Произведение «Знамение нас самих» (страница 1 из 4)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Фантастика
Автор:
Баллы: 4
Читатели: 1289 +1
Дата:
Предисловие:
Она была единственной, кто выжил при крушении дирижабля. И то, осталась в живых только потому, что ее подобрала эксцентричная изобретательница, по совместительству врач, и где могла--залечила, где нет--заменила поврежденные части механическими.
Она почти ничего не помнила, и только алые розы в саду изобретательницы, которыми она закалывала волосы, были последним воспоминанием о потерянной жизни.

Знамение нас самих

--Я уверена в этой женщине. Я хочу провести с ней всю оставшуюся жизнь. В болезни и здравии. В бедности и богатстве. Мне это подходит. Я хочу видеть это лицо каждый день. Я хочу наблюдать за тем, как с годами это лицо и тело станет изменяться. Я хочу изучить все сильные и слабые стороны. Расти и развиваться до конца своих дней.
Голографическое изображение женщины медленно растаяло. Сотрудница корпорации "Сансара" поправила очки, протянула пачку листов из тонкого пластика, способных пережить вечность:
--Еще раз, вы уверены в своем выборе, готовы нести ответственность за нее?
— Я целиком и полностью «за». Всё отлично. Всё просто великолепно. Где нужно расписаться?
--Здесь и здесь. Проходите на стартовую площадку. Воплощение через 3...2...1...

--Не, я бы не стал туда соваться лишний раз,--Кайлан осмотрелся,  щелкнул зажигалкой, с удовольствием затянулся.—Конечно,  реактивы можно и там достать, но я бы не рискнул. Мало ли, что может взбрести в голову этой сумасшедшей бабе. Я точно знаю, что у нее есть пушка.
--Да ладно, испугался какой-то бабы!
--Нет, он прав. Пушка—еще не самое страшное. Там бродит Кровавый Часовой—механический страж огромной силы. Помните Эмертона? На что здоров собой был, в двери боком проходил, а страж его в расход пустил. Шмальнул несколько раз в этого Часового, а его и пуля не берет. Клянусь, я гнал оттуда не останавливаясь.
--А легавые что, бабу со стражем не притянули за мокруху?
--Легавым закон не писан, закроют дело по-тихому, им этот Эмертон все нервы попортил, то банк выставит, то ювелирный магазин обнесет, еще и  при побеге пришил троих.

Женщина  в красном устроилась у окна дирижабля, распечатала упаковку леденцов—она не очень-то хорошо переносила долгие перелеты и считала это совпадение забавным, ведь ее рекомендовали на должность в крупном авиаконструкторском бюро. Конечно, она думала, что будет скучать по университетским подругам, по бывшим сослуживицам, но ведь она сможет возвращаться на выходные. Особенно, если с ее помощью запустят в производство дирижабли нового типа, более быстроходные и безопасные. А еще можно улучшить обшивку, она как раз начала разработку нового материала—ячеистой структуры из сверхпрочного сплава, на 20% легче алюминия. С этими мыслями леди в красном рассеянно наблюдала за проплывающими внизу зелеными полями,  темными пятнами деревьев, искрящимися под солнцем прожилками рек,  пока дирижабль не набрал высоту, и вид за окном не закрыли облака. Тогда она вынула из сумки сборник рассказов «Снег и пепел» в твердой обложке, поцарапанной в трех местах, и углубилась в чтение. Лауру Аурети считали родоначальницей научной фантастики, и «Снег и пепел» был ее лучшим творением. Леди в красном не замечала ни проплывающих облаков, ни упавшей на пол сумки, перед ее внутренним зрением разворачивались пейзажи необитаемой и недружелюбной ледяной планеты.

Миранда вышла из операционной, стянув маску с лица. Глаза болели и слезились. Ее ассистентка,  Эмура Отрил,  выглядела не менее усталой, но еще находила в себе силы улыбаться. Двенадцатичасовая операция прошла успешно.
--Доктор  Кейзан, вы в порядке? Хотите, я вызову такси?
--Спасибо, все хорошо,--с трудом ответила Миранда.--Мне нетрудно. Если хотите, я могу вас сначала проводить, потом уже ехать домой.
--Да, это будет очень удобно. Извините, не смогу вас разместить...
--Даже мысли не было. Предлагаю выйти через заднюю дверь—вдруг охрана подумает, что мы воруем опий.
Эмура  фыркнула от смеха. Вид у них на самом деле был неважный—красные слезящиеся глаза, обведенные темными кругами, растрепанные волосы, растрескавшиеся губы—не было времени даже на стакан воды.
--Такими темпами работа убьет нас быстрее, чем весь опий в мире.
Эмура  жила всего в паре кварталов от медицинского центра, тогда как Миранда предпочитала загородное жилье.

За рулем такси сидела невысокая старушка в теплом пиджаке.
--Здравствуйте, доктор. Опять в мою смену. Если что, разбужу, когда доберемся.
--Вам не страшно ездить ночью?
Старушка вынула из-под сиденья аккуратный, под женскую руку, револьвер.
--Это пусть другим страшно будет. Я тренируюсь каждый день. В молодости была мастером спорта по стрельбе, и сейчас тоже не промажу, хоть и глаза не те.

Сил у Миранды хватило только добрести до спальни и рухнуть поперек кровати, она была не уверена, закрыла ли за собой дверь.
Проснулась она после полудня, позволила себе и горячий душ, и сытный завтрак, чего ей последнее время не хватало, и спустилась в подвал. Особняк и кое-какая сумма, полученные в наследство, позволили ей оборудовать лабораторию в подвале. Так как все уходило на расходные материалы, Миранда не отказалась от работы, как и от мысли даровать исцеление и надежду всем больным и страдающим. Дело в том, что Миранда Кейзан изготавливала высококачественные протезы, и сейчас разрабатывала искусственный глаз.
Внезапно стены содрогнулись, а колбы с реактивами на стеллаже беспомощно задребезжали. Миранда едва удержалась на ногах. «Неужели война?—было первым, что пришло ей в голову.—Но как? Войн не было уже почти сто лет». Серьезных землетрясений тоже не должно быть, город находится на равнине, под ней—тектоническая плита.
Спешно собрав тончайшие линзы в обитую тканью коробку, она выбралась из подвала.
От увиденного через панорамное окно первого этажа она пришла в ужас—обломки дирижабля, дымящиеся куски обшивки были разбросаны по выжженному полю, гондола пробита в трех местах, трудно предположить, что кто-то мог выжить. И тем не менее, Миранда, подхватив сумку с инструментами для оказания первой помощи, поспешила к месту крушения.


--Говорит корпорация «Сансара». Вы меня слышите? Тело получило повреждения, несовместимые с жизнью. Экстренный выход через...
--Нет. Я выбрала это тело, и я буду с ним до конца.

«Нет, все было напрасно, никто не выжил»-- Миранда осторожно переступала через тела, иногда наклоняясь, чтобы прикоснуться к запястью, поднести зеркальце ко рту. Бесполезно—ни вздоха, ни биения пульса. Ни звука—никто не пытается сообщить о себе.
Тишину нарушил скрежет. «Неужели мародеры добрались?»--испугалась Миранда. Скрежет повторился. Дробовик она оставила дома.
Женщина в красном ползла, опираясь на колени, руки ее были иссечены осколками, кровь заливала правый глаз. По полу за ней волочилась красная сумка.
--...Я еще жива, помогите!—выдохнула она и потеряла сознание.
Миранда содрала обивку с кресла, сделав из нее импровизированные носилки, вколола женщине в красном обезболивающее—болевой шок от переломов мог бы убить ее раньше, чем и медленно потащила к выходу. Осмотревшись, она нашла кусок металлической стенной панели, достаточно большой, чтобы на него мог поместиться человек такого роста. Привязав за углы найденный обрывок троса, она аккуратно переложила женщину и потащила за собой. Каждый шаг давался с трудом, и на середине пути ноги уже весили тонну. Кусок обшивки оставлял глубокий след в траве. Миранде приходилось останавливаться—обернуть платком ладони, ободранные тросом, прислушаться к дыханию. Еще жива, есть шанс спасти.
Добравшись до дома, она первым делом набрала номер Отрил. Коротко описав ситуацию, она добавила: «Вы мне сейчас нужны как никогда. Можете выйти сверхурочно? Лично плачу в два раза больше обычного. Если хотите, могу выбить внеочередной отпуск».

--Доктор Кейзан...Где вы ее подобрали?—отдохнувшая и очень растрепанная Эмура на ходу надевала халат.
--Разбившийся дирижабль. Единственная выжившая...будет, если мы прямо сейчас приложим  к этому усилия. Сотрясение мозга, переломы ног и ребер, рассеченные мышцы на руках. Могло быть хуже. Вы знаете, где лежат стальные штифты?
Эмура распахнула несколько шкафов, пока нашла то, что было нужно.

--«Сансара»? Почему я здесь?
«Говорит корпорация «Сансара»--эти слова были единственными, которые она помнила. Все остальное вызывало чудовищную боль за тонкой височной костью, еще и правый глаз упорно не хотел открываться.
--Спокойно. Вы спасены, все хорошо.
Сквозь слезы в глазу она разглядела женщину во врачебном халате, c каштановыми волосами в крупную волну и добрыми, хоть и усталыми, голубыми глазами.
--Меня зовут Миранда Кейзан, работаю в городской больнице. Но сейчас вы находитесь у меня дома, в лаборатории. Может, вы видели также  доктора Отрил, но сейчас она отправилась за вашими вещами.
Она попыталась двинуть рукой, но руки придавило чем-то тяжелым, а любое движение вызывало боль.
--Пока не пытайтесь встать, швы могут разойтись.  Может появиться тошнота, не пугайтесь, это бывает при сотрясении мозга, но угрозы для жизни нет. Вашим глазом мы займемся позже. Если желаете, я могу связаться с вашими родствениками и сообщить им, где вы находитесь.
Она бессильно откинула голову на подушку. В памяти не удавалось вызвать ничьего лица, ничьего имени. Только грохот, ослепительная вспышка, голос «Говорит корпорация «Сансара». Вы меня слышите?», и ничего больше.

Эмура Отрил пролезла под ограничительной полосой—полиция уже успела здесь побывать и убрать тела, но еще не прикасалась к вещам. Эмура осмотрелась, удостоверилась, что поблизости нет ни одного полицейского и вошла внутрь дирижабля. Красную сумку, лежащую в проходе возле вывернутых кресел, она нашла довольно быстро. Потянула за уголок, торчащий из нее. Фотография в треснувшей рамке—три подруги, улыбающиеся в камеру. Одна—усыпанная веснушками, волосы собраны в узел, другая—с толстой иссиня-черной косой, в синем платье. И в центре—та, что в красном, и струящиеся волосы украшены алой розой. Эмура вздохнула. Как ей тяжело будет привыкнуть, что уже не будет прежней.
Фотография подписана с обратной стороны: Мариэн, Тирис и Бетани, и год выпуска.
Кто из них та, что в красном? Лучше посмотреть после возвращения в дом Кейзан, а то есть шанс попасться полиции, и доказывай потом, что не мародер. А ведь еще придется каким-то образом спасать багаж.

--Так, кто у нас тут?—Миранда забрала сумку у запыхавшейся ассистентки.—Документы на имя... надо же, как интересно, Тирис Праудвил. Я не слышала ни о ком с таким именем. Ну что ж, узнали хоть что-то.
--Как она?—все-таки спросила Эмура.
--Состояние стабильное, потеря памяти, но есть шанс восстановить. Находится в сознании.
--А зрение?
--Думаю, 60%.  Потом попрошу, чтобы ей подобрали очки или монокуляр. Не знаю, подойдет ли ей тот, что есть.
--Откуда это у вас?
Миранда выдвинула ящик стола, в котором были аккуратно сложены детали, линзы и в обитых тканью коробках, и какое-то наполовину собранное устройство.  
--Как видите, я работаю над искусственным глазом. Механические ноги, управляемые живыми нервами—это уже пройденный этап.
--Стоп, вы сказали...
--Экспериментальная версия,--помрачнела Миранда.—Вы сами видели, что стало с ее ногами.
--Да, я впервые имела дело с такими переломами, не меньше дюжины стальных штифтов.
--...и вторую я заменила уже без вас.
--Да, и механические приводы на руки, чтобы приводить их в движение, пока рассеченные мышцы заживают. Леди Кейзан, она сойдет с ума, когда узнает об этом. Представляете, что с нами будет, если она станет агрессивной?
Миранда внимательно посмотрела на нее сквозь очки.
--И что вы


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Реклама