Произведение «Черта» (страница 1 из 2)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Фантастика
Темы: постапокалипсис
Сборник: Жизнь мотыльков. Хроники Рагнарёка.
Автор:
Оценка: 4.7
Баллы: 5
Читатели: 770 +1
Дата:

Черта

Перед глазами темнело. Мир сужался до размера микроскопической точки, пока вовсе не исчез. Осталась пустота и зов, между которыми и зависла Анили. Боль впрочем не исчезла и поэтому казалось что от тела осталась лишь одна рука, вывернутая назад, хотя её ничего не держало, со скрученными пальцами и со сведенными от напряжения мышцами, которые вот вот сломают кости. Словно в подтверждение мыслей они начали потрескивать. Еще чувствовалось нечто чужое, инородное. Какая-то мерзость. Она расползалась по телу, пожирая плоть словно паразит, и разрасталась внутри. Из-за этого рука горела огнём. Оно проросло уже до середины плеча и двигалось дальше. Но тела было мало: нечто вклинивалось в разум и путало мысли. Лишенное разума, обезумевшее создание обладало несгибаемой волей. Оно обладало самыми примитивными эмоциями и звало присоединиться. Её так и называли: Единая Воля. Лилит.
Еще от прежнего мира остались голоса. Один был знаком, другой - нет.
- Ты ничем не можешь помочь?
- Я не помогу. - ответил Элвеорин.
- Жаль что ты не в силах.
«В силах - думала Анили - но не станет этого делать. Слабые ему не нужны. Ему никто не нужен. Они могут помешать его намерениям, а намерения у него самые благие. Дай ему свободу, и он утопит мир в крови. Зато красиво говорит и никогда не врёт, но его правду почему-то понимают так, как он хочет».
Силы понемногу уходили. Даже мысли становились тягучими и медленными. Острую боль сменила тупая, ноющая. Рука свисала плетью и совершенно не подчинялась: она всё больше и больше принадлежала паразиту. «Он полностью её захватит, доберется до сердца и разнесёт себя по крови, как метастазы. Появятся новые очаги заражения, но это хорошо. Боли больше не будет. Вреда больше не будет, только симбиоз. Одно станет частью другого. Уже слышны голоса таких же. Будущих сестёр. Где-то в отдалении кричат чужие».
- Это не борьба оружием. Это поединок воли. Желания выжить. Желания быть собой. Сопротивляйся. Жажди победы, жизни, свободы...
«Глупцы, они не понимают что значит быть чем-то большим. Многим одновременно» - напоминал тихий шёпот внутри.
Появилась необычайная лёгкость. Всё позади. Осталась самая малость. Закрываются глаза…
***

Впереди шёл Элвеорин. Он шёл поперек площади, не обращая внимания на толпу. Те кто был перед ним сразу расступались, освобождая дорогу. Следом семенила Анили, на пол шага отставая, за ней людской поток вновь смыкался.
Элвеорин не принадлежал этому городу, впрочем наверное и миру. Не вписывался. Даже облик говорил об этом. Он ходил в глухом латном доспехе, что уже было удивительно. Кроме того в шлеме не было прорезей для глаз. Лицевая часть шлема была искусно сделанной сплошной маской, повторяющей черты человеческого лица. Справа, на лбу и возле скулы были выгравированы символы, напоминающие еще два глаза.
Площадь осталась позади. То что там творилось значения не имело. Обычная людская суета, не имеющая никакого отношения к цели. Тем не мене в старом городе, среди построек, которым зачастую было по триста лет, человек в средневековом доспехе выглядел уместно. Дома из кирпича, с черепичными крышами, массивными дубовыми дверями и маленькими окнами, брусчатка и даже серое, хмурое небо создавали иллюзию прошлого.
Возле одного из таких домов Элвеорин остановился. Стук массивным медным кольцом по двери был довольно громким, но никто не выходил. Тогда он с силой ударил ногой о косяк двери: сразу зазвенели стекла, глиняный горшок с цветами, который неуверенно стоял на подоконнике второго этажа решил упасть и разбиться. Изнутри донёсся хриплый голос:
- Хватит буянить. Иду. Иду.
На двери открылось небольшое, зарешёченное окошечко. Но кому принадлежал голос во тьме, видно не было.
- Незнакомец. Не имею дел с незнакомцами. - окошечко стало закрываться.
Элвеорин пригляделся к замку, а затем легонько ударил по нему пальцем. Раздался щелчок, и он с силой рванул дверь на себя, разорвав при этом небольшую металлическую цепочку, что её держала. И, позвав Анили, вошёл в дом.
Хозяин был лысым морщинистым старикашкой с лицом, покрытым серыми и коричневыми пятнами. Единственным местом, где у него росли волосы, были нос и уши. Весь грязный и засаленный он своим видом вызывал отвращение.
- Я пришёл за старыми долгами.
- Всем кому должен прощаю. Но увы к счастью таких нет.
Элвеорин снял вначале маску, а затем шлем и передал их Анили. Несмотря на тонкие, несколько женственные черты лицо было гордым и волевым. Длинные волосы были завязаны в конский хвост. Он выглядел сказочным эльфом. Ощущение усиливал серебристый цвет волос и несколько заостренные уши.
- Привет от Фобоса.
Хозяин сразу побледнел, его лицо осунулось, и он начал отползать спиной назад вглубь комнаты, пока не упёрся в стену. При этом он непрерывно верещал как заклинание:
- Фобос мёртв, Фобос мёртв, Фобос мёртв. Его убила какая-то девка.
- Живее не бывает, если хочешь Я отведу Тебя к нему, увидишь тогда сам, кто прав.
От этих слов он вообще посинел и схватился за сердце.
- Товар у тебя?
В глазах появился лукавый блеск торговца, но одного взгляда Элвеорин хватило, чтобы он исчез. Хозяин неохотно поднялся, и ушёл куда-то в глубь дома.
- Неприятный скользкий тип. Что Тебе от него нужно? Он бы принёс миру гораздо больше пользы будь мёртвым. - Уточнила Анили.
- Да это мразь и падаль, но, увы, он более полезен живым. Такие люди могут достать что угодно, кого угодно и где угодно.
Хозяин вернулся. Теперь он держал в руках свёрнутые в трубочку бумаги, а после начал их разворачивать. Это были карты.
- Вот они, окрестности Риннозорда. Всё, что может быть интересно. Поселения, заброшенные пути, рельеф, достопримечательности, места, где видели теней, где они никогда не появляются и главное, жемчужина: план самого города. Это обойдется всего ничего…
Элвеорин схватил его за воротник, и приподнял, чтобы ноги оторвались от пола, и взглянул в глаза.
- Ты отдашь. Всё и сейчас и более того выполнишь еще одну просьбу. Ведь ты хочешь жить? Отвечай!
Анили не услышала о чем они потом говорили, но затем старикашка всё время повторял: «Ты. Ты. Ты. Ты…»
- Уходим. Здесь нам более делать нечего.
Они вышли, и стали медленно идти прочь.
- Риннозорд - что это? Никогда не слышала такого названия.
- Самоназвание. Провинцию обычно называют иначе. Место, где находится Золотая Башня.
- Земли теней! Но там Тебе находиться нельзя. Они ведь сразу почувствуют присутствие, а против их всех одиночке не совладать.
- Пойду не Я. Не совсем Я. И, всё получиться. На башню необходимо обязательно взглянуть. Уничтожение Кристалла - мало. Нужно разрушить и вторую Настоящую Башню. Но прежде всего её необходимо найти. Радужная - обманка. Кольцевую Я однажды видел, остаётся Золотая. Скоро, очень скоро.
- Попытки разрушить Башни ни к чему хорошему обычно не приводят. У людей нет достаточно сильного оружия.
- Нет, просто они не знают всей правды и не понимают, как её нужно разрушать.
Внимание привлекла фигура, одетая в черный балахон. Она не быстро двигалась по улице, но одежда не позволяла ничего рассмотреть. Элвеорин провёл взглядом. Путник остановился возле дома, откуда они с Анили только что вышли. Повозившись немного с замком он вошёл внутрь. Элвеорин решил немного понаблюдать, и не напрасно. Спустя несколько минут, спиной вперёд, на улицу вылетел хозяин, с трудом преодолев преграду узкого окна. Затем незнакомец вышел, сгреб его в охапку, и забросил обратно, уже через дверь. Еще через несколько минут незнакомец ушёл. Элвеорин двинулся следом.
- Дикий народ, по повадкам можно за километр узнать.
Незнакомец не заметил слежки, даже когда они с Анили приблизились. Элвеорин достал небольшой нож и метнул его. Незнакомец схватил нож, когда тот пролетал в миллиметре от места, где должно было быть ухо, обернулся, хотел было метнуть «подарок» обратно и остолбенел. Когтистая, фиолетового цвета рука остановилась, и он начал медленно приближаться, снимая капюшон, который скрывал лицо. Это была девушка. Её лицо покрывал сложный и затейливый узор такого же цвета, как и руки, состоящий из мельчайших чешуек. Глаза были полностью черного цвета. Только волосы остались прежними - густые и рыжие. Перед ними стояла охотница. Она подошла ближе и спросила с удивлением:
- Командор?
- Не видно? Твоя цель?
Девушка ненадолго замолчала, словно обдумывая ситуацию, а затем ровным и полностью лишённым эмоций голосом заговорила.
- Когда по городу прошли слухи о гибели Фобоса. Один тип заявил, что у него есть карты демонических городов, самые подробные, и он отдаст их тому, кто больше заплатит. Другие командоры решили проверить и, если всё правда - купить их. Но на деле оказалось, что слух - утка. Карт не оказалось.
- Ты его убила?
- Лучше бы убила, но кодекс…
- Карты существуют, и он не обманывал. Я их забрал незадолго до того, как ты пришла. Они мне нужны самому, поэтому Ты их сейчас возьмёшь и сделаешь копии, которые заберёшь с собой. Оригиналы останутся у меня. И, ещё… Меня в этом городе нет. Даже для других командоров.
Элвеорин отдал бумаги девушке и та быстрым шагом стала удаляться, а вскоре исчезла, завернув за угол.
- Мир очень тонкая вещь в его многообразии связей.
Продолжить эту фразу он не успел. Невидимая сила сбила его с ног, поволокла по земле и основательно приложила о стену близлежащего дома. Удар был настолько силён, что латный доспех изрядно погнулся. На мгновение стало видно поле - то, как оно рассыпалось. Поле спасло от верной смерти, но всё же Элвеорин изрядно досталось - он потерял сознание и сильно разбил затылок. Кровь тяжелыми жирными каплями падала на землю. Элвеорин осел и слабо, уже рефлекторно шевелился.
Вначале было непонятно, кто нанёс удар, но выйдя на перекрёсток, Анили увидела её - Лилит. Её одежда словно подчеркивала инаковость и также была белоснежной как кожа или волосы. Потом заметила вторую - та лежала без сознания на скамейке, похоже именно она нанесла удар по Элвеорин. Первая заговорила.
- Присоединяйся к нам. Это великий дар и счастье - быть ею. Мать хочет всем добра.
- Пошла вон. Мой отец тоже желал всем добра, но при этом был чудовищем.
- Ты не понимаешь от чего отказываешься, впрочем, всё равно Ты будешь с нами.
Сразу заломило в висках. Нечто пыталось вторгнуться в сознание, чуждое, большое и сильное, но недостаточно, чтобы сломить волю. При этом Лилит держалась на расстоянии, и каждый раз когда Анили хотела приблизиться немного отходила и всегда была дальше расстояния куда можно достать полем. Затем булыжники вокруг неё вырвались из мостовой и повисли в воздухе, стали разгоняться и полетели в сторону Анили. Поле превратило воздух в невидимый трехслойный щит. Большинство камней отражалось от первого - эластичного слоя оболочки, часть теряла скорость и застревала во втором - вязком. Но остаток доходил до третьего твердого. Вместо того чтобы устать Лилит наоборот усиливала натиск, словно была связана с каким-то внешним источником сил. Анили вдруг осознала, вернее вспомнила - все они были единым целым. И если дальше ждать, то оболочка не выдержит.
Элвеорин очнулся. Его вид был удручающим, но смог самостоятельно подняться и на негнущихся ногах стал двигаться в сторону поединка. Он остановился возле отдыхающей Лилит,


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Книга автора
Абдоминально 
 Автор: Олька Черных
Реклама