Произведение «Глава 33. Бросок змеи» (страница 1 из 2)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Роман
Автор:
Читатели: 19 +1
Дата:
Предисловие:
  Роман из двух книг “Гранд-пасьянс в кабинете Андропова”  полностью опубликован здесь – https://www.litprichal.ru/users/gp436/, либо https://www.next-portal.ru/users/grand-passianse/

  Политический роман с фантастикой и исторической прозой.

  Пророчества последнего жителя затонувшей 12 тысяч лет назад Атлантиды и слепой провидицы Златы из Югославии свелись к одному: в 1979-ом году человечество ждет Третья мировая война и полное уничтожение. Это не останавливает группу американских “ястребов” во главе с Бжезинским, намеренных сорвать “разрядку” и вернуться к “холодной войне”: они готовят безумную выходку у берегов Крыма, не осознавая, что спровоцируют ядерный кризис.

   Советская разведчица Валентина Заладьева (девушка из Древнего мира, погибшая в борьбе против Рима, но получившая “дубль-два” в теле жительницы XX века) решается на отчаянную попытку ценой собственной жизни сорвать гибельную для всего мира американскую провокацию, хотя понимает, что шансы на успех близки к нулю.

  

Глава 33. Бросок змеи

  Сидя в каюте своего корабля, Варсег пытался понять, отчего с самого момента отплытия он испытывает какое-то смутное беспокойство.
  Угрожать римскому флоту никто не может. После того, как был окончательно повержен Карфаген и завоеваны Сирийское и Македонское царства, Рим остался единственной морской силой в Средиземном море. Понтийский царь Митридат не в счет, Египет сильно зависит от Римской державы. Армада Красса самая мощная за всю историю, и это при том, что римляне на море господствуют безраздельно.
  И вдруг Варсег отчетливо осознал причину своего беспокойства, и она не была связана с опасностью чьего-либо нападения на римский флот.
  Посол вспомнил, что в Брундизии, когда он стоял вместе с Крассом и его войсковыми начальниками, наблюдая за погрузкой, на какой-то момент на глаза ему попалась женщина, лицо которой было закрыто покрывалом на восточный манер. Тогда у него на какой-то миг возникло ощущение узнаваемости ее облика, но оно не успело дойти до сознания, да и женщина тут же исчезла.
  И только сейчас он вдруг понял, кто это мог быть.
  Если Реште тайком пришла пронаблюдать за погрузкой римского войска, это значит, что она вполне может попытаться проникнуть на один из кораблей.
  «На какой? А если – сюда? А если она уже здесь? Притаилась за дверью моей каюты с отравленным кинжалом, а как только я выйду…»
  Варсег схватил меч, резко распахнул дверь каюты и выскочил, занеся меч для удара.
  Никого.
  Но посол уже не мог успокоиться. Он позвал начальника своих воинов и велел обыскать судно.
  Все то время, пока его воины обшаривали все уголки триремы, Варсег просидел в своей каюте, ни на мгновение не выпуская меча из рук. И лишь услышав, что обыск закончен и посторонних на борту не найдено, посол стал понемногу приходить в себя.
  Тут же его мысли приняли иное направление. Если Реште хотела пробраться на один из римских кораблей, то на какой?
  На пентеру Красса, чтобы его убить? Нет, это исключено. Если бы целью парфянки была смерть проконсула, то она нашла бы для этого более простой способ, не рискуя собой. Например, в Брундизии она могла поставить на набережной лучника, который бы легко поразил Красса стрелой, да еще успев после этого скрыться в толпе.
  Гексера? Скорее всего! На ней везут боевых собак, запасы оружия, провианта, войсковую казну. И если гексера вдруг потонет…
  Он понял. Теперь надо было действовать как можно скорее. К счастью, трирема Варсега шла как раз сразу за гексерой. По приказу Варсега один из парфянских воинов принялся энергично жестикулировать на палубе, подавая сигнал на крупнейшее римское судно.
  Это было требование принять на борт человека с парфянской триремы.
  Гексера начала замедлять ход. С корабля Варсега на воду спустили лодку, и к римлянам направился начальник воинов посла, который неплохо говорил по-латински.
  Он должен был сообщить капитану римского корабля о подозрении Варсега и предложить легионерам обойти все закоулки военного судна, чтобы проверить, не затаилась ли в каком-то из них вражеская лазутчица.
  В том, что она действительно там находится, Варсег почему-то не сомневался и сейчас с нетерпением ждал развязки этой уже изрядно затянувшейся интриги.

Когда Реште в своем трюме услышала стремительно приближающиеся шаги бегущего человека, она тут же нырнула в свое убежище, но почти сразу вылезла из него, услышав взволнованный голос Таэха.
  - Рошт, нам надо бежать немедленно! Римляне откуда-то узнали, что на корабле может находиться чужой, и начали осматривать все помещения! 
  - Мы сможем сейчас пробиваться наверх к катапульте? – без особого восторга спросила парфянка.
  - Сможем! – обрадовано сказал юноша. – Я успел выпустить из клеток нескольких собак и сразу скрыться, чтобы они меня не разорвали. Поэтому воинам Красса сейчас будет не до нас. Мы же будем бежать и кричать, что собаки вырвались и уже кого-то убили.
  Порывшись в груде какого-то хлама, сваленного в трюме чуть поодаль от бочек, житель Безымянной земли выдернул оттуда то, что искал – короткий римский меч.
  - Хорошо, что я спрятал его здесь. Сейчас я побегу впереди и буду тебя прикрывать, а ты будешь бежать за мной. Наш путь пройдет через много лестниц. Ну, вперед!
  Он распахнул дверь трюма и помчался по деревянной лестнице вверх, а Реште вслед за ним, ни на шаг не отставая.
  Когда они выскочили на нижнюю палубу, Таэх, увидев, что несколько легионеров остановились и с удивлением воззрились на них, во весь голос прокричал:
  - Собаки вырвались! Они убили его, убили!
  - Растерзали! Оружие наголо! Они рядом! – вторила ему Реште.
  Это подействовало. Выхватив мечи, римляне побежали в ту сторону, куда указал им Таэх.
  Но тут-то и появились те, кого, в отличие от воинов, обманывать было бесполезно. Навстречу Реште и Таэху по палубе неслись две отвратительные твари. Они не лаяли, лишь издавали угрожающий рык, роняя на пол сгустки желтой слюны.
  Таэх подобрался, загородил собой парфянку и выставил вперед меч. Он готовился продать свою жизнь как можно дороже, о чем говорила и его поза, делавшая его похожим на барса перед прыжком: тело спружинено, колени чуть согнуты.
  Но вдруг одна из собак резко изменила направление своего движения. Она прыгнула не на беглецов, а на гребцов-невольников, прикованных цепью к палубе, которые уже не работали веслами, а взволнованно наблюдали за происходящим, что-то выкрикивая на разных языках.
  Одному из них не посчастливилось. Он оказался на пути собаки, и на его шее сомкнулись смертоносные челюсти твари, разрывая хрящи и мышцы. Но убить собака успела только одного из рабов. Другой гребец размозжил ей череп веслом.
  Вторая же собака наметила своей добычей парфянку. Но Таэх был наготове, и дальнейшее произошло мгновенно: взмах его меча, молниеносный удар – и чудовище рухнуло на палубу.
  Путь был свободен. Пока.
  Как только Реште и Таэх вбежали по деревянной лестнице вверх на вторую палубу, они тут же наткнулись на легионера. Крики беглецов о вырвавшихся собаках не возымели на него никакого действия. Выхватив меч, он атаковал Таэха.
  Зазвенели скрестившиеся клинки, и тут же стало ясно, что этот бывалый воин превосходит своим умением спутника парфянки и выйдет победителем из этой схватки.
  Но и Реште списывать со счетов было рано. Она бросилась под ноги легионеру, который, споткнувшись, полетел на пол, а подняться уже не смог: сверху его поразил меч Таэха.
  Оружие убитого римлянина тут же подхватила парфянка.
  Между тем, было слышно, что корабль уже стал напоминать встревоженный пчелиный улей. Усилился лай собак, перекликались легионеры, а еще начали реветь рабы на веслах. Ведь Таэх успел выпустить из клеток не двух собак, а пятерых, и теперь три оставшиеся в живых тоже должны были неизбежно на кого-то нападать.
  А если бы у Таэха ранее была возможность расковать хотя бы нескольких гребцов, те сейчас схватились бы с легионерами, отвлекая их внимание на себя и тем самым невероятно облегчая беглецам выполнение своей задачи. Но тогда сделать это было невозможно: невольники на веслах все время находились на виду у римлян.
  Третья палуба снизу. Удивительно, но здесь по пути Реште и Таэх не столкнулись ни с одним врагом. Они пробежали еще одну лестницу и оказались на четвертой снизу палубе, где сразу попали в ловушку.
  Их атаковали сразу трое воинов Красса. Двое бросились на Таэха, а перед Реште оказался один, по возрасту – ветеран римского войска, воевавший еще против рабов Спартака. Он почти сразу выбил меч из руки парфянки и изготовился вторым ударом отправить ее в загробный мир.
  Но тут произошло неожиданное. Из-за спины Реште выбежал еще один легионер, который… точным ударом поразил ее умелого противника.
  В следующее мгновение он повернулся к парфянке лицом.
  - Фрезенгунт! – с удивлением выдохнула Реште.
  - А ты думала, я брошу тебя одну на этой гексере? – усмехнулся галл. – К тому же, я еще не свел счеты с Крассом.
  Но тут же взгляды обоих обратились к схватке рядом, где двое римских воинов уже оттеснили Таэха к борту палубы и вот-вот должны были с ним покончить.
  Реште бросилась поднимать с пола свой меч, а Фрезенгунт обрушился на одного из римлян, поразив его клинком. Второго прикончил перешедший в атаку Таэх.
  Поле битвы осталось за противниками Рима.
  - Эфа, я сумел расковать нескольких гребцов! – крикнул галл. – А они помогают освободиться остальным. На нижней палубе уже идет бой, римляне сбегаются туда. Путь к катапульте должен быть свободен, бегите, а я прикрою вас сзади.
  Все трое взбежали на пятую палубу снизу, предпоследнюю на их пути. Там их издалека заметили легионеры, которые бросились в их сторону. Реште и Таэх успели заскочить на последнюю лестницу и помчались по ней наверх, а Фрезенгунт встал в проеме, загородив путь римлянам. Защищать лестницу галл даже в одиночку мог довольно долго, хотя было понятно, что в конце концов его убьют. Но если Реште и Таэх не столкнутся с легионерами на верхней палубе, то у них будет время на то, чтобы зажечь метательные снаряды возле катапульты.
  На шестой палубе с врагами они не столкнулись: римляне находились с другой стороны. Путь к ближайшей катапульте был свободен.
  Реште рывком распахнула дверь будки, в которой хранились метательные снаряды. Перед ее глазами предстал огромный шкаф, который, к счастью, не был закрыт на замок. Перегородки разделяли его на ячейки, в которых и были разложены снаряды.
  В самом низу шкафа лежало огниво. Впрочем, было бы удивительно, если бы его там не оказалось. К нему прилагался пучок тонких деревянных лучин.
  То, что римляне даже не подумали запереть будку и шкаф на замки, было вполне в порядке вещей. Вряд ли они могли предположить проникновения на корабль чужих и совершения столь дерзкой диверсии.
  Таэх принялся выгребать метательные снаряды из ячеек шкафа на пол, собирая их вплотную друг к другу, а парфянка схватила огниво и начала высекать искру.
  Юноша на мгновение выглянул из будки.
  - Я слышу крики бегущих по лестнице римлян, - отрывисто сказал он. – Значит, они уже убили твоего воина и вот-вот будут здесь.
  Реште сглотнула ком в горле. Сейчас это было единственное, что она могла сделать в память о своем верном друге Фрезенгунте, погибшем, выручая ее.
  Парфянке удалось высечь искру и зажечь лучину. Когда пламя начало подбираться к ее пальцам, она вдруг вспомнила слова Красса, услышанные ею в порту Брундизия:
  "Если мы не победим сегодня, то мы все равно победим в следующий раз".
  - Следующего раза не будет, - сказала Реште и швырнула горящую лучину на ближайший из метательных снарядов. Он вспыхнул мгновенно, и пламя чуть не опалило парфянку, которая вовремя успела отскочить.
  Вместе с Таэхом она выскочила из будки за миг до того, как полыхнули все сваленные на пол снаряды. Вслед за беглецами, обжигая им спины, наружу вывалился огромный шар пламени, которое тут же начало охватывать деревянную палубу.
  Подбежав к борту, Реште перемахнула через него и прыгнула вниз. Высота у гексеры была немалая, поэтому парфянка ушла в воду довольно глубоко, но еще в прыжке, набрав полную грудь воздуха, сумела сгруппироваться нужным образом,


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
Комментариев нет
Книга автора
Абдоминально 
 Автор: Олька Черных
Реклама