Произведение «Жемчужина во рту времени» (страница 1 из 2)
Тип: Произведение
Раздел: Эссе и статьи
Тематика: Публицистика
Автор:
Баллы: 46
Читатели: 362 +2
Дата:
«Олеша»

Жемчужина во рту времени

Его называли гномом. И небезосновательно. У него была несоразмерно большая, лобастая, словно вдавленная в плечи голова, массивный, будто топором  вырубленный подбородок, крупный, вислый нос и глаза – неимоверно синие, пронзительные. Светила, а не глаза. Тяжелый взгляд их прожигал насквозь. Он родился 19 февраля (3 марта) 1899 года в Елисаветграде (ныне Кропивницкий) в семье обедневших белорусских дворян. Родным языком его был польский.

Некую шляхетскую горделивость и даже тщеславие  он сохранил до конца жизни, когда уже был неряшливым, сильно пьющим стариком с выпавшими зубами. Даже таким он гордо отказывался от любых попыток оказать ему помощь, если чувствовал в них  жалость или  барскую снисходительность. А в молодости (и даже в зрелые годы) на вопрос, почему он не едет навестить родителей в Гродно, отвечал:

- Не сейчас. Я поеду к ним, когда у меня будет много славы и много денег, чтобы весь город говорил: к Олешам приехал сын.

И в детском тщеславии своем  был искренне уверен, что именно такой приезд порадует его родителей. Он всю жизнь ждал, что случится нечто ослепительное, как сверкающий подарок судьбы. Если слава – то мировая, если деньги – то немеряное количество, если удача – то во всем. В юношеском максимализме был весь он – Юрий Карлович Олеша, человек, подаривший миру мудрую и прекрасную сказку о «Трех Толстяках». 

И лучше всего рассказавший о себе сам...

«Я родился в 1899 году, то есть на рубеже двух столетий. Во-вторых, окончил гимназию, то есть вступил в зрелость в том году, в каком произошла революция. И в третьих, я – интеллигент. Наследник культуры, которой дышит весь мир и которую строители нового мира считают обреченной на гибель».

Это запись из дневника Юрия Олеши за 1931 год. Он уже был автором «Трех Толстяков» и великолепного романа «Зависть», драматургом МХАТа и театра Вахтангова. Его последние пьесы репетировал Всеволод Мейерхольд, а ведущие режиссеры и издатели с нетерпением ждали новых работ!

Но из-под его пера выйдут только отрывочные наброски, газетные очерки и дневники.

«В мою жизнь уже многое вместилось, - писал Олеша в те годы. – Например, день смерти Толстого в 1910 году  и тот день, вчера, когда я увидел девушку, читавшую «Анну Каренину» на эскалаторе метро. История моей жизни – это история человека, бывшего довольно известным писателем в некоторую эпоху в Советском Союзе».

«Некоторая эпоха»  была обозначена границами: конец 1930-х годов. В это время посчастливилось уцелеть Олеше как гражданину, но не писателю.

«Я был молодым, у меня было детство и юность. Теперь я живу никому не нужный, пошлый, нищий и ничтожный. Как-то у меня спросили: «Правда, что вы написали автобиографический роман? Я ответил: «Нет». – «А еще писатель, - обиженно протянули в ответ. Что же мне делать? Может, и вправду написать такой роман, раз публика требует?»

Мать – Олимпия Владиславовна – польская дворянка. Отец – Карл Антонович – белорусский дворянин. Оба рода ‒ и материнский и отцовский ‒ древние, но обедневшие. Есть старшая сестра – утонченная красавица Ванда.

В 1902 году родители с Вандой и трехлетним Юрой переехали в Одессу. Этот южный волшебный город – окно, из которого виден весь мир. Одессу Юрий Карлович будет с нежностью вспоминать всю жизнь.

На небе догорели янтари,
И вечер лег на синие панели.
От сумерек, от гаснущей зари
Здесь все тона изящной акварели…

Как все красиво… Над листвой вдали
Театр в огнях на небе бледно-алом.
Музей весь синий. Сумерки прошли
Между колонн и реют над порталом…

«В детстве я жил как бы в Европе и ожидал, что путешествия будут самым легким делом моей жизни, и что мир принадлежит мне».

1905 год – год первой русской революции ‒ стал воспоминанием с запахом пороха и дыма. Юрий Олеша поступил в Ришельевскую гимназию, стал одним из лучших учеников. Очень любил играть в футбол, но врачи запретили ему это, обнаружив невроз сердца.
Запрет оказался не последним. С футбола Олеша перешел на стихи. Писал, очарованный творчеством Гумилева. Тот воспевал страны, в которых Олеша мечтал побывать: Абиссинию, Африку, Левант, Грецию. Но пришел запрет от директора гимназии.

«Вы никогда уже не будет писать, ‒ сказал он мне. – Подлец!»

Гумилева расстреляли в 1921. И в очередной литературной биографии Олеша напишет, что стихов с «гумилятиной» никогда не публиковал.  А потом и вовсе от них откажется…

Ужасы первой Мировой сменил ветер революции. 18-летний Олеша воспринял ее с воодушевлением. В представлении таких как он молодых людей революция была чем- то вроде веселого, разноцветного карнавала, на котором одни флаги сменяют другие, все куда-то мчатся, поют, рвутся совершать великие дела. Это весело. Так, во всяком случае, казалось им…

Но алые будни революции сменил красный террор. И это было уже не так весело.

 «Знаете ли вы, что такое террор, ‒ писал Олеша в своих дневниках. – Это огромный нос, который смотрит на вас из-за каждого угла. И смерть становится чем-то обыденным. Моя сестра Ванда умерла в 1918 году от тифа, заразившись от меня. Я выздоровел, она нет. Я смотрю в прошлое и вижу – сестра… Утешать меня в эти черные дни пришел Багрицкий. И мы читали стихи».

Через 15 лет на похоронах Багрицкого Олеша будет шептать про себя пророческие чеканные строки:

Мы - ржавые листья
На ржавых дубах...
Чуть ветер, Чуть север –
И мы облетаем.
Чей путь мы собою теперь устилаем?
Чьи ноги по ржавчине нашей пройдут?
Потопчут ли нас трубачи молодые?
Взойдут ли над нами созвездья чужие?
Мы - ржавых дубов облетевший уют...
Бездомною стужей уют раздуваем...
Мы в ночь улетаем!
Мы в ночь улетаем!
Как спелые звезды, летим наугад...

Но это будет спустя 15 лет, в 1934 году. А пока мир вокруг стремительно менялся. Поэт 
Олеша  учился в университете и, подражая Игорю Северянину, выступал в кабаре. Жизнь улыбалась, обещала перемены.

«К нам доходили слухи об удивительной деятельности поэтов в Москве. Как зачарованные мы слушали о Маяковском и чувствовали, что искусство начинает приобретать новое значение».

В 20 лет Олеша вместе с Валентином Катаевым, Ильей Ильфом, Эдуадом Багрицким и другими молодыми писателями создает «Коллектив Поэтов».

И, конечно же, вечный атрибут к образу поэта ‒ несчастная любовь. Олеша познакомился с тремя сестрами Суок – дочерьми одесского преподавателя музыки Густава Суока. И совершенно потерял голову от младшей – томной красавицы Серафимы, Симочки.  Она станет гражданской женой Олеши. Но ответного чувства в ней не вызвал.

В эпоху новой экономической политики стало еще хуже. Сима Суок ‒ жена начинающего литератора,  не желала мириться с полунищенской жизнью. И дальше события разворачивались как в авантюрном романе, где выдумки прочно переплелись с былью.

То ли в коллектив поэтов входил какой-то нэпман, то ли с ним где-то познакомилась Сима. То ли он прельстил Симу продуктовыми карточками и деньгами, то ли Сима сама воспылала к нему страстью и ушла от мужа – неизвестно. Но, так или иначе, Олеша стал  обманутым и покинутым мужем, а Сима радовалась жизни вместе с нэпманом.  В первые годы революции все старое уничтожалось, и мораль в первую очередь. В новом времени, где правила теория  «стакана воды», легко встречались, легко сходились, легко сожительствовали, легко расходились.

Но Олеша не хотел терять Симу. Поэтому то ли Валентин Катаев пошел к нэпману сам, просить за друга, то ли вместе с Олешей и револьвером. Требование было простое: «Верни Симу, сволочь!»

Сима ушла от нэпмана и вернулась к Олеше с кое-какими вещами, деньгами и продуктовыми карточками. Вновь счастливые, они переехали в Харьков, где Олеша стал сотрудником газеты «Гудок» вместе с Катаевым, Ильфом и Петровым. Под псевдонимом «Зубило» Олеша снискал невероятную популярность своими стихотворными фельетонами.

А Симу между тем снова увели! На сей раз известный поэт Владимир Нарбут. Но, впрочем, Сима, разбив сердце Нарбуту, снова вернулась к Олеше! И тогда Нарбут, посвятивший Симе проникновенные строки: «Мне хочется о вас, о вас, о вас/Бессонными стихами говорить», пришел к Олеше и сказал:

‒ Я прошу вас, Юрий Карлович, вернуть мне Симу, иначе я здесь сейчас застрелюсь!

И Юрий Карлович  вошел в комнату жены со словами:

- Сима, надо идти. Он говорит, что застрелится!

Так роковая Сима стала официальной женой Нарбута. А несчастного Олешу утешала другая сестра Суок – Ольга. Утешение переросло в близость. Ольга Густавовна Суок прожила рядом с Олешей всю жизнь. И сберегла весь его архив (а Олеша писал беспрестанно: на салфетке, на бумажке, на кромках газет). Все это сохранила Ольга Густавовна.

В 1923 году Олеша и Илья Ильф  перебрались в Москву. Жили в крохотной комнатке при типографии «Гудка».

По легенде весной 1924 года Юрий Олеша увидел в окне девочку лет 13-ти. Она читала сказки Андерсена. Олеша был очарован, познакомился с этой девочкой, пообещал написать лучшую в мире сказку и посвятить ей. Обещание обернулось романом «Три Толстяка».

«Я писал, лежа на полу, пользуясь типографским рулоном. Он накатывался на меня, я придерживал его рукой, другой рукой писал».

В этой сказке был намек и на недавнюю революцию, и на фамилию Суок, ставшую именем героини. «Три Толстяка» посвящены Валентине Грюнзайд, той самой девочке с книгой. И… судя по тому, что обещанная сказка вылилась в целый роман, увлечение было серьезным. Друзьям Олеша говорил: «Я ращу себе невесту».

Но через несколько лет на Вале Грюнзайд женился Евгений Петров, соавтор Ильфа. Олеша затаил обиду. Посвящение из сказки на некоторое время исчезло.

«Три Толстяка» еще не были опубликованы, а Олеша принялся за новый роман. Это было повествование о том, как поэт Кавалеров не может приспособиться к новому времени, о новом человеке Андрее Бабичеве и о великой зависти Кавалерова к Бабичеву.

Слава в буквальном смысле упала на Олешу. Один за другим были напечатаны романы. Ведущие театры страны умоляли написать сценарии к ним. «Три Толстяка» пошли во МХАТе, «Зависть» ‒ в театре Вахтангова.

Но вместе со славой росло и самомнение. Однажды Олеша пришел в кассу получать гонорар. Но забыл паспорт дома и стал уговаривать кассиршу выдать ему деньги без документа. Кассирша отказалась:

‒ Я сейчас вам выдам, а завтра придет другой Олеша и тоже потребует гонорар, и что мне делать?

‒ Не беспокойтесь, ‒ ответил Юрий Карлович. – Другой Олеша появится не раньше чем через четыреста лет.

«Я зарабатываю много, ‒ писал он в дневниках, ‒ и могу каждый день пировать. Но никакого праздника нет, ни внутри, ни снаружи».

В конце 20-х годов Юрий


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
     10:16 18.01.2024 (1)
Спасибо большое! Я и раньше задумывалась, а что же ещё написал такой талантливый писатель... Интересная судьба. Сложное время. 
Очень интересно написано!
     18:59 18.01.2024
Вам спасибо огромное. Увы, мы многого не знаем, многое я тоже с огромным интересом узнала впервые.
     14:27 18.12.2023 (1)
1
Дорогая Ляман, читал вашу «Жемчужину…» с не меньшим интересом, чем когда-то «Алмазный мой венец» Катаева. Характерно: оба названия содержат драгоценные камушки. А впечатление невесёлое: так и ходим по одному кругу, ничего нового. И очередное запрещение «Трёх толстяков» уже не за горами.
Спасибо за великолепную работу!
     21:46 18.12.2023
Спасибо Вам огромное, Александр!
Да, верно, словно ходим по кругу...
     16:38 27.11.2023 (1)
1
Ляманочка, душа моя! Какой потрясающее по свое красоте и доброте эссе! Браво! Я тоже писала эссе об Олеше, все факты, описанные здесь, мне известны, но, после написанного вами, хочется найти мое и удалить его навеки! Искренне восхищаюсь!
     18:45 27.11.2023 (1)
1
Умоляю, Мариночка, ничего удалять не надо, пожалуйста! Каждый труд ценен по своему.
Можно ли мне ссылочку на Вашу работу, мне очень хотелось бы прочесть
     18:53 27.11.2023 (2)
https://dzen.ru/media/id/5e482e75fc020165b28bfd91/3-marta-den-rojdeniia-iuriia-oleshi-6400dab52870e15cf2d5dfd6

Конечно, дорогая
     19:49 06.12.2023 (1)
Марина, дорогая, прочла статью. Она содержательная и  написана очень достойно. Очень! С большим чувством уважения и такта к герою повествования.

Мне понравились афоризмы, приведенные Вами.
Если можно, я бы хотела предложить свое определение возраста: "Старость подкрадывается тогда, когда вместо ликующего "а, знаешь?" все чаще произносишь ностальгическое "а, помнишь?"


А вот, насчет высказывания о дружбе, как понятии круглосуточном не совсем согласна.
Во-первых, если мне не изменяет память, оно принадлежит Светлову.
А второе... Сейчас уже более критически отношусь к нему. Дорожащий дружбой человек не будет будить друга среди ночи, чтобы прочитать ему стихи. Он побережет друга.
     20:00 06.12.2023 (1)
1
Ляманочка, душа моя, спасибо вам огромное, и за то, что нашли время прочитать, и особенно за прекрасный комментарий! Сердечно благодарю 
     22:34 06.12.2023
Вам, вам спасибо огромное!
Какой-то сбой произошел - перестали поступать уведомления на почту о фабульных публикациях и комментариях 
     23:28 04.12.2023
Мариночка, не думайте, что забыла! Ни Боже мой! Просто сейчас очень загружена по работе, как немного освобожусь, прочитаю.
     04:03 04.12.2023 (1)
Спасио, Ляман,  за очень познавательную статью!
Вы  знакомите с жизню  человека, с творчеством которого я  не  знакома.
  Даёте  пищу мыслям и  думам - как много интересного есть ,что не знаю.
Всё написано  доходчиво,  без нажима, что  надо  это  знать, 
но  хочется  прикоснуться  хоть чуть к истории жизни. 
Вы пишите  настолько интересно, что  чувствую какую -то вину, что мало знаю .
И  читаю вас всегда с большим интересом.


 
     23:27 04.12.2023
1
Спасибо огромное, Верочка. Спасибо за тепло и доброжелательность Ваших строк и за интерес к творчеству этого незаурядного писателя. 
     20:05 21.11.2023 (1)
2
Сердечное спасибо, милая Ляман, за этот потрясающий труд!
Прочла с огромным удовольствием и душевным волнением, о Ю.К Олеши, о котором практически ничего не знала. 
Читала не отрываясь, как говорится, на одном дыхании, настолько просто, доверительно и по-доброму Вы вели повествование о всех перипетиях жизни и творчества Юрия Карловича.
Спасибо огромное!
С теплом души к Вам и восхищением, Роза 
     20:18 21.11.2023 (1)
Спасибо Вам огромное, дорогая Роза.
Я так рада, что хоть чем-то могу вызвать интерес к этим замечательным личностям.
     23:51 21.11.2023
     14:40 20.11.2023 (1)
1
Знал, что Олеша есть, на этом все знания ограничивались. Спасибо за рассказ о жизни этого непростого человека.
     21:57 20.11.2023
Спасибо Вам. Я многое сама узнала впервые о его жизни. История с сестрами Суок вообще ошеломительна. Хотя такое было не редкостью в те времена...
     13:06 13.11.2023 (1)
2
Ляманочка, в очередной раз я упивалась твоей работой. Спасибо тебе! Для меня Олеша всегда был автором одной книги. А вот прочитала и задумалась, какие витки проделывает наша история. То доставали книги диссидентов из "мест особого хранения", теперь убираем книги нынешних иноагентов, хотя раньше к их произведениям претензий не было. Так потихоньку история убивает настоящее творчество, оставляя на поверхности шелуху. Надеюсь, что история совершит следующий виток...
     15:42 13.11.2023
1
Очень хочется надеяться.
На перемены к лучшему. И чтобы эти перемены были, по возможности, безболезненными.
Спасибо, Галина, дорогая, за внимание и прочтение, за мысли, что вызвала моя работа.
     10:50 12.11.2023 (1)
1
Благодарю за блестящее эссе, особенно вторую часть. Очень актуально.
 Читала, не отрываясь...
 Творчества.
     19:31 12.11.2023 (1)
Спасибо большое. Рада, что смогла заинтересовать. Помню, меня поразили воспоминания В.Катаева в книге "Алмазный мой венец" . Это настоящее свидетельство, беспристрастное, но беспощадное к самому себе (то есть к самому Катаеву).
Беспристрастно пишет Катаев о Бунине (особенно неприятно впечатлил момент, когда, желая подчеркнуть скупость Бунина в быту, Катаев описывает как И.А. со скрупулезностью провизора чуть ни по миллиметрам делил застывший в жиру голубец). И какое-то странное впречатление оставило описание Серафимы Суок. У Катаева она фигурирует под именем, если не ошибаюсь - Дружочек. Видимо, многое вкладывал в это прозвище...
И вообще, удивительны и странны были попытки первых лет революции выковать новую мораль. Слава Богу от теории стакана воды отказались. Уж больно она нечистоплотна и болезненна.
     12:31 13.11.2023 (1)
1
Спасибо, солнышко. Тебе уже всё сказали. Добавлю только свою мысль: ты замечаешь, что время меняется, в мире что - то происходит, и только наша страна застыла в средневековье? Особенно в морально - этическом, 
     15:40 13.11.2023
1
Спасибо, Танечка, дорогая. Увы, перемены в мире происходят, и далеко не всегда к лучшему...
Заходи и на то, что не читала.
     12:42 12.11.2023 (1)
1
Написано замечательно, Ляман! 
     19:35 12.11.2023 (1)
Спасибо Вам, дорогой друг!
     10:21 13.11.2023
1
Всегда пожалуйста, Ляман! 
     21:30 12.11.2023 (1)
1
С большим интересом прочитала. К сожалению, творчество Юрия Олеши прошло мимо меня, точнее говоря, как-то не близки мне были фильмы Три толстяка, которые довольно часто показывали по телевизору. Всё это было в детстве, поэтому и книгу читать не было особого желания. Сейчас, наверное, я прочитала бы эту книгу с интересом. Наверное, Юрий Олеша был скорее поэт, чем писатель,  стихи мне очень понравилисль. Только мне не очень понятно, как, зная о том, что Сталин убил его друга Мейерхольда и его жену Зинаиду Райх, говорить подобное: "Они покушались на Сталина. На великого человека, сила которого, гений, светлый дух устремлены на одну заботу — заботу о народе. Мерзавцы, жалкие люди, шпионы, честолюбцы, завистники хотели поднять руку на того, кому народ сказал: ты сделал меня счастливым, я тебя люблю. Это сказал народ! Отношение народа к Сталину рождает в сердце такое же волнение, какое рождает искусство! Это уже песня!" Не понятно, глупость это, либо подлость, либо животный страх. Но, "времена не выбирают"...
     23:30 12.11.2023
1
Скорее страх, парализующий страх, Наташа.
Бабель под пытками ломался так, что стал огульно обвинять соратников по перу в том, что они ... крадут его идеи, присваивают себе его славу и успех.
Кого-то ломали физически и морально, а других просто морально - страхом, чтобы с ними не приключилось бы того же...
Но Олеша отдавал себе отчет в том, что пишет и говорит не то, что думает, что из-за страха предает друзей. Поэтому, наверно и пил так крепко...
Он очень изменился к старости. На последних портретах его лицо словно из одних жестких ломаных линий. Только взгляд остался прежним.
Да разве только он?.. Страшные запои были у Фадеева, а сколько пил А.Толстой, а Шолохов..., а Твардовский...  И Шукшин, и Нагибин (правда они уже писали в более поздние времена)
Думаю, что всех так или иначе мучила совесть, кого-то больше, кого-то меньше, вот и гасили ее в спиртном
Книга автора
Предел совершенства 
 Автор: Олька Черных
Реклама