Семирамида и Ара Прекрасный. Глава 2. Встреча царей (страница 1 из 3)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Роман
Сборник: Семирамида и Ара Прекрасный
Автор:
Баллы: 6
Читатели: 269
Внесено на сайт:
Действия:
Альбом

Предисловие:
 Урартская боевая колесница — часть орнамента боевого бронзового шлема воина эпохи царя Аргишти I

Семирамида и Ара Прекрасный. Глава 2. Встреча царей

Утреннее солнце осветило макушки четырёхгранных пирамид — шатров ассирийцев. Царская пирамида отличалась размерами и качеством ткани, покрывавшей крышу. Шатер из голубого шёлка распростерся в центре белого палаточного городка. В шатре стало светло, словно безоблачное небо проникло внутрь, заняв потолок.

Семирамида спала на животе, ее разбудил поцелуй мужа. Правитель Ассирии любовался женой и, глядя на нее, сам себе завидовал – такая красавица досталась ему. Черные, блестящие, длинные кудри струились по плечам и спине. Какие восхитительные руки! Тело гибкое, как у львицы.

— Вставай, душа моя, царица моего сердца, — прошептал Нинос. — Армянский царь уже два дня дожидается нас для подписания мирного договора между нашими странами.
— Подождет, — капризно зевнула Семирамида. — Ему нужен мир, а не нам. С каких пор Ассирия дружит с Урарту?
— Они называют себя армянами, а страну — Арменией. Нам сейчас необходим мир.
— Но ты же хотел завоевать все земли вокруг, — она возразила лениво.
— Для этого потребуются дополнительные силы. Война с кочевниками нас измотала. Следует увеличить войско, и дождаться созревания урожая. Воинов надо кормить.
— Пусть покоренные народы кормят наше войско!
— Сначала народы придется покорить этими воинами, — расхохотался Нинос. – Ах, мой храбрый воин, но нетерпеливый полководец, одним словом — женщина.
— Да, я женщина, — выгнув спину, томным голосом произнесла брюнетка, ее темные глаза загорелись. — Хочу мужчину!
— Вот он я, мужчина — царь Ассирии, рядом с тобой. Тебе меня мало?

Семирамида подняла голову и осмотрела его критическим взглядом: темноволосый, высокий, крепкого телосложения, но давно не молод и сила мужская в нем, увы, не та, что прежде.
— Ты лучший из лучших! – опустила голову на подушку, закрыла глаза и мысленно произнесла: «Старый чурбан!».
— Одевайся, сердце мое. Гонцы доложили, что у крепости стоят столы и троны, играет музыка и нарядная толпа ждет нас. Ты хотела посмотреть на их танцоров и танцовщиц.
— И отведать сладости. Хотя... А вдруг он нас заманивает к столу, чтобы отравить?
— Не знал, что ты можешь быть подозрительной, — покачал головой Нинос. — Яды — ваши женские хитрости, мужчины не так коварны. Я видел царя армян в бою. Он смел и открыт, его колесница всегда впереди войска. Такой на коварство не способен.

Царица нехотя встала с постели на ковер, лежавший у ложа, и позволила служанке снять с себя рубашку. Ночное одеяние упало ей под ноги, красавица перешагнула через него.
— Ты его захвалил. Еще скажи, что он красив, — она фыркнула, и, наслаждаясь своим телом, ладонями провела по груди и бедрам. 
Невысокого роста, с утонченной фигурой, с длинными черными волосами, с большими черными глазами белокожая она выглядела, как изящная статуэтка.
— Красив — это правда, — он произнес насмешливо.
— Мужчина не может быть красив — красота привилегия женщин.

Обнаженная жена постояла минуту, через прикрытые веки наблюдая за реакцией мужа. Нинос вздохнул, проглотил комок в горле и отвернулся, будто поправлял свой пояс из золотых пластинок с яркими крупными драгоценными камнями. Супруг стоял у ложа одетый.
Из-за длинного плаща цвета выцветшей зелени выглядывал пурпурный конас расшитый цветной нитью, из-под которой виднелась, прикрывавшая икры ног, канди из тонкой белой шерстяной ткани, украшенная вышивкой с геометрическими рисунками. Обе детали одеяния заканчивались пурпурной бахромой. Бахрома канди доходила до кожаных сандалий. Запястья царя украшали золотые браслеты, на пальцах красовались перстни с аметистом и рубинами, еще по одному браслету в форме незамкнутого обруча расположились выше локтя на каждой руке. Голову правителя Ассирии венчал кидарис.

Служанка принесла платье царицы, Семирамида села на ложе.
Нинос вышел из палатки:
«Пока она оденется. Заставляет ждать себя и получает от этого удовольствие».

Жгучая брюнетка выбрала одежду бирюзового цвета. Служанка одела на нее облегающее фигуру платье из плотного блестящего шёлка с геометрическим рисунком. Глубокий вырез до ложбинки между грудью удлинял тонкую шею, одеяние оставило обнаженным пупок и живот, юбка длиной до пола скрывала ноги. Царица легла на ложе, девушка благовониями натерла открытые места на теле. Семирамида села, служанка подняла и заколола волосы госпожи, на шее застегнула ожерелье из золотых пластинок, на голову водрузила диадему, на предплечья и кисти рук надела браслеты, на изящные пальцы – перстни, в уши — серьги. Все драгоценности украшали крупные рубины и бирюза. Наряд черноглазой красавицы завершала закрепленная в прическе расшитая золотой нитью прозрачная накидка, доходившая до бедер. Девушка обула стопы госпожи в легкие сандалии с закрытой пяткой.

Царица встала и мельком взглянула на прислуживающих девиц.
«Наряд для девушки имеет важное значение. Их одеяния длиной до середины икр сшиты из белой грубой ткани, ноги обуты в открытые сандалии. У них правильные черты лица и стройные фигурки, но обе блекнут на моем фоне», — усмехнулась своим мыслям госпожа.
Служанки опустились перед ней на колени.
— Богиня! – восторженно, в один голос воскликнули девушки, подняв руки вверх.
Семирамида посмотрела на свой наряд, осталась довольна, и вышла из палатки.

Ласковое солнце приятно грело. Нинос оглядел палаточный городок. Вчера они не рискнули въехать в крепость, несмотря на приглашение Армянского царя, его уверения и гарантию безопасности, правитель Ассирии предпочел остановиться на ночь в открытом поле.
Рядом с царской пирамидой стояли открытые паланкины: один для царя, другой для царицы. Основу носилок составляли два длинных толстых шеста, прибитых к широкому деревянному листу. На одном паланкине в середине конструкции на шесты опиралось напоминавшее трон высокое и строгое кресло, предназначенное для Ниноса; на другом — небольшое, низкое с подушками сиденье с мягкой подставкой для ног ожидало Семирамиду. Спинки кресел украшала изящная резьба, ножки — напоминали конечности льва, лапа служила креплением сиденья на шесте покрытом разноцветными узорами.
У каждого паланкина ждали приказаний шесть носильщиков и четверо слуг с опахалами. Все слуги – молодые сильные парни, надели рубашки из белой грубой материи длиной до середины икр и открытые сандалии.

— Кого ждем? – раздался звонкий голос Семирамиды.
Нинос вздрогнул от неожиданности, повернулся к ней, улыбнулся, подошел, притянул к себе и поцеловал. Женщина позволила поцеловать себя, хотя поморщилась, в присутствии посторонних она делала вид, что любит супруга.
Правитель Ассирии взял жену на руки, понес и посадил в кресло паланкина.
— Ты такая же легкая, как тогда, когда я с тобой познакомился. Богиня! – восхитился Нинос и занял свое кресло.

По жесту господина носильщики подняли шесты, положили на плечи и понесли паланкины к цитадели. Слуги с опахалами шли рядом, обмахивая царя и царицу. Телохранители возглавили процессию, придворные потянулись вслед за ними.  Кто-то шел пешком, кто-то ехал на коне. Одеяние оруженосца состояло из рубашки из груботканой материи длиной до середины икр, на талии стянутой широким поясом с двумя кинжалами по бокам. Ноги были обуты в сандалии с закрытой пяткой. Одежды вельмож почти не уступали наряду царя по качеству и яркости тканей, роскошью драгоценностей, различаясь лишь количеством слоев – на один меньше царского, и пышностью пурпурной бахромы. Их жены надели самые дорогие украшения, платье и перевязи, сшитых из тонких материалов, составляли костюм богатой ассирийки, почти не отличавшийся от мужского.

Паланкины несли рядом. Царь наблюдал, как на лице супруги блуждала улыбка:
«Какие мысли сейчас проносятся в прелестной голове?».
«Сейчас узнаю правду ли говорят о красоте Армянского царя. Может, как всегда, преувеличивают. Наверно, самовлюбленный и сам себя назвал Прекрасным, — размышляла роковая брюнетка».

Послышались звуки ритмичной музыки. Мелодию дудука усиливали переливы волынки, им вторил тар, ритм задавали барабаны. По мере приближения к крепости мелодия звучала отчётливее. 
Паланкины несли мимо цветущего сада.
— Что за деревья? – Семирамида указала рукой.
— Какие-то райские, — небрежно бросил Нинос.
«Болван, все цветы для него одинаковы, — она скорчила недовольную гримасу».

Носильщики донесли паланкины до открытого пространства перед цитаделью. Нарядно одетая толпа молодежи с цветами встречала царя и царицу Ассирии, и сразу же почтительно расступилась. Яркие платья танцовщиц доходили до лодыжек, наряд украшала цветная вышивка впереди, прозрачный платок цвета одеяния, приколотый к волосам, опускался на спину. Вышитые рубашки танцовщиков спускались ниже колен, талии стягивала алая материя, ноги скрывались в темных шароварах. Ступни танцоров обтягивали трехи со шнуровкой выше щиколоток.

Впереди Нинос увидел столы. Знатные вельможи в дорогих одеждах стояли справа от столов, ожидая царей. Одеяния придворных армян в роскоши не уступали нарядам ассирийцев — из-под ярких кафтанов, расшитых золотой и серебряной нитью, виднелись вышитые туники. Платья армянок, как и костюмы мужей, поражали богатством своего убранства, в ушах женщин висели серьги. Руки знати украшали золотые браслеты, на пальцах красовались перстни, талию стягивал серебряный пояс, шею обнимало ожерелье — все украшения были выполнены из золота или серебра с крупными камнями.
Паланкины остановились.
— Несите ближе к столам, — господин велел слугам.
   
Пройдя несколько метров, носильщики остановились. Им навстречу двинулся Ара Прекрасный в сопровождении вельмож. По жесту царя Ассирии слуги опустили шесты на землю. Нинос вышел из паланкина и подал руку Семирамиде, она спустилась из кресла, встала слева от него, и обратила свой взор на приближающегося правителя Армении. Супруги шагнули к нему.

Ара Прекрасный был одет в приталенный, закрывающий икры, пурпурный кафтан, расширенный к низу, вышитый золотой нитью, с бахромой по подолу, талию обнимал пояс из крупных золотых пластинок. Поверх кафтана был наброшен расшитый золотом серый плащ, его верхние концы на груди скрепила массивная круглая застежка из темного золота с рубинами. На пальцах опущенных рук сверкали перстни с крупными рубинами. Светлые волосы статного мужчины венчала большая корона с наушниками. Кожаные сандалии завершала шнуровка выше щиколоток.

«Высокий, стройный, светлые кудри и борода под солнцем кажутся золотыми, огромные синие глаза и орлиный профиль. Облачение строгое, но богатое, в нем два царских цвета — золотой и пурпурный. Молод, красив, силен! Ах, вот ты какой, настоящий арий! — Семирамида разглядывала Ара Прекрасного откровенно, широко раскрыв глаза. Перевела взор на его окружение. — Большая часть твоей свиты светловолосые, их женщины закутаны в одежды, а я не стесняюсь показывать мое красивое тело. Интересно, какие они любовники? Холодные, как их взгляды? Что в них — открытая неприязнь, нескрываемое осуждение?».

— Приветствую тебя Нинос — царь Ассирии, и тебя Семирамида — царица Ассирии! — громко произнес Армянский царь.
Вельможи, сопровождающие царя армян,


Оценка произведения:
Разное:
Обсуждение
     21:35 11.01.2019 (1)
Атмосферно) Но удивляет блондинистость Ара. Современные армяне - жгучие брюнеты с характерной, не похожей на другие народы внешностью, то есть народ сформировался достаточно давно и сохранил генетическую чистоту. Харатьян не в счет) Интересно, в каких исследованиях есть информация о светловолосых предках армян, откуда они могли прийти. Интересно, что в своих произведениях о "Великой дуге" Ефремов описывал светловолосыми ливийцев, однако с позиции египтян. Как ученый, он наверняка на что-то опирался. Правда, для переходных (между белой и африканской расами) египтян и современный армянин показался бы блондином) В любом случае, интересно, откуда такая информация.
     10:09 12.01.2019 (1)
1
Может, Харатьян в счет. «блондинистость Ара» - так выглядели арии, армяне – арийцы. Наш праотец Гайк так выглядел. Урарту армяне называли Ванское царство. Озеро Ван располагалось в центре царства и дало название стране. Провинцию занимающую центральное место в народе прозвали провинцией царских невест – светлые, синеглазые, белокожие. Почему армяне потемнели? Вот вопрос. Кто только не топтал землю армянскую – арабы, татары, монголы, орды Тамерлана дважды опустошили страну. Нельзя сказать, что все армяне темные. Моя прабабушка с материнской стороны была рыжеволосой и зеленоглазой. Сейчас случается, что у родителей шатенов рождаются светлые дети. Шатены в Армении не редкость.
Кто предки армян? У меня своя версия. Об этом моя книга «Гиганты – кто они? Боги», почитайте.
     11:44 12.01.2019 (1)
Спасибо) Очень интересно. Светлые глаза и русые волосы встречаются у многих индоевропейских народов Азии: индийцев (к примеру актер Кабир Беди), в Иране и Афганистане (одни калаши чего стоят). Конечно, темная пигментация - ген доминантный и быстро вытесняет блондинистость. Арии, заселившие Индию тоже уже "не те". Получается, в Армении, в горах, некоторые группы сохранили начальные гены в относительной изоляции? 
     13:41 12.01.2019
1
Да и что удивительно - исследования генов нынешних армянок, населяющих тот район, которому я уделила много внимания в своих сказках и в книге "Гиганты..." и сравнение результатов с генами скелета женщины, жившей 8 тысяч лет назад идентичны! Армянка не изменилась, несмотря на нашествия бесчисленных недоброжелателей. Исследования проводятся в европейских странах, у нас нет таких лабораторий. Это дорогое удовольствие для историков, но необходимое. ))) Темный цвет вытесняет светлый, но если условия жизни благоприятные, светлый цвет восстанавливается. Пример я знаю - мой прадед прожил 105 лет и я его видела, но седым. Его внуки шатены, а родились праправнуки близнецы со светлыми волосами. Соседи шутили - где мать подхватила вирус? Семья живет безвылазно в провинциальном городке. Я много лет спустя вспомнила о них, когда стала писать книги. )))
Спасибо за интерес!
Реклама