Произведение «О Змее коварном и Иване пожарном» (страница 1 из 6)
Тип: Произведение
Раздел: Для детей
Тематика: Сказки
Темы: баба ягасказка для детейЗмей ГорынычЛешийсказка о пожарном
Автор:
Читатели: 1529 +1
Дата:

О Змее коварном и Иване пожарном

Александр Расев

О Змее коварном и Иване пожарном
веселая сказка

Глава 1.
Начинается наша история не где-нибудь, а в царском дворце. Ну, может и не в самом дворце, а на крылечке около него, или вовсе во дворе дворца. Но все равно – это же царские палаты. Значит, и царь здесь. Вот он, сидит на лавочке, простой такой, в халате домашнем и тапочках. А рядом, но не сидит, конечно, а стоит навытяжку, Иван. Указания слушает да приказы царские. Это у них порядок такой – Иван каждое утро Царю рассказывает, что где происходит, и как царство от пожаров защищено. А про защиту от пожаров Иван рассказывает, потому что он – пожарный.
Разговор всегда Царь начинает.
-  Значит, Иван, ты говоришь, что все в нашем царстве нормально? - спрашивает Царь, а сам хитро так глаза прищуривает. Знаю, мол, что ты сейчас ответишь. А Иван и отвечает:
- Так точно, царь-батюшка. Пожаров нет.
И карту достает большую, где все царство нарисовано и где указано какие в нем есть строения, какие леса, какие болота. Развешивает Иван карту на заборе и показывает чего и где сделано.
- Вот, царь-батюшка, сами видите: рвы водой заполнены…
- Водой, говоришь? – спрашивает царь.
- Водой, - отвечает Иван.
- А зачем тебе вода?
- Пожары тушить. У пожарного вода, самый главный помощник. Без нее никак нельзя.
- Хорошо, - согласился царь. – Продолжай.
Иван продолжает:
- У каждого дома – сундуки с песком в землю вкопаны, а у царского дворца – так и вовсе двадцать пять сундуков.
- А песок зачем?
- Так опять же пожары тушить. Где водой лить нельзя, там песком огонь засыпаем. Он, огонь, песок не любит, сразу и затухает.
- Ну что же, - согласно кивает головой царь, - это хорошо все. И нарисовано красиво.

- Так я же старался, - довольно улыбается Иван. - И лошади пожарные сыты и напоены. Так что все так, как и быть должно! – заканчивает он свой доклад. Обычно, после этих слов Царь Ивана отпускает. Но сегодня у государя плохое настроение, сердитый он почему-то. Поэтому разговор продолжается.
- Только вот в чем, Ваня, беда. Я тебе деньги не за картинки плачу, понимаешь. Ты у меня кто?
- Так, пожарный я.
- Вот. А пожарный что делать должен? А? Пожары тушить. Вот!  А у нас в царстве уже, почитай, лет двадцать никаких пожаров нет.  Так что получается, ты, Иван, бездельничаешь! Вот я и думаю – не напрасно ли я тебе жалованье плачу? А? Может, прогнать тебя совсем? Экономия будет, опять же.
Иван опешил. Ну, никак он от Царя таких слов не ожидал.
- Так ведь, царь-батюшка,  пожаров потому и нет, что и батюшка мой, и я двадцать лет от огня защиту строим… Вот вода, вот песок…
Но Царь не хочет с Иваном соглашаться.
-  Слышал я, слышал! Не повторяй. Если пожаров нет, значит пожарный – бездельник! Вот! - совсем рассердился царь. Потом подостыл немного, успокоился. - Ладно, работай пока. Я подумаю еще, что с тобой делать.
Ивану бы уже уходить пора, да не может он от Царя просто так уйти. Дело у него к Царю есть. Важное очень.
- Царь-батюшка, - обращается Иван к Царю тихим голосом.
- Ающки?
- Просьба у меня к тебе есть. Большая просьба.
- Так царя маленькими просьбами и беспокоить вроде как неприлично. Говори, чего хочешь?
- Жениться хочу.
- Жениться? На ком?
- Знамо на ком. На… красавице, умнице, на самой славной девушке в нашем царстве! – Иван, о невесте рассказывая, заулыбался, раскраснелся,  даже щеки порозовели. Тут Царю бы улыбнуться, а он наоборот, еще пуще сердится:
-  Чего?! Это ты, пожарный и сын пожарного на моей Хруне жениться хочешь?
Вот ведь как! И думать не думал Иван на царской дочери жениться. Как будто кроме нее и невест других нет! Хотя, царь, конечно же, всегда сначала о дочери думает. Отец все-таки.
- Да нет, зачем на Хруне? – еще шире улыбнулся Иван. - На Василисе.
Отлегло у Царя от сердца.
- А, то-то, - сказал он уже тише. - А то я уже напугался.
-  Так можно жениться? – еще раз Иван спрашивает.
-  Дак оно, конечно…. Отчего нельзя, коли хочется. Только вот нехорошо как-то. Ты – женишься, а Хрунюшку никто замуж не берет. Обидно ей. – Царь даже вздохнул горестно.
-  Будет и у нее жених, - успокоил Иван Царя. - Обязательно.
- Обязательно… - передразнил Царь.  И уже нормальным голосом продолжил - Будет, конечно. Да я бы давно уж нашел ей жениха. Только вот не может царская дочь абы кого в женихи брать, понимаешь? Не может. Еще бы – полцарства в приданое…
-  Полцарства? – ахнул Иван.
- Вот именно, - подтвердил Царь. И даже к карте подошел, чтобы показать какую половину царства он в приданое Хруне отдать решил.
- Вот. Вот эту половину отдам, – ткнул он в карте на то место, где в болотах и лесах три деревушки ютились. Конечно, половина эта никак не  была половиной, а так, четвертушечкой маленькой. Но все равно – это ведь царская земля!
Ой, не надо было  царю об этом говорить! Да к тому же на улице, да громко! Потому как  сразу после его слов как будто солнце за тучу зашло – потемнело все и показались на небе три громадных змеиных головы,  повисли над царским двором, и глаза так жадно огнем полыхнули. Впрочем, исчезли головы змеиные так же быстро, как и появились.
- Фу, бывает же такое, - опешил Иван. -  Как будто кто небо заслонил. А, Царь-батюшка, не видели?
Нет, царь не видел ничего, он карту изучал. «А может, - подумал Иван, - и не было никаких змеиных голов? Может, это просто тучка на солнце нашла?»  Он еще раз на небо посмотрел – нет, ничего не видно. Вот оно – солнышко, светит, ничем не закрытое. «Ладно, - опять подумал Иван, - чего тут голову ломать. Все-таки с царем разговариваю!» И уже вслух продолжил:
- Полцарства, это, конечно, хорошо. Но ведь страшно отдавать землю государеву абы кому.
Царь аж возмутился:
-  Так абы кому я и не отдам. Ты что, в самом деле? Я достойного жениха найду!
И опять по небу как будто кто пролетел. И даже слышно было, как будто крылья взмахнули. Как у птицы у большой. Иван еще раз к небу голову поднял, но ничего не увидел. Странно это все.
- Достойного? – продолжил Иван беседу с Царем. - Это хорошо. А как понять, достойный жених, или так себе, пустышка?
- Да это-то просто, – засмеялся Царь. -  Правильный жених должен для Хрунюшки подвиг совершить, она его за это полюбит, ну а я уж тогда и поженю их.
- Сложно-то как, - вздохнул Иван.
- Сложно, да, - согласился Царь. – Но, понимаешь, иначе нельзя. Все ж таки царская дочь, не вот тебе что.
- А у нас с Василисой все проще – полюбили мы друг друга не за подвиги, а… ну, даже не знаю за что. Красивая она, добрая, веселая, а глаза у нее такие, ну просто вот так смотрел бы в них и смотрел, не отрываясь. Царь батюшка, - опять обратился Иван к царю со своей просьбой -  Разреши свадьбу, дай свое царское слово.
- Ну ладно, - мирно ответил Царь. - Умеешь ты меня уговорить. Даю царское слово, что свадьба будет через три дня на четвертый после первого дождя.
-  Да когда же будет этот дождь? Может, завтра, а может  через месяц?
- Ну, ты тут мне не командуй. Я – царь все-таки. Я так решил и ты моему решению не препятствуй.
- Эх, что ж делать. Будем ждать дождя. Пойду, Василиску обрадую.
И убежал Иван радовать свою Василису. И Царь в дом ушел. Завтракать. Ну, пусть он завтракает пока, а мы в другое место сейчас пойдем.

Глава 2.

А пойдем мы в лес. Да не в простой, а в волшебный. Он тут вот, недалеко от царства – по дороге прямо, сначала через поле, потом за речку, а там и вовсе рукой подать.
Лес этот хоть и небольшой, часа за три весь обойти можно, но темный и страшный. Если кто в него попадет, то просто так и выйти не сможет. Проплутает дня три, или вовсе пропадает. Вот как! Те крестьяне, что рядом живут, туда и вовсе не ходят.
Даже птицы его не любят, стороной облетают. Поэтому в лесу пустынно. Только лягушки квакают. Их в тех болотцах, что в лесу укрылись, много развелось…
Ну и конечно, как это и полагается в волшебном лесу, живет на одной из полянок в своей избушке Баба Яга. Давно уже здесь живет! Лет триста, наверное. А может и того больше. Кто их считал, ее годы?
Вот она, сидит на полянке, на старом пеньке и песню напевает. Она ее сама сочинила. Не слыхали? Вот эта песня.

Слишком  тихо, слишком мирно
Стало в сказочном лесу.
Мне такая тишь  противна,
Как козявочки в носу!

И лягушки не вкусны,
Мухоморы не красны,
На болоте нету ила -  
В моем сердце нет весны!

Вот скажите,
В самом деле,
Как без пакостей прожить?
Ведь почти что три недели
Как мне некого сгубить!

Мне лягушки не вкусны,
Мухоморы не красны,
На болоте нету ила -  
В моем сердце нет весны!

Да, грустная песня… А как Бабе Яге не грустить? Никто в лес не ходит, а это значит - ни попугать некого ни пакости какой другой сотворить некому. Один Леший только и приходит. А он что, он так – тьфу, и все. Пенек трухлявый с глазами. И все. Выглянет из-за дерева, веткой какой хрустнет, и смеется:
- Что, - говорит, - Баба Яга. Напугал я тебя?
Как будто ее этим хрустом напугать можно. Но Баба Яга иногда, так, от  скуки, делает вид, что напугалась.
- Ой, - кричит, -  Лешак! Ну, нельзя же так, в самом деле! Я, чай, уж давно не молоденькая. Все ж таки три сотни годков за плечами. Ух, сердце так и колотится…
- Чего у тебя колотится?  - смеется Леший.
-  Сердце, чего ж еще?
- Это ты палкой по дереву колотишь. Сердце у нее… скажет тоже. Нет у лесной нечисти сердца. И не было никогда.
-  Ишь ты, умный какой, - соглашается Баба Яга. Конечно, Леший прав. Какое у нее сердце? Откуда ему быть? Он же не человек. Так, нечисть лесная.
- Говори, Леший, чего пришел? – продолжает Баба Яга беседу.
-  Да ничего. Так просто. Скучно мне стало.
- Скучно… Это точно… Мне тоже скучно…
Вздохнут оба, сядет Леший на поваленное дерево, пригорюнится. А потом повернется к Яге и попросит:
- Придумай чего-нибудь, чтобы повеселиться. Только не очень злое, ладно?
-   Нет, незлое я не умею.
-  А помнишь, - засмеется Леший, - как ты лягушек в зайцев превратила? А? Охотники за ними бегут, а они – нырк в болото и под кувшинки все попрятались. Вот смеху было!
- Да, смешно.
- А ещё, когда корова по деревьям лазила, помнишь?
-  А, это я кошку в корову превратила…
- Ага, она в село пробежала и на столб залезла. А люди вокруг бегают, кричат! Вот смешно!
-  Да, весело было… А сейчас ни зайцев здесь нет, ни коровы не заходят.
А еще иногда Леший с Бабой Ягой частушки поют. Да-да, не удивляйтесь. Самые настоящие частушки.
Начинает всегда Леший. Встанет в центре полянки, ногой топнет и как закричит:

Выходи Баба Яга, ступу в сторону отставь
Будем петь с тобой частушки, мы их знаем больше ста
Будем петь, будем петь, и во все глаза глядеть!

А потом Баба Яга выйдет, на палку сучковатую обопрется, здоровой ногой притопывает, руками размахивает и поет скрипучим голосом:

Было весело когда-то,
А сегодня грустно
Это, верно, от того,
Что завтрак был невкусный!

И Леший подхватит:

Зачем охать и стонать,
И зачем печалиться?
Лучше будем мы плясать,
Чем от скуки маяться!

Смешные у них частушки. Хотите послушать? Вот они:

Ел в гостях я у Яги
С мухомором пироги
Икру лягушачью
Да сморчок в придачу.
Жаль, что угощение
Лишь по воскресеньям

Баба вредная Яга...
Есть не хочет пирога..
Хочет съесть Ивашку..
Вместо пшенной кашки...
Она совсем не бедная,
Только очень вредная.

На носу у Лешего
Пиявочка подвешена
На губе растет сморчок
В волосах трещит сверчок...
Сколько же у Лешего
Всего понавешено!

Как-то раз Яге в лесу
Комар стукнул по носу
Это вовсе не смешно –
Нос болит у ей ишшо!
Вот такие комары
От космической


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Книга автора
И длится точка тишины... 
 Автор: Светлана Кулинич
Реклама