"Ах, ВОЙНА, что ТЫ СДЕЛАЛА, ПОДЛАЯ ! ..." (страница 1 из 2)
Тип: Проза
Раздел: По жанрам
Тематика: Рассказ
Проза к празднику: Международный день защиты детей
Автор: Виктор Яго
Баллы: 84
Читатели: 336
Внесено на сайт: 16:26 10.12.2013
Действия:

Предисловие:
Нам говорили , Донецк,  Луганск бомбили -
ТАК НАЧИНАЛАСЬ ВОЙНА
( возможно уже так поют где-нибудь,
как когда-то в 1941-1945гг и после)

"Ах, ВОЙНА, что ТЫ СДЕЛАЛА, ПОДЛАЯ ! ..."

                                                                                                   
                                                                                                                    ПАМЯТИ МОЕЙ МАТЕРИ ПОСВЯЩАЕТСЯ

                     Когда началась Война, все думали, что она быстро кончится и, естественно, на территории врага. Мы тогда жили в Москве. Мой муж и я работали на оборонном заводе, а сын ходил в садик.  Немцы вначале наступали и все считали, что это эффект неожиданности нападения, что вот-вот все это пройдет, наши войска их остановят и погонят обратно. Но это вот-вот не приходило, а в один из дней наш папа-муж пришел и сказал, что завод эвакуируют с оборудованием, специалистами и их семьями в далекий город Ташкент. Папа был специалистом: он работал технологом. Мы долго думали, потому что не знали что делать, так как я очень не хотела ехать в непонятный и далекий город Ташкент. Наконец, после размышлений и споров, наш  папа сказал:
                    - А что если вы поедете в село на Сумщину к бабушке и дедушке. Там вы отдохнете, Вовка на свежем воздухе окрепнет, а осенью и вернетесь в Москву. Я думаю, что война к этому времени закончится.
Я обрадовалась, что нам не придется ехать в далекий Ташкент, что скоро я увижу своих родственников и сразу начала собирать вещи в дорогу. Вот уже чемодан, большой узел и сумка были готовы.
                    - Ну, зачем ты набрала столько вещей? – спросил  папа.
                    - Так ты же сам сказал – вернетесь осенью. А какая будет осень там  и в Москве, ты знаешь? Нет! И вообще. Ты помнишь, в каких я тряпках ходила, когда приехала в Москву? Так должна же я дома показать, как москвички одеваются.
                    - Ну, а как ты это все потащишь? Не забывай, что у тебя еще и Вовка есть.
                    - Ты что забыл, что я из села. Да я и не такие кутули таскала. Напугал! Смотри! – я связала чемодан и узел длинным полотенцем и вскинула себе на левое плечо. На правую руку посадила сына, а в левую – взяла сумку.
                    - Да не переживай, ты. Вовку я и за руку могу вести – он все время кричит «я сам, я сам». Да и люди помогут. Сколько там ходить. В Москве ты нас посадишь, а в Харькове только перейти на сумской поезд и…мы дома.
На том и порешили. Через три дня у нас были билеты и проездные документы. Когда садились в вагон, я сказала мужу:
                    - Когда будешь ехать, возьми с собой раскладушку. Иди, знай как там,  на новом месте получится. Ты и сейчас через день на заводе ночуешь, а там и вовсе трудней будет.
                    - Хорошо! Вы за меня не беспокойтесь. Лишь бы у вас все хорошо было.

                    К Харькову мы подъезжали утром. Многие здесь выходили и сидели, с узлами и чемоданами, оживленно переговариваясь. Вот замелькали  пригороды, дома, и…мы уже едем по станции мимо вагонов разных поездов.
                    - Так, я тебя сейчас понесу на руках. Спасибо дяденьке скажи, он поможет вынести нашу сумку. А как выйдем, ты пойдешь сам. Только не вздумай руку вырывать. Видишь сколько народу, еще потеряешься, - проговаривала я сыну, а он на все послушно кивал головой и смотрел по сторонам. Он впервые был среди такой толпы и с интересом смотрел на всех, вслушиваясь в этот вагонный взрослый разговор.
                    И вот только мы стали идти по платформе, как раздалось из динамиков «Внимание! Внимание! Воздушная тревога!».  Кто-то крикнул:
                    - Да это учебная тревога! Вот идиоты!
                    - Ну, зачем с утра народ баламутить? – выкрикнул другой. Кто-то заматерился. Я взяла сына на руки. После второго напоминания «Внимание! Внимание! Воздушная тревога!» толпа вздрогнула, заколыхалась и кинулась вперед в сторону вокзала. Прижимая правой рукой к себе Вовку, а в левой руке зажав ручку сумки, я побежала. Чемодан беспощадно бил меня по спине, а я еле успевала переставлять ноги, так как толпа неслась бурным потоком и не дай бог оступиться. А из других вагонов люди в страхе почти  запрыгивали в толпу, увеличивая беспорядок и панику.
Топот! Крики! Ругань! Плач!

                    И тут вдруг сверху посыпались бомбы. Они взрывались среди людей, среди вагонов – везде. Пулеметные очереди с самолетов разбрасывали, разрывали толпу на части. Толпа обезумела от страха и все побежали кто куда. Но в основном ее путь был зажат вагонами с двух сторон. Впереди почти на всю платформу зияла дымящаяся воронка с разбросанными вокруг телами убитых. Некоторые были просто разорваны взрывом на части и лежали в лужах крови. Подошедшие туда в ужасе останавливались, но напиравшая сзади толпа толкала их вперед, и они шли по лужам крови, переступая через убитых. Меня толкали, я тоже шла, скользила ногами и боялась одного  -  упасть, так как понимала, что тут я уже не поднимусь – раздавят. Из горящего рядом вагона раздавались крики. Было много раненых: одни кричали, умоляли, другие, просто молча, смотрели, угасающим взором.  Но все бежали мимо, дальше, стараясь вырваться из этой смертельной давки. Вот вагоны слева кончились, и толпа разделилась: кто побежал  в сторону вокзала, кто бежал прямо. Меня с Вовкой толпа потащила прямо вдоль вагонов.

                   Вскоре стало немного свободнее, уже никто не толкает и можно даже оглянуться. Я почувствовала, что уже не могу дальше идти  и села на чемодан, а Вовку поставила рядом. Он молчит и только испуганно вертит головой. А я смотрю на чемодан, на узел, на сумку и удивляюсь тому, что не потеряла их в этой суете.

                     И тут опять завыла сирена, и раздался голос из динамиков «Внимание! Воздушная тревога!». Я схватила чемодан с узлом, сумку и сына и бежать. Уже раздались первые взрывы, когда я увидела, как впереди мужчина с ребенком залез под вагон и спрятался там за колесами. Я, тоже не раздумывая, кинула под ближайшие колеса вещи и полезла туда с Вовкой. Только я уложила за колесами вещи, положила рядом сына, как почти рядом раздался взрыв. Я закрыла собой Вовку. Снова раздался взрыв. Осколки затарахтели по стенкам вагона и посыпались стекла, раздались крики, а я вдавливала сына в шпалы, как могла. Где-то кричали раненые, где-то что-то горело и взрывалось, а мы лежали, прижимаясь, друг к другу, и вытаращив глаза, вслушивались. В головах у нас стоял чемодан. Ветром иногда заносило дым от горящего напротив вагона и, тогда я тряпкой закрывала лицо Вовки. Взрывы и треск пулеметов то удалялись, то приближались, и мы ждали. Ведь должно же это когда-то кончиться. Было очень страшно. Господи! Неужели это конец! Я уже поняла, что это - война. Но почему такая? Почему у нас? Как хорошо, что с нами нет нашего папы.
                    Но вот вроде утихло, не слыхать взрывов, улетели гады. Я поднялась на одной руке и стала осматриваться. Мужчина с ребенком уже выбирался из-под нашего вагона. Слава богу, они живы, пора и нам вылезать. Я переложила вещи за рельсу, а затем и мы вылезли из под вагона.
                    От горящего напротив вагона  дышало жаром, а клубы дыма заволокли все вокруг и мешали дышать. Вовка опять закашлялся. На платформе лежали раненые и убитые. Несколько человек пытались оттащить раненых подальше от горящего вагона. Уже у другого целого вагона две женщины на коленях стояли над убитым мужчиной и громко голосили. Отовсюду раздавались крики, плач, ругань.  Я схватила наши вещи, Вовку на руки и бегом из этого ада, где обходя  обломки вагонов, где перешагивая через раненых или убитых. Если бы не сын, я, наверное, не выдержала: где-нибудь бы упала или разорвалась в безумной истерике. Но со мной был Вовка и я должна была спасти и любой ценой вывести его из под бомбежки. Поэтому я бежала, бежала, как бы не замечая всего этого ужаса, и только смотрела вперед туда, где заканчивались вагоны.Там не должны бомбить, там не должны стрелять, там нечему гореть думала я и бежала в то спасительное пространство.


                    Кончились уже вагоны, я еще немного пробежала и остановилась. Бросила на платформу вещи, опустила Вовку с одеревеневшей руки и осмотрелась.  Надо же, как мы далеко убежали.
                    Было видно, как горит вокзал. Бомба попала в его левое крыло. В разных местах станции горели пассажирские и товарные вагоны, да на дальних путях горели и взрывались цистерны. По крикам пробегающих я поняла, что там были какие-то ГСМ. Мне было видно, как маленькие паровозики растаскивали разбитые и сгоревшие вагоны, а санитары с носилками уносили раненых и убитых. Я смотрела, смотрела на все это, а потом как накатило на меня что-то. Я села на чемодан и стала реветь и кричать, иногда поднимая руки к верху. Вовка, глядя на меня, вцепился в платье руками и тоже стал реветь и кричать «Мама! Мама!». Мимо проходили, пробегали люди, искоса глянув на нас, и исчезали. У них была своя беда и свое горе. Все спешили покинуть это страшное место. Но вот один мужчина остановился, послушал этот вой - крик, подошел к нам и, потом схватив меня за голову руками, начал трясти ее и кричать:
                     - Замолчи! Ты что с ребенком делаешь? Замолчи! – а потом два раза ударил меня по щекам.
Я вдруг замолчала, вытаращив глаза на незнакомого мужчину.
                     - Ты чего? Что тебе надо? – прокричала я. Затем посмотрела на сына, взяла его на руки и запричитала.
                     - Ой! Сыночку! Ой! Прости! Твоя мамка с ума сошла. Ты не плачь! Я сейчас успокоюсь, и мы уйдем отсюда.
Мужчина усмехнулся слегка, махнул рукой и ушел, а я высморкала нос Вовки, вытерла заплаканные щеки и прижала его к себе. Он уже почти успокоился и только изредка всхлипывал.
                     - Ну, вот и хорошо. Вот сейчас мы и пойдем, - проговорила я, а затем поправила волосы, вытерла глаза, и все лицо платочком. Я посмотрела на платье. Ужас! Какое оно было грязное! Ну, да ладно. Живы и слава Богу! А куда идти? Вокзал горит, там не до нас. Пойдем потихоньку дальше, там хоть бомбить не будут. Я отряхнула пыль  со своей и Вовкиной одежды, еще раз вытерла лицо платочком и мы пошли потихоньку вперед.
                     Но вот мимо нас прошипел, обдавая паром паровоз. Он тащил вереницу целых пассажирских вагонов, из открытых окон которых торчали стриженные солдатские головы. Повезло им как! Приехали после бомбежки. А поезд проехал еще немного и остановился, но, наверное, скоро поедет, так как из вагонов никого не выпускали.
                     - Девушка! Девушка! А куда Вы едете? - Выкрикнул белобрысый парень в военной форме. Я оглянулась, рядом никого и мне стало смешно за «девушку».
                    - Да, да! Куда? – кричал его сосед и улыбался. В соседних окнах тоже торчали веселые доброжелательные лица.
                    - Да туда же, куда и вы, - прокричала я.
                    - Так поехали с нами.
                    - А это куда? – показала я на Вовку и вещи.
                    - Да у нас все поместится, - засмеялись в окне.
                    - Но мне надо в Сумы ехать.
                    - А мы через Сумы и едем.
                    - Правда!
                    - Правда! Правда! - Закричало окно и к нам потянулись руки.
                    В этот момент поезд дернулся, но еще не поехал. Не знаю, что на меня нашло, но я схватила вещи и отдала их в окно, затем Вовку под мышки - и он уже в вагоне. В это время состав дернулся и начал ехать. Я в ужасе. Вовка там, а я еще здесь топчусь. Какая ж я дура! А вдруг Вовка без меня уедет?  Я побежала и протянула руки. Меня схватили и тоже затащили в вагон. Я ударилась обо что-то левым боком и пересчитала все ребра о подрамник окна.
                   - Ой! А туфли то слетели. Что я теперь босиком по шпалам буду бегать? - прокричала я. Поезд уже ехал быстрее. А из соседнего окна ребята кричали кому-то
                   - Эй! Мужик! Да, ты! Видишь, там туфли лежат, закинь к нам в окно.
                   - А на кой они вам нужны?
                   - Так ты ж видел, как к нам женщина в окно "заходила". Это ее туфли.
                   - На! Лови! – прокричал мужик, смеясь, и забросил туфли в окно. Через минуту ребята с хохотом надевали мне туфли на ноги, а я сидела, прижав Вовку к себе, и радовалась. Успела! На меня смотрели десятки веселых глаз. Это были выпускники пехотного училища. Они ехали по назначению. Они ехали на войну, которая должна скоро кончиться. Так они говорили и думали. А Вовка сидел и жевал сухарик.
                   - Ребята, а вы точно едете через Сумы? – допытывалась я.
                   - Точнее некуда. А вы, правда, попали под бомбежку? Страшно было? – спрашивали ребята.
                   - Ужас, какой! Все горит, все взрывается, самолеты из пулеметов строчат. Столько людей поубивало, - проговорила я и расплакалась.
                   - Ладно, ладно! Отомстим мы за ваши слезы!  Отбомбимся на их селах и городах! - говорили они наперебой.
                   - Так! А что тут делают гражданские? И ребенок чей? – сурово спросил подошедший начальник поезда. Ребята встали, виновато глядя на начальника.
                   - Да вот, гражданка заблудилась, а мы пытаемся выяснить, что к чему, - оправдывался белобрысый.
                   - Да видел я, как она заблудилась!
                   - А у нее муж в Сумах служит, а затерялась она под бомбежкой при пересадке с московского поезда, - сказал парень, который туфли ловил.
                   - Это правда? К мужу едете? Вы из Москвы? – спросил начальник поезда.
                   - Да, правда. Мы из Москвы, - сказала я и, чувствуя, что сейчас пропаду, завравшись, зарыдала. А Вовка посмотрел на меня и тоже как заревет.
                   - Ну, ну, не плакать! Но чтоб в Сумах вышли. И чаю им дайте! – сказал начальник, и в сердцах махнув рукой, пошел дальше по вагону.
Тут ребята совсем оживились. Кто-то принес кипятку, кто-то открывал консервы, Вовка уже жевал что-то и улыбался. От этой суеты и еды меня так разморило, что я не заметила как и заснула. А рядом, прижавшись ко мне, мирно сопел Вовка, сжимая в руке сухарик.
                    Почти в сумерках поезд прибыл в Сумы. После короткой остановки он поехал, а из окон торчали знакомые лица и выкрикивали нам разные пожелания. Мы тоже им кричали, желая победы и вернуться живыми домой.
В здании вокзала нас остановил патруль и проверил документы.
                   - Куда? В Чернетщину? Так вы уже туда не доберетесь. Поздно уже. Так как у вас маленький ребенок, то вы переночуйте в том зале, но только обязательно отметьтесь у дежурного.
                   - Я не маленький! Я больсой! – подал Вовка голос.
                   - Да, правда, он большой, - поддержала я его, - он практически не плакал за это время, ну, за исключением, когда я в истерику падала.
- Конечно, большой, раз выбрался живым из под такой бомбежки, - улыбаясь, сказал сержант. - Молодец! Настоящий защитник! Отдыхайте! Вы заслужили! - и дружески помахав нам рукой, он ушел.
                 


Оценка произведения:
Разное:
Подать жалобу
Обсуждение
Ляман Багирова      23:15 20.04.2018 (1)
Правдиво, ярко и все от сердца, все пропущено через сердце, через память.
Спасибо, Виктор!
Виктор Яго      09:03 21.04.2018
Спасибо , Ляман! Это просто память моей матери и всем матерям, которые заслоняли своими, телами, своими сердцами маленьких, беззащитных детей в лихую годину. 
Татьяна Лаин      14:48 16.04.2018 (1)
Прекрасный рассказ,Виктор.Спасибо!
Виктор Яго      21:25 16.04.2018 (1)
1
Спасибо и тебе, что зашла. Зайди, улыбнись на моей "командировке".
Татьяна Лаин      09:35 17.04.2018
А я ее давно прочла и комм там есть мой)))
Валентин Иванович Филиппов      10:28 16.04.2018 (1)
1
Здравствуй Виктор! Прочел  и  вновь  окунулся  в  то  страшное время. Хорошо  написано, прочел с  грустью. Не дай Бог снова  Война.
Виктор Яго      14:19 16.04.2018 (1)
1
Спасибо Валентин! Это написано с первых рук очевидца (рассказы моей матери, сейчас ее уже нет). Так что переспросить уже некого. Написал, как сам понимал.  
Валентин Иванович Филиппов      15:06 16.04.2018 (1)
1
И  написал  ты, Виктор, хорошо. Душевно написал!
Виктор Яго      21:23 16.04.2018
Спасибо!
Нурия Шагапова      11:57 15.04.2018 (1)
Проникновенно, ярко, хороший слог. Очень понравилось.
Виктор Яго      14:20 16.04.2018 (1)
Спасибо, Нурия! Я писал, как понимал и чувствовал,
Нурия Шагапова      21:11 16.04.2018
Вам удалось передать и чувства и краски войны. Низкий Вам поклон за Ваше творчество. С уважением, Нурия.
Гэл      13:51 16.04.2018 (1)
Не дай Бог, повторятся все ужасы войны...
Виктор Яго      14:16 16.04.2018
От нас многое тоже зависит. Если народ пассивен, ему на все наплевать, считая, что все и так решится "без нас", то имеем войну как на Украине или возможно и на "мировую" может пойти. ПРичем, это не только у нас, но и на Западе и в США. 
Магдалина Гросс      21:33 25.02.2018
Я читала - и словно кино  документальное о войне смотрела... Правдиво у Вас всё написано! Мне бабушка тоже так же рассказывала, так что есть с чем сравнить. Но... лучше было бы не сравнивать...
Андрей Штин      10:46 12.02.2018 (1)
Прекрасно написанный рассказ, Виктор. Читал с большим удовольствием. Объективно и достоверно описано военное время и жизнь простых людей.

С уважением, Андрей. 
Виктор Яго      16:45 12.02.2018 (1)
Так вот. тот малец - это я. Мать как-то давно-давно рассказала несколько эпизодов и все. Ее уже нет и спросить уже некого. Писать я начал лет 10 назад и то по случаю в больнице. Рассказ "Киндер-сюрприз" был первый. Детям понравлся и кричали "давай-давай". 
Андрей Штин      18:13 12.02.2018
У Вас, друг, прекрасно получилось! Добро пожаловать ко мне в "избранные".

С уважением, Андрей. 

Аня Радуга      17:08 11.11.2017
Нам мама этот рассказ читала, я даже картинки помню! Мне было очень интересно, а Олежка был в восторге! Он интересуется всем, что связанно с велико отечественной войной, и мечтает пойти на раскопки. А я бы не хотела, чтобы сейчас была война! Страшно...
Marina Mironova      11:41 19.06.2017
Не задеть это не может. Вы пишете просто, но пережито всё сердцем. Это, конечно, чувствуется. Тем более, что ВОЙНА - это боль всего нашего народа. Надо чтобы помнили, знали. Надо донести это до наших детей. Ваши рассказы очень нужны.
Низкий Вам поклон.
Marina Mironova      11:16 19.06.2017
Хороший рассказ. Читала со своими ребятами Слушали, затаив дыхание. Даже младший, ему 3 года, притих, перебрался ко мне на колени и рассматривал картинки. Очень здорово, что вы добавили иллюстрации. Это способствует более реалистичному представлению детей о том страшном времени. Наши дети должны знать о том, как это было...
С уважением, Марина М.
Книга автора
Совсем не женская история 
 Автор: Магдалина Гросс
Публикация
Издательство «Онтопринт»