Произведение «Пророчество: обратный отсчет. Часть 8»
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Мистика
Автор:
Баллы: 4
Читатели: 512 +1
Дата:
«Чаша, наполненная до самых краев...»

Пророчество: обратный отсчет. Часть 8

                                                               Часть восьмая. Expédition d'Égypte.
Апрель, 1798 год. Франция.

       Месье Антони-Жан Пуатье вернулся из Парижа через два дня в радостном возбуждении. Отдав в руки слуге трость и шляпу, он довольно хлопнул в ладоши:
      – Пьер, я скоро уезжаю!
     – Позвольте узнать, куда на этот раз вы собрались? Случайно, не к вашей  тетушке в Бретань? – Бумон выжидающе уставился на своего покровителя.
     Тот, погруженный в свои мысли не обратил никакого внимания на вопрос слуги: заложив руки за спину, молча кружил по залу. Наконец, чтобы совладать с собой, Антони-Жан стал смотреть в окно. – Директория издала постановление о создании Комиссии наук и искусств, предназначенной для изучения Египта! Даже деньги нашли для выполнения этой задачи! Я, mon cher, уезжаю туда! Да, да, ты меня понял правильно, я уезжаю в далекий, полный тайн, Египет!
     От удивления, старик развел руки в стороны: трость и шляпа полетели на пол.
     – Когда?
     – Четырнадцатого мая мне нужно быть в Марселе! На следующий день, корабль должен сняться с якорей и… – Пуатье прислонился разгорячённым лицом к стеклу. – Пьер, я об этом мечтал всю свою жизнь!
     – А как же… я?
    – Ты переберешься к моей тетушке! Я уже отправил ей письмо!


***

      Пятнадцатого апреля началась посадка войск на военные корабли.
     Девятого июня французская экспедиция подошла к Мальте и взяла ее штурмом.
     Второго июля французский флаг взвился над поверженной Александрией.
    Двадцать первого июля французские войска разгромили отряды мамелюков и вступили в Каир.
    Двадцать второго августа 1798 года Наполеоном был подписан декрет об учреждении в Каире Института Египта (Institut d'Egypte). Его членами были назначены тридцать пять ученых из числа прибывших в составе его армии…


***


     Был полдень. Жара стояла неимоверная. Антони-Жан Пуатье сидел на раскладном стульчике в шатре и вытирал лицо влажным полотенцем, изредка поглядывая в сторону раскопок. Работы продвигалась медленно: хоть арабы и рабочие-турки знали свое дело, но особой старательности за ними не наблюдалось. В помощь к небольшой археологической экспедиции военной администрацией был предоставлен отряд солдат. Кроме своей основной функции – охране небольшого лагеря от возможного нападения, они, в свободное от службы время, помогали ученым в сортировке обнаруженных артефактов.
     Антони-Жан отпил немного воды и только собирался встать, как со стороны, где производились работы, раздался грохот и, вслед за ним, крики отчаяния. Он набросил рабочий камзол и выбежал из шатра: место, где раньше находились рабочие, покрывало облако пыли.
     – Что случилось? – спросил он у постового, бежавшего к нему навстречу.
     – Я не знаю, месье Пуатье! У рабочих земля ушла из-под ног, и они провалились в образовавшуюся дыру!

     Когда они прибыли к месту раскопок, то увидали довольно большой провал – это был квадрат приблизительно шесть на шесть метров, в который, струйками, стекал песок. Вокруг него суетились люди: одни забивали колья в землю, другие – разматывали и связывали между собой разной длины веревки. Из ямы все время доносились стоны. Антони-Жан лег на живот, подполз осторожно к краю и заглянул в образовавшуюся дыру: оказалось, что это обвалился каменный свод какого-то подземного хода. Увиденное ужаснуло его: где-то на глубине десяти метров лежали несчастные, приваленные большими камнями. Некоторые не подавали признаков жизни, другие, со стонами, просили о помощи. В это время, рабочие, привязав веревки к кольям, начали спускаться к пострадавшим. Через час усердной работы, на поверхность были подняты все раненные и тела погибших. Место обвала огородили и выставили охрану.
     На следующий день, Пуатье с тремя компаньонами спустились в подземелье. Они зажгли факелы, и двинулись на его осмотр. Свод подземного сооружения поддерживали колонны, покрытые странными рисунками. Через минут тридцать исследователи наткнулись на стену, перегородившую ход. Она была вся в трещинах и небольших разломах. На ней, в отличие от колонн,  было всего лишь три знака – губы, перо и глаз со слезой.
    Антони-Жан, чтобы лучше их рассмотреть, поднял факел и поднес ближе к рисункам. Неожиданно, огонь затрепетал возле одной из многочисленных трещин.
      – Посмотрите на огонь! Выходящая из отверстия струя воздуха изменяет его направление! За стеной пустота! Там, определенно, что-то есть! Чтобы проникнуть вовнутрь, – Пуатье похлопал по стене, – в этом месте придется сделать проход. Николя! Тебе придется вернуться за рабочими и инструментом!
 
    По всей видимости, это была погребальная камера. Посреди обширного помещения находилась пирамида, основание которой было усеяно человеческими костями. По углам возвышались двухметровые статуи, имеющие человеческое тело и голову шакала. Их шеи обхватывали железные кольца, которые были соединены с квадратным камнем, покоящимся на самой верхушке постамента.
    – Инпу! Инпу! – закричали в страхе рабочие-египтяне и, побросав кирки и лопаты, бросились бежать из гробницы.
    – Что это они так испугались? – Николя вопросительно посмотрел на Пуатье.
    – Они увидали бога мертвых – Анубиса... Интересно, что там, наверху? – и он стал с интересом рассматривать поддерживаемый цепями,  камень.
 

***


      – Он быстро стал очень богатым человеком… Позже, женился… Появились дети, их у него было трое… Через пять лет Пуатье потерял все! Его жена покончила самоубийством… Дети умерли от страшной болезни… Он же, стал беднее церковной мыши… Знаете, почему столько бед обрушились на его, месье Дюванталь?
    Тот недоуменно пожал плечами.
     – Сфинкс таит в себе один секрет! Говорят, что он воплощает в жизнь мечты того, кто владеет этой фигуркой. Просто невероятно! В один миг налаживается жизнь! Человек окунается в счастье! Кажется, что так будет продолжаться бесконечно… Мне, почему-то, сразу вспоминается история об Иове*…
     Старик замолчал, собираясь с мыслями. – Нет человека, которому легко было бы постигнуть смысл страдания, но… особенно трудно это тем, кого оно постигает незаслуженно.
     – Значит, вы хотите сказать, что когда я повредил статую…
     – Злой дух, который был заключен в черном сфинксе, как вода из разбитого кувшина, проник в нашу землю. Вместе с воздухом, он, подобно инфекции, стал разноситься по всему миру!   
    – И где сейчас находится черный сфинкс?
    – Не знаю… Это еще одна тайна.
    – Вы очень убедительны, аббат Кессел. Но я не верю во все это.
    Старик молча повернулся и пошел к выходу из костела. Затем, обернулся:
     – Ваше «не верю» вовсе не означает, что не существуют странные, на первый взгляд, явления. Их полное непринятие может закончиться весьма плачевно для вас. Всего хорошего, месье Дюванталь! Мне пора идти!
 
      * – «Книга Иова». (Ветхий Завет). «Ее главный персонаж, Иов, человек очень богатый и богобоязненный, за несколько часов лишился всего своего имущества, потерял своих детей и здоровье. Даже жена не поддержала его в бедах, обрушившихся на него, и посоветовала ему умереть, произнесши перед тем хулу на Бога. А затем, словно желая усугубить страдания Иова, явились его друзья, от которых, вместо слов утешения, несчастный услышал слова осуждения…» 
 

Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
     20:03 20.12.2016 (1)
1
Этого не может быть, потому что этого не может быть...
     18:18 21.12.2016 (1)
1
     19:19 21.12.2016
1
Ну да)))
Реклама