Произведение «Попутчик» (страница 2 из 2)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Рассказ
Автор:
Оценка редколлегии: 8.3
Оценка рецензентов: 8
Баллы: 13
Читатели: 215 +1
Дата:

Попутчик

Мусатовой?
-Не то, чтобы к ней, а к её образу, к повороту её головы, к умению красиво опустить руки, к гармонии красок, к тихой мелодии. Я это чувствовал внутри себя, нёс осторожно и тоже боялся расплескать. Стал как-то по-другому жить, продал свой прибыльный бизнес, расстался с женой. Детей у нас не было, да и любви тоже. Мне меньше, чем раньше стали нравиться женщины, вернее они также привлекали, но и отталкивали в то же время своей суетливостью, как будто мы с ними находились в разных мирах. Вот, так и жил, - он остановился и грустно улыбнувшись, сказал, - Не пора ли нам обедать, вы не проголодались?
-Да. Неплохо бы сходить в ресторан, - ответил я.
Наш вагон был в начале поезда, а вагон-ресторан в середине состава и нам пришлось довольно долго идти, мотаясь в разные стороны, по переходам между вагонами. При этом внизу в открытых промежутках было видно, как быстро мелькали шпалы. Мы передвигались медленно, а скорый поезд летел и это необычное ощущение захватывало дух. Мне подумалось: «бывает ведь так, что человеку кажется будто его жизнь идёт медленно, вяло, тоскливо, а на самом деле, он летит по своей дороге к какому-нибудь повороту, за которым откроется новый простор. А бывает и наоборот. Вроде бежит человек, ему кажется быстро, а вагон его стоит».
В ресторане кроме обеда, мы заказали немного «армянского» и наша беседа, а скорее монолог, продолжился живее.
-Я нашёл для себя некую отдушину, стал часто ходить в Большой зал нашей Московской консерватории преимущественно на симфонические концерты. В музыке находил много общего со своим состоянием. И вот однажды известный пианист, живущий за рубежом и иногда приезжающий в Россию, как на праздник, исполнял с Большим симфоническим оркестром Второй концерт Рахманинова. Мне повезло взять билет в восьмой ряд, слева от прохода. Всегда стараюсь сесть так, чтобы видеть руки пианиста. Уже перед самым началом, разглядывая публику, я обратил внимание на молодую женщину, сидящую чуть левее меня и на один ряд впереди. Внешне она немного была похожа на Лену Мусатову с картины Гобелен, даже серёжки такие же. Но было у них и ещё что-то общее. Какая-то отрешённость от мира и в то же время как-бы и растворение в нём. На концерт незнакомка, вероятно, пришла одна. Я понял это потому, что справа и слева от неё сидели и разговаривали пары, с которыми она не общалась. Было видно, как эта женщина предвкушала наслаждение от музыки, как ожидала его. Вы знаете этот фортепианный концерт?
-Конечно, - воскликнул я, - это одно из любимых мною произведений. Что можно ещё назвать шедевром?
Он обрадованно продолжил:
-Это божественная музыка. Удивительно, как человек мог сочинить такое. Да, ведь я остановился на том, что меня чем-то очень привлекла эта женщина. Пожалуй, подумалось тогда мне, может быть своей непосредственностью. Все её эмоции свободно читались в больших широко открытых и сияющих глазах. Я незаметно стал наблюдать за ней. Зазвучали первые нарастающие аккорды. Видно было, как она напряглась. Подключился оркестр и полилась как весенние ручьи музыка первой части концерта. Я всегда поражался, как может пианист рассчитанными, мягкими ударами своих пальцев извлекать из фортепиано звуки, способные волновать всех в зрительном зале. Когда оркестр продолжил без солиста, я опять перевёл своё внимание на незнакомку. И тут увидел, как она подалась чуть вперёд и, немного приподняв, отклонила назад голову. Грудь её поднималась от частого дыхания, рот был приоткрыт. Она неотрывно смотрела на сцену. Я сам разволновался, хотя не сразу понял почему. Но не только музыка была причиной, было что-то ещё, вызвавшее моё внутреннее волнение. Оно шло от неё. Я этот понял. И, вдруг, вспомнил что давно в ранней юности уже чувствовал такое. Было это на первом курсе…, - он не успел закончить фразу, как в дверь купе постучали. Предложили пиво, я рассеянно взял две бутылки, машинально поставил на стол и тут же забыл о них. Я тоже был взволнован его рассказом, казалось, что и сам переживал вместе с ним. А потом почувствовал, как ему стало тяжело дальше говорить. Я слышал спазмы в голосе. Руки его слегка дрожали. И это волнение передавалось мне. Досадно, что нас прервали.
Но, наклонив упрямо голову и, видимо, применив усилие, он продолжил, повторив: «На первом курсе. В нашей группе училась маленькая некрасивая студентка из дальнего провинциального посёлка. Училась средне, ничем не блистала. Про таких говорят: серая мышка. Я не обращал на неё никакого внимания, меня тогда привлекали другие девушки, крупные, яркие, да и я многим нравился. Но стал замечать, что эта серая мышка стала часто попадаться мне на пути. Она ловила меня взглядами и ждала ответных. Однажды вечером, я один задержался в аудитории, чтобы срочно дописать стенгазету нашего курса. Она открыла дверь, робко зашла и, остановившись, молча смотрела на меня, а я на неё. Прошла минута, может быть две. Мы стояли и смотрели друг на друга. И вдруг, не смогу объяснить почему, я пошёл к ней навстречу. Тогда мне показалось, что нашу большую аудиторию я не прошёл, а как-то пролетел. И подлетая, видел только большие глаза, откинутую назад голову и чуть приоткрытый рот. Запомнил только это, - он остановился, немного выдохнув и, помолчав продолжил, -  Знаете ли, если женщина на что-то решится, то летит как в пропасть. Так вот, точно в таком же состоянии (неудачное слово, но другое на ум не приходит) я и увидел незнакомку в Консерватории. Но не каждый способен так отдаться музыке.
Адажио второй части, когда пианист как будто отрешённо перебирает клавиши на фоне широкой распевной мелодии оркестра мне казалось ближе всего походило на живопись Мусатова, на его «Водоём» и «Гобелен». Во всяком случае эти картины и эта музыка вызывают во мне подобные эмоции.
-Скажите, - не утерпел я, - а как она чувствовала вторую часть, адажио?
-Я видел у неё слёзы. Они не текли, но стояли в её глазах, - он замолчал, вспоминая что-то, потом добавил, - а в финале я увидел, как она прямо сияла восторгом.
После паузы, мы оба устало откинулись на спинки своих сидений.
Я предложил всё же выпить пиво, стоящее на купейном столике. Каждый открыл свою бутылку, и с жадностью отпил по нескольку больших глотков, как будто мы гасили жар.
-Вам, интересно, что было дальше?, - спросил мой попутчик, уже спокойнее.
-Конечно. Вы могли бы и не спрашивать.
-А дальше всё было проще. Я познакомился с ней. Сможете угадать, как её звали? Попробуйте, - улыбнулся он.
-Лена, конечно, - ответил я не раздумывая.
-Да. Она оказалась художницей. Потом показала мне и свои картины. Что бы Вы смогли сказать о них? - вдруг спросил он.
-Но я ведь их не видел.
-И всё же?                           
-Хотя, - протянул я, - попробую предположить. Можно сказать, почти наверняка, что она использует неяркие, но нежные краски, возможно темперу вместо масла. Рисунок у неё не точен, и вряд ли она училась в Академии, но ей это и не очень нужно. Главное – певучесть цвета, плавные линии. Ну, что, угадал?
-Почти всё верно. Только рисунок её не то, чтобы не точен. Она рисовала по-своему, не так, как все. Это в чём-то напоминает лаковую миниатюру. Фигуру человека могла написать такими линиями, что в них виден весь его характер. Художник-самородок. В Академии её бы, наверное, испортили.
-Но у вас с ней возникли отношения? - спросил я.
-Не то слово. Мы встречались, вместе ходили на этюды и я как зритель робко давал оценку её произведениям, постепенно мне стало казаться, что становлюсь ей необходим, в итоге мы поженились. У меня были хорошие деньги, оставшиеся ещё от давнего бизнеса. Купил помещение на Садовом кольце и открыл картинную галерею, в которой продавались только её картины. Я же организовывал и её персональные выставки, давал много рекламы в журналах, искусствоведам заказывал статьи о её творчестве. О ней заговорили, цены на её картины стабильно пошли вверх. А она была счастлива тем, что не имела никаких бытовых проблем и забот, я всё взял на себя. У неё было только творчество. И как она раскрылась! Картины становились всё лучше, казалось не было предела совершенству, - он вдруг замолчал, лицо его дрогнуло, но он сдержался и стал смотреть в окно.
Я тоже смотрел в окно и молчал, понимая, что ему нужно собраться, чтобы продолжить. За окном пошёл дождь, на ходу заливая наше стекло. Стало темнеть. Я вышел к проводнику заказать чай. Вернувшись, увидел его, также неподвижно и задумчиво смотрящим в окно.
-А теперь, - продолжил он, уже решительно, чтобы закончить рассказ, - её больше нет.
-Почему же? - сорвалось у меня.
-Она погибла. Ушла в лес и не вернулась.
-Как же это произошло?
-Последнее время я иногда замечал её неподвижно сидящей и долго смотревшей в одну точку перед собой. Мне тогда казалось, что она обдумывает будущую картину, но это состояние повторялось всё чаще и было всё продолжительнее. Потом она стала уходить из мастерской или из нашей квартиры. Приходилось искать, иногда её привозила милиция. Она не помнила, где была. Последний общий с ней день, мы провели на даче недалеко от Москвы. Нам нравилось там бывать, особенно летом. Рядом лес и озеро. Мы полюбили одну уютную поляну, полную лесных цветов, почти круглой формы, так плотно окружённую густой берёзовой листвой, что нам казалось, мы находимся в большой зелёной комнате. Она часто писала это место. А в этот раз мы приехали провести несколько выходных новогодних дней. Ничего не предвещало беды, мы рано легли спать. На улице разыгралась сильная метель, а под вой ветра всегда крепко спится. Впрочем, на всякий случай, я закрыл входную дверь на ключ и положил его в карман брюк. Уже глубокой ночью, от чего-то проснувшись, я увидел, что её рядом нет, не было её и в доме. Помню, как тогда обдало меня холодом, когда в кармане, я не нашёл ключ. Смутно помню, как бегал по лесу, из-за метели ничего не видя. Заблудился сам, домой вернулся только на рассвете. К утру намело большие сугробы, засыпало все дороги. Её долго искали, но только весной, когда стаял снег, нашли. Она лежала на нашей с ней любимой поляне, - он закрыл лицо руками и без звука сотрясался всем телом...
Вошёл проводник, чтобы отдать билет моему попутчику, мы подъезжали к его станции. Справившись с собой, мой попутчик сказал:
-А Вы говорите, что искусство только для развлечения, - напомнив о моём легковесном суждении, явившемся причиной нашего разговора, - Теперь вот еду на её родину собрать материал для биографии. Ведь жил с ней и любил, а толком не поинтересовался. Сейчас хочу создать о ней музей. Да и живу теперь ради этого.
В левую руку он взял свою сумку, а правую протянул мне:
-Ну что-же, прощайте. Спасибо Вам.
Я хотел спросить: «За что?», но вовремя поняв неуместность этого вопроса, только ответил:
-Прощайте. Спасибо и Вам.
Мы коротко посмотрели друг другу в глаза, он повернулся и вышел.  Следующая станция должна быть моя. Поезд тронулся, а я всё смотрел в окно, почему-то вспомнив своё же, понравившееся ему, сравнение жизни, как поездки в поезде. Сели мы с ним на одной станции, он проехал свой путь и сошёл, скоро сойду и я.
                                 


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
Показать последнюю рецензию
Скрыть последнюю рецензию
Мир рассказа "Попутчик" - это мир искусства - музыки и живописи.

Два незнакомых человека в двухместном купе разговорились о предназначении искусства: 
-Впрочем, - заметил я, - всю нашу жизнь можно сравнить с поездкой в поезде. Человек рождается, и как бы условно садится в свой вагон, едет сколько-то времени и на какой-нибудь станции сходит, заканчивая свою жизненный путь. А поезд идёт и другие пассажиры, севшие раньше или позже него, едут дальше до своих конечных станций. Но во время поездки, то есть, условно, своей жизни, люди вынуждены чем-то заниматься, разговаривать, есть, пить, играть в карты, читать книги и прочее. Чтобы развлекать нас или, если угодно, отвлекать от мыслей о неизбежности конца придумываются книги, создаётся музыка, картины. Вообще, всё искусство — в некотором смысле развлечение.

Я хотел дальше развить эту свою шутку

Но собеседник (которого я дальше в рецензии называю рассказчиком) не дал развить дальше эту уже и без того тяжеловесную шутку и заявил, что искусство - "очень опасная вещь". Опасными для него стали картины Борисова-Мусатова.
после «мусатовских», наши земные женщины показались мне какими-то нескладными, угловатыми что ли. Когда я стоял у «Водоёма», то чувствовал, что девушки, которых художник писал со своей сестры и невесты замерли не просто так, а, чтобы, как бы это сказать, не расплескать что ли то драгоценное, что они несут в себе. Помните, Бунина: «И тихо, как вода в сосуде, стояла жизнь её во сне…». А картина «Гобелен»? Там же эротика в серо-розовых красках. На это трудно спокойно смотреть. Вот тогда, наверное, я и влюбился в Лену Мусатову, сестру художника, которая была главной его натурщицей, украшающей многие картины.

-Как же потом Вы жили с этой любовью к Лене Мусатовой?

-Не то, чтобы к ней, а к её образу, к повороту её головы, к умению красиво опустить руки, к гармонии красок, к тихой мелодии. Я это чувствовал внутри себя, нёс осторожно и тоже боялся расплескать. Стал как-то по-другому жить, продал свой прибыльный бизнес, расстался с женой. Детей у нас не было, да и любви тоже. Мне меньше, чем раньше стали нравиться женщины, вернее они также привлекали, но и отталкивали в то же время своей суетливостью, как будто мы с ними находились в разных мирах.

Рассказчик, а пожалуй, и сам автор рассказа забыл о том, что моделями Борисова-Мусатова были такие же "земные женщины", как и женщины в окружении рассказчика. Художник увидел "то драгоценное, что они несут в себе", в окружающих его живых женщинах, тогда как герой рассказа почувствовал это только в самом себе ("Я это чувствовал внутри себя, нёс осторожно и тоже боялся расплескать"), не в силах увидеть красоту окружающего мира и окружающих его людей.

Оскар Уайльд сказал: "Beauty is in the eye of the beholder", что переводится как "Красота - в глазах смотрящего" (а я бы перевела как "Красота - во взгляде смотрящего"). Взгляд художника направлен вовне, он видит красоту "земных женщин" даже с их "суетливостью", а взгляд ЛГ направлен вовнутрь, на самого себя. 

Правда, однажды на концерте симфонической музыки рассказчик увидел женщину, похожую на Лену Мусатову, и по воле случая (или по воле автора) она оказалась талантливой художницей, не замужем и не против познакомиться с рассказчиком.

===================================================================

Нелогичной кажется мне история встречи рассказчика с искусством.

Мать рассказчика брала его, когда он был ребёнком, на художественные выставки, отец его был певцом филармонии, в доме бывали в гостях художники и музыканты. Об этом он рассказывает в официально-деловом стиле:
Мама работала в Министерстве культуры Республики, организовывала художественные выставки, иногда брала и меня на открытия. У нас было, как я сейчас понимаю, три очень талантливых художника, привлечённых к нам для усиления состава национальных кадров хорошими бытовыми условиями. Но их пределом были только республиканские выставки, на большие чаще посылались картины художников местной национальности, даже если их произведения и уступали в качестве.

У нас дома на праздники собирались музыканты, художники, артисты двух наших театров, но почти все они были из приехавших. Среди различных тем разговоров всегда присутствовали беседы об искусстве, конечно чаще в общих чертах. Многое из этого и запало в память, сохранилось в ней и сыграло может быть свою роль в моей жизни.

А живя в Москве, он заходит в Третьяковскую галерею случайно, вспомнив, "что был в ней очень давно, ещё школьником приезжая на экскурсию". И только после этой случайной встречи с искусством рассказчик начинает бывать на концертах в консерватории.

Как так могло cлучиться, что в детстве рассказчик жил в мире искусства, а повзрослев полностью из него выпал, так что встреча с искусством была случайной и стала для него шоком, изменившим всю его жизнь? 

===================================================================

Также логическую нестыковку я вижу в истории гибели жены рассказчика (той, которая походила на Лену Мусатову).
-Она погибла. Ушла в лес и не вернулась.
-Как же это произошло?
-Последнее время я иногда замечал её неподвижно сидящей и долго смотревшей в одну точку перед собой. Мне тогда казалось, что она обдумывает будущую картину, но это состояние повторялось всё чаще и было всё продолжительнее. Потом она стала уходить из мастерской или из нашей квартиры. Приходилось искать, иногда её привозила милиция. Она не помнила, где была. Последний общий с ней день, мы провели на даче недалеко от Москвы. Нам нравилось там бывать, особенно летом. Рядом лес и озеро. Мы полюбили одну уютную поляну, полную лесных цветов, почти круглой формы, так плотно окружённую густой берёзовой листвой, что нам казалось, мы находимся в большой зелёной комнате. Она часто писала это место. А в этот раз мы приехали провести несколько выходных новогодних дней. Ничего не предвещало беды, мы рано легли спать.

Ну да, ничто не предвещало беды. Женщина не помнит, где была, её приходится искать, её приводит домой милиция. А рассказчик, литературный герой, везёт её зимой на дачу рядом с лесом.

===================================================================

Ещё один рассказ в рассказе, к сожалению, начатый как бы для того, чтобы подразнить читателя, и прерванный: рассказчик, видите ли, "запомнил только это".  
Было это на первом курсе…, - он не успел закончить фразу, как в дверь купе постучали. Предложили пиво, я рассеянно взял две бутылки, машинально поставил на стол и тут же забыл о них. Я тоже был взволнован его рассказом, казалось, что и сам переживал вместе с ним. А потом почувствовал, как ему стало тяжело дальше говорить. Я слышал спазмы в голосе. Руки его слегка дрожали. И это волнение передавалось мне. Досадно, что нас прервали.

Но, наклонив упрямо голову и, видимо, применив усилие, он продолжил, повторив: «На первом курсе. В нашей группе училась маленькая некрасивая студентка из дальнего провинциального посёлка. Училась средне, ничем не блистала. Про таких говорят: серая мышка. Я не обращал на неё никакого внимания, меня тогда привлекали другие девушки, крупные, яркие, да и я многим нравился. Но стал замечать, что эта серая мышка стала часто попадаться мне на пути. Она ловила меня взглядами и ждала ответных. Однажды вечером, я один задержался в аудитории, чтобы срочно дописать стенгазету нашего курса. Она открыла дверь, робко зашла и, остановившись, молча смотрела на меня, а я на неё. Прошла минута, может быть две. Мы стояли и смотрели друг на друга. И вдруг, не смогу объяснить почему, я пошёл к ней навстречу. Тогда мне показалось, что нашу большую аудиторию я не прошёл, а как-то пролетел. И подлетая, видел только большие глаза, откинутую назад голову и чуть приоткрытый рот. Запомнил только это, - он остановился, немного выдохнув и, помолчав продолжил, -  Знаете ли, если женщина на что-то решится, то летит как в пропасть. Так вот, точно в таком же состоянии (неудачное слово, но другое на ум не приходит) я и увидел незнакомку в Консерватории.

Больше о "серой мышке" в рассказе нет ни слова. У меня впечатление такое, что автор побоялся развивать этот сюжет. На что решилась "серая мышка", что там произошло и что с ней стало - всё это осталось нераскрытым. Читателю остаётся только недоумевать и самому придумывать, что же могло так сильно взволновать забывчивого рассказчика.

===================================================================

Мне было бы также интересно узнать, как так вышло, что выпускник университета, преуспевающий и  широко живущий бизнесмен женился на девушке, работавшей в маникюрном салоне, с которой у него не было ни любви, ни детей ("Детей у нас не было, да и любви тоже"). 
я окончил университет по узкой технической специальности, связанной с физикой плазмы. А потом началась перестройка всей нашей жизни и я стал, как говориться, делать деньги. Не буду рассказывать об этом. Во-первых, Вам будет скучно, а во-вторых, признаться, мне и заниматься этим было не интересно. Но жил широко, удовлетворял все свои молодые потребности. Переехал жить в Москву, женился на девушке, работавшей в маникюрном салоне. Был ли счастлив? Не знаю, хотя убеждал себя в этом. В глубине души всё же чувствовал: не достаёт чего-то.

Это был неравный брак - слишком большая разница в уровне образования и в материальном и социальном положении, и эта разница не компенсировалась большой разницей в возрасте: рассказчик был в то время и сам молод и нравился девушкам.

Канцеляризмы
Канцеляри́зм — слово или оборот речи, характерные для стиля деловых бумаг и документов. Акты, заявления, справки, доверенности и т. п. пишутся с употреблением официальных формул и штампов деловой речи...

Из Википедии

Примеры канцеляризмов в рассказе:
человек средних лет, европейского типа, крупного телосложения

-Я родился, - начал он, - в столице одной поволжской, хотя и небольшой, автономной, но всё же республики. Мой отец певец-тенор окончил консерваторию в Москве, ему предлагали остаться в столичном музыкальном театре, давали комнату в общежитии. Но он уже был женат и когда предложили место солиста в республиканской филармонии вместе с  квартирой, то, не без влияния моей матери, выбрал этот вариант. Обладатель неплохого голоса, правда с небольшим дефектом, слышимом в верхнем регистре, он всё же мог бы сделать хорошую певческую карьеру. Ездил по предприятиям, даже по колхозам, исполнял романсы и популярные песни. Пел, не зная национального языка, и песни местных композиторов.

Мама работала в Министерстве культуры Республики, организовывала художественные выставки, иногда брала и меня на открытия. У нас было, как я сейчас понимаю, три очень талантливых художника, привлечённых к нам для усиления состава национальных кадров хорошими бытовыми условиями. Но их пределом были только республиканские выставки, на большие чаще посылались картины художников местной национальности, даже если их произведения и уступали в качестве.

Среди различных тем разговоров всегда присутствовали беседы об искусстве, конечно чаще в общих чертах.

некоторые полотна всё же останавливали моё внимание.

я как зритель давал оценку её произведениям, постепенно мне стало казаться, что становлюсь ей необходим, в итоге мы поженились. У меня были хорошие деньги, оставшиеся ещё от давнего бизнеса. Купил помещение на Садовом кольце и открыл картинную галерею, в которой продавались только её картины. Я же организовывал и её персональные выставки, давал много рекламы в журналах, искусствоведам заказывал статьи о её творчестве. О ней заговорили, цены на её картины стабильно пошли вверх.


Словоупотребление
с приветливым выражением на лице

- по-русски говорят "выражение лица".

===================================================================
была его натурщицей, украшающей многие картины

"Украшать" значит "делать более привлекательным, добавляя красивые детали, предметы и т. п." (Викисловарь). Получается, что натурщица добавляла к картине красивые детали или же что сама она была красивой деталью, добавленной к готовой или почти готовой картине.

===================================================================

Ошибкой является написание местоимения "Вы" с большой буквы в прямой речи.
Написание слов «Вы», «Вас», «Ваш» с прописной буквы
Рассматриваемые местоимения используются как формула вежливости в официально-деловой переписке, в личных письмах, в поздравительных текстах с юбилеем, днем рождения, вручением государственной награды, премии и прочих значимых событий по отношению к одному определённому лицу. В таких случаях эти слова принято писать с прописной буквы в знак особого уважения и расположения.

В остальных случаях эти местоимения пишутся со строчной буквы.

===================================================================

Встречаются также пунктуационные и другие ошибки. 

Оценка произведения: 8
Алёна Шаламина 20.02.2024
     09:58 15.03.2024
Мы познакомились. -

Однако на протяжении всего рассказа
ни разу не упомянуто имя попутчика. 
Рассказ следовало бы почистить;
устранить в нём некоторые витиеватые и нелогические высказывания,

 но  сама тема -- тема искусства -- заслуживает внимания.
За это -- спасибо автору!
     09:39 22.02.2024
1

И да: с попутчиками иногда следует общаться....
     09:36 22.02.2024
1
Многим нравится Третий концерт Рахманинова, помнится и Дмитрий Маликов именно его называл своим любимым, но я приверженец именно Второго. И Борисов-Мусатова. И его женщин. Я тоже отметил, что они не столь уж и красивы, если мерить стандартными рулетками, но они Божественны.
Редкий случай, когда я полностью понимаю автора.

Спасибо! 
     09:02 22.02.2024
1
Опять по ходу дела, не дочитав до конца, но пока не забыл. Борисов-Мусатов входит в число моих самых-самых любимых живописцев. Это при том, что есть ещё самые любимые, просто любимые, те, которые нравятся, те, которые импонируют, те, в картинах которых что-то есть, небесталантные и далее по списку ...

Теперь я точно дочитаю ваш рассказ.
     08:57 22.02.2024
Первый же вопрос, который у меня сразу же возник, когда я только начал читать рассказ: "А с попутчиками обязательно нужно беседовать? А если я интроверт? А если мне хочется почитать? стих свой дописать? да просто в окно посмотреть?"

Это первый моя реакция, а сейчас продолжу чтение.
     09:54 12.11.2023 (1)
1
Рассказ, достойный внимания! 
Выписанный неспешным, красивым слогом, красивый, как  фортепианный концерт, или лаковая миниатюра? 
Всё сошлось, как пазл! 
Идея, фабула, настроение, меня зацепило! 
     10:04 12.11.2023
Спасибо. Очень тронут.
Книга автора
Предел совершенства 
 Автор: Олька Черных
Реклама