Воин Целитель Творец _ Глава 23 (страница 1 из 2)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Фантастика
Сборник: Воин Целитель Творец
Автор:
Баллы: 3
Читатели: 593 +1
Внесено на сайт:
Действия:
Альбом

Предисловие:
отредактированная

Воин Целитель Творец _ Глава 23

23. Подготовка к балу

- Учитель Ди, вы действительно не знаете языка Лиги? – осмелилась поинтересоваться Ясото, когда они шли ранним утром следующего дня по тихой дороге к монастырю Сэй Мэй.

- Да, учитель Такаюки не смог заставить меня уделять внимание этим занятиям. Ты же знаешь, я учился по особой программе. Учитель Цан, ты помнишь его? Я всегда сбегал с его уроков. Мне было скучно сидеть среди повторяющих какие-то звуки ребят. Окончив школу, в свои 13 лет, я был только мастером меча, но не знал всей школьной программы. Пробелы я заполнил уже после, в библиотеке Правительства и у старца.

- Язык Лиги на самом деле очень прост. Я могу Вам помочь. – Ясото заискивающе улыбнулась.

- Хочешь стать моим учителем?

Девушка не поняла, шутка это или насмешка. Она немного смутилась и ничего не ответила.

- Я бы этого действительно хотел, - вздохнул Ди. Ясото вспыхнула и поспешила согласиться. Она была счастлива, но тут же испугалась, что у нее не хватит знаний и умений. Она напряженно задумалась, планируя, как будет проводить занятия для Тацу.

- Кин, что такое осознанность? – девушка услышала вопрос, но абсолютно не поняла его, вырванная из контекста своих мыслей.

- Осознанность, Ясото, есть пребывание, причем постоянное пребывание, здесь и сейчас. А ты уже занимаешься со мной изучением языка Лиги. Хотя я при этом не присутствую.

Кин промямлила какие-то извинения и совсем стушевалась.

- Ты готовишься к балу? – спросил вдруг Тацу.

- Да. Профессор Саливан, хочет, чтобы я пела на празднике. Лучше бы этого бала не было!  - капризно заявила Кин, чем немного удивила своего учителя.

- Почему же? Такая честь! Ты споешь перед знаменитыми гостями. И, кроме того, будут танцы. Обычно девочки любят танцы. Когда я был адъютантом, я присутствовал на нескольких балах. Мне это показалось красивым.

- А кто вам сказал, что девушки любят балы?

- Мне часто приходилось общаться с девушками, - Тацу как-то загадочно улыбнулся. – Они всегда пребывали в восторгах, и даже пытались пригласить меня. Да и Виктория…

- Может, она и любит. Она красивая и гибкая. И, скорее всего, хорошо танцует. А для меня такие праздники – это дни вселенского позора, - пробурчала Кин, открывая двери монастыря. – Кстати, вы заметили, что ни разу не закашлялись во время нашего пути?

- Да, Винсент – волшебник. Я действительно чувствую себя гораздо лучше. Приходи завтра в семь вечера в больничный корпус. Я буду там. Хорошо подготовь материал. Надеюсь, ты сможешь сделать так, чтобы я полюбил язык Лиги.

Ажиотаж по поводу бала длился уже месяц. Но Кин это совершенно не интересовало. Ее больше увлекали новые грани Мамору Тен Рю, которые в последнее время раскрывал перед ней Тацу Ди. С каждым разом информации становилось все больше, и Ясото не успевала все осмыслить, а Ди гнал дальше. Чтобы хоть как-то все понять и переварить, девушка решила отдать этому как можно больше своего свободного времени. Она совсем забросила друзей, почти не спала. Охара часто ловила ее после отбоя за жилым корпусом с мечом в руках и, делая строгий выговор, отправляла в постель. Если техника не требовала наличие меча, например, медитативные практики, работа с энергией, Ясото умудрялась отрабатывать ее прямо на лекции или даже во время обеда.

Приближение бала рушило все. Репетиции становились все чаще. Ксан все более назойливо напоминала насчет платья. Киршер постоянно включала Ясото в ряды готовящих украшения, что очень злило девушку. Немного успокаивало лишь то, что во время механической работы рук можно о многом подумать.

Ее мысли казались ей какими-то не оформившимися, блуждающими возле чего-то важного, но неуловимого. Достичь этого важного не представлялось никакой возможности. Это рождало беспокойство и в то же время  некую апатию, цепенение от страха так ничего и не понять, так ничего и не сделать. Она внутренне искала спасение в Тацу. Пока она находилась рядом с ним, пока он ей что-то показывал, что-то рассказывал, у нее возникала уверенность, что она сможет все. Но когда Ясото оставалась одна, реальность наваливалась на нее и опять возвращала ее в состояние неопределенности. Добьется ли она такого уровня, как Ди? Обретет ли она такую же силу? И главный вопрос: зачем все это? Зачем ей становиться воином? Ее ли это путь? Сможет ли она продержаться хотя бы одну серьезную битву? Эти вопросы постоянно крутились у нее в голове и ждали подходящего человека, который даст на них ответ.

- О чем задумалась, маленькая Кин? – Охара появилась перед столом Ясото, за которым она мастерила украшения для бала, так неожиданно, что девушка укололась иголкой.

- Есть один вопрос, - прошепелявила Кин, держа пострадавший палец во рту.

- Серьезно? – Рэй заинтересованно заглянула в лицо своей подопечной.

- Зачем эти красные бантики?!

- Смешная ты! Никогда не говоришь то, что думаешь. – Охара приободряющее положила руку ей на плечо, - все будет хорошо. Ты сильная, и вокруг тебя надежные люди. Тацу при всех своих недостатках тебя не бросит.

Может быть, впервые Ясото почувствовала, как от холодной Охары к ней идет заботливое тепло. Настроение заметно улучшилось.

Из-за этих бантиков для украшения зала Кин с трудом успела прийти к больничному корпусу в назначенное время. Она зашла внутрь и уже в который раз прокляла свой идеальный слух. Слова чужого разговора настырно лезли к ней в уши, и от них никак нельзя было защититься.

- Я еще раз повторяю, я отказываюсь. Я не могу взять на себя эту ответственность и не хочу, - в голосе Ди младшего чувствовалась усталость.

-Черный Дракон! – Виктория? Да, этот голос принадлежал именно ей, и она явно злилась, - Верь, я найду способ… И ты… и ты ответишь за свои слова.

Саммерс выбежала в коридор, чуть не сбив Ясото, и поспешила к выходу. От нее веяло гневом. Девушка невольно передернула плечами. Она заглянула в дверной проем комнаты, в которой только что шел разговор. Тацу в задумчивости стоял у окна. Он не сразу заметил присутствие своей ученицы. Ясото что-то ощущала, исходящее от него, но не могла понять, что именно: беспокойство, страх или нечто иное. Она не успела разобраться, потому что Ди резко обернулся и пошел к выходу, маня ее за собой. Шли молча. И хотя дорога до административного корпуса совсем не была долгой, у Кин хватило времени на некоторые мысли.

Например, почему Виктория вела себя так странно? Из-за чего они с учителем Ди поссорились? Какую ответственность тот не хотел на себя брать? Про Тацу нельзя сказать, что он бежит от ответственности… В последнее время Саммерс стала навещать его чаще. Виктория приходила на постоялый двор Винсента, и тогда они с Тацу беседовали на скамье у дома или на балконе  или у него в комнате. Ясото не знала, о чем, но была уверена, что это ее не касалось, и уходила помогать в зал, как только видела через окно рыжую шевелюру Саммерс или слышала ее голос. Она радовалась, что учитель не одинок, что есть кто-то, кто согреет его сердце. И она не хотела мешать его счастью. Правда, Кин замечала, что Виктория часто уходила расстроенная, и Тацу после ее ухода долго сидел в своей комнате. Может, он как-то неправильно себя ведет? В конце концов, он далеко не идеален. И, кроме того, разве может быть идеальным молодой человек двадцати лет отроду? Эх, если бы он только попросил совет у Винсента…

Ее думы остановило ощущение взгляда на себе. Она ожидала порицания со стороны учителя за нехорошие мысли, но Ди лишь улыбнулся и отворил перед ней дверь в корпус. В его комнате царил порядок. На столе уже лежали подготовленные тетради и пишущие принадлежности.

- Ну, что, начнем урок, учитель Кин, - Ясото немного смутилась от этой фразы и неуверенными движениями начала доставать свои записи.

Оказалось, что Тацу уже знает азы языка Лиги, и быстро схватывает правила грамматики, но его произношение оставляло желать лучшего. Как он ни старался, он не мог правильно выговорить слова и некоторые звукосочетания. Его упрямое выражение лица забавляло. Он повторял снова и снова, пытаясь добиться результата, и неудача только подстегивала его. Ясото уже начала беспокоиться о том, успеет ли она к отбою, когда Ди, заметив это, закрыл тетрадь, состроил умильную физиономию и наигранно взмолился детским голоском.

- Учитель Кин, а когда мы закончим урок? – Ясото застыла от удивления. Она могла ожидать такого от Кэси, Натсуки, даже от Винсента, но Тацу… угрюмо-спокойный Тацу… – Отомри,  - сказал он уже своим обычным тоном. Просто хотел поднять тебе настроение. Из-за меня у тебя мало времени на подготовку к балу.

- Нет, - вспыхнула Кин. – Как раз из-за этого бала, я не могу… - Но Ди перебил ее.

- «Воин защищающих небес знает, когда и как нужно отдыхать». Ты об отдыхе хочешь забыть. Не будешь отдыхать, будешь себя выматывать – сгоришь. Растратишь все силы и станешь ни на что не способной, как я сейчас. Я решил тебе помочь с подготовкой… вот…

Он подошел к тумбе возле кровати и достал из нее сверток, который он положил на стол и аккуратно развернул. Перед Кин лежали букеты роз из сиреневых и светло-зеленых лент и две небольшие заколки дл волос, украшенные зелеными и сиреневыми стеклянными бусинами.

- Мне кажется, этих цветов тебе сейчас не хватает.

- Но… - только смогла промямлить Ясото. - Спасибо, учитель Ди, но…

- Виктория сказала, что девушкам выдадут платья, которые они сами должны будут расшить. Я знаю, у тебя нет времени выбирать украшения, поэтому, – он закашлялся, - поэтому я решил… Я хочу что-то сделать для тебя, помимо твоего обучения, что-то, что пригодится тебе в твоей обычной жизни. Я заметил, ты совсем забыла о ней. Это самоубийство. Ты проводишь больше времени с мечом, нежели с друзьями. Это неправильно. Ты не должна менять своих друзей, развлечения, общение, возможность любить и быть любимой на меч. Он не возместит тебе всего этого. Эта штука безжалостна, - Тацу достал свой меч. – Он верен, надежен, никогда не подведет в бою, но взамен он может взять слишком много. Ты должна понять это сейчас, а не тогда, когда будет уже поздно. Не повторяй моих ошибок, учись на них, раз выбрала меня своим учителем. Ладно, бери свои сокровища, я тебя провожу: надо уговорить Охару не ругать тебя за опоздание. Оставь мне свои записи, пожалуйста, я их на досуге еще просмотрю.

Кин это все очень растрогало. Учитель не часто проявлял по отношению к ней такую заботу. Слезы сами навернулись на глазах. Она с трудом взяла себя в руки и спросила:

- А можно я и ваши подарки здесь оставлю. Я приду завтра, вы будете заниматься, а я буду шить, хорошо?

- Ладно, только одна ты не справишься, не успеешь просто. Мне придется часто тебя отвлекать, приводи Тэно тоже. И еще. Утром приходи без меча. Будем готовиться к балу.

Ясото машинально согласилась, хотя и заподозрила, что за этой фразой кроется что-то неладное и хитрое.

Утром Кин убедилась, что ее предчувствия ее не обманули. То, что, задумал Тацу Ди, оказалось неладным и хитрым в высшей степени.

- Что? Вы хотите научить меня танцевать?!  - Ясото стеснялась, и от этого ее возмущение росло. – Да, я… в этом.. как бы… почему вы решили?

- Ну, из моих скудных наблюдений только девушки, не умеющие танцевать, не любят балы. Кроме того, в школе Ноа Такаюки не уделяют


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
     16:00 21.08.2010 (1)
Пока она находилась рядом с ним, пока он ей что-то показывал, что-то рассказывал, у нее возникала уверенность, что она сможет все. Но когда Ясото оставалась одна, реальность наваливалась на нее и опять возвращала ее в состояние неопределенности.
прекрасно ухвачено
     16:01 21.08.2010
Спасибо, буду стараться и впреть
Книга автора
Корректор Желаний 
 Автор: Сергей Лысков
Реклама