Vitam iustam. 1. Чувства. Глава 16. (страница 1 из 2)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Роман
Автор:
Баллы: 2
Читатели: 261
Внесено на сайт:
Действия:

Vitam iustam. 1. Чувства. Глава 16.


              Ночь у Алексея была очень беспокойной. Проснулся с тяжелой головой, все тело ломило, появились новые ранки. Поднялся и совершенно случайно заметил на полу мешочек.
- Ух-ты, а я и забыл, что тебя достал. – поднял и бросил на столик у кровати. Собрался в душ, но стук в дверь отвлек, бурча под нос, пошел открывать.
- Простите, разбудила…. – совсем молоденькая девушка в униформе с белым передничком, скривилась, увидев его недовольное и болезненное лицо. - Я горничная. Пришла уточнить, когда лучше у вас делать уборку.
- Не сегодня. – недовольно перекосив рот, ответил Алексей.
- А питание Вы заказывали или будете есть вне пансиона?
- Было бы неплохо, никуда не ходить. – уже мягче ответил он.
- Через два домика от Вас, она подняла руку, показывая направление, - кафе. Завтраки готовы к восьми, ужин до двадцати трех. Так, когда к Вам прийти?
- А где мне вас найти?
- У администрации. – девчонка указала на одноэтажное здание. – Позовете. До свидания.
- Позову, только, как Вас звать?
- Валя.
- Валюша! А скажите, у моих соседей вы тоже убираете?
- Да, а что?
- Она вернулась?
- Она? Не знаю.
- Понятно. – Кивнул мужчина и закрыл дверь. – И где же Вы, мадам, исчезли? Так загадочно возникли и так же растаяли, пробуждая мое любопытство. Не спрашивать же у администратора. А собственно, почему нет?! - Однако, спешить не стал. Сделав утренние процедуры, уселся на террасе, закурил. Вдали заметил того самого мужчину, что селил, он шел в его направлении:
- Добрый день! Как спалось? - еще издали поинтересовался ИВ.
- Да как всегда, на новом месте. – Многозначительно сказал Алексей и развел руками.
- Тоже не любите менять постель?
- Не очень. А женщина вернулась?
- Какая? – На лице ИВ изобразилось не понимание.
- Соседка. Когда я приехал…
- А…. Увы! Ночью забрали ее вещи, что-то задержало в городе.
- Жаль! Симпатичная.
- Согласен. Обещала вернуться.
Алексей, томленный скукой, провел еще один день в пансионате, но предпринять что-либо, даже не думал. К вечеру познакомился с несколькими отдыхающими, узнал, что никто, ни разу, не видел хозяев.
- И что, мне тут торчать до пришествия? – но и уезжать не собирался. Иметь возможность бездельничать за чужой счет и не воспользоваться этим, было не для него. Набрав пива, рыбы и сигарет, забрался в свое бунгало и уселся у телевизора.
- Извините! – Услышал он в открытую дверь, с ленью поднялся, подошел:
- Валюша! Чем могу?
- Вы так и не сообщили, когда к вам лучше приходить для уборки?
- Валечка! Хотите пива?
- Мне не положено.
- А никто не узнает. Под хорошую рыбку…. Да проходи!
- Если стаканчик. И на террасе.
- Так увидят же. Входи, мы в гостиной, дверь закрывать не будем, понимаю, боишься старика. Не стоит. Я пожилой, одинокий, приболевший. Ты ж такая юная и привлекательная. Что заставляет быть горничной? Вышла бы замуж. – забыв о болезнях, засуетился, накрывая стол, подставляя ей стул.
- За кого? – откровенно поинтересовалась девушка. - Молодежь сейчас не торопится делать предложение. Мужчины постарше – женаты. Горничная, ну и что? Платят хорошо.
- Прекрасно! Выпьем. – налил второй стаканчик. Сделал пару глотков, продолжил. – А за меня бы вышла?
- Вы смеетесь? – Девушка отстранилась, глядя на него. – Или хотите закрутить роман? Сразу скажу – нет!
- Почему сразу роман? Я не женат, не беден. Так как, вышли бы?
- Не знаю, мы же совсем не знакомы. – Валя внимательно глянула на него. В полумраке гостиной ран покрывающих лицо было не видно, а все остальное выглядело достаточно сносно. Не толстый, средних лет, дорого одет и обут, руки с аккуратно срезанными ногтями, без мозолей и огрубелости…
- Вот это правильно. – кивнул Алексей и сделал бутерброд с красной икрой. - Надо познакомиться. Меня зовут Алексей, как уже сказал: не беден, если не больше. Единственный наследник деда. А дед у меня, между прочим, Магистр магии.
- Вау! Какой магии?
- Всей! Он у меня колдун. Правда-правда! Учился на Тибете. Родители всю жизнь по-заграницам. Так что, недвижимость и там есть.
- А работаете где и кем? – с аппетитом съела икорку и приняла второй бутербродик, отказавшись от выпивки.
- Да я уже не работаю. Стаж приличный, есть возможность красиво жить. Вот скажи, Валюша, когда жизнью наслаждаться, в старости, что ли, когда и дышать устал, или в среднем возрасте, когда все уже есть и осталось только брать от жизни то, что она предлагает?
- Это как посмотреть, но вы возможно правы, не могу так сразу определиться.
- А как давно ты тут работаешь? – делая вид, что интересуется ею, наконец, принялся за поручение, с каким приехал.
- Третий год. – гордо ответила девушка, указывая на свое постоянство.
- Хозяева, значит, не обижают. Платят вовремя?
- Да, они люди порядочные.
- А я немного знаком с хозяйкой.
- С какой именно? – без всякого подозрения уточнила Валя.
- Не понял?
- Со старшей или младшими? Хотя, что я спрашиваю, конечно же, со старшей.
- А чего так решила? – это показалось ему достаточно интересным.
- Да младшие вообще общаются только со своими друзьями, когда те приезжают. А вот Виен, та может и нас погонять, и отдыхающих успокоить, если ИВ занят. И поговорить с гостями. К ней гости то не ездят.
- ИВ – смешно. Давно знаю, а как полное имя, так и не узнал.
- Так и зовут. Я не спрашивала. Все так называют, я думала это и есть его имя. Он здесь очень давно служит. Говорят, единственный друг хозяйки. И живет здесь постоянно. Мы-то приезжаем на сезон.
- Что, все время в домике? Не холодно ли зимой?
- Так он в доме живет, хозяйском. Я же говорю – друг хозяйки.
- А в доме ты тоже убираешь?
- Нет, там другая девушка. Ой, мне, наверное, пора… - Валя поднялась, ей вдруг почудилось, что взболтнула лишнего. Алексей это понял и не стал пугать вопросами. – Так скажите, когда мне прийти?
- Хоть каждый день! – Достал хрустящую купюру и подал ей. – Просто поболтать, а уберешься, когда я уеду.
- Спасибо! – Валя взяла денежку, немного смутилась, покрутив ее в руках, смотря на странного мужчину, и ушла.
- Значит, живет в доме…. Так деду и скажем.
****
Сны – сладостные, тревожные, вещие и пустые – это все жизнь. Наша жизнь. И не стоит к ним относиться с пренебрежением. Они первый звоночек, ключик, а порой даже те самые, кричащие знаки, на которые редко кто обращает внимание.
             Алексею было неуютно, чего-то не хватало, но было лень найти хотя бы причину. Его лень мешала всему и всегда. Вот так и сейчас, молодая девушка с темными волосами, звала его, томно, сопровождая слова стоном. Лица ее он не видел, но, по-прежнему ленился, даже подойти. Ее прозрачные, темные одежды развевались на ветру. «Помоги мне!» - просила она. – «Освободи меня». Одежды взметнулись за ее рукой, и он увидел спутанные толстой бичевкой ноги. - «Помоги мне, помоги»….
Алексей открыл глаза, как от увесистого толчка. Секунд пять соображал, на груди была тяжесть такой силы, что вдавливала клетку внутрь. Зажег ночник, снял одежду, в которой прилег посмотреть телевизор и незаметно уснул. В груди все еще давило, голова была тяжелой, да и сон звал назад. Поднял покрывало, машинально провел рукой по простыне и собрался лечь:
- Ничего не понимаю. – Поднял он мешочек, лежавший на его подушке, - я же бросал тебя на тумбочку. Смахнул, наверное, во сне. – Улегся, привычно переминая ткань, катая бусину. – Собственно, что мне мешает посмотреть внутрь? Ничего! – И он потянул за веревочку, выложил на ладонь крупную, перламутровую, иссиня черную бусину, напоминающую жемчужину. – Ёшкин кот! Красавица какая. Дед не обманул. Но разве бывает жемчуг такого цвета? Ах, цаца! Мать моя! - Налюбовавшись и насладившись на ощупь, Алексей, заметил крышечку от бутылки из-под пива и водрузил бусину на нее. – Ты тоже не хочешь со мной расставаться? – Спросил он у нее, словно у живой. – Все твои собратья отправятся по назначению, а мы с тобой заживем вместе, припеваючи! Ведь никто не узнает. – Не отрывая от нее взгляд, погасил свет и сразу забылся сном.
Луна светила в окно ярко, но холодно, разбрасывая тени проплывающих мимо тонких, как девичьи пальцы, тучек. Тени колыхались на окне и пробирались внутрь комнаты. Но вот появился пробел, и луна засияла, как натертая до блеска серебряная монета, с усилием и неимоверной скоростью наполняя собой землю. Упавший свет осветил кровать и спящего мужчину. Маленькая, очень яркая искорка, блеснула у его изголовья и сразу потухла. Свет матовой занавесью сгустился у окна, на маленьком пятачке пола и ожил - дымка потянулась к кровати, уплотняясь и вырисовываясь в человеческий силуэт. Облик сформировавшись, застыл на мгновение, прислушался. Ленно потянулся, расправляя онемевшие конечности. Склонившись, над телом безмятежно спящим, присмотрелся и, подняв прозрачную руку, провел от головы до груди. Белое облачко, размером с яблоко, отделилось от тела, взлетело и объединилось с субстанцией. Закружилось вихрем и вошло обратно в тело спящего, не оставив за собой и следа…
****
          Горло Виен сдавили тиски. Она вскочила, сразу посмотрела наверх, открыто ли окно и задышала ртом, очень тяжело и часто. Мерцающий свет луны рисовал тенями деревьев загадочные силуэты, но она их читала, как иероглифы.
- Жан! – Совсем тихо позвала она, не в силах оторвать взгляд от света, пробивающегося к ней. – Жан! Проснись, пожалуйста…
- Угу… - сонно издал муж, и на этом связь с ней прервалась. Жан спал, как никогда крепко.
- Выпустили…. Одну выпустили…. – Виен не теребила его, даже не повышала голос, но слова достигли цели.
- Не пойму, ты о чем? – Совсем сонный, с трудом приоткрыв глаза, плохо соображая о чем идет речь, Жан взял ее за руку.
- Только что выпустили. – Голос Виен упал до шепота, а она все еще смотрела в окно над их кроватью.
- Ви, родная, что выпустили, кого выпустили? – Он, наконец, проснулся и даже вспомнил, что ему приснилась мулатка, где-то вдалеке, в чьих-то объятьях. И те, оба, были ему немилы. Послевкусие сна горчило, Жан пытался его запомнить, чтобы утром рассказать жене, возможно, она сочтет это важным. Сейчас же, Виен была напугана, он это осознал сразу, как только ее рука затрепетала в его руке. Сел и притянул жену в объятья. – Прости, повтори еще раз, я проснулся и могу соображать.
- Душу, злобную, голодную, черную. Выпустили!
- Ты знаешь, где?
- У нас, в дачном доме. Она нашла себе тело, теперь она ничего не боится. Даже света.
- Успокойся. Ничего не бояться она не может. Кто тот, в кого дух вселился, вот о чем надо подумать. Надеюсь, никто из наших не пострадал. – Он поднялся, подал ей воду и выпил сам. Посмотрел на часы, совсем рано, но вряд ли уснешь. Надел пижамные брюки, взял телефон.
- Ты кому?
- Хочу позвонить ИВ, предупредить и уточнить, все ли у них в порядке.
- Не спеши, до утра у нас есть время. Новорожденной, надо поселиться в новом «доме», сжиться. Я бы даже сказала, завладеть им. Ты не мог бы притушить свет, я плохо вижу.
- Милая моя, тогда ты вряд ли увидишь лучше.
- Я о видениях. – Она потянулась к подушке и, обняв ее, прижалась подбородком. – Они не отпустили меня, они перед глазами…
- Я разбужу Михаила, к утру, он будет там.
- Не надо. Он привезет твой запах, это опасно.
- Бог ты мой! Какие сложности. Ви, ты не можешь меня прятать вечно. Не лучше ли вернуться и встретиться лицом к лицу?! – Но она его не слышала. В голове вырисовывалась новая картинка, полузакрытые глаза гуляли по


Оценка произведения:
Разное:
Реклама