Произведение «Хозяйка русского магазина»
Тип: Произведение
Раздел: Юмор
Тематика: Ироническая проза
Темы: женщиныжизнь за границейэмигрантырусские фильмы
Автор:
Баллы: 2
Читатели: 441 +1
Дата:
Предисловие:
   Хозяйка русского магазина

На первом этаже огромного многоквартирного дома расположен небольшой магазинчик. Узкое помещение перегорожено прилавком, на котором в изобилии выставлены пакеты с пряниками, печеньем, зефиром и халвой. Ниже, в закрытой застекленной части прилавка лежат колбасы разных видов. (Правда, выглядят они весьма неаппетитно.) Напротив стоит морозильник, наполненный доверху большими и маленькими пачками  пельменей, хинкали, беляшей и тому подобного. У самого входа - несколько полок, заставленных  банками с маринованными огурцами и помидорами внушительных размеров, рыбными и прочими консервами. За прилавком в самой глубине магазина стоит, подбоченившись, миловидная белокурая женщина лет сорока. Она потряхивает сверкающими бриллиантовыми сережками и строгим голосом выговаривает посетителю, который чего-то хочет от нее:

- Милый, у нас не баня. Ты чего в таком виде в магазин являешься? Ты вообще в своем уме? К нам дети заходят; что они могут подумать? Некультурно! Беги быстренько, оденься по-человечески и приходи снова. Водка твоя никуда не убежит. Давай, живенько!

Действительно, для похода в магазин этот мужчина оделся несколько необычно: на нем не слишком длинный купальный халат, а на ногах вьетнамки. Это притом, что на улице не жарко: всего +12 градусов! Возможно, он принимал ванну, а потом ему так сильно захотелось выпить, что было уже не до костюмов: он накинул первое, что подвернулось под руку, и побежал за водкой. (Ведь наверняка живет он где-то рядом.) Но хозяйке магазина его внешний вид не понравился  (некультурно!), вот она и сделала ему выговор. Он пробормотал в ответ что-то невнятное и выкатился на улицу. С Эллой (так зовут хозяйку) не поспоришь. Те, кто ее хорошо знает, могут это подтвердить. Она, несомненно, женщина с характером. Иначе вряд-ли бы ей удалось вести успешную торговлю в течение почти восьми лет,  в то время как другие русские магазины  небольшого города в Северной Германии  уже давно благополучно позакрывались.

С Эллой мы познакомились давно, но много лет не виделись и не общались. Я знала, что у нее свой магазин, но так и не удосужилась там побывать. Лишь когда в нашем районе внезапно отключили русское телевидение, а в ближайшем к нам русском магазине все фильмы оказались уже пересмотренными, мне ничего не оставалось, как поехать к Элле, хоть ее „владение“ и находится совсем в другом конце города. По слухам, она давала напрокат русские фильмы, и выбор был немаленький.

Элла, когда увидела меня, не очень удивилась. Возможно, она  решила, что я пришла за водкой или за колбасой. Большинство ее клиентов ходит именно за этим. Но водку я вообще не пью, а при виде колбас, выставленных у нее в витрине, меня начинает  подташнивать. (Но, должна признаться, я умилилась, когда заметила огромную плитку шоколада „Аленка“. Мне даже на мгновение показалось, что я вернулась в свое счастливое советское детство.)

На мою просьбу дать посмотреть что-нибудь „про любовь“, Элла сочувственно улыбнулась, ушла к себе в подсобное помещение и принесла оттуда фильм с загадочным названием „Четыре времени лета“.

- Говорят, неплохой фильм. Возьми посмотри, - небрежно бросила она.
- А сама ты не смотрела?
- А я мелодрамы не смотрю.

Да, очень скоро выяснилось, что у нас с Эллой вкусы абсолютно не совпадают. Я предпочитаю смотреть мелодрамы, а она обожает детективы, в которых каждые пять минут кто-то стреляет другому в голову, и фильмы ужасов, от которых волосы встают дыбом.

Однажды она уговорила меня посмотреть мистический триллер „Город проклятья“.  Это было чудовищно! В фильме, состоящем из двенадцати, если не ошибаюсь, историй „ужасы“ оказались действительно  страшными, но одновременно  какими-то вопиюще бессмысленными. Мне запомнилась, пожалуй, одна новелла „Деревня“, производящая особенно жуткое впечатление. Во всяком случае, я вздохнула с облегчением, когда эти ужасы наконец закончились.

-Ну как? – поинтересовалась Элла, принимая диск обратно.
- Очень страшно, - сдержанно ответила я.
Элла расхохоталась:
- Так ведь в этом же самый кайф, когда страшно!

Боюсь, что мне этого не понять. Что хорошего, когда страшно? Когда просыпаешься среди ночи и тут же в ужасе закрываешь глаза, чтобы не увидеть в темноте что-нибудь не то? У Эллы, по всей вероятности, нервы гораздо крепче, чем у меня.

Надо сказать, что и в других ситуациях мы с ней ведем себя совершенно по-разному. Вот пример. В Эллином магазине есть небольшая мастерская, где чинят компьютеры и прочую технику. А у меня как-то сломался плейер, и я решила узнать, можно ли его там починить. Принесла его с собой и спрашиваю Эллу:
- А кто там (имеется в виду: в мастерской) сидит?  (По-моему, вполне резонный вопрос, учитывая, что я ни разу там не была и этих людей не знаю.)
Элла вскинула на меня удивленные глаза:
- А тебе имена нужны? Там - два мальчика.

Обоим „мальчикам“ при ближайшем рассмотрении оказалось хорошо за пятьдесят. Но дело не в этом. Как говорила Элиза Дулиттл: „Надо же как-то назвать человека, если хочешь быть вежливой.“ Или мне надо было сказать: „Ну-ка мальчики, давайте, не рассиживайтесь, а быстренько почините мне плейер!“ ? Вполне возможно, что сама Элла  примерно так бы и сказала. Как я могла заметить, у нее совершенно отсутствует пиитет перед теми, кто старше. В основном для нее все – девчонки  и  мальчишки. (Пожалуй, за исключением совсем уж пожилых людей.)

Кроме того, несмотря на жесткий график работы (магазин открыт шесть дней в неделю по одиннадцать часов!) Элла почти всегда пребывает в хорошем настроении. По ее виду и не догадаешься, что она так много работает и сильно устает. Я только один раз видела ее грустной: у нее тогда накануне умерла бабушка. А в обычное время она постоянно шутит, смеется, рассказывает смешные случаи из жизни  или анекдоты, преимущественно с ненормативной лексикой. Да и многие из клиентов ее приятели, она почти со всеми на „ты“.

Например, одна на вид совсем молоденькая девушка (как выяснилось, тоже Эллина знакомая) пришла за колбасой „Докторская к завтраку“. На прилавке ее нет. Элла уходит в свои „закрома“, долго роется там, потом возвращается и некоторое время молча смотрит на покупательницу:
- Жанка, знаешь, что я тебе скажу? Ты – Мухина!
- Почему я - Мухина? - не понимает девушка.
- Ты в пролете! Колбаса закончилась! - И Элла заливисто смеется над собственной шуткой.

Вроде бы ничего особенно остроумного  она не сказала? Но, наверное, у Эллы очень уж заразительный смех, поэтому все, кто в это время находится в магазине, тоже начинают хохотать.

В магазин часто заходят школьники. Тех, кто помладше, Элла называет пионерами. („А, опять пионеры пришли!“) Они  забегают целой стайкой, каждый вынимает из кармана или из сумки горсть мелочи и покупает длинные „жевательные“ конфеты жуткого цвета, отдаленно напоминающие червяков. Бывает, что почти сразу после них вваливается группа школьников постарше. Их Элла окрестила комсомольцами. „Комсомольцев“ конфеты уже не интересуют. Они покупают (тоже в основном на мелкие деньги) одну или две сигареты. В других магазинах их непременно попросили бы показать аусвайс - удостоверение личности; ведь несовершеннолетним запрещено продавать спиртное и табачные изделия. Но Элла, как я могла заметить, ни у кого документов не спрашивает. Хотят курить - пусть курят. Пусть об этом беспокоятся их родители, а ее дело - побольше продать. Бизнес есть бизнес.

Элла также частенько подшучивает над моим пристрастием к мелодрамам. Дискуссии на тему „Что лучше - детективы или мелодрамы?“ уже стали для нас привычными.

- Ну что хорошего в этих мелодрамах? - недоумевает она. -  Героине непременно дадут по голове. Она или пролежит лет двадцать в коме, или потеряет память, потом с перепугу выйдет замуж за главного злодея, он прикарманит все ее деньги, ну и так далее. Дальше рассказывать?
- Элла, это уже неактуально. Все это было в девяностые годы, в бразильско-мексиканских сериалах, а я смотрю современные, русские.
- Ну и чего? А наши намного лучше, что ли?  Почти то же самое, только все герои работают коммерческими директорами, офис-менеджерами, секретаршами… Кем так еще? Ну, иногда нотариусами. Я прямо стесняюсь спросить: а хлеб сейчас кто-нибудь сеет?

Тут, кстати, я согласна с Эллой. В современных отечественных фильмах редко кто из героев работает врачом или учителем. Или, не дай Бог, простым инженером! Все как один обязательно работают в офисах. Иначе, наверное, они будут выглядеть немодно и неубедительно.

Забыла еще упомянуть, что сама Элла не всегда работала в магазине. У себя на родине (в Ашхабаде) она окончила филологический факультет университета по специальности „Английский язык“. Поэтому мне было интересно: помнит она еще язык или забыла. Кроме того, я знаю, что каждое лето она ездит в отпуск в Турцию на две-три недели. Почему именно в Турцию, а не, например, в Испанию или в Италию? Не знаю. Ей почему-то очень  нравится Турция. Кстати, она рассказывала, что останавливаются они с ее бой-фрэндом всегда в пятизвездочном отеле и что кормят там шикарно!

Так вот, я спросила ее:
- Скажи, а ты еще помнишь английский? Например, в Турции тебе приходится по- английски разговаривать?
Элла посмотрела на меня так удивленно, как будто я сморозила несусветную глупость:
- В Турции – по-английски? Это с какой стати? Там почти весь персонал в отеле прекрасно говорит по-русски. Да и вообще, я там на отдыхе и стараюсь поменьше напрягать мозги.
- А если во время прогулки тебе захочется что-нибудь спросить или купить?
- Разберемся. Чего-нибудь скажем.
У Эллы, как всегда, все просто. Действительно, зачем в Турции разговаривать, а тем более напрягать мозги?

В последний раз, когда я была у нее в магазине, Элла, поскольку свежих мелодрам не нашлось, посоветовала посмотреть фильм „Посредник“. Главный герой, полковник МВД, получил  пулю в голову, но каким-то чудом выжил, и ему стали являться призраки убитых людей. Они взывали о справедливости, так как их настоящие убийцы не были найдены. Да, прямо скажем, зрелище не для слабонервных! Оно еще усугубилось тем, что актеры играли очень хорошо.

У меня даже возникло подозрение, что Элла нарочно порекомендовала этот фильм, чтобы я потом плохо спала ночью. Казалось бы, мы уже давно все выяснили о наших вкусах: ей нравятся детективы и триллеры, а мне – мелодрамы. О чем тут спорить? Я ведь и не пытаюсь заставить ее изменить вкус. А она то и дело коварно уговаривает меня посмотреть что-нибудь из того, что мне никак не может понравиться,  и, когда я возвращаю фильм с недовольным видом, хохочет как сумасшедшая! Такой уж у нее живой характер. Но ее не переделаешь. Я даже не буду и пытаться – бесполезно…

А недавно я получила от нее эсэмеску: „Пришла очередная партия слезливо-сопливых фильмов. Можешь зайти посмотреть.“ Честно признаюсь: мне не всегда хочется к ней идти - от приколов в таком количестве тоже устаешь...и сильно. Иногда я даже даю себе слово не приходить туда больше. Но тогда мне совсем негде будет брать фильмы, а без них, увы, скучно. Так что придется потерпеть… пока.  А там посмотрим…  






 

       

Хозяйка русского магазина


На первом этаже огромного многоквартирного дома расположен небольшой магазинчик. Узкое помещение перегорожено прилавком, на котором в изобилии выставлены пакеты с пряниками, печеньем, зефиром и халвой. Ниже, в закрытой застекленной части прилавка лежат колбасы разных видов. (Правда, выглядят они весьма неаппетитно.) Напротив стоит морозильник, наполненный доверху большими и маленькими пачками  пельменей, хинкали, беляшей и тому подобного. У самого входа - несколько полок, заставленных  банками с маринованными огурцами и помидорами внушительных размеров, рыбными и прочими консервами. За прилавком в самой глубине магазина стоит, подбоченившись, миловидная белокурая женщина лет сорока. Она потряхивает сверкающими бриллиантовыми сережками и строгим голосом выговаривает посетителю, который чего-то хочет от нее:

- Милый, у нас не баня. Ты чего в таком виде в магазин являешься? Ты обалдел или как? К нам дети заходят; что они могут подумать? Некультурно! Беги быстренько, оденься по-человечески и приходи снова. Водка твоя никуда не убежит. Давай, живенько!

Действительно, для похода в магазин этот мужчина оделся несколько необычно: на нем не слишком длинный купальный халат, а на ногах вьетнамки. Это притом, что на улице не жарко: всего +12 градусов! Возможно, он принимал ванну, а потом ему так сильно захотелось выпить, что было уже не до костюмов: он накинул первое, что подвернулось под руку, и побежал за водкой. (Ведь наверняка живет он где-то рядом.) Но хозяйке магазина его внешний вид не понравился  (некультурно!), вот она и сделала ему выговор. Он пробормотал в ответ что-то невнятное и выкатился на улицу. С Эллой (так зовут хозяйку) не поспоришь. Те, кто ее хорошо знает, могут это подтвердить. Она, несомненно, женщина с характером. Иначе вряд-ли бы ей удалось вести успешную торговлю в течение почти восьми лет,  в то время как другие русские магазины  небольшого города в Северной Германии  уже давно благополучно позакрывались.

С Эллой мы познакомились давно, но много лет не виделись и не общались. Я знала, что у нее свой магазин, но так и не удосужилась там побывать. Лишь когда в нашем районе внезапно отключили русское телевидение, а в ближайшем к нам русском магазине все фильмы оказались уже пересмотренными, мне ничего не оставалось, как поехать к Элле, хоть ее „владение“ и находится совсем в другом конце города. По слухам, она давала напрокат русские фильмы, и выбор был немаленький.

Элла, когда увидела меня, не очень удивилась. Возможно, она  решила, что я пришла за водкой или за колбасой. Большинство ее клиентов ходит именно за этим. Но водку я вообще не пью, а при виде колбас, выставленных у нее в витрине, меня начинает  подташнивать. (Но, должна признаться, я умилилась, когда заметила огромную плитку шоколада „Аленка“. Мне даже на мгновение показалось, что я вернулась в свое счастливое советское детство.)

На мою просьбу дать посмотреть что-нибудь „про любовь“, Элла сочувственно улыбнулась, ушла к себе в подсобное помещение и принесла оттуда фильм с загадочным названием „Четыре времени лета“.

-Говорят, неплохой фильм. Возьми посмотри, - небрежно бросила она.
-А сама ты не смотрела?
-А я мелодрамы не смотрю.

Да, очень скоро выяснилось, что у нас с Эллой вкусы абсолютно не совпадают. Я предпочитаю смотреть мелодрамы, а она обожает детективы, в которых каждые пять минут кто-то стреляет другому в голову, и фильмы ужасов, от которых волосы встают дыбом.

Однажды она уговорила меня посмотреть мистический триллер „Город проклятья“.  Это было чудовищно! В фильме, состоящем из двенадцати, если не ошибаюсь, историй „ужасы“ оказались действительно  страшными, но одновременно  какими-то вопиюще бессмысленными. Мне запомнилась, пожалуй, одна новелла „Деревня“, производящая особенно жуткое впечатление. Во всяком случае, я вздохнула с облегчением, когда эти ужасы наконец закончились.

-Ну как? – поинтересовалась Элла, принимая диск обратно.
- Очень страшно, - сдержанно ответила я.
Элла расхохоталась:
- Так ведь в этом же самый кайф, когда страшно!

Боюсь, что мне этого не понять. Что хорошего, когда страшно? Когда просыпаешься среди ночи и тут же в ужасе закрываешь глаза, чтобы не увидеть в темноте что-нибудь не то? У Эллы, по всей вероятности, нервы гораздо крепче, чем у меня.

Надо сказать, что и в других ситуациях мы с ней ведем себя совершенно по-разному. Вот пример. В Эллином магазине есть небольшая мастерская, где чинят компьютеры и прочую технику. А у меня как-то сломался плейер, и я решила узнать, можно ли его там починить. Принесла его с собой и спрашиваю Эллу:
- А кто там (имеется в виду: в мастерской) сидит?  (По-моему, вполне резонный вопрос, учитывая, что я ни разу там не была и этих людей не знаю.)
Элла вскинула на меня удивленные глаза:
- А тебе имена нужны? Там - два мальчика.

Обоим „мальчикам“ при ближайшем рассмотрении оказалось хорошо за пятьдесят. Но дело не в этом. Как говорила Элиза Дулиттл: „Надо же как-то назвать человека, если хочешь быть вежливой.“ Или мне надо было сказать: „Ну-ка мальчики, давайте, не рассиживайтесь, а быстренько почините мне плейер!“ ? Вполне возможно, что сама Элла  примерно так бы и сказала. Как я могла заметить, у нее совершенно отсутствует пиитет перед теми, кто старше. В основном для нее все – девчонки  и  мальчишки. (Пожалуй, за исключением совсем уж пожилых людей.)

Кроме того, несмотря на жесткий график работы (магазин открыт шесть дней в неделю по одиннадцать часов!) Элла почти всегда пребывает в хорошем настроении. По ее виду и не догадаешься, что она так много работает и сильно устает. Я только один раз видела ее грустной: у нее тогда накануне умерла бабушка. А в обычное время она постоянно шутит, смеется, рассказывает смешные случаи из жизни  или анекдоты, преимущественно с ненормативной лексикой. Да и многие из клиентов ее приятели, она почти со всеми на „ты“.

Например, одна на вид совсем молоденькая девушка (как выяснилось, тоже Эллина знакомая) пришла за колбасой „Докторская к завтраку“. На прилавке ее нет. Элла уходит в свои „закрома“, долго роется там, потом возвращается и некоторое время молча смотрит на покупательницу:
-Жанка, знаешь, что я тебе скажу? Ты – Мухина!
-Почему я - Мухина? - не понимает девушка.
-Ты в пролете! Колбаса закончилась! - И Элла заливисто смеется над собственной шуткой.

Вроде бы ничего особенно остроумного  она не сказала? Но, наверное, у Эллы очень уж заразительный смех, поэтому все, кто в это время находится в магазине, тоже начинают хохотать.

В магазин часто заходят школьники. Тех, кто помладше, Элла называет пионерами. („А, опять пионеры пришли!“) Они  забегают целой стайкой, каждый вынимает из кармана или из сумки горсть мелочи и покупает длинные „жевательные“ конфеты жуткого цвета, отдаленно напоминающие червяков. Бывает, что почти сразу после них вваливается группа школьников постарше. Их Элла окрестила комсомольцами. „Комсомольцев“ конфеты уже не интересуют. Они покупают (тоже в основном на мелкие деньги) одну или две сигареты. В других магазинах их непременно попросили бы показать аусвайс - удостоверение личности; ведь несовершеннолетним запрещено продавать спиртное и табачные изделия. Но Элла, как я могла заметить, ни у кого документов не спрашивает. Хотят курить - пусть курят. Пусть об этом беспокоятся их родители, а ее дело - побольше продать. Бизнес есть бизнес.

Элла также частенько подшучивает над моим пристрастием к мелодрамам. Дискуссии на тему „Что лучше - детективы или мелодрамы?“ уже стали для нас привычными.

- Ну что хорошего в этих мелодрамах? - недоумевает она. -  Героине непременно дадут по голове. Она или пролежит лет двадцать в коме, или потеряет память, потом с перепугу выйдет замуж за главного злодея, он прикарманит все ее деньги, ну и так далее. Дальше рассказывать?
- Элла, это уже неактуально. Все это было в девяностые годы, в бразильско-мексиканских сериалах, а я смотрю современные, русские.
- Ну и чего? А наши намного лучше, что ли?  Почти то же самое, только все герои работают коммерческими директорами, офис-менеджерами, секретаршами… Кем так еще? Ну, иногда нотариусами. Я прямо стесняюсь спросить: а хлеб сейчас кто-нибудь сеет?

Тут, кстати, я согласна с Эллой. В современных отечественных фильмах редко кто из героев работает врачом или учителем. Или, не дай Бог, простым инженером! Все как один обязательно работают в офисах. Иначе, наверное, они будут выглядеть немодно и неубедительно.

Забыла еще упомянуть, что сама Элла не всегда работала в магазине. У себя на родине (в Алма-Ате) она окончила филологический факультет университета по специальности „Английский язык“. Поэтому мне было интересно: помнит она еще язык или забыла. Кроме того, я знаю, что каждое лето она ездит в отпуск в Турцию на две-три недели. Почему именно в Турцию, а не, например, в Испанию или в Италию? Не знаю. Ей почему-то очень  нравится Турция. Кстати, она рассказывала, что останавливаются они с ее бой-фрэндом всегда в пятизвездочном отеле и что кормят там шикарно!

Так вот, я спросила ее:
- Скажи, а ты еще помнишь английский? Например, в Турции тебе приходится по-английски разговаривать?
Элла посмотрела на меня так удивленно, как будто я сморозила несусветную глупость:
- В Турции – по-английски? Это с какой стати? Там почти весь персонал в отеле прекрасно говорит по-русски. Да и вообще, я там на отдыхе и стараюсь поменьше напрягать мозги.
- А если во время прогулки тебе захочется что-нибудь спросить или купить?
- Разберемся. Чего-нибудь скажем.
У Эллы, как всегда, все просто. Действительно, зачем в Турции разговаривать, а тем более напрягать мозги?

В последний раз, когда я была у нее в магазине, Элла, поскольку свежих мелодрам не нашлось, посоветовала посмотреть фильм „Посредник“. Главный герой, полковник МВД, получил  пулю в голову, но каким-то чудом выжил, и ему стали являться призраки убитых людей. Они взывали о справедливости, так как их настоящие убийцы не были найдены. Да, прямо скажем, зрелище не для слабонервных! Оно еще усугубилось тем, что актеры играли очень хорошо.

У меня даже возникло подозрение, что Элла нарочно порекомендовала этот фильм, чтобы я потом плохо спала ночью. Казалось бы, мы уже давно все выяснили о наших вкусах: ей нравятся детективы и триллеры, а мне – мелодрамы. О чем тут спорить? Я ведь и не пытаюсь заставить ее изменить вкус. А она то и дело коварно уговаривает меня посмотреть что-нибудь из того, что мне никак не может понравиться,  и, когда я возвращаю фильм с недовольным видом, хохочет как сумасшедшая! Такой уж у нее живой характер. Но ее не переделаешь. Я даже не буду и пытаться – бесполезно…

А недавно я получила от нее эсэмеску: „Пришла очередная партия слезливо-сопливых фильмов. Можешь зайти посмотреть.“ Честно признаюсь: мне не всегда хочется к ней идти - от приколов в таком количестве тоже устаешь...и сильно. Иногда я даже даю себе слово не приходить туда больше. Но тогда мне совсем негде будет брать фильмы, а без них, увы, скучно. Так что придется потерпеть… пока.  А там посмотрим…  






 

       

Разное:
Реклама
Реклама