ПАТОЛОГИЯ СПРАВЕДЛИВОСТИ
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Рассказ
Автор:
Баллы: 6
Читатели: 180
Внесено на сайт:
Действия:

ПАТОЛОГИЯ СПРАВЕДЛИВОСТИ

       У каждого подростка своя заветная мечта. Петя мечтал о мопеде.  Шумный, норовистый, искрящий никелем он бешено носился по безлюдным улицам Петиной мечты, покоряясь воле бесстрашного седока.
Но…. Ах, это но!
У Петиного друга Васи был мопед, и Петя не раз катался на нём.
И все-таки  одно дело прокатиться с позволения, другое - свой мопед, готовый в любое время удовлетворить твоё желание.
«Почему так несправедливо устроена жизнь? Васин папа директор крупного завода, он может дарить сыну хоть каждый год по мопеду. Петин папа простой слесарь, живёт от зарплаты до зарплаты, экономя на всём, чтобы свести концы с концами».
Нет, он не завидовал. Чувство зависти отсутствовало в нём начисто, просто распирало обострённое чувство несправедливости.
Друг знал о мечте приятеля и однажды придумал сложную много ходовую комбинацию, чтобы помочь другу осуществить давнюю мечту.
- Папа, - сказал он, - я больше терпеть не могу даходягу мопед! Купи мне, наконец,  настоящий мотоцикл.
Отец долго сопротивлялся, пытаясь уберечь сына от преждевременного риска разбиться, но со временем уступил. Не возражал он, и подарить мопед приятелю. «Куда его девать, не на рынок же везти».
Что почувствовал Петя, получив бесценный подарок, не передать словами. Переполненный чувством благодарности он, как верный пёс, готов был разорвать в клочья любого, кто посмеет обидеть друга. И такой случай вскоре представился.
Смеркалось. Они шли по пустырю, обсуждая свои ребячьи дела. Неожиданно путь преградили трое: мужчина и два парня поплотней и постарше. Один из парней взял Васю за рукав.
- Клеевая курточка! Не жмёт? Снимай, со старшими надо делиться. И кеды…
Но не успел договорить. Петька, как сумасшедший, с разбега ударил парня в живот головой, тот упал на дорогу и закружил, корчась от боли, что-то хотел сказать, но слова застряли в парализованном дыхании. Мужчина схватил Петьку за лацканы пиджака, оторвал от земли и встряхнул так, что внутри что-то оборвалось, но, увидев в детских глазах ненависть вместо страха, опустил на землю.
- Молодец, пацан! Люблю бесстрашных. Оставьте их. Пошли.
Пострадавший парень пришёл в себя, отдышался и бросился на Петьку с кулаками.
- Не тронь! – осадил мужчина. – А ты, малец, защищал его зря. Когда-нибудь поймёшь, что он тебе не пара.
Между тем время шло, перелистывая годы.
Василий крутой удачливый бизнесмен, за границей бывает чаще, чем Петя ходит в кино. Пётр сменил на заводе уметшего отца. Операция в Германии спонсированная другом не помогла. Воевал в Чечне, был тяжело ранен, но выжил. Василий брал друга под крыло, устроил на престижную работу, но тот с кем-то не поладил и уволился.
Встречались редко, всегда по инициативе Василия. Тот неожиданно приходил в гости расстроенный и усталый. Выпивая, вспоминали детство. Так было и на этот раз.
Василий упал в старое кресло, достал из кармана пачку купюр, отсчитал нужное и повелел:
- Сгоняй в магазин. Возьми чего-нибудь на свой вкус. Сил моих больше нет.
- А почему каждый раз за водкой должен бегать я? Сегодня твоя очередь, - отрезал Пётр.
Щёки Василия покраснели от негодования.
- Ну, ты нахал! – выдавил разгневанный Василий. – Забыл, сколько я для тебя сделал? Подумать только: я должен бегать ему за водкой?! Плебей несчастный! Живёшь, как абориген, одна забота, чтобы ананас на голову не упал. Давить таких надо!
Пётр не обиделся, нет. Он понял, мужик на пустыре был прав, дружбы, в которую он свято верил, между ними никогда не было. Покровительство – да, дружбы – нет. И воевал он в Чечне больше за него, чем за себя. Потеря была столь велика и невосполнима, что тянула на предательство.
Пётр вышел в другую комнату, достал трофейный пистолет, дослал патрон в патронник и вернулся. Василий сидел к нему спиной, Пётр хотел окликнуть и повернуть, но пожалел и выстрелил в затылок. На мгновение Василий повернулся лицом, недоумение и боль брызнули из угасающих глаз.
- Прости, я иначе не мог, - сказал Пётр, сел на стул и приставил ствол к виску, страх отсутствовал. В последний момент передумал: «Пусть будет суд. Пусть все знают, что можно и нужно прощать всех и всё кроме разочарования в друге».
Суд не состоялся, родным сообщили, что Пётр повесился в камере. Но, скорее всего подсуетился отец Василия, у него была своя правда.



Оценка произведения:
Разное:
Реклама