Покушение на Президента с учетом метаистории. (ГЛАВА 4) (страница 1 из 4)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Повесть
Автор:
Баллы: -1
Читатели: 475
Внесено на сайт:
Действия:

Предисловие:
Каковы глубинные причины наших нынешних и предстоящих бед? Зачем на самом деле Путин, развязав братоубийственную войну между братскими народами, навязав России изматывающее противостояние с Западом, делает теперь все, чтобы не только отбросить нашу Родину в «разруху 90-х», но и «аля распад СССР»? Кто уже вскоре – совсем, в прочем, ненадолго – придет ему на смену и почему произойдет это лишь, наверняка, в результате государственного (тайного или явного) переворота, сопровождаемого разгулом преступности и массовыми протестами? Неужто и в правду, слова «интервенция» и «сепаратизм», вместе с характеризующими фразами о «русском бунте», вновь вернутся в обиход наших бедных сограждан, но теперь уже применительно к самой России?    
Неужели прав был преподобный Серафим Вырицкий, предсказавший полвека назад, что наступит еще для России благословенная пора, но прежде «наступит и время, когда станут раздирать Россию на части… Запад будет всячески способствовать разрушению России и отдаст до времени ее восточную часть Китаю. Дальний Восток будут прибирать к рукам японцы, а Сибирь – китайцы… Когда же Китай пожелает пойти дальше, Запад воспротивится и не позволит…» Тогда, как предсказывал преподобный: «Многие страны ополчатся на Россию, но она выстоит, утратив большую часть своих земель. Это война, о которой повествует Священное Писание и говорят пророки, станет причиной объединения человечества…»  
Так отчего же все это? Почему? А главное – кто стоит теперь (как, в прочем, стоял и ранее) за всякого рода «путиными»; начиная с нашего собственного и заканчивая «вождями» «Исламского государства» или, скажем, теми, кто ошеломит вскоре мир миллиардным окриком «СибирьНаш»? Каков его общий темный масштабный замысел и какова конечная губительная цель?...

Покушение на Президента с учетом метаистории. (ГЛАВА 4)

В  ПОДГОТОВКЕ  «ЗОЛОТОГО  ВЕКА  ЧЕЛОВЕЧЕСТВА»
(ИЗМЕНЕННАЯ ВЕРСИЯ)


Глава 4
«АДОБРЯМС»
(За 18 часов до покушения)


1
В размышлениях о связи поту- и посюстороннего, Петра вдруг осенило:      
«А разве современная наука признала уже метаисторию? Разве уже поставила ее в один ряд с историей или хотя бы с религиозной философией? Так отчего же тогда все эти настойчивые «зачем-почему» крепыша-следователя? Причем, именно с точки зрения метаистории. – и тут Петр окончательно прозрел. – Наука-то нет, а вот спецслужбы. А вот ФСБ-то! ФСБ!... Да, нет. Это уже перебор. В прочем, кто их разберет? А отчего же тогда я здесь? Да еще со столь «бесспорным доводом». – коснувшись разбитой губы, он вновь вспомнил сильный удар в челюсть, сбивший его с ног у стен «истфака». – И чем же тогда вызваны все эти «вопросы-расспросы»? – Петр скопировал интонацию следователя, говорившего чуть в нос. – «По какой причине всякий крах прежней империи, будь то царская Россия или СССР, вслед за коротким периодом развала и социального хаоса, сопровождается затем временными свободами, реформами и экономическими успехами? – следователь еще более нахмурил лоб – Заканчиваясь неизбежным закручиванием гаек, воинственной риторикой и падением уровня жизни, а потом и вовсе – противостоянием с соседями»
Петр, вспомнив хитроватое, с оценивающим прищуром, выражение лица следователя, сдавленно рассмеялся, но тут же болезненно охнул; губа, треснув, вновь закровоточила.
«История, конечно же, не дает ответа. Зато его дает метаистория. – продолжал он размышлять. – Ведь это лишь с точки зрения истории не совсем понятно, отчего необходимо проводить четкую параллель между предыдущей Россией и Россией нынешней. Хотя нынешняя и через четверть века на ладан дышит, а предыдущая уже всего через пять лет собрала вокруг себя огромную империю – СССР. И тем не менее. Ведь это с точки зрения метаистории, а не истории, понятно почему идеология нынешней Россия столь же бесплодна, сколь и ничтожен, отведенный ей «историей» срок переходного режима от одной всемирной эпохи – советской, к другой – много более великой и светлой – эпохе «Золотого века человечества».
Петр вспомнил заимствование нынешней властью герба, гимна, флага и горько усмехнулся.
«Сегодняшняя великодержавная государственность – это словно бы бездарная пародия на все прежние России. Ее срок – четверть века с малюсеньким «хвостиком», а потолок – вяло текущий СНГ и еще более краткосрочный, «исторически никакой» Евразийский Союз. А все почему? Метаистория дает четкий ответ. Столь же ясно объясняя, отчего ведется теперь недостойная великой страны – по сути воровская и бандитская – борьба нынешней России за отрыв частей Молдавии, Грузии и Украины. Так сказать, «зловредные гадости» против вчерашних и будущих братьев».
Петр внезапно скривился не то от нового приступа головной боли, не то от горестного осознания, творимого теперь с ближайшими соседями.
«Ну, вот какая больная, какая мятежная голова могла выдумать два эти абсурда: «Русский мир» и «Россия встает с колен»? Особенно – «Руцкий мир»! Вот она достойная России стратегия на десятилетия! Точнее – на предстоящие три-четыре года – до первого президента с татарскими или украинскими корнями. – Петр вспомнил фразу: «Половина русских – генетические татары», и печально вздохнул. – Мало того! Еще и «Киев – мать городов русских». И зачем же тогда весь этот цирк с узконациональным выпячиванием в многонациональном российском и даже постсоветском мире? Выходит, что прав один из студентов, изрекший недавно (добавив предусмотрительно – в соответствии с духом нынешнего просталинского реваншизма: «Не для протокола»): «Сталин с Лениным, конечно же, еще те «стручковые перцы», «ноу спайси» и все такое, а все же большевики-коммунисты, с их всемирным интернационализмом, и поумнее и помасштабнее нынешних были». Как он еще выразился? «Не надо быть даже «физиономистом», чтобы, глядя на всю эту нынешнюю «пропагандистскую киселевщину», на всех этих «песково-сурково-лавровых», понять, что фраза «чертики из табакерки» – вовсе не метафора, а сегодняшняя горькая реальность».
Вспомнив все это, Петр горестно усмехнулся.
«Во многом народ наш может ошибаться, быть по-детски доверчив и даже исторически наивен и опрометчив, – прежде всего, к несчастью, в силу все тех же темных потусторонних воздействий – но только не в жгучих своих остротах, не в пронзительных своих анекдотах, в лаконичных характеристиках или злободневных выводах, правдиво умещающихся порой в «полфразы» или даже в «полслова», типа: «ЕБН» или те же – «чертики из табакерки».    
Да и в правду. Вся эта нынешняя, недостойная России, «чертовщина» и «табакерочная вакханалия», по сравнению с прежними масштабами – хоть со сталинскими, с его соцлагерем в полмира, хоть даже с ленинскими масштабами, с имперским СССР и всемирными начинаниями «Мировой революции», да с тем же брежневским «развитым социализмом» в полчеловечества – это не просто «историческое лилипутство». Это и вовсе – какая-то фантастическая бездарность, откровенно злое и даже зловредное скудоумие «злобных карликов». Это точно идиотский взрыв связки гранат в собственном деревенском сортире. Хоть и выглядит воинственно-устрашающе, назло всем, со смрадом и собственными экскрементами на полдеревни, но сами же, прежде всего, и страдаем. – Петр печально вздохнул. – Как ни крути; теперь и соседей добрых лишились и себя не сразу отмоем. Вонь! Вонь на годы вперед! В прочем, для чего все это – для бедствий и смрада на годы вперед – потусторонне и насаждается. – Петр вспомнил выводы своего студента и горестно покачал головой. – С очевидной уже для многих бесовщиной и потусторонне-нечеловеческой логикой действий нынешней власти. Словно бы даже не понимающей к чему все это трагически ведет и куда выведет; и теперь, но особенно вскоре. – и тут Петра пронзила новая догадка. –
Так, подожди! Следователь же спрашивал не об объяснениях того, что происходит сейчас; и в России, и в мире. Пусть даже и с точки зрения метаистории. Нет! Этот, время от времени хитровато щурящийся крепыш-следователь, интересовался в конечном счете другим: насколько возможно, используя знания метаистории о происходящем сейчас в поту- и посюстороннем, вмешаться в это самое происходящее. Да, точно! Именно вмешаться! Причем, как я понимаю, быстро и кардинально. Оп-па!... Ни-че-го себе! Ведь это уж совсем другой коленкор. И что же тогда эти «фэ-эс-бэшники» задумали? – потирая болезненный лоб, Петр попытался представить «что». – Явно что-то такое «сногсшибательное»; и в прямом, и переносном смысле. Не иначе, как игра «Ва-банк». Пан или пропал. «Быть или не быть». А иначе и смысла нет! Кругом вскоре будет такое… И что же это в таком случае? – как продолжение рассуждений из уголков памяти выскользнуло шекспировское:    

Быть или не быть. Вот в чем вопрос.
Достойно ли смиряться под ударами судьбы,
Иль надо оказать сопротивленье
И в смертной схватке с целым морем бед
Покончить с ними?...  

«Покончить с ними… – повторил он задумчиво. – Час от часу не легче!»
Отвлекшись, Петр, точно для проверки новых мыслей, попытался сдвинуть стол и табурет под собой.  
«А ведь не врут про все эти НКВД, КГБ, ФСБ. Невзрачная, давящая комнатка, стол и два прикрученных к полу жестких табурета. По крайней мере, мало что изменилось. Теперь, вероятно, согласно жанра, должен появится «Добрый следователь». – он, болезненно сморщившись, уставился в «арестантский потолок». – Черт, голова раскалывается. Сейчас бы прилечь. Вот уж поистине, в России каждые четверть века очередные «быть или не быть». Сначала Октябрьский переворот 1917. Затем разворот от «ленинизма» – с его «Военным коммунизмом», «Мировой революцией» и НЭПом – прямиком к «сталинизму». Уже с его собственными «партийными чистками», «врагами народа» и масштабной международной экспансией. Затем новые «адобрямс», но уже с разворотом от сталинизма к социализму. Со столь же «новыми несвободами», с новой гонкой вооружений и новым всеобщим дефицитом. Вслед, стало быть, уже и нынешний «пике». Распад соцлагеря. Крах СССР. А в завершающем финале и вовсе: крах всего что можно. – Петра гневно передернуло. – Теперь уже вообще – ни идей внятных, ни достижений достойных. Ни-че-го! Одна лишь убогая вывеска «от руки» да еще и на ржавом гвозде: «Где-то здесь «Руцкий мир». И хоть бы одна при этом здравая цель и масштабная идея. Ни одной! Во имя чего тогда? Клацнуть выключателем и, открыв беспорядочную стрельбу, «тырить» чужие табуретки и вилки? Или еще хуже. Пока сосед не то пьян, не то болен присоединить к своей квартире соседскую кухню, вместе с чужими, «офигевшими» от такого «счастья», детьми? Ну, и зачем? Построить еще большую империю, якобы с добровольно присоединившимися? К незаконной «перепланировке» присовокупить еще и бандитское нападение? Сотворить, так сказать, чудо «государственной архитектуры» под названием: «Врешь – не возьмешь! Мы бункере!»?  
Правителям все это зачем – ясно давно. Бункеры не только позволяют чувствовать себя безнаказанно, – особенно когда на поверхности «пахнет сильно жареным» – но и поддерживать «оголтелый градус» собственной значимости, личной непогрешимости и еще большей смелости. Как и ясно давно, что из ленинско-сталинского учения как «отобрать и поделить» нынешними усвоена лишь исключительно первая часть. Оттого и в стране не только небывалая коррупция, но и исключающая здоровое ее развитие «государственная вертикаль». Оттого и застарелая «нефтегазовая ломка», промышленная деградация и близкий уже крах экономики. Оттого и бесталанное заимствование всех «столпов власти» у прежних эпох; флага, гимна, герба – «в прежних Россиях», а конституции – и вовсе в «госдеповской» Америке.  
Ну, а народу? Народу-то все это зачем? Давно мы не мечтали о сытом или даже мирном времени? Давно идеи всякого рода «кормчих» – начиная с обострения «классовой борьбы» и заканчивая «межгалактическим сговором против России» – не становились нашим собственным «весенним обострением»? Так ведь итак уже Россия завозит семьдесят процентов промтоваров и свыше сорока процентов продовольствия. Неужто и это не «диагноз» нынешним «рулевым самодостаточной России»?  
Ладно бы все «это» происходило еще в советскую пору. Когда сами жили «по талонам», но ради «коммунистического завтра» терпеливо кормили пол-Африки, с Азией в придачу. В головах «высокие идеи» на фоне всеобщего дефицита и непрестанно растущих очередей. Ладно бы даже как в «старину» – при «царском еще режиме» – с целью присоединить новые колонии. По крайней мере, тоже есть смысл и цель. Аморальные и сугубо материальные, но смысл и цель. Обогатиться, так сказать, за чужой счет.
Ну, а теперь-то все это – зачем? Почему без какой-либо материальной выгоды или хотя бы здравого «идейного» подхода с общенародным интересом? Просто присоединить чужие территории и просто кормить чужие рты? Так ведь, и своих территорий и ртов – не-ме-ря-но! И все это, причем, при полном развале собственной экономики, с пусканием «до ветру» всех прежних, еще советских достижений».
Петр горестно


Оценка произведения:
Разное:
Обсуждение
     17:55 21.02.2015
Прикройте окно Овертона. Сквозит.
Реклама