз мы приехали провести несколько выходных новогодних дней. Ничего не предвещало беды, мы рано легли спать.

Ну да, ничто не предвещало беды. Женщина не помнит, где была, её приходится искать, её приводит домой милиция. А рассказчик, литературный герой, везёт её зимой на дачу рядом с лесом.

===================================================================

Ещё один рассказ в рассказе, к сожалению, начатый как бы для того, чтобы подразнить читателя, и прерванный: рассказчик, видите ли, "запомнил только это".  
Было это на первом курсе…, - он не успел закончить фразу, как в дверь купе постучали. Предложили пиво, я рассеянно взял две бутылки, машинально поставил на стол и тут же забыл о них. Я тоже был взволнован его рассказом, казалось, что и сам переживал вместе с ним. А потом почувствовал, как ему стало тяжело дальше говорить. Я слышал спазмы в голосе. Руки его слегка дрожали. И это волнение передавалось мне. Досадно, что нас прервали.

Но, наклонив упрямо голову и, видимо, применив усилие, он продолжил, повторив: «На первом курсе. В нашей группе училась маленькая некрасивая студентка из дальнего провинциального посёлка. Училась средне, ничем не блистала. Про таких говорят: серая мышка. Я не обращал на неё никакого внимания, меня тогда привлекали другие девушки, крупные, яркие, да и я многим нравился. Но стал замечать, что эта серая мышка стала часто попадаться мне на пути. Она ловила меня взглядами и ждала ответных. Однажды вечером, я один задержался в аудитории, чтобы срочно дописать стенгазету нашего курса. Она открыла дверь, робко зашла и, остановившись, молча смотрела на меня, а я на неё. Прошла минута, может быть две. Мы стояли и смотрели друг на друга. И вдруг, не смогу объяснить почему, я пошёл к ней навстречу. Тогда мне показалось, что нашу большую аудиторию я не прошёл, а как-то пролетел. И подлетая, видел только большие глаза, откинутую назад голову и чуть приоткрытый рот. Запомнил только это, - он остановился, немного выдохнув и, помолчав продолжил, -  Знаете ли, если женщина на что-то решится, то летит как в пропасть. Так вот, точно в таком же состоянии (неудачное слово, но другое на ум не приходит) я и увидел незнакомку в Консерватории.

Больше о "серой мышке" в рассказе нет ни слова. У меня впечатление такое, что автор побоялся развивать этот сюжет. На что решилась "серая мышка", что там произошло и что с ней стало - всё это осталось нераскрытым. Читателю остаётся только недоумевать и самому придумывать, что же могло так сильно взволновать забывчивого рассказчика.

===================================================================

Мне было бы также интересно узнать, как так вышло, что выпускник университета, преуспевающий и  широко живущий бизнесмен женился на девушке, работавшей в маникюрном салоне, с которой у него не было ни любви, ни детей ("Детей у нас не было, да и любви тоже"). 
я окончил университет по узкой технической специальности, связанной с физикой плазмы. А потом началась перестройка всей нашей жизни и я стал, как говориться, делать деньги. Не буду рассказывать об этом. Во-первых, Вам будет скучно, а во-вторых, признаться, мне и заниматься этим было не интересно. Но жил широко, удовлетворял все свои молодые потребности. Переехал жить в Москву, женился на девушке, работавшей в маникюрном салоне. Был ли счастлив? Не знаю, хотя убеждал себя в этом. В глубине души всё же чувствовал: не достаёт чего-то.

Это был неравный брак - слишком большая разница в уровне образования и в материальном и социальном положении, и эта разница не компенсировалась большой разницей в возрасте: рассказчик был в то время и сам молод и нравился девушкам.

Канцеляризмы
Канцеляри́зм — слово или оборот речи, характерные для стиля деловых бумаг и документов. Акты, заявления, справки, доверенности и т. п. пишутся с употреблением официальных формул и штампов деловой речи...

Из Википедии

Примеры канцеляризмов в рассказе:
человек средних лет, европейского типа, крупного телосложения

-Я родился, - начал он, - в столице одной поволжской, хотя и небольшой, автономной, но всё же республики. Мой отец певец-тенор окончил консерваторию в Москве, ему предлагали остаться в столичном музыкальном театре, давали комнату в общежитии. Но он уже был женат и когда предложили место солиста в республиканской филармонии вместе с  квартирой, то, не без влияния моей матери, выбрал этот вариант. Обладатель неплохого голоса, правда с небольшим дефектом, слышимом в верхнем регистре, он всё же мог бы сделать хорошую певческую карьеру. Ездил по предприятиям, даже по колхозам, исполнял романсы и популярные песни. Пел, не зная национального языка, и песни местных композиторов.

Мама работала в Министерстве культуры Республики, организовывала художественные выставки, иногда брала и меня на открытия. У нас было, как я сейчас понимаю, три очень талантливых художника, привлечённых к нам для усиления состава национальных кадров хорошими бытовыми условиями. Но их пределом были только республиканские выставки, на большие чаще посылались картины художников местной национальности, даже если их произведения и уступали в качестве.

Среди различных тем разговоров всегда присутствовали беседы об искусстве, конечно чаще в общих чертах.

некоторые полотна всё же останавливали моё внимание.

я как зритель давал оценку её произведениям, постепенно мне стало казаться, что становлюсь ей необходим, в итоге мы поженились. У меня были хорошие деньги, оставшиеся ещё от давнего бизнеса. Купил помещение на Садовом кольце и открыл картинную галерею, в которой продавались только её картины. Я же организовывал и её персональные выставки, давал много рекламы в журналах, искусствоведам заказывал статьи о её творчестве. О ней заговорили, цены на её картины стабильно пошли вверх.


Словоупотребление
с приветливым выражением на лице

- по-русски говорят "выражение лица".

===================================================================
была его натурщицей, украшающей многие картины

"Украшать" значит "делать более привлекательным, добавляя красивые детали, предметы и т. п." (Викисловарь). Получается, что натурщица добавляла к картине красивые детали или же что сама она была красивой деталью, добавленной к готовой или почти готовой картине.

===================================================================

Ошибкой является написание местоимения "Вы" с большой буквы в прямой речи.
Написание слов «Вы», «Вас», «Ваш» с прописной буквы
Рассматриваемые местоимения используются как формула вежливости в официально-деловой переписке, в личных письмах, в поздравительных текстах с юбилеем, днем рождения, вручением государственной награды, премии и прочих значимых событий по отношению к одному определённому лицу. В таких случаях эти слова принято писать с прописной буквы в знак особого уважения и расположения.

В остальных случаях эти местоимения пишутся со строчной буквы.

===================================================================

Встречаются также пунктуационные и другие ошибки. 

Оценка произведения: 8
Алёна Шаламина 20.02.2024
     09:39 22.02.2024
1

И да: с попутчиками иногда следует общаться....
     09:36 22.02.2024
1
Многим нравится Третий концерт Рахманинова, помнится и Дмитрий Маликов именно его называл своим любимым, но я приверженец именно Второго. И Борисов-Мусатова. И его женщин. Я тоже отметил, что они не столь уж и красивы, если мерить стандартными рулетками, но они Божественны.
Редкий случай, когда я полностью понимаю автора.

Спасибо! 
     09:02 22.02.2024
1
Опять по ходу дела, не дочитав до конца, но пока не забыл. Борисов-Мусатов входит в число моих самых-самых любимых живописцев. Это при том, что есть ещё самые любимые, просто любимые, те, которые нравятся, те, которые импонируют, те, в картинах которых что-то есть, небесталантные и далее по списку ...

Теперь я точно дочитаю ваш рассказ.
     08:57 22.02.2024
Первый же вопрос, который у меня сразу же возник, когда я только начал читать рассказ: "А с попутчиками обязательно нужно беседовать? А если я интроверт? А если мне хочется почитать? стих свой дописать? да просто в окно посмотреть?"

Это первый моя реакция, а сейчас продолжу чтение.
     09:54 12.11.2023 (1)
1
Рассказ, достойный внимания! 
Выписанный неспешным, красивым слогом, красивый, как  фортепианный концерт, или лаковая миниатюра? 
Всё сошлось, как пазл! 
Идея, фабула, настроение, меня зацепило! 
     10:04 12.11.2023
Спасибо. Очень тронут.
Реклама