Aeternum bellum-бесконечная война. Часть 1 Инквиетум. Глава 3 (страница 1 из 2)
Тип: Проза
Раздел: По жанрам
Тематика: Фэнтези
Сборник: AETERNUM BELLUM (БЕСКОНЕЧНАЯ ВОЙНА)
Автор: Александра Треффер
Баллы: 6
Читатели: 137
Внесено на сайт: 16:10 27.06.2018
Действия:
«ИНКВИЕТУМ»

Предисловие:
Германия, наши годы. 

Персонажи – вымышленные потомки реально существовавших немецких королевских и дворянских фамилий, живущие в магическом мире, тесно связанном с человеческим. На фоне антуражных исторических мест Германии представлены подлинные проблемы людских душ.

Первая часть романа – «Инквиетум»  – выстроена на воспоминаниях главного героя, рисующих картину становления, развития, разрушения и возрождения личности под влиянием обстоятельств, ненависти и любви, а также борьбы добра и зла, разворачивающейся между двумя политическими организациями волшебников.

Произведение наполнено драматизмом и приключениями, развязка же неожиданна и для читателя, и для самих героев.

Aeternum bellum-бесконечная война. Часть 1 Инквиетум. Глава 3

Оказавшись у стен Либенштайна, Конрад вызвал хозяина, и иллюминас пригласил гостя внутрь.




Убранство магического жилища выглядело незамысловатым, и ничто не указывало, что его владелец – потомок морганатической ветви королевской династии. Лёвенштайн давно отказался от титула и привилегий, считая, что простота жизни даёт больше возможностей для правильного восприятия действительности. Виттельсбах соглашался с ним: он тоже не придавал значения своему происхождению, да оно ничего и не значило для современного мира.

Лёвенштайны (нем. Löwenstein) – морганатическая ветвь  дома Виттельсбахов, владевшая франконскими (Франкония – истор. область на юго-востоке Германии) графствами Лёвенштайн, Вирнебург, Вертхайм-на-Майне.

Иллюминас миновал семидесятилетний рубеж. Волосы до плеч, усы и небольшая борода его были совершенно седы, а одеяние радужного цвета, похожее на рясу, придавало некоторую схожесть с православным священником. Обладающий огромной магической силой, но альтруистичный и добрый Рудольф Лёвенштайн всегда помогал страждущим, что привлекало к нему и светлых, и тёмных магов. Многие из последних, найдя понимание и поддержку  в «Филии луцис», остались преданными ей навсегда.

К такому-то человеку и пришёл Виттельсбах, уверенный, что тот поможет и ему. Он пересказывал разговор в Эренфельзе, не замечая в тревоге, что из угла комнаты за ним следят две пары глаз: одна недоброжелательно, другая восхищённо.

– Одну минуту, Конрад, – прервал того Рудольф, – позволь представить тебе наших друзей из России – Владимира Фёдорова и Игоря Чижова. Думаю, им тоже стоит обо всём знать. Господа, перед вами Конрад фон Виттельсбах.

Со стоящих поодаль кресел поднялись двое волшебников. Один из них, лет двадцати отроду, не отличался красотой. В нём, худом, как жердь, с ногами избыточной длины, коротко стрижеными сальными волосами коричневого цвета, носом картошкой, толстыми губами и слишком высоким лбом поражали глаза – бархатисто-карие, умные и тёплые, с ресницами, как у девушки, длинными и загнутыми вверх. Он с готовностью пожал руку Конрада.

– Много слышал о вас, герр Виттельсбах, и счастлив познакомиться! – так радостно приветствовал того юноша, что маг даже растерялся от столь неожиданного проявления чувств.

Второй – мужчина под пятьдесят был высок, крепок, коренаст, цвет его коротких волос напоминал соль, смешанную с перцем. Голубые глаза на правильном лице с подозрением рассматривали мага. Не протягивая руки, он с сарказмом поинтересовался:

– Любопытно, что же подвигло советника наитемнейшего Морсатра помогать светлым?

– Прошу учесть, что советник Морсатра ни перед кем не обязан отчитываться в своих поступках, – спокойно ответил Виттельсбах, но в голосе его прозвучал металл.

– Господа, довольно, – осуждающе произнёс иллюминас, – сначала дело, а пикировку оставим на потом.




Внезапно смутившийся русский крепко сжал ладонь колдуна.

– Простите меня, Конрад. Я недоверчив, но сердце подсказывает, что вы – достойный человек. Кроме того, Игоря не обмануть.

Он махнул в сторону молодого волшебника.

Мягкая улыбка появилась на губах мага. Ему понравился этот немолодой великан, и он не стал продолжать ссору.

– И я прошу простить мою попытку ответить ударом на удар. Хотелось бы верить, что это не отразится на наших отношениях.

Фёдоров удивлённо смотрел на Конрада, чьё суровое лицо словно засияло изнутри.

– Он не тёмный, – отвернувшись, пробормотал Владимир.

А Лёвенштайн, кинув быстрый взгляд на гостя, согласно наклонил голову.

Мужчины немедля начали организовывать спасательную операцию. Послав зов, они вызвали и ввели в курс дела ещё нескольких человек. Виттельсбах, хмурясь, смотрел на новоприбывших. Его тревожило и раздражало поведение двоих: Уве Шефера – человека непонятного возраста с безликой внешностью, не желавшего понимать, почему большая группа филиев должна защищать ничем не выдающуюся семью, и Вольфганга Хоппа, доказывающего соратникам, что никому из сервиноктисов верить нельзя. Маг начал опасаться саботажа. Он не знал Шнайдеров, но не хотел, чтобы те погибли.

– Послушайте, вы, – резко поднявшись, сказал он, – господа светлые. Неужели вам настолько безразлична судьба несчастных, что я – слуга ночи должен настаивать на их спасении? По-моему, каждому нормальному человеку ясно, что своих надо защищать, какими бы малозначительными для общества они ни казались.

– Поганый сервиноктис будет мне указывать, что говорить и делать?! – взорвался Хопп. – Когда тёмные ублюдки убивали моих родителей, к ним на помощь не поспешил никто. По вашей вине я остался сиротой…

– По моей лично? По вине находящихся здесь филиев? Какое отношение к этому имеем мы? А Шнайдеры, при чём тут они? Или ты считаешь, что родители других детей непременно должны разделить судьбу твоих? В поддержку?

Хопп поднялся и, угрожающе сжав кулаки, направился к Виттельсбаху. На лице того не дрогнул ни один мускул, он просто стоял и ждал. Вокруг мгновенно замолчали. Когда же филий собрался поразить противника, маг едва заметным движением кисти и тихо произнесённым заклинанием пригвоздил нападавшего к месту. Иллюминас положил Конраду руку на плечо, удерживая,  и, махнув другой, освободил незадачливого волшебника.

– Вольфганг, как смеешь ты нападать на пришедшего помочь?

– Это человек сервиноктис! – рявкнул Хопп.

– Пусть. Но он прав. Ты – светлый ведёшь себя, как поклонник мрака. Я отстраняю тебя от операции. Не хочу, чтобы, руководствуясь своей неразборчивой ненавистью, ты ударил нашего друга в спину.

– Так он уже и друг?!

Лицо филия исказилось от ярости, и, грязно выругавшись, он исчез.

– Фанатик, – спокойно произнёс Фёдоров. – А от них больше вреда, чем пользы. К сожалениию, он так быстро ушёл, что я не успел дать ему совет: избегать нелепого единоборства с более сильным противником.

Жестом пригласив присутствующих занять места, Владимир опустился в кресло.

– Карл будет не один, – сообщил Конрад, – на такие задания идут, по крайней мере, трое. А вас шестеро…

– Пятеро, –  произнёс русский, – Игорю туда нельзя. Он – легентем церебрум  и не вынесет мыслей боя.

Легентем церебрум (лат. legentem cerebrum – читающий мозг) – маг, умеющий считывать мысли.

Виттельсбах ахнул:

– Это же редчайший дар, – пробормотал он ошеломлённо, – последний из полноценных легентемов…

– Да-да…

Фёдоров кивнул.

– Последний был рождён пять веков тому назад.

Смутившийся от всеобщего внимания Чижов залился краской и убежал в угол.

– Вот почему Игорь поверил мне, – задумчиво произнёс чародей, – он прочёл мои мысли.

– Не совсем так, – признался тот. – Если нет зрительного контакта, я вижу нечётко, но улавливаю общий фон.

– Итак, нас пятеро, – вернул собеседников к проблеме Лёвенштайн, – более чем один на один. Ты, Конрад, как я понимаю, умываешь руки?

Маг покачал головой.

– Я не могу принять участие в операции по той же причине, что подвигла меня отказатья от предложения стать агентом филиев в стане врага. У меня есть определённые понятия о чести, и я не преступлю границ.

Фёдоров хотел что-то сказать, но иллюминас остановил его взглядом.

– Если бы ты знал, сынок, как ошибаешься, – грустно произнёс он. –  Когда-нибудь ты поймёшь, что я был прав.

[justify]Виттельсбах упрямо покачал головой, и Лёвенштайн, вздохнув, вернулся к предыдущей теме.

Послесловие:
Произведение защищено авторскими правами.

Полную версию печатной книги можно приобрести, заглянув СЮДА, или бесплатно скачать электронную. Или добавиться в избранные.


Оценка произведения:
Разное:
Подать жалобу
Обсуждение
Аглая Конрада      20:53 30.08.2018 (1)
1
Бесконечная война между темными и светлыми, хотя, на мой взгляд, светлые может только чуть добрее темных, а среди темных есть справедливые люди, такие как Конрад. Казалось бы, идет война добра со злом, но на самом деле, это борьба за безграничную власть, за расширение сфер влияния. Страдают только простые горожане и крестьяне.
Александра Треффер      21:26 30.08.2018
Верный взгляд на ситуацию. Правда, светлые не борются за мировое господство любыми средствами...
Спасибо!
Юрий Табашников      10:11 12.08.2018 (1)
1
Интересная реальность, с армией тёмных магов реально нападающих на горожан.
Александра Треффер      13:15 12.08.2018
1
Собственно, это наша реальность. Когда я готовила материал к этой книге мне попалась статья, уж не знаю, утка или нет, где описывалось странное поведение странных людей, вступивших в схватку друг с другом и убивающих противников без помощи оружия. И это в наше время, правда, не в Ландау, а где-то в Руре. Эти события и легли в основу повествования
Да, подобных историй сейчас можно найти в интернете предостаточно, но эта показалась мне достаточно правдоподобной.
Спасибо, Юрий!
Татьяна Лаин      19:48 27.06.2018 (1)
1
Тоже хочу быть legentem cerebrum, мозги вправить не мешало бы некоторым))))))))
Александра Треффер      20:35 27.06.2018 (1)
1

К сожалению эти маги способны только считывать информацию, не влияя на индивидуума.
Татьяна Лаин      20:40 27.06.2018 (1)
1
Жаль.... а я размечталась....
Александра Треффер      20:47 27.06.2018 (1)
1
Татьяна Лаин      20:51 27.06.2018
Книга автора
Паровоз в облаках 
 Автор: Кристина Рик
Реклама