Произведение «Нечистая сила» (страница 1 из 4)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Мистика
Автор:
Баллы: 2
Читатели: 875 +1
Дата:

Нечистая сила

                           
 
Отрывок из книги «Ведьма» (Яндекс Николай Углов, ЛитРес или Амазон, Озон, а также на моб. прилож. тел.)                             

                                              Аннотация

Сибирь. Деревушка в глухой сибирской тайге. Местное население – малограмотные невежественные люди,  искренне верящие в нечистую силу. 
  По обоим берегам красивой лесной речки Шегарки раскинулось наше село Вдовино, где прошло моё детство. До областного города 250 вёрст. Кругом болота. Дорог нет. На быках ездили только по зимнику. Первые послевоенные годы. В избах только лучины, лишь у председателя сельсовета и председателя колхоза семилинейные лампы. Электричество и радио появились в селе только в 1951 году. Надо ли говорить, что народ в селе в основном неграмотный, забитый, верующий. В деревне часто происходили необъяснимые явления, и мы все истово верили, что существует нечистая сила и её вождь – сатана, и старались избегать их. Колдовали и гадали все, начиная от детей, и кончая стариками.
На деревне тема  ведьм, чертей, домовых, русалок, водяных, леших, кикимор, была самой неиссякаемой. Я очень любил слушать про всё это – было страшно, но интересно. Причём, все верили в  это, и я убеждался не раз, что  всё это неспроста. Многим явлениям, о которых я расскажу, до сего времени не могу дать оценки.

                                            Синопсис
                                К очерку « Упыри и оборотни»
Проходят чередой первые послевоенные годы в одной из деревень в глухой сибирской тайге. Местное население – малограмотные невежественные люди,  искренне верящие в нечистую силу. В деревне действительно происходят необъяснимые явления и события. Вечерами собираются «на посиделки» женщины и рассказывают о своих встречах с ведьмами и чертями. Особенно страшит всех в деревне худая и чахлая одноглазая бабка Силаиха - Вихо. Она живёт на краю села и превращается то в свинью, змею или в двухметровую щуку, обитающую в трёх огромных омутах. По ночам она водит хороводы с русалками, водяными и утопленниками, а днём пытается утащить в воду маленьких детей.
В деревне случается страшная гроза, которая убивает одну женщину. Люди верят, что это Илья – Пророк
Колдуют и гадают в деревне все – от мала до велика. И надо же! Все эти предсказания сбываются! Происходит ещё одно страшное событие: ночью в избе у Ивановых был домовой и оставил кровавые следы на полу. Той же весной Ивановы угорают насмерть.
Мальчишки идут осенью за клюквой и там встречают лешего. На охоте маленького героя рассказа не пропускают в тайгу тысячи косачей в образе маленьких вурдалаков. А огромный мёртвый заяц стоит на двух лапах и скалит зубы, до смерти пугая мальчишку.
Пьяного отчима  малыша ночью встречают черти и по команде сатаны сталкивают в обрыв. Он замерзает и погибает.
Приключения с оборотнями на деревенском кладбище заставляют искренне верить в чудеса, т.к. всё сбывается.
Уже во взрослой жизни происходят два ужасных события, которым нет объяснения.
Автор пытается определить суть этих непредсказуемых явлений.





                                        Оборотни
                                               
                         
На  въезде в наше село, у притока реки  Шегарки – Тетеринки располагалось кладбище. Это кладбище внушало нам, ребятишкам, страх и ужас. Про Тетеринское кладбище ходило  очень много ужасных слухов, а приключившееся происшествие там  в это лето с нашей старостой класса Ольгой  Гуселетовой окончательно убедило нас, что там нечисто.
В начале сентября, уже учась в школе, наш класс проходил через Тетеринку, направляясь на уборку льна. Нас было много, шумно, весело, никто ничего не боялся, и мы на кладбище задержались, рассматривая могилы. Над деревянными покосившимися крестами глухо шумели опадающие осины и тополя, трава в рост человека скрывала безымянные холмики могил.
Вдруг услышали глухой шум и отрывистый вскрик. Ольга Гуселетова, рассматривая могилу какого – то знакомого, вдруг провалилась выше колен. Могилу, видно, зимой присыпали мёрзлой землёй со  снегом, и она оказалась почти пустой - лишь корочка дёрна сверху. Подбежали к Ольге все разом и обомлели. Побледневшая старостиха дико, с ужасом уставилась в могилу, упершись одной ногой о край земли и безуспешно выдёргивая другую. Страшная картина поразила всех. Оскалившийся мертвец двумя руками – костями цепко держал Ольгину ногу, провалившуюся сквозь рёбра груди. Пронзительно закричали, завизжали все, кидаясь врассыпную. Не потерявшая окончательно самообладание Ольга, наконец, повернула ногу и выдернула её из сложенных, как обычно при похоронах, по правилам, рук покойника на груди, и убежала, чуть не плача...
Долго обсуждали это событие на кладбище, а соседка баба Вера, когда мы ей всё рассказали, тихо и задумчиво ответила:
    - Ой – я -  ёй! Не к  добру это! Плохое  предзнаменование для девчонки! Видать, покойник зовёт её к себе!
Уже через два года, узнав судьбу  Ольги Гуселетовой,  я сразу вспомнил об этом случае. Ольга в расцвете сил умерла от надсады, подхватив на  вилы  неподъёмную  копну сена. Кровь хлынула горлом, и она сразу же скончалась. А  какая  крепкая была!  Не  было  ей  равных по силе - даже среди  мальчишек!  Жаль её…

Так вот, про  кладбище, водяных, домовых, леших и чертей мы любили послушать, забравшись поздними вечерами, для большего страха, под  наш  мост.
Тёплая летняя ночь. Миллионы звёзд на Млечном Пути таинственно и жутко подмигивают стайке притихших мальчишек и девчонок. Бледная луна наводнила всё вокруг неясными и жуткими тенями. Глаза испуганно всматриваются в пугающие переливы, бормотание струй воды речки. Нам кажется, что вот там, среди вздрагивающих от течения камышей, тростников, водорослей  за нами  подглядывает водяной. Вот он поднимается, чмокает и вдруг шумно падает опять в воду, заставив  замереть  на полуслове  рассказчика, и съёжится всех в комочки!  Оказывается, это щука разгулялась на ночной охоте…
Прижавшись тесно друг к другу, и забравшись на сухой откос к самым брёвнам – накату моста, мы слушаем искусного рассказчика в таких делах – Верку Мишину. Приглушённым голосом она  бает:
    - Возвращалась позавчера бабка Масленничиха из Хохловки домой поздно ночью. Задержалась  там  у родни. Тары - бары, растабары. Кинулась - уже около полуночи. Оставляют её ночевать -  бабка ни в какую не хочет! Пошла в ночь пешком. Душно. Днём дождь прошёл - тепло, как в бане парит. Подошла к Тетеринке уже  за полночь. Темным – темно: хоть глаз выколи! И тишина гробовая… Жутко ей стало. Пошла потихоньку, на цыпочках, по сторонам не смотрит, идёт - не дышит. Вот уже прошла половину кладбища и вдруг сзади шорох. Оглянулась и обмерла: белый, белый мертвец стоит в пяти шагах и скалится. Задрожала всем телом бабка и кинулась бежать – белый мертвец за ней! И всё это молча, тихо, только свист негромкий сзади и шорох, как листва шумит. Бабка из последних сил бежит, а мертвец уже рядом,  стонет с  придыханием. Наконец, не добежав до неё, начал затихать и остановился. Оглянулась  Масленничиха уже у крайней избы  ни  жива, ни мертва! А покойник уже отстал, колышется в темноте, и как облако растаял.
Долго молчим…
    - Да,  я  об этом сегодня тоже слышала –
- тихо говорит Лерка  Аюкова:
    - Бабка-то лежит в постели пластом после той ночи, не может отойти от страха.  Мать была у неё.
    - Ребята! А может это был и не мертвец. Я слышал, что в тёплые, влажные ночи из могил выходит  метан, и если человек попадает в это облако газа, то он начинает светиться и принимает контуры человека. Идет, бежит человек – и  его след  за ним! Вот и всё!
Верка раздражённо замечает:
    - Шурка! Тебе бы только всё упрощать. Если ты такой смелый и ничему не веришь - иди сейчас же на Тетеринку, и принеси табличку с могилы Лизки Дроздовой. Она там еле держится на ржавом гвоздике.
    - Ну,  уж! Иди сама!
    - А месяц назад слышали, как там напугалась Дина  Дубейко?
Это вступает в разговор Ирка Чадаева.
  - Вот также поздно вечером подошла к  Тетеринке она, тоже где – то задержалась. Страшно, ноги не идут, дрожь в теле. Невмоготу дальше идти. Присела у дороги в лопухах и чуть не плачет.  Что делать? Как пройти кладбище? Оно на пригорке между двух речек – Шегарки  и  Тетеринки.  Не зайдёшь никак в село - только через него! Тишина, но ветерок чуть тянет со стороны кладбища. И вдруг слышит, как бы разговор  там. Глянула – с горки спускаются два белых покойника!  Волосы у неё поднялись дыбом, а они всё ближе - и нет у  неё  силы  встать!  Вот уже совсем рядом покойнички – зашлась от страха тётя Дина и как заорёт благим матом! А это, оказывается, ехал тихо (там же пыль по колено),  на подводе дед  Кишишев. Он сидел между двух белых бидонов со сливками - вёз в Пономарёвку. А ей показалось, что это мертвецы. Так она своим криком не на шутку перепугала деда -  чуть не умер тот тоже от страха!  Как узнал он её, начал материться почём свет зря. Затем успокоился, развернул телегу  и отвёз её во  Вдовино до первых изб…
    - Это что! Вот послушайте, что там случилось в прошлое лето.
Это начинает Ирка Чадаева:
  -  Шёл поздненько также из  Лёнзавода  наш сосед белорус Кадол. Сильно  подвыпил, песни поёт. Луна на небе, светло вокруг. Уже полночь была, когда дополз до Тетеринки. Вдруг слышит Кадол, что  кто – то ему подпевает и как бы похрюкивает. Оглянулся,  сзади идут две огромные белые свиньи и повизгивают. Не робкого десятка Кадол, но  чудно ему  стало, и он перестал петь, посторонился и присел с краю дороги. Свиньи прошли рядком, пригнув головы к дороге – и никакого внимания на Кадола! Прошли они, растаяли в темноте. Поднялся  Кадол, уже не поёт, пошёл опять, только удивляется:
-  Ну и ну!
Уже было прошёл кладбище, глядь - чудо! На дороге сидит девочка, голову наклонила к коленям, белые, белые волосы светятся при луне, рассыпались по плечам и всё закрыли. Сидит девочка и тихо - тихо стонет.
-  Откуда  ты здесь,  и что с тобой, детка?
– спрашивает бедный белорус,  рукой откидывает волосы и поднимает личико. И тут хмель разом выскочил из него и мурашки пошли по телу!  На  Кадола  зло смотрели мёртвые  светящиеся, кровавые  глаза, из которых выползали черви…
Вдруг страшный грохот раздался над  нашими головами - как будто небо раскололось! Все враз закричали, вздрогнули, прижались  друг к  другу, испуганно  крестясь. А через мгновение  отошли, рассмеялись недружно. Оказывается - это проехала по мосту запоздалая телега…
Уходить неохота, а надо, уже поздно. Помолчали. В реке сильно плеснула щука.
    - А ведь правда, ребята, что в Силаевском омуте живёт водяной с русалками,  а бабка Силаиха превращается в двухметровую щуку и играет с ними в хороводы 
- задумчиво произносит Толька Горбунов.
И, правда, мы никогда не купались в Силаевском омуте, никто ни разу не переплыл его, никто не мерил его глубину – все боялись этой щуки. Видели её не раз, и многие. На глазах у рыбаков она утаскивала под воду не только  селезней и диких уток, но и редких, пролётом, крупных гусей, садившихся отдыхать на три  Силаевских омута.

    - Вот что, ребятки, я вам расскажу, какая страшная история приключилась там 
- вступает в разговор Колька Верёвкин.
    -


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
     07:39 23.02.2019
Представляю себе, теперь какого страха натерпелся тот, кто в телеге ехал, такой вой из-под моста, бедолага. 
Хорошо пишете, зримо, живым разговорным языком, буду заходить, читать.
Реклама