Солнечный ветер. Ознакомительный отрывок. (страница 1 из 10)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Фантастика
Автор:
Читатели: 1050 +1
Внесено на сайт:
Действия:

Предисловие:
Это ознакомительный отрывок из романа, содержащий первые три главы. Полную его версию вы можете прочесть в разделе автора на сайте "Самиздат":

Времена меняются... Пыхтящие паром из труб звездолёты-реактороходы вытесняют с полей сражений деревянные солнечные парусники. По рельсам бегут первые реакторовозы. Городские улицы вместо жёлтого света люминесцентных фонарей озаряет сияние электрических ламп.
Молодому флотскому офицеру Реймонду фок Аркенау, впрочем, не до глобальных перемен в облике мира. Обвинённый в покушении на собственного командира, он вынужден пуститься в бега, даже не имя толком чёткой цели. Продержаться на свободе как можно дольше – всё, на что он может рассчитывать. Однако дело о покушении интересует не только его. Что-то здесь не чисто – это видят и командир Реймонда, и один из следователей тайной полиции. Быть может, у беглеца ещё есть шанс?..

Солнечный ветер. Ознакомительный отрывок.

Часть первая

Глава 1

839 год от Открытия Порталов. Неподалёку от луны Траунголь.


- Итак, джентльмены, ваши мнения? – Вопрос адмирала прозвучал так, словно речь шла об обсуждении заметки в утренней газете, а не о внезапно появившемся противнике. Реймонд фок Аркенау, адъютант капитана флагмана, опустил подзорную трубу – идущая навстречу колонна чужих кораблей мгновенно превратилась в цепочку жирных светлячков, выделяющихся на фоне звёзд – и оглянулся. Адмирал Каррисо тоже опустила трубу, уперев её в бедро, и теперь безо всякого выражения на лице смотрела на тех же «светлячков» невооружённым взглядом.
Реймонду подумалось, что Каррисо в этой вечной тьме может разглядеть больше, чем любой другой в рубке – не просто так ведь её обычно узкие, как щёлочки, вертикальные зрачки сейчас расширились, заполнив почти всю радужку. Фок Аркенау понятия не имел, с какой планеты родом адмирал, но внешне она чертовски походила на кошку – чуть приплюснутой, словно бы слегка вытянутой головой со скошенным лбом, большими торчащими острыми ушами, формой носа, огромными зелёными глазами. Правда, кошка должна быть мохната, а волосы у адмирала были только на голове, как и положено – густые, но короткие, едва до плеч. Совершенно нормальные каштановые волосы, такие же, как у людей. И черты лица, в общем-то, почти человеческие, особенно если на нос не глядеть, и кожа – нормальная, смуглая, как у всех космонавтов, начинавших на парусниках, и фигура – со спины за инородку не примешь. Хотя нет, уши и со спины видны…
- А какие тут мнения? – Мрачно буркнул капитан Эйгенхольт. – На обратный курс и полным ходом – до ближайшей базы.
- Капитан… - Каррисо покачала головой, даже не глядя на собеседника. – Если первый корабль в их колонне действительно «Змей Гукруш», а остальные равны ему в классе… а, судя по свечению, так оно и есть… Они нас догонят всей флотилией часов через пять. А до порта Коргесберг – четверо суток ходу.
Кто-то из присутствующих в наблюдательной рубке нервно хихикнул. Обстановка вообще была довольно напряжённой – младшие офицеры обменивались тревожными взглядами, старшие же сохраняли совершенно каменные лица, что пугало ещё сильнее.

Капитан поджал губы, мрачнея всё больше, и коротко бросил:
- Тогда один выход.  Оставить сильный заслон. Все линкоры…
- Угу. Восемь линкоров на двадцать шесть. И не факт, что фрегаты смогут уйти… - Адмирал передала трубу своему адъютанту, заложила руки за спину и прикрыла глаза. Выражение лица её сделалось отрешённым. Реймонд вспомнил, как адмирал рассказывала – в такие моменты, когда вокруг шумно или нервно, она представляет себе вращающееся тележное колесо. Вроде как помогает углубиться в свои мысли и сосредоточиться. Капитанский адъютант пробовал – не получалось.

В рубке стало очень тихо. Даже молодые офицеры перестали шептаться – неизвестно, как там насчёт зрения, но слух у Каррисо точно был кошачий. Ещё бы, с такими-то ушами…
Фок Аркенау таращился на замершую в излюбленной позе – руки за спину, нога чуть отставлена вперёд – Каррисо и, чтобы не думать о возможном сражении (мысли были исключительно неприятные), думал об адмиральских сапогах. На фоне их зеркального блеска даже сапоги самого Реймонда, всегда тщательно следившего за одеждой, казались обувью крестьянина, работающего в поле с навозом. Интересно, она сама начищает или денщика мучает? Начищать там действительно измучаешься – адмирал Каррисо носила ботфорты без отворотов, чуть не во всю длину ноги, выше, чем до середины бедра, а ноги у неё были длинные.

Задержав внимание на этом пункте, почти семь месяцев не видевший жену и принципиально не посещающий портовых борделей лейтенант невольно отметил, что у Каррисо не только длинные ноги, но и всё остальное, что полагается красивой стройной женщине, на месте. И адмиралу несомненно идут как её приталенный тёмно-синий камзол с неразрезанными фалдами, украшенный золотым шитьём по краю, под которым она вместо положенной рубашки с дурацким пышным жабо носила что-то вроде простого белого свитера с высоким воротником, так и облегающие серые бриджи, едва заметные, правда, между камзолом и  ботфортами… Да и лицо не настолько отличается от человеческого, чтобы казаться неприятным. Даже наоборот – эти огромные яркие глаза…

От непристойных для офицера мыслей о собственном верховном командовании Реймонда спасла сама адмирал. Каррисо дёрнула ушами, как кошка, услышавшая скребущуюся мышь, открыла глаза и спросила:
- Пост дальномера. Они продолжают сближаться? Всё также колонной? Не пытаются развернуть строй?
- Да, мой адмирал. Противник движется походной колонной. Курс встречный.
- Превосходно. Значит, они всё ещё думают. – Адмирал улыбнулась – широко, демонстрируя острые клыки. – А я, знаете ли, уже надумала. Так что у нас фора. Джентльмены, предлагаю спуститься на боевой мостик.
- Мой адмирал… мы примем бой? – Не удержался фок Аркенау.
- Не примем, лейтенант. – Улыбка стала ещё шире, в купе с абсолютно серьёзным выражением лица превращаясь в настоящий оскал. – Мы его дадим. Капитан, оставляю корабль на вас. Штаб – за мной.
Адмирал развернулась на каблуках и шагнула к выходу из рубки. Эйгенхольт шумно и печально вздохнул:
- Знаете, я всю жизнь мечтал погибнуть героически, в неравном бою, и чтобы моё имя попало в учебники военной истории… А сейчас что-то вдруг расхотелось.  
- Капитан, я не составляю планов, которые ведут к смерти, даже героической. – Взгляд Каррисо сделался смеющимся, и оскал моментально превратился в улыбку. – Планы, ведущие к победе, мне кажутся куда интереснее.
- Спасибо за утешение… Но при таком преимуществе противника…
- У них преимущество в одном, у нас – в другом.
- Простите, но я не вижу никакого преимущества с нашей стороны.
- Вот поэтому вы – капитан, а я – адмирал. Фу, какая избитая фраза… - Адмирал снова развернулась к дверям. – Я верю в вас, капитан, верьте и вы в меня.
- Хорошо. – Капитан перевёл взгляд на адъютанта. -  Лейтенант Аркенау, отправляйтесь с адмиралом на мостик, будете для связи.
- Есть! - Реймонд щёлкнул каблуками и бросился догонять командующую со свитой. Каррисо начала раздавать указания ещё в коридоре:
- Вестовой, сейчас на пост дальней связи. Передавайте по всем кораблям флота. Линейным судам выстроиться линией, курс – сорок градусов относительно курса вражеской колонны. Возглавляет «Морской ястреб», за ним – «Охотник», за ним – «Лунная дорожка»…

*                                                             *                                                      *

…Боевой мостик располагался прямо под надстройкой наблюдательной рубки, укрытый бронёй со всех сторон. Никаких окон в нём, разумеется, не было. А был огромный, занимающий всю середину помещения стол со встроенной интерактивной картой, и были ещё несколько пультов вдоль стен, из которых самый важный – пульт внутренней связи, позволяющий связаться с ключевыми постами корабля без помощи вестового. В этом спрятанном в толще бронированного корпуса месте обычно не был слышен даже рёв атмосферы при экстренной посадке на планету, но звуки боя сейчас вполне долетали. Грохотали плазменные орудия самого флагмана, разбивались о броню ответные залпы, и даже летящие мимо снаряды часто взрывались внутри «воздушного купола», окружающего «Лунную дорожку», а не в вакууме. Всё это, впрочем, слышалось едва-едва, и перекрывалось бормотанием штаба. Штабисты двигали фигурки кораблей по интерактивной карте, связисты едва ли ни ежеминутно передавали им доклады с постов дальней связи и наблюдения, а адмирал Каррисо стояла над столом, не отводя взгляда от карты, и механическим голосом сыпала команды – одну за другой, для каждого корабля. Руки она уже не держала за спиной, а, уперев согнутый локоть правой в левую ладонь, водила указательным пальцем по верхней губе. Это явно было бессознательное действие, привычка, но фок Аркенау её за адмиралом раньше не замечал. Наверное, проявлялась только в моменты исключительного напряжения или вроде того. О напряжении говорили и прижатые к голове уши. Вообще-то, привычка была рискованной – ногти у госпожи адмирала, начинаясь как обычные, человеческие, и сужаясь к кончикам, скорее походили на когти. Острейшие и очень крепкие, она даже форменные белые перчатки (с неудобными жёсткими раструбами-крагами почти до локтя) носила особые – с дырочками на пальцах, чтобы кончики ногтей торчали свободно, а то в любом случае продрали бы. Так и ноздрю порвать себе можно, если от чего-нибудь дёрнуться…
- «Черный лебедь» меняет курс – точка три семь семь, угол захода на цель – семьдесят градусов.
- Связи с «Пенным конём» нет, наблюдатель докладывает, что судно горит.
- Машинное докладывает  - пробоину корпуса ликвидировали, но падение мощности – восемь процентов.
- «Лебедь» отстрелялся, уходит на новый вираж.
- Приказ «Филину» и «Графу фок Шоцкену» - взять вектор движения на шесть градусов выше, иначе попадут в огневую «коробочку».
- Есть!
- Мой адмирал! «Звезда Империи» не выходит на связь! Наблюдатель видит многочисленные взрывы на корпусе. Корабль явно потерял управление и выпадает из линии!
- Первая линия противника меняет построение! Координаты новых векторов движения…

Штабисты принялись разворачивать пластиковые фигурки на карте в соответствии с переданными координатами. Адмирал вдруг упёрлась ладонями в стол и склонилась к самой столешнице. Потрогала острым когтем-ногтем фигурку «Лунной дорожки», подняла взгляд на коммандера фок Кроуна, своего помощника по тактике, «начштаба», стоящего по другую сторону стола. Произнесла:
- Они собираются разбить нашу линию и применить численное преимущество, чтобы задавить огнём с разных направлений.
Коммандер кивнул. Это было очевидно даже Реймонду – пока восемь линкоров имперского флота держали строй, враг мог лишь охватить их линию с флангов, что в битве флотов даёт не такое большое преимущество, как в сухопутной. Двойная линия из двух дюжин линкоров всё равно перестреляла бы храбрую восьмёрку, но это было бы долго и с большими потерями – враг уже лишился четырёх кораблей против двух у имперцев. А вот ворвавшись в промежутки между кораблями, и принудив каждый линкор к индивидуальной битве с несколькими противниками, северяне получали возможность быстрой победы.
- Превосходно! – Неожиданно воскликнула Каррисо, рывком выпрямляясь. Руки она привычно заложила за спину, и это придало некоторой уверенности лейтенанту. Что хорошего может быть в происходящем, фок Аркенау не понимал, но адмирал явно чуть расслабилась, а значит – ситуация улучшилась. Интересно, как?
- Честно сказать, я боялась, что им хватит выдержки расстрелять нас, как куриц в садке. – Адмирал резко выдохнула. – Теперь самое интересное, джентльмены. Связь!
- Да, мой адмирал!
- Линейным кораблям не пытаться удержать строй, принимать ближний бой. Каждому линкору связать перестрелкой максимальное число противников. Фрегатам – изменить модель поведения. Прекратить беспокоящий огонь, разорвать дистанцию, имитировать отступление по приказу. Как только враг увязнет в ближней схватке, начинать атаку под углом сверху относительно плоскости схватки. Атаковать


Оценка произведения:
Разное:
Книга автора
Корректор Желаний 
 Автор: Сергей Лысков
Реклама