Произведение «Новогодние каникулы. Глава 19. Сестра» (страница 1 из 4)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Роман
Сборник: Новогодние каникулы. 18+
Автор:
Оценка: 5
Баллы: 12
Читатели: 1312 +1
Дата:

Новогодние каникулы. Глава 19. Сестра

                    Марина уже битый час бродила по магазину, но все никак не могла определиться с покупками. Столько всего на полках — глаза разбегаются, а денег в кошельке всего восемьсот рублей и до зарплаты еще три дня. 
                    Вообще-то говоря, сумма была не такой уж и маленькой, одной ей вполне хватило бы этих денег, еще и осталось бы — она привыкла обходиться чаем и бутербродом, но дома ждала голодная Ксюха, которую в очередной раз поперли с работы. После того, как ее увольняли, она обычно кидалась во все тяжкие, спускала расчетные деньги все до последней копейки, а потом приползала к подруге отходить от дури и зализывать раны. 
                    Марина всегда ее впускала, а как не пустить? Они же как сестры — всегда были вместе. Может, поэтому никто их и не удочерил, хотя большой областной Детский Дом, в котором они провели свое детство, был на хорошем счету, и на Марининой памяти в семьи забрали многих ее ровесников. Когда в группу поиграть с ними в новые игрушки, а заодно присмотреть себе ребенка приходили чужие взрослые тетеньки и дяденьки, Марина с Ксюшей держались друг за друга, надеясь, что их примут за сестричек и удочерят в одну семью. Потенциальные «мамочки» с «папочками» улыбались им, гладили по головке, дарили мишек и кукол, но выбирали себе других, тех, кто не обременен сестричками и братишками. 
                     И все же, несмотря на ни на что, Марина считала, что им еще крупно повезло, особенно, когда послушала леденящие кровь рассказы о других детдомах, где воспетки бьют детей, оставляют без еды и без одежды, привязывают к кроватям в наказание, или творят другие ужасы, гораздо страшнее. 

                     Она тряхнула головой, прогоняя нерадостные воспоминания, слава богу, детство прошло и больше не вернется.
                     Так, Ксюхе надо купить курицу, ей сейчас бульончик — самое то для желудка. Три дня назад подружка ввалилась в ее квартиру, перекантоваться (то есть прийти в себя после очищающих капельниц, чем всегда заканчиваются ее загулы), снова найти работу и уйти, если, конечно, предоставят хоть какое-нибудь жилье, пусть даже вагончик. 
                      Марина всегда рада подруге, но ее приход означает, что опять начнутся проблемы с соседями. Ксюха совершенно неуправляемая, не адаптирована к жизни в социуме, агрессивная, взвинченная, чуть что — кидается, стоит только кому-то шепнуть хоть слово ей вслед. Соседи начинают жаловаться участковому, тот всегда грозится дать ход жалобам и выселить Марину, но, тут надо отдать должное подруге, та каждый раз как-то договаривается с ним, ненадолго уходя из дома. На Маринины вопросы только усмехается. Обычно после этого она на некоторое время утихомиривается. 
                      А еще может нагрянуть Славка, еще один их одногруппник из Детского Дома. Иногда он приходит к Марине «отсыпаться» — так он это называет. Славка с Ксюхой «лишенцы» — их матерей-одиночек лишили родительских прав, но у детей осталось право на жилье, поэтому, после выпуска, когда им всем троим исполнилось восемнадцать, Славке и Ксюхе предложили возвратиться на свои законные метры в родительских квартирах. Стоит ли говорить, как «рады» были их матери освободить давно обжитые комнаты. И Славке, и Ксюхе помимо их собственной воли пришлось вступить в непрерывный вооруженный конфликт с родительницами, чтобы не остаться на улице.
                       Первой не выдержала Ксюха. После того, как мать перекрыла ей доступ к санузлу и к кухне, она навсегда покинула дом, где когда-то появилась на свет и обосновалась у Марины. Временами уходила, но после разных промежутков времени всегда возвращалась.
                       Славка был инвалид детства по ДЦП, он приволакивал правую ногу и плохо владел правой рукой. На работу его не брали, он жил на пособие и терпеливо ждал, когда его мать сопьется окончательно, и конфликт разрешится естественным путем. 
                       Судя по тому, что он долго не появлялся, Марина предположила, что его мытарства, наконец, прекратились. Славка мечтал приобрести себе приличный компьютер и начать зарабатывать в Сети — вообще-то, он был головастым и в технике шарил, с «железом» в школе был на «ты», вот только своего компа у него не было, с матерью-алкоголичкой было невозможно его приобрести.

                        В отличие от своих одногруппников, Марина была «отказница», за воротами Детского Дома ее никто не ждал, никаких прав на какие-либо квадратные метры у нее не было. 
                        Куратор их старшей группы, Елена Владимировна из органов опеки и попечительства, проводя беседу с выпускниками подробно объяснила им, какие нужны документы для постановки на льготную очередь, дала свой телефон и велела звонить при возникновении малейших трудностей. Благодаря именно этой женщине Марина получила свою квартирку, потому что постоянно держалась на связи и получала подробные пошаговые инструкции. Пусть ее квартира была крохотной однушкой в старой трехэтажной развалине на забытой Богом и городскими властями окраине, называемой Хазывкой, но это была своя собственная норка — логово, где можно спрятаться от враждебно-агрессивной среды внешнего мира.

                        Значит, надо купить что-то на Славкину долю. Пожалуй, придется взять упаковку куриных окорочков, из них можно приготовить универсальное блюдо — куриную лапшу. В первый день приготовления ее можно есть, как суп, а во второй, когда вермишель разбухнет как следует, получается прекрасное второе. Лишь бы только Славка, с его мужским аппетитом не сожрал все сразу. Два батона хлеба. 
                        Марина посмотрела на исходящие соком ломти копченого мяса и поскорей отошла в сторону сыров. Нет, здесь тоже ни к чему не подступишься, а надо купить что-то такое, что можно растянуть надолго и намазывать на хлеб тонким слоем. Да, точно: кетчуп и майонез — если выдавить их на хлеб и размазать получается отличный бутерброд, вкусный, остренький, и не так уж дорого.
Все, на этом надо остановиться, и так уже половина всей суммы. Ах, да, чай! Чай они пьют в огромных количествах, потому что он заменяет собой еду, поэтому надо взять две пачки — ничего страшного, он дешевый. Следом за чаем в корзинку полетели две пачки маленьких сушек, обсыпанных маком.
                        Ругая себя последними словами за неуемную расточительность, Марина бросилась к кассе. Неумолимая машина насчитала за все почти пятьсот рублей! В кошельке оставалось еще триста, но эти деньги надо оставить на непредвиденные расходы, иначе может получиться, как в прошлый раз, когда не на что было купить в киоске суперклей, чтобы починить сапог, так и пришлось идти, загребая снег оторванной подошвой. Хорошо еще, что на работе охранник дядя Ваня увидел ее, отобрал сапоги и промазал оба хорошим резиновым клеем, теперь можно доходить зиму, но так везет не всегда.  
                        Марина нахлобучила на голову капюшон куртки и быстро пошла через переход. Рядом с ее домом есть целых три магазина, но она всегда ходила через дорогу в большую «Пятерочку», где можно было выбрать продукты по акции и по сниженным ценам, правда у многих из них был на исходе срок годности, но на такие мелочи она не обращала внимания.

                                                                                                             * * * 

                        — Чего так долго?! — накинулась на нее Ксюха. — Жрать охота!
                        Подружка щеголяла в длинной майке на голое тело, значит, уже притащился Славка, они уже успели заняться сексом и начали взрывать ракету, то есть раскуривать здоровенный косяк. Из комнаты конкретно тянуло сладким запахом травки.
                        — А еды ты никакой не принесла? — Ксюха вытащила на стол покупки и осуждающе посмотрела. — Ни шоколадки, ни колбаски, какие-то баранки принесла! Мы че, жвачные?!
                        Сама подружка не умела экономить зарплату и спускала ее в первые два дня, покупая все, на что ложился глаз: шоколад, косметика, футболки — на эти вещи Ксюхины глаза смотреть не уставали никогда.
                       — Я сварю суп.
                       — Фу! Лучше бы пельменей купила! — Ксюха цапнула пачку сушек и скрылась в комнате.
                       Марина забросила окорочка в большую кастрюлю на семь литров и поставила на огонь.
                       Да, с квартирой ей крупно повезло — в последнее время эта мысль приходила в голову все чаще и чаще. Мало того, что косметический ремонт был почти свежим, так прежние хозяева оставили здесь кучу вещей, например, посуду: Марине ничего не пришлось покупать — в шкафах обнаружились и тарелки, и чашки, и ложки с вилками, и прочая утварь, которую бросили за ненадобностью, а в комнате оставались старый диван и кушетка, так что и Ксюхе, и Славке было где разместиться. Неудобство доставляли лишь их бесконечные сексуальные игры. Ее друзья абсолютно не стеснялись, а Марина не хотела прерывать единственные свои близкие отношения, просто, когда появлялся Славка вытаскивала легкую кушетку в кухню и спала там. С его приходом, она задерживалась на работе, не торопилась в магазинах, дышала свежим воздухом возле подъезда — давала друзьям свободу. 
                        Однажды вечером понятливый одногруппник зажал ее в ванной и, несмотря на одну действующую руку, попытался овладеть насильно, но Марине удалось вырваться.
                        — Я же по-дружески, — обиделся Славка, вытирая разбитый нос. — Что ты все одна да одна. Неужели ты никогда не хочешь?
                        — Не хочу!
                        — Дура, да меня хватит на вас обеих!
                        — А я не хочу!
                        Больше он к ней не подкатывал, но с Ксюхой они перестали сдерживаться, хотя бы сколько-нибудь — скрип пружин от продавленного дивана надоедал днем и грохотом раздавался по ночам в маленькой квартире, вполне вероятно, его слышали все соседи с первого этажа. Через три-четыре дня Славка уходил, Ксюха начинала усиленно искать работу, а Марина снова затаскивала свою кушетку в комнату.
                        Сама она, конечно, тоже знакомилась с парнями, но из этого ни разу не вышло ничего путного — через день-другой парни безошибочно определяли в ней детдомовку, и меняли дружеское отношение на жалостливо-покровительственное или откровенно хамское — ни то, ни другое Марину не устраивало — уж лучше одной.

                         Курица кипела уже почти час. Марина


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
     00:14 02.06.2019 (1)
1
Вот читаю - и верю Не, ну стечение обстоятельств мистическое (та же встреча с Ксюхой), но сама обстановка, диалоги, действия - не вызывают никаких сомнений в реальности
     10:32 02.06.2019
1
Спасибо! Стечение обстоятельств киношное, мне уже говорили. 
     09:10 28.03.2019 (1)
1
То, что детдомовцы кучкуются на одних квартирах - на самом деле так и есть, но не от хорошей жизни... Мне стало как-то печально и очень грустно от неприкрытых реалий, что вы описываете... От ужасов нашей жизни, от детдомовского кошмара...
     22:25 28.03.2019
1
Я знаю детдомовцев, которые вспоминают воспитателей, как родных родителей, но таких к сожалению мало. Чтобы написать эту главу перечитала много воспоминаний бывших детдомовцев и разные журналистские расследования. Нерадостно...
     20:14 08.05.2018 (1)
1
Люди прошедшие через детдом умеют дружить.
Трогательная встреча Ромы с Мариной!Очень хорошо и жизненно написано.
     21:25 08.05.2018
Они не дружат, они чувствуют между собой родство, практически кровное, как будто братья и сестры.(Но опять же, судьбы у всех складываются по разному)
     00:43 26.11.2017 (1)
Да! Интересная история! Классно написано!))
     07:40 26.11.2017
1
Спасибо!
Гость      23:45 18.10.2017 (1)
Комментарий удален
     07:24 19.10.2017
Все взято из жизни, перечитано, пересмотрено кучи воспоминаний бывших детдомовцев. И то, что они кучкуются на какой-нибудь одной квартире — правда. Конечно, не все.
Книга автора
Абдоминально 
 Автор: Олька Черных
Реклама