Лихачев и краеведение (страница 1 из 2)
Тип: Произведение
Раздел: Эссе и статьи
Тематика: История и политика
Автор:
Баллы: 2
Читатели: 1284
Внесено на сайт:
Действия:

Предисловие:
«Искусство возникало длительно. Оно продолжает возникать и по сей день. Оно рождается в каждом акте творения произведения искусства, в котором традиционным явлениям прибавляется нечто новое. В русской культуре рождение искусства растянулось, по крайней мере, на несколько веков.» -  Это мнение Д.С.Лихачева исследователя и великого ученого  определяет  историю славянского развития и краеведения Тамбовской области, в частности. Искусство являлось и является составной частью истории народа и в то же время самостоятельной наукой, имеющей свои исторические основы, настоящее и возможность предвидения будущего.

Лихачев и краеведение

Директор Александровского художественного музея во Владимировской области Усанов Евгений Николаевич в своей книге: «Берендеево искусство древнерусских цивилизаций» высказывает мысль, что духовная и материальная культура , уклад жизни наших предков, пришедших в центр Волго-Окского междуречья 7 тысяч лет до н.э. позволяет говорить о наличии древних цивилизаций.
«История Древней Руси не начинается с Х века, -  утверждает автор – его истоки в глубине тысячелетий».
Характерный пример археологической находки в Тамбовской области – круглодонный лепной сосуд, относящийся к эпохе раннего энеолита (культура воротниковой керамики), который был обнаружен археологической экспедицией ТГТУ, руководимой Андреевым Сергеем Ивановичем в 2004 г. в Тамбовской области у села Троицкая Дубрава поселения Коровий брод.
Предварительный анализ липовицких находок 2005 г. в  Тамбовской области  позволяет делать вывод о пребывании древних поселений на реке Сухая Липовица датами, исчисляемые тысячелетиями. Немаловажно отметить, что у первобытных людей прослеживается культура поклонения рыбе, что нашло отражение в каменных изделиях, иногда носящие следы охры, оставленные древним человеком-художником.
Экспонаты Тамбовского областного краеведческого музея – только малая доля того, что краеведы доносят до своих сограждан об истории своего края. Работники государственных учреждений по сохранению и защите исторических памятников создают благоприятные условия для публичного их представления населению области и просто согражданам.
В статье «Речь идет о сохранении России», опубликованной в историко-культурном журнале «Наше Наследие», основанной на собеседовании Российского историка, председателя Союза краеведов России, советника РАМ, академика РАО С.О.Шмидта и корреспондента этого журнала С.Б.Леонтьева высказывается мысль о невозможности в современном обществе формирования «национальной идеи».
Это в высшей мере странные поиски. Сохранение России как единого целого и «сбережение народа» (А.Солженицын) — вот и идея, которой должно и может руководствоваться и государство, и его общественные институты, и каждый россиянин. Конечно, Россия — это многонациональное, многоконфессиональное государство, объединяющее всех нас, населяющих русскую землю. И знать эту землю, край, где родились, где жили его предки, должен каждый человек. Именно краеведение — наука о «малой родине» — открывает людям знание о пращурах, о своем крае, воспитывает уважение и любовь к предкам. «Любовь к родному пепелищу, любовь к отеческим гробам» — так еще в XIX выразил Пушкин миросознание образованного, просвещенного россиянина.
За последние годы родилась обнадеживающая тенденция: Российская партия жизни и ее Председатель — Председатель Совета Федерации С.М.Миронов — постоянно оказывают действенную поддержку российскому краеведению как одной из основ создания нравственно здорового, жизнеспособного и просвещенного общества. Для нашего огромного государства, изначально многонационального и многоконфессионального, со значительными региональными историко-культурными особенностями и природными различиями, познание «малой родины» не может не вызывать особый интерес и особую заботу. Проблема эта всегда волновала не только узких специалистов, но и привлекала внимание широких кругов думающих людей. Характерной особенностью России являлось отсутствие тенденции сосредоточения элитарного в культуре исключительно в столицах. Многие удаленные от столицы регионы обладают уникальным историко-культурным наследием, получившим всемирное признание. Вспомним дивные фрески Дионисия в Ферапонтовом монастыре и роскошь узорочья и живописи ярославских церквей XVIII века, суровое очарование крепости в Белом море — Соловецкого монастыря, и древних деревянных церквей Русского Севера. А сколько сокровищ истории, культуры и искусства, памятников природы провинции еще не введены в культурный обиход и известны только узкому кругу специалистов? Огромный научный и этический потенциал несет народная культура, тот ее пласт, который определяет особенности и повседневного и празднований. На мой взгляд, - замечает С.О.Шмидт, - одно из проявлений интереса к культуре провинции — это новый всплеск краеведения в различных его формах: от серьезных научных исследований до школьных сочинений, от междисциплинарных экспедиций до краеведческих походов и экскурсий. Ну, конечно, краеведение нуждается в поддержке местных властей, государства, общественных организаций и всякого рода фондов. Этому есть примеры в русской истории — уже в XIX веке краеведение начинает восприниматься как форма общественного движения, которому покровительствуют и губернские власти, и местные коммерсанты, и общественные деятели, и церковь.
После Февральской революции 1917 года сразу же наблюдается подъем краеведческой деятельности. Первоочередной задачей стала памятнико-охранительная — спасение памятников культуры (а иногда и коллекций их) от погромов революционных масс.
Еще в большей мере необходимость такой работы стала очевидной после октября 1917 года. Понимание это сплачивало людей и несходных общественно-политических взглядов. Более того, те, кто не принимал революцию, находили именно в этой сфере возможность применения своих знаний и культурных навыков, и подвижники идеи культурной преемственности в условиях разрухи и гражданской войны сумели сделать очень много, помочь организации десятков новых краеведческих объединений и музеев (хотя в те годы значительны, конечно, и утраты нашего историко-культурного наследия).
К тому времени сформировались и общественные представления о краеведении: 1920-е годы можно назвать его «золотым десятилетием». Краеведение признавали важной сферой культурно-просветительской политики государства, «массовым научно-культурным движением».
Никогда ни ранее, ни позднее не было столь тесных связей краеведения и «большой науки» (академической и университетской): краеведению отдавали немало сил и академики (непременный секретарь РАН востоковед С.Ф.Ольденбург, геолог А.Е.Ферсман, языковед Н.Я.Марр, историки С.Ф.Платонов, М.М.Богословский и др.) Краеведение стало начальной школой самостоятельных исследований и для будущих академиков (среди историков — Н.М.Дружинин, М.Н.Тихомиров, А.П.Окладников).
Становилось очевидным, что краеведческое движение отвечает возрастающей тяге части местных жителей к освоению культуры, к познанию и переустройству своего края. Однако понимание и основной направленности, и конкретных задач этого движения было неоднозначным и в среде партийно-советского руководства и даже у активных его участников.
Но в конце 1928 — начале 1929 года на конференции историков-марксистов уже заявляли, что краеведы «к вопросам подходят по буржуазному», а их памятнико-охранительную и памятнико-пропагандистскую деятельность характеризовали как «формализм музейного типа». Тогда стало массовым и разрушение музейных экспозиций и даже коллекций, уничтожение памятников исконной культуры народа (прежде всего храмов). В 1929–1930 годах виднейших краеведов репрессировали, связав их с фальсифицированным «делом» академиков-историков (С.Ф.Платонова и других), — и краеведческое движение было по существу разгромлено. Краеведов шельмовали как «реакционеров», «идеализирующих помещичье-буржуазный строй», «под флагом старины... на узких темах истории усадеб, районов и областей проложить путь для замаскированных антипартийных выступлений». Историко-культурное краеведение объявили «гробокопательно-архивным», изъяли из обращения краеведческие издания 1920-х годов.
И лишь во второй половине ХХ века, во многом благодаря академику Д.С.Лихачеву, краеведение вновь заняло подобающее ему место в общественной жизни.
В последние годы очень большую поддержку краеведческому движению  оказывает  Российская партия жизни и ее председатель, Председатель Совета Федерации РФ С.М.Миронов. Кстати, он же Председатель редакционного совета журнала «Наше наследие», ставший им после ухода из жизни Д.С.Лихачева. И в этом тоже продолжение традиций.
Так вот. В 2004 году Российская партия жизни организовала, т.е. нашла необходимые материальные ресурсы, транспорт и т.д., чрезвычайно важный Всероссийский семинар краеведов «Любовь к малой родине — любовь к Отчизне» в удивительном старинном городе Зарайске на самой границе Московской области. Представители Москвы, Санкт-Петербурга, Казани, Петрозаводска, Коломны, Воронежа, Тулы, самого Зарайска и т.д. выступили с интересными докладами, поднимавшими проблемы краеведения и историко-культурного наследия, региональной энциклопедистики, церковного краеведения, краеведческой работы на местах и многие другие чрезвычайно важные вопросы постижения «малой родины». И сразу же после зарайского семинара Российская партия жизни издала его материалы в сборнике «Краеведение в России» (М., 2004). В наше время, когда издание научной, особенно гуманитарной, некоммерческой литературы чрезвычайно ограничено, такая действенная поддержка исследователей «малой родины» особенно ценна и говорит о серьезном и вдумчивом отношении прогрессивных политиков к основополагающим проблемам духовной жизни общества.
«Краеведческие знания — не отвлеченная наука. Это наука, объединяющая и сближающая людей. Она способна, например, связать поколения в одной семье. Ведь интерес к своему происхождению у людей сейчас повсеместный. Краеведение может оказать им в этом неоценимую помощь», - высказывает мысль С.М.Миронов.
Давно пора поставить вопрос и о преподавании краеведения в школе. Его может вести не обязательно историк или географ, краеведение может преподавать литератор, ботаник, учитель труда или физкультуры. Главное, чтобы сам учитель был влюблен в свой край, знал свою малую родину.
Для нас сейчас очень важно не только выявить и сохранить памятники старины, но и вернуть их в повседневную жизнь. Без воздуха культуры политические идеи, трудовая деятельность и нравственные нормы теряют свой смысл.
К сожалению, в стране нет продуманной культурной политики. Много лет в Государственной Думе находится проект Федерального закона «О культуре». Все еще проект.
Поэтому народ вынужден возлагать свои надежды на интеллигенцию, на ее лучших представителей в регионах, на тех, кому всегда была не безразлична судьба тысячелетней России и ее культурного достояния. Когда-то академик Дмитрий Сергеевич Лихачев назвал музейных и библиотечных работников 90-х годов «последними святыми на Руси». То же самое, наверное, можно сказать и о сегодняшних краеведах, архивистах, реставраторах.
Очевиден факт, что культурная политика государства в самое ближайшее время получит необходимую законодательную базу, механизмы и источники финансирования. Речь идет о сохранении России как России. Об обеспечении конституционного права граждан на участие в культурной жизни.
То есть краеведение — это один из краеугольных камней «познания России», как говорил Д.И.Менделеев. Сам термин «краеведение» — относительно новый и появился только в начале ХХ


Оценка произведения:
Разное:
Обсуждение
     15:04 28.08.2010 (1)
Вы уж определитесь, Вы оду краеведению поёте, или за его счёт Миронову
это сильно разные вещи
     11:16 14.02.2013
Факты, факты... решения проблем и люди, кто в ней участвуют.
     10:29 29.08.2010
Одно от другого не отъемлемо - краевед-любитель и состою в Справедливой России. http://www.spravedlivo.ru/news/anews/12327.php
Реклама