Молочка
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Новелла
Автор:
Баллы: 4
Читатели: 171
Внесено на сайт:
Действия:

Молочка


От  Волгоградской области  до Саратовской и дальше до Пензенской и Тамбовской всё равнинные пейзажи. Да и в Липецкой, Рязанской, Владимирской и Московской  ландшафт такой же равнинный и однообразный, как монотонное гудение автомобиля.
Скучно.
В «Жигулях»  трое. Свояки  Василий с Денисом и тесть ихней Дмитрий Борисович, пассажир-попутчик из села Озёрки. За рулём - Василий, Денис – рядом.
- Обхохочешься! – нарушает  сонливую монотонность в салоне Денис.
- Ты о чём? - не понял  Василий.
- Через восемь областей на работу едем.
- Вот и хохочи, - подколол Василий. – А мне не охота смеяться. Ладно бы, Дмитрий Борисович, - продолжил он к тестю, - если бы  работать ехали. Охранными собачками  служить в столицу катим.
Дмитрий Борисович  тяжело  вздохнул, но не  смог отмолчаться.
- На меня  тоже, ребята, «хохотня» навалилась. А «смеяться», уж  слёз не хватает.
- А у тебя-то, отец, какая докука в голове? Тётя Клава теперь ждёт- не дождется брата… Кайфуй в Москве двадцать дней до нашего возвращения с «вахты»…
- Сколько, говоришь, мы областей проехали? - вместо ответа Денису обратился тесть к Василию.
- Да уж пятую  задели.
- И ни одного стада коров за окном… Разве не «обхохочешься»?! У нас в Озёрках стадо в двести коров бывшего колхоза извели.
- А молока в магазинах от этого не убавилось, - заметил Денис.
- Ты, отец, у Тёти Клавы  в «Продуктовый»  загляни, - надоумил тестя  Василий. - Вот где «стада»!
Дмитрий Борисович так и сделал: заглянул в столичный «Гастроном». Он аж обомлел от изобилия продуктов. Разве, что птичьего молока в магазине не было. Хотя, как же не было?! Вот оно под стеклом витрины  (торты, и пирожные) «Птичье молоко». А уж у молочного ряда и вовсе дыханье у сельчанина перехватило, челюсть  отвисла. Витринные полки ломились от молочного изобилия. Сыры изящными ломтиками в лоточках, хоть затмение солнца сквозь нарезку  наблюдай. Тут же и кусками разные сыры, и целыми «головами»… Выбирай, что душе угодно. Дальше - пачки и брикеты сливочного масла от «Волгоградского» до «Вологодского». На полке рядом возвышались пирамиды фасованного творога, сырковой массы, сметаны и йогуртов. Дмитрий Борисович не видел и не пробовал такие деликатесы. «Чудо», «Активиа», «Fruttis», «Агуша», «Ростишка», «Эрмигурт»… А молоко, кефир и ряженка размещались отдельно. Эта продукция буквально светилась цветной радугой красочных пакетов во всю длину маркета. «Простоквашино», «Весёлый молочник», «Российское», «Кубанская бурёнка», «Белый город», «Летний луг». Коров не видно, а молока – залейся!» - подумал Дмитрий Борисович.  «Иван Поддубный», «Вовочка и школьная тусовочка». А вот и родное название «Волжские просторы». На пакете изображено стадо пёстрых коров на зелёном лугу.
«Точь-в-точь Озёрское стадо», - с тоской подумал Дмитрий Борисович, и пожалел, что не взял с собой очки.
- Уважаемый, - обратился  он к проходившему  покупателю,  -  прочтите, пожалуйста, это молоко из Поволжья?
- Нет, отец, - быстро освоил этикетку мужчина.- Да и неважно, что написано на пакете. Вся эта молочная радость в магазине  с другого бока Земли,
- Откуда? - не понял Дмитрий Борисович.
- С противоположного бока Земли, - пояснил покупатель, - где обезьянки на пальмах живут…
«Неужели, на самом деле, вся «молочка»  пальмовым маслом разбавляется? - радость в настроении сельчанина от изобилия продуктов сменилась вдруг полынной непреходящей горечью обиды на поддельщиков. -  Да что же это такое?! – недоумевал и возмущался старик. В Отечественную войну хлеб просяной лузгой и картошкой тёртой разбавляли. Но, то была война! А во времена Хрущёва «поветрие» было  пшеничную муку с кукурузной мукой смешивать.  Ни блины, ни  пирожки хозяйкам не удавались. Потом «научились» мясо соей подменять. Вот тоже доходное неизлечимое «поветрие»! Но чтобы с молоком «химичить»… - никогда не было на Руси. Молоко -  это святое. Хоть ребёнка при отсутствии материнского молока отпоить, хоть другую какую живность в крестьянском хозяйстве. Недаром молоко в деревнях дети уважительно называли няней,  А лечебная сила молока какая! Горло болит, будто кошки его раздирают, выпей стакан кипячёного  молока со сливочным маслом, наутро, как заново родишься. А живот прихватило, пей простоквашу. Обгорел  в поле на солнце, смазывай кожу сметаной. Кости ломят, мышцы болят, не жалей за столом творога… А теперь что же пальмовое масло на всё-про-всё?… Не с пальмового ли масла в России заводы и фермы закрываются? За восемью областями от дома зятья на работу устроились! Нет, натурального молока в стране  начальству мозги подлечить».
Почти на всех  картонных пакетах молока  Дмитрий Борисович видел   доверчивых добрых бурёнок. На некоторых было изображено их зазывное  «Му-у-у». Но даже воображаемого мычания не «слышалось». Звонкий «хохот» мартышек с другого бока Земли звучал  в Московском  шикарном «Гастронома»…

Июнь 2016

Оценка произведения:
Разное:
Реклама