Мальтийские лебеди. Глава 12. История с Караваджо
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Повесть
Сборник: Мальтийские лебеди - историческая повесть
Автор:
Баллы: 10
Читатели: 94
Внесено на сайт:
Действия:
«Портрет Алофа де Виньякура работы Караваджо 1607-1608 гг»

Мальтийские лебеди. Глава 12. История с Караваджо

    Бидлер вернулась к истории о Мальте и Ордене Святого Иоанна. Она рассказала, что после победы над армией Сулеймана I и снятия осады для иоанитов наступило время расцвета и благополучия. Обладая сильным флотом, рыцари успешно боролись с берберскими пиратами, и те уже не могли безнаказанно совершать налёты на побережье Европы, как это было раньше. Впервые за последнее столетие северная часть Средиземного моря и южное побережье Европы стали безопасными для судоходства и торговли. Для Османской империи такая активность госпитальеров была как "удар под дых", и османы не собирались уступать свои позиции на Средиземноморье. Выбрав удачный момент, они попытались нанести мальтийцам новый удар.

    Следующее серьёзное столкновение с мусульманами произошло во времена правления великого магистра Алофа де Виньякура из старинного французского дворянского рода де Виньякур. Ещё в 17 лет он отличился во время Великой осады Мальты, и в 1601 году был избран главой ордена. Во время его правления на островах появились новые оборонительные укрепления, форты, наблюдательные башни, был построен акведук, названный в его честь. В июле 1607 года по приглашению Виньякура в Валлетту прибыл известный в Европе итальянский художник Микеланджело Меризи да Караваджо, который уже успел прославиться не только своей живописью, но и вспыльчивым характером, и пристрастием к азартным играм. В Италии его обвиняли в многочисленных скандалах, драках и убийствах, совершенных в пылу гнева. Караваджо не раз сидел в тюрьмах, откуда его выкупали богатые покровители. В Валлетте он укрывался от преследователей. За год до этого спор на площадке для игры в мяч перерос в драку, окончившуюся убийством, в котором обвинили художника. Римский папа Павел V объявил мастера кисти вне закона. С этого момента любой человек мог безнаказанно убить его и даже получить за это вознаграждение.

    - Вот это да! - поразился лётчик. - С трудом в это верится... Караваджо — один из моих любимых живописцев. Его полотна для того времени выписаны настолько правдоподобно, что его можно считать основателем реализма. Не знал, что у Микеланджело была ещё и такая тёмная сторона.
    Мэтью снова удивил Кейт: всё, что вызывало у неё интерес, нравилось и её избраннику.
    - Ты не перестаёшь меня удивлять, - изумилась Кейт. - Никогда не подумала бы, что тебя интересуют такие вещи.
    Уилсон отвёл взгляд от девушки.
    - Думаешь, если я хороший пилот, то кроме самолётов и красивых девиц меня больше ничего не волнует? Ты меня совсем не знаешь, - с грустью ответил Мэтью. - Это Дикси герой-любовник, неужели думаешь, что и я такой?
    - Нет, - ответила Бидлер, - сомневаюсь, что твой приятель когда-нибудь читал «Тристана и Изольду».

    Кейт продолжила свой рассказ:
    - Мне тоже нравятся его картины. Да, у Караваджо была такая черта характера, которой он отличался от современников в худшую сторону. Иногда сама поражаюсь, как ему, обуреваемому настолько тёмными страстями, вообще удавалось творить такие шедевры.
    - Видимо, как-то получалось, - отозвался Мэтью.
    Кейт рассказала, что Караваджо в 1608 году написал портрет верховного магистра госпитальеров Алофа де Виньякура, и тот щедро наградил мастера. Живописец получил место придворного художника и прошёл церемонию посвящения в рыцари Ордена Святого Иоанна, правда без воинского чина — художник не был дворянином. Кроме оговоренной платы за свою работу Караваджо получил из рук Виньякура золотое ожерелье и другие предметы роскоши. Следующим подарком судьбы для творца стало оформление алтаря собора Святого Иоанна, построенного в Валлетте в честь победы над войском Сулеймана I, работой на тему обезглавливания Иоанна Крестителя. После завершения очередного творения на мастера вновь "пролился золотой дождь", и дремавшее до этого тщеславие пробудило тёмные стороны его характера. Спустя год после переезда на Мальту из-за ссоры во время азартной игры живописец убил одного из рыцарей ордена. Как только эта история стала известна, Виньякур лишил художника звания госпитальера. Позорная церемония изгнания из ордена состоялась в конце 1608 года в том самом соборе, где алтарь украшала недавно законченная работа живописца, изображавшая Иоанна Крестителя. Гнев членов ордена и возмущение поведением Караваджо заставили верховного магистра заключить живописца в тюрьму, откуда тому удалось бежать на Сицилию, где ему оказал помощь старый друг и модель ранних картин Марио Миннити. По его просьбе кардинал Гонзага начал вести с папой Павлом V переговоры о помиловании Караваджо. Узнав об этом, художник решил перебраться поближе к Риму и там ожидать решения своей участи. Он нанял небольшое судно и отплыл из Неаполя. Дальше Кейт не ручалась за точность своих слов. По некоторым сведениям Караваджо задержали в крепости Пало. Его судно уплыло, и он пешком отправился в Порто-Эрколе, где 18 июля 1610 года скончался. Когда в Риме стало известно об его смерти, был обнародован папский указ о помиловании усопшего, человека с противоречивым характером и, без сомнения, одного из самых талантливых живописцев эпохи Возрождения.

    - Поразительно, как ты всё это помнишь? - восхитился Мэтью. - Даже не знаю, как отблагодарить тебя за твой рассказ.
    - Ловлю на слове, когда придумаю, обязательно скажу. Как я всё помню? Это история не только моей родины, но и моей семьи, - ответила Кейт.
    Их беседу прервали медсёстры, разносившие обед, да и бутыль с раствором, которым прокапывали лётчика, уже опустела.
    - Странно, - удивился Уилсон, глядя на пустую бутыль из-под лекарства, - вчера и сегодня капельницы закончились намного быстрее, чем в первый день. Ты не против, если я быстро пообедаю, и ты продолжишь свой рассказ?
    - Тут нет ничего удивительного, препараты, которыми тебя прокапывали в первый день, были укрепляющими и восстанавливали организм после кровопотери. А капельницы, которые ставили вчера и сегодня, помогут быстрее зажить ранам. Конечно, не против. Не торопись, обедай спокойно — тебе нужно набираться сил, - ответила Бидлер.

    Как только лётчик закончил с трапезой, Кейт рассказала о последней схватке госпитальеров с османами на Мальте. Выбрав момент, когда основная часть боевого флота иоанитов находилась вдали, турки предприняли новую попытку захвата острова. 6 июля 1614 года шеститысячная армия под предводительством Халиль-паши попыталась высадиться на мальтийском побережье, но была обстреляна пушками со стен и башен форта Святого Луциана. Огонь орудий не позволил противнику высадиться в запланированном месте, и турецкому флоту пришлось отступить. Вражеские корабли смогли причалить только к побережью бухты Марсакалы на юго-востоке Мальты. Одна часть османской армии атаковала со стороны суши форт Святого Луциана, а другая столь же многочисленная группа напала на поселение Зейтунь. На счастье жителей, они заранее узнали о грозящей беде и успели покинуть жилища. Придя в бешенство, что не удалось удовлетворить жажду крови, турецкие солдаты выжгли близлежащие поля, разграбили и разрушили все дома и церковь Святой Екатерины. К тому моменту к Зейтунь подошёл кавалерийский полк госпитальеров, однако рыцари недооценили силы противника, и османы разгромили подошедших иоанитов. Но мальтийцам уже удалось собрать ополчение из 8 000 местных жителей, и только оно смогло отбить нападение турок. Потерпев очередное поражение, 12 июля османские головорезы вернулись на корабли и отплыли в Триполи подавлять внезапно вспыхнувшее там восстание. После этого на побережье построили ещё одну цепь оборонительных укреплений и наблюдательных башен, названных в честь верховного магистра Виньякура, восстановили в Зейтунь дома и уничтоженную церковь Святой Екатерины. Она была отстроена заново, укреплена и стала ещё одним мощным фортификационным сооружением. С тех пор мальтийские острова превратились в неприступную линию обороны госпитальеров в Средиземноморье. Во время правления магистра Алофа де Виньякура мальтийцы ещё раз доказали свою доблесть и отвагу.

    Позднее для рыцарей настали непростые времена, и орден постепенно утратил силу и могущество.
    - Интересно, кому удалось разрушить такое могучее и сильное объединение людей, которые столько сделали для христианского мира Европы? - поинтересовался Мэтью.
    - Тем, кого они всё это время защищали — европейцам, - ответила Кейт.
    - Чем же иоаниты заслужили такое, ведь только благодаря их стойкости удавалось сдерживать османскую угрозу?
    - Ничем, в Европе началась другая эпоха, и средневековые идеалы уступили место новым веяниям.
    Кейт объяснила, что реформация в ряде стран Европы привела к конфискации владений католической церкви и ограничению её власти. Под перемены попал и Орден Святого Иоанна. Эти изменения нанесли удар по финансам госпитальеров, которые были сосредоточены в континентальной Европе. В прошлом осталась военная слава рыцарей, их немногочисленные воинские соединения уже скромно выглядели на фоне остальных европейских армий. Угроза со стороны берберских пиратов и Османской империи отходила в прошлое, и европейцы больше не нуждались в независимых от них защитниках. Это привело к утрате влияния рыцарей в Европе и постепенному закату их могущества.
    - Такое ощущение, что ты изучала историю госпитальеров в университете, - удивился Уилсон. - Ты не только знаешь все подробности, но и даёшь оценку исторической реальности того времени.
    - Нет, я нигде не училась, - ответила девушка, - просто люблю историю и стараюсь делать из неё правильные выводы.

    Кейт и Мэтью не заметили, как за разговорами пролетело время, и только звон тарелок и сёстры милосердия, разносившие ужин, вернули их к реальности. Девушка посмотрела на часы — они показывали уже пять вечера, ей было пора уходить. Скоро её всё равно попросили бы на выход, и она решила не дожидаться этого.
    - Как быстро пролетело время, - грустно сказала Бидлер. - Мэтью, прости, но мне уже пора идти.
    - Не хочется, чтобы ты уходила, - согласился Уилсон. - Благодаря тебе день пробежал так, словно прошёл лишь час. Тебе дали выходные, сможешь прийти завтра и продолжить рассказ? Если нет, я потерплю до следующей встречи.
    - Конечно, смогу, - ответила Кейт, - у меня осталось ещё два дня.
    - Спасибо, я буду ждать, - обрадовался Мэтью.
    - Я обязательно приду, - на прощание девушка нежно поцеловала лётчика в щёку.

Оценка произведения:
Разное:
Обсуждение
     00:42 13.07.2019 (1)
Очень увлекательно. О Караваджо знала мало. Спасибо за рассказ!
     10:56 13.07.2019 (2)
Спасибо, Анна, за отзыв. Когда писал эту главу, я и сам много нового о нём узнал. Я одно время думал что Микеланджио и Караваджо - 2 разных человека.

С уважением, Андрей. 
     16:53 13.07.2019 (1)
Так и есть) Их два: Буонаротти и Караваджо) Просто Микеланджело называют Буанаротти - тот жил раньше)
     17:49 13.07.2019 (1)
А чем им Буанаротти не нравится - нормальная фамилия для художника. 

С уважением, Андрей. 
     18:10 13.07.2019
Ну, он настолько велик, что его должны знать по имени) Караваджо родился уже после смерти Буонаротти
     11:09 13.07.2019
И я была такого мнения...многого мы не знаем, но как углубляешься в историю, такие интересные факты выплывают
     12:39 13.07.2019 (2)
О, как .. а я была уверена, что описываемые художники- разные люди...
 интересно, однако..
 Спасибо,Андрей
     17:46 13.07.2019
1
Я тоже так думал. 

С уважением, Андрей.
     16:51 13.07.2019 (1)
1
Микеланджело - это имя. Был Микеланджело Буонаротти (Сикстинская Капелла, Давид) и Микеланджело да Караваджо) Это действительно два разных человека)
     17:47 13.07.2019
Я раньше думал, что Микеланджело это фамилия, а оно вон оно как!

С уважением, Андрей. 
     16:52 13.07.2019 (1)
Да уж, не знала, что автор картины, которой гордится Одесский музей Западного и Восточного искусства - был таким забиякой.
     17:43 13.07.2019
Забиякой - мало сказано, в тюрьмах сидел за драки, как минимум двоих убил без веского повода в пылу гнева. 

С уважением, Андрей. 
Книга автора
Покорность 
 Автор: Виктория Чуйкова
Реклама