Отрывок из главы 14. Визит господина Локми
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Роман
Сборник: Кусочек рая по сходной цене
Автор:
Читатели: 139
Внесено на сайт:
Действия:

Отрывок из главы 14. Визит господина Локми

Господин Йох отвесил вежливый поклон. Это был обычный вежливый поклон, не церемониальное глубокое склонение, но и не мимолетный дружеский кивок. Нет, это было выражение сдержанной учтивости, какая и приличествует в общении двух уважаемых кшатриев. А члены Совета, без сомнения, были такими. Второй поклон господина Йоха был поглубже, ибо он производился уже в помещении и производился хозяином дома, которому выпала честь принимать уважаемого гостя – господина Локми. Если бы вместе с гостем прибыли его домашние, то последовал бы и третий поклон – приветствие сопровождающим. Но господин Локми прибыл один, так что третьего выражение вежливости не потребовалось.

Господин Йох догадывался о чем пойдет речь. Разумеется о предстоящих выборах. Очевидно предстояла торговля – что-то в обмен на голос (голоса?). Интересно, чем же окажется это что-то?

Господин Локми тем временем разместился в воздушном кресле и, отдуваясь, произнес:

- Доброго здоровья и достатка!

Это была установленное Этикетом приветствие для Дружеской, Непринужденной беседы. «Так, значит, он хочет обставить дело неофициально? Посмотрим, посмотрим…»

- Я проходил мимо. Дай, думаю, загляну к соседу. Побеседуем с ним о том, о сем…

Чувствовалось, что господину Локми трудно выдерживать предписываемый Этикетом тон. Он произносил слова медленно и закончив, шумно вздохнул.

«Да-а, это тебе не в Совете выступать. Там-то ты речист, удержу нет…» - позлорадствовал господин Йох. Он не включал «прослушку». Бессмысленно. Наверняка, господин Локми поставил ментоблокаду. Господин Йох настроился на волну домашнего центра и приказал подать напитки. Возник разноцветный объем, наполненный сосудами. Господин Локми подозвал объем к себе и взял один из них.

- Как растут ваши патоксы? – во время Дружеской, Непринужденной беседы Этикет требовал от хозяина интересоваться только домашними делами гостя. И не более.

- О, превосходно! Наш климат пришелся им по нраву. Они обжились и неплохо плодоносят. Я нанял нескольких вайду для ухода за ними и еще одного – повара. Знаете ли, тушеные патоксы – это довольно вкусно…

- Я тоже думаю приобрести несколько ростков. Надо будет попробовать.

- Непременно, непременно. Очень вам советую. Но настоятельно рекомендую нанять вайду. Они, похоже, знают какие-то секреты, чтобы патоксы получались сочными. Мы пробовали выращивать и готовить самостоятельно – увы, увы, сухо и горько. Тем более, что дать вайду работу – наш долг по отношению к бедным беженцам, которых безжалостные люди лишили родины.
Господин Йох промолчал, ожидая, что же последует за всей этой банальщиной. А господин Локми продолжал, все громче и громче:

- Мы спасли этот мирный и добродушный народ. Но люди не успокоились. Им мало отнятой Планеты! Они хотят еще! Люди преследуют вайду уже на нашей планете! Они строят у нас свой новый завод!

- Вообще-то это их территория, – осторожно заметил господин Йох. – Конечно, временно, но их. МЫ заключили договор и, закончив, они потом все разберут. Мы же партнеры.

- Вы не знаете людей! Еще тогда, на Планете, вайду сообщили мне, что люди уважают только силу! Если вы докажете им, что сильнее – они будут считать вас партнером. Если нет – то они в любой момент предложат самые невыгодные для вас условия и вы согласитесь!

- Как будто это делают только они! – господин Йох позволил себе рассмеяться.

- Верно. Но никто и никогда не сгонял целый народ с земли, как это сделали люди. Никто и никогда не преследовал целый народ, как это делают люди теперь. Не зря же они здесь. Сначала фактория, потом завод? Нетрудно предположить, что последует затем. И если несколько возмущенный вайду решать дать отпор врагам, преследующим их, отблагодарив тем самым своих спасителей, то кто будет осуждать их?

«Так, так… Что-то проясняется…»

- Отпор? Полноте! Мы-то знаем, каковы они. Вспомните, как мы вытаскивали этих беспомощных созданий с Планеты, а они словно дойные уханы бессмысленно благодарили нас!

- С тех пор, поверьте, многое изменилось…

- Вы полагаете, что теперь они способны?

- Я полагаю, что невозможно уследить за всеми. К тому же мы не вхожи в их поселения. Они сами там все устраивают.

- Однако ответную реакцию людей нетрудно предсказать. Они сотрут в порошок одно из наших поселений, не так ли? Чем же данные последствия будут отличаться от последствий объявленной войны? Пусть несколько безумцев хотят погибнуть, это их внутреннее дело, но мы-то с вами дорожим жизнью, не правда ли?

- Для кшатрия высшая честь – погибнуть в бою! – господин Локми внезапно выпрямился.

- Нанеся при этом максимальный ущерб противнику, то есть погибнуть осмысленно, – мягко продолжил господин Йох. – Так, кажется, говорится в Кодексе Воина? Но какой смысл войны республики с людьми? Войны, которая возникнет из-за нескольких безумных чужеземцев? Я не вижу предмета спора. И вообще, каждый, кто находится на нашей земле, должен соблюдать наши правила! Пусть даже он будет принужден к этому силой!

- Позволю себе заметить, что решение о проведении полицейской операции, да еще в отношении беженцев – это прерогатива Совета…

- У меня есть право при экстренных случаях решать это лично.

- И вы сможете доказать потом, что случай был экстренным?

- Смогу.

Господин Локми помолчал.

- Я в этом не сомневаюсь. Но достойно ли главе Совета отдавать такие приказы? Атаковать несчастных скитальцев, лишенных родины? Не думаю, что Совету это понравится.

Господин Йох вдруг успокоился. «Ну вот, все стало ясно. Я не препятствую атаке завода, взамен мне не препятствуют на выборах. Однако зачем вайду атаковать завод? Силу попробовать? А что получим мы?».

- Я все же полагаю, что выходка нескольких смутьянов не может разрушить наш мир с людьми. Люди должны это понять, – с расстановкой произнес он.

- Я тоже так считаю, - неожиданно охотно откликнулся господин Локми. – Мы сможем убедить их в этом.

- Сможем? У нас есть аргументы?

- У нас есть Легион и кое-что еще… Вайду согласились поделиться с нами некоторыми своими тайнами. Полагаю, что их экспресс-способ выращивания плодородного слоя заинтересует многих.

- Чем?

- За один сезон на месте каменной пустыни вырастают джунгли. Разве это не интересно?

Повисла пауза. Господин Йох размышлял. Сказать «да» и получить удар по планете? Или же сказать «нет» и получить удар в Совете? Он снова вспомнил Кодекс Воина – сражаться с наиболее опасным врагом, ибо после победы над ним другие враги могут стать друзьями…. Но ведь и из опасного врага можно сделать друга. А что если…

- В конце концов, – произнес господин Йох. – Конфликт с людьми – это внутреннее дело вайду. Пусть, как говорится, они сами хоронят своих мертвецов. Пусть сами разрешают его. Мы не можем препятствовать народу защитить себя.

- Мое мнение такое же. Надо помочь изгнанникам вернуть себе родину, – с готовностью подхватил господин Локми. – Полагаю, что Совет с этим согласится?

- Вы полагаете правильно.

После этого беседа как-то увяла. Стороны вдруг почувствовали, что более говорить им не о чем. Выждав немного, господин Локми снова подозвал объем и поставил в него сосуд.

- Благодарю вас за интересную и содержательную беседу.

Потом он отвесил Прощальный поклон, чуть более глубокий, чем требовал Этикет. От господина Йоха это не укрылось, но он не стал в ответ выходить за рамки правил. Его Прощальный поклон был произведен в точности по Этикету и выражал, как и положено, сдержанную радость от общения с высоким гостем и легкую грусть от расставания с ним.

- Благодарю вас за визит и надеюсь, что он не станет последним.

Потом последовали еще два поклона – у входа в жилище и при выходе на улицу. Господин Йох не стал пренебрегать Этикетом, хотя видно было, что господин Локми спешит, явно желая обрадовать кого-то. Но Этикет есть Этикет. Даже если господин Локми и не заметить его нарушения, непременно найдутся другие наблюдатели. Найдутся и ткнут тебя этим фактом. Как же, мол, можно требовать от других соблюдения правил, если сам их нарушаешь? Нет уж, если есть Этикет, то надо его соблюдать. И никаких исключений. 
 



Оценка произведения:
Разное:
Реклама