Мария...
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Фантастика
Автор:
Баллы: 4
Читатели: 202
Внесено на сайт:
Действия:

Мария...


отрывок из первой книги "ВРЕМЯ СОСТРАДАНИЯ"    



  Френсис  Дрейк  обедал  в  своей  каюте   отделанной  и  обставленной  с  вызывающей  роскошью,  посуда,  которой  он  пользовался,  была  из  чистого  серебра.  Четверо  музыкантов  услаждали  его  слух  негромкой  музыкой,  которая  прервалась,  как  бы  шокированная  неожиданным  вторжением  в  святая-святых  корабля  совершенно  посторонних  людей.    
    Самый  старший  из  монахов,  невысокий,  совершенно  лысый  человек  с  волевым,  очень  выразительным  лицом,  выйдя  вперёд,  поднял  перед  собой  распятие  и  заговорил  на  английском  языке  с  сильно  выраженным  акцентом:
  -  Именем  Господа  Бога,  умоляем  тебя!  Останови  своих  людей!  Не  страшатся  они  ни  пламени  ада,  ни  гнева  Божьего,  увеличивая  непомерную  тяжесть  грехов  мира  сего!  Взяли  вы  всё,  что  было  здесь  ценного.  Зачем  творите  насилие  в  храме  Божьем?
  -  Помните  ли  вы,  «непорочные  отцы»,  о  мучениках?  -  строго  нахмурив  брови,  спросил  Дрейк. -  Желаете   себе  подобной  судьбы?
  -  Если  смерть  наша  принесёт  мир  в  сердце  твоё,  человек!  Готовы  мы  умереть  ради  этого!                          
  -  Отведите  их  обратно  в  церковь  и  подвесьте  за  ноги  над  алтарём!  -  скомандовал  грозный  предводитель. -  Это  поможет  им  взглянуть  на  мир  с  другой  точки  зрения,  -  улыбнулся  своей  шутке  и  добавил,  -  Но  если  у  вас  осталось  чем  выкупить  свои  жалкие  жизни,  то  я  смогу  простить  вам  вашу  наглость.   Молчите?  Ничего  нет?  -  Дрейк  рассмеялся  весело  и  непринужденно,  как  ребёнок,  радующийся  шалости,  -  Да,  Джон,  и  не  забудьте  там  развести  под  ними  огонь.  Католики  очень  любят  костры.
    Поднаторевшие  в  работорговле  пираты  связали  монахам  руки  и  привязали  друг  к  другу  за  шеи.  Подгоняемые  уколами  копий,  пятеро  пожилых  людей  в  коричневых  рясах,  опоясанных  верёвками,  бежали,  нелепо  семеня  ногами  в  сандалиях.  Они,  стараясь  успеть  за  всадниками,  и  понимая,  чем  грозит  падение  хотя  бы  одного  из  них,  жадно  ловили  открытыми  ртами  горячий  воздух.
  -  Живее,  толстопузые!  Ребята  давно  оприходовали  по  парочке  сеньор,  а  мы  тут  возимся  с  вами.  Эй,  Джон!  Может быть,  кончим  их  здесь  и  пойдем,  поможем  парням?
  -  Слово  командира  -  закон!  Я  не  хочу  сам  болтаться  на  рее  за  нарушение  приказа  Дрейка.  Потерпи,  Дик,  они  не  отнимут  у  нас  много  времени.  Могу  сказать  по  секрету, -  кричал  Джон, -  запах  палёного  мяса  повышает  потенцию.
    Как  и  во  всех  испанских  городах,  церковь  находилась  на  центральной  площади.  Скорбный  лик  святой  Марии  над  главным  входом  покрывала  жирная  копоть  от  горящих  домов,  которая  в  безветрии  стояла  густым  облаком.  Трупы  людей  в  невообразимых  позах  лежали  на  булыжниках,  обильно  политых   кровью.  Запахи  смерти  и  огня,  смешиваясь  в  воздухе,  одурманивали  самых  ярых  меланхоликов,  превращая  их  в  хищных  животных.  Крики  смертельно  раненых,  насилуемых  женщин  и  детей  добили  психику  одного  из  монахов.  Он  упал  на  середине  площади,  повалив  и  заставив  всех  других  задыхаться  от  стянувших  их  горло  верёвок.
  -  Скоты,  решили  сдохнуть  до  того,  как  подвесят.  -  закричал  Джон, спрыгивая  с  коня  и  щедро  раздавая  пинки,  «помогая»  францисканцам  подняться. -  Бегом  в  церковь,  нельзя  пропускать  мессу, «святые  отцы»,  тем  более  что  для  вас  она  будет  последней.
    Построив  монахов  в  прежней  последовательности,  пираты  повели  их  в  разграбленную  и  разгромленную  церковь,  к  алтарю.  Массивный  стол  красного  дерева  уже  не  был  укрыт  от  взглядов  прихожан  парчовым  покрывалом.  Сейчас  на  нём  в  бесстыдно  разорванном, голубом  шёлковом  платье  лежала  мёртвая  женщина  с  перерезанным  горлом.
  -  Sorry,  lady! -  Сказал  Джон,  стаскивая  труп  с  алтаря  за  ноги,  -  Нет,  ты  видел  какая  сволочь  этот  наш  лейтенант  Патсон.  Ему  было  лень  её  раз-деть,  такое  красивое  платье  испортил.  Моя  Лиз  смотрелась  бы  в  нём  как  королева,  и  размер  подходящий.
  -  Может,  это  не  он?  -  ответил  Дик,  осматриваясь  вокруг  в  поисках  целых  стульев для предстоящей  «процедуры».                                                    
  -  Только  он  любит  резать  женщинам  горло  во  время  секса,  это  позволяет  ему  закончить,  иначе  не  получается.  Я  в  море  с  ним  стою  ночную  вахту,  и  он  не  раз  мне  «плакался»  о  своих  проблемах  с  женщинами.  Извращенец  поганый!
  -  Хватит  болтать!  Зато  он  хороший  офицер  и  надёжный  боец,  лучше  помоги  мне  поднять  на  стол  эти  стулья.
    Пока  у  английских  матросов  шёл  процесс  подготовки  «аутодафе»,  монахи  сидели  тесным  кругом  на  полу.  Зеркало  приблизило  руки  одного  из  них:  держа  связанными  руками  большой  осколок  витражного  стекла,  он  с  бешеной  скоростью  перерезал  верёвки  на  руках  старшего  собрата.  Джон  и  Дик,  занимались  своим  делом,  совершенно  не  интересуясь  приговорёнными  к  страшной  казни,  считая  их  уже  полностью  деморализованными….
   
  Я  не  останавливал  показ  затянувшегося  эпизода,  чувствуя  сильное  напряжение  пространства-времени.  Здесь  узловой  момент,  что-то  серьёзное.  Посмотрел  в  лица  друзей.  Александра  и  Патриция  сидели,  нахмурив  брови  и  сжав  пальцы  в  кулаки.  Артур,  насколько  мог,  делал  вид  спокойного  человека….    
   
  Тихо  скрипнув,  приоткрылась  маленькая  дверь  в  стене  за  алтарём.  Дик,  подвязывавший  верёвки  к  массивной  бронзовой  люстре  над  столом,  замер  и  кивнул  Джону  головой  в  сторону  двери.  В  три  секунды  муж  Лиз  с  кортиком  в  руке  оказался  у  двери  и  сильно  ударил  по  ней  ногой.  Из-за  двери  раздался  приглушённый  вскрик  и  шум  падающего  тела.
  -  Посмотри,  Дик!  Какую  рыбку  я  поймал.  -  закричал  Джон,  втаскивая,  волоча  по  полу  за  волосы  молодую  девушку  лет   семнадцати  в  одежде  монахини.  -  Чур,  я  первый!
  -  Ребята  плохо  провели  зачистку,  свяжи  её  и  сбегай,  позови  сюда  трёх-четырёх  парней.  Сам  знаешь,  сюрпризы  бывают  разные.
  -  Да  брось,  тогда  нам  придётся  делиться  с  ними  этой  сладкой  сливкой.  Посмотри  на  неё,  -  Джон  поднял  за  край одежды  девушки  и  засунул  паль-цы  в  потайное  место.  -  Клянусь  китовой  пастью,  она  девственница!  -  горестно  воскликнул  он.  -  Вот  чёрт,  не  повезло!  Наткнулись  на  право  лорда!  Сколько  хороших  ребят  на  нём  погорело.  Ладно,  пойду,  позову  парней.  Ес-ли  и  нет  больше  здесь  никого,  хотя  бы  помогут  подвесить  этих.
    Привязав  девушку  к  колонне,  Джон  вышел  из  церкви.  Дик  продолжал  подвязывать  крепкими  морскими  узлами  верёвки  к  люстре,  пробуя  на  них  повиснуть,  и  недоверчиво  поглядывал  на  старую  цепь,  которой  крепилась люстра  к  потолку.
    Заминка  с  девушкой  даровала  монахам  требуемое  время,  руки  уже  были  свободны.  Понимая,  что  другой  такой  ситуации  у  них  может  не  быть,  францисканцы  решили  совершить  смертный  грех,  нарушив  святую  заповедь.  Резко  вскочив,  монахи  вооружились  крупными  деревянными  обломками  и  все  вместе,  одновременно,  бросились  на  стоящего  в  неудобной  позе,  с  тру-дом  удерживающего  равновесие  Дика.  Крепкое  дерево,  на  хорошей  скоро-сти  встретившись  с  коленной  чашечкой  пирата,  выдержало  удар,  чего  нель-зя  сказать  о  кости.  Кость  треснула.  Пират  свалился,  по  пути  (повезло,  так  повезло)  приложившись  виском  об  угол  стола.   Схватив  оружие  пирата,  мо-нахи  бросились  к  девушке.  Миг - и  она  была  освобождена. Не  задерживаясь  ни  на  секунду,  люди  побежали  к  внутренней  двери.
  -  Какая  неосторожность,  сеньорита  Арагон,  -  на  бегу  выговаривал  лысый  монах  девушке.  -  Вам  нужно  было  просто  сидеть  в  тайнике,  запасы  воды  и  пищи  вполне  достаточные.  Зачем  вы  вышли?  Зачем  выпустили  свою  ма-му?
  -  Простите,  дон  Бернардо,  к  нам  просочился  дым,  и  там  нечем  стало  дышать.  Мама  спрятала  меня  в  ризнице,  в  двойном  шкафу,  а  сама  пошла  искать  вас.
    Группа  беглецов  спускалась  по  многочисленным  узким  лестницам  всё  ниже  в  церковные  подвалы.  На  одной  из  площадок  старший  монах  остано-вился  и сильно  нажал  на  небольшой  камень,  чуть  заметно  выступающий  из  стены.  Часть  стены  открылась,  и  они,  продвигаясь  на  ощупь,  прошли  в  уз-кий  коридор  тайного  хода.  Через  пять  минут они  были  уже  в  небольшом  помещении,  оборудованном  как  келья  для  двух  монахов.  Дым  ещё  ощущал-ся  и  резал  глаза,  но  струи  свежего  воздуха  уже  очищали  тайную  комнату.  Зажгли  свечи.
  -  Сгорел  ваш  дом,  Мария,  теперь,  когда  пожар  позади,  мы  сможем  отси-деться  здесь  до  ухода  этих  слуг  нечистого.  -   констатировал  дон  Бернардо.                                          
  -  Та  женщина  у  алтаря,  это  моя  мама?  Правда?
  -  Мужайся,  девочка!  Ты  -  Арагон!  Господь  в  милости  своей  посылает  всем  нам  испытание  веры  нашей.  Боюсь,  братья,  что  мы  плохо  выдержали  сегодняшнее  испытание,  позволив  гневу  овладеть  нами.  Помолимся  Господу  Богу  нашему,  вознесём  хвалу  имени  Его!  Испросим  у  Сына  Господа  Бога  нашего  терпения  и  сил  жить  далее,  завидуя  погибшим  сегодня,  ибо  души  их  уже  находятся  в  райских  садах.  
  -  Pater  noster,  qui  es  in  caelis…….                              
 
  -  Предлагаю  пообедать,  -  я  погасил  зеркало.
  -  Зачаровывающее  зрелище!  -  Шурочка  встряхнула  головой.  -  Именно  твоего  рассудительного  голоса  мне  не  хватало.
  -  Умом  понимаю,  что  вся  наша  история  состоит  из  подобных  моментов,  но  наблюдать,  ничего  не  предпринимая, -  тяжело. -  грустно  сказала  Патри-ция.  
  -  Артур,  отзовись!  Ты  ещё  там?
    Леди,  в  ответ  на  мою  реплику,  с  любопытством  посмотрели  на  Артура.  Он  покраснел  и  закрыл  рот.
  -  В  чём  дело,  Артур?  Что  тебя  настолько  поразило?  Ты  сейчас  похож  на  школьника.  Неужели  девушка?  Милый,  посмотри,  сеньорита  Арагон  переси-лила  мои  чары. -  рассмеялась  Александра.
  -  Я  бы  попросил,  не  акцентировать  внимания  на  мне.  -  Сухо  произнёс


Оценка произведения:
Разное:
Реклама