История второй советско-финской войны1941-1944 гг. Главы 2 и 3. (страница 1 из 2)
Тип: Произведение
Раздел: Эссе и статьи
Тематика: История и политика
Автор:
Баллы: 4
Читатели: 159
Внесено на сайт:
Действия:

Предисловие:
Продолжение

История второй советско-финской войны1941-1944 гг. Главы 2 и 3.

2. Зимняя война 1939-1940 гг.
В финской историографии война с Советским Союзом зимой 1939-1940 годов получила название «Зимней», в советской – «Советско-финский конфликт». Ход боевых действий достаточно подробно освещен в отечественной военной, исторической и даже художественной литературе. Во множестве научных работ рассмотрены как под микроскопом каждый боевой эпизод вплоть до оценки действий отдельных частей и подразделений. В новой России стали известны некоторые недоступные ранее и неприятные для нашей национальной гордости данные о потерях сторон. В рамках настоящей работы нас более интересуют начало конфликта и его завершение, вернее, итоги войны.
За два месяца до начала Зимней войны на европейском континенте началась общеевропейская война, оказавшаяся впоследствии Второй мировой. В рамках секретного протокола к пакту Молотова-Риббентропа часть Восточной Европы, а именно Прибалтика, Восточная Польша (Западные Украина и Белоруссия), Бессарабия и, в том числе, Финляндия оказались в сфере интересов (влияния) Советского Союза. То есть, Германия не претендовала на какое-то доминирование на этих территориях – в Европе у Гитлера были тогда другие приоритеты, в первую очередь – Франция.
17 сентября Красная Армия перешла границу с Польшей и начался «освободительный поход» ради освобождения братских украинского и белорусского народов от ига польских панов (которым в эти дни было совершенно не до классовой борьбы). Поход завершился совместным парадом победоносной Красной Армии с частями Вермахта в Бресте. Брест, кстати, заняли немцы, но по предварительным договоренностям он отошел к СССР. В канун вступления Вермахта в Польшу Советский Союз не менее победоносно, на этот раз с полным напряжением сил, завершил «разминочную» войну с Японией на Халхин-Голе. Эйфория от побед была полной, да тут еще подоспел удачный договор с Гитлером, по которому ему пришлось воевать с великими державами, имея в тылу временно нейтральный СССР.
В Финляндии смотрели на события в Польше с нескрываемым беспокойством, зная о ни на что не повлиявшем договоре Польши с СССР о ненападении от 1934 года. Так что существующие договоры с Советами от 1922 года о границах и от 1932 года о ненападении последних явно ни к чему не обязывал. Уши надо было держать востро, а порох сухим. Быстренько освободив исконно российские территории в Польше-Белоруссии-Украине, в Кремле задумались и о прочих землях бывшей Российской империи. Сталин, все же, несмотря на внешне красную пролетарскую окраску, оказался самым что ни на есть империалистом и великодержавным русофильским шовинистом, собирателем разбежавшихся русских земель. Наиболее дальновидные политики в Финляндии (а особенно Маннергейм, ненавидевший большевиков), смотрели на перспективы своей страны в начинающейся всемирной заварухе весьма тревожно. Тем более догадываясь, как страна, пограничная с СССР, о масштабных программах милитаризации экономики своего бывшего сюзерена. Еще летом 1939 года работы по «линии Маннергейма» были ускорены.
В предвидении «Большой войны» советское правительство пыталось получить своеобразные преференции со стороны Финляндии в свою пользу в районе Ленинграда и Финского залива. Так, финнам предлагалось значительно отодвинуть границы на Карельском перешейке от Ленинграда в обмен на не совсем адекватные компенсации в Средней Карелии. Для финнов, помимо ущемления национального самосознания это означало практическое разоружение перед полным мечтаний о пролетарском Всемирном государстве Советским Союзом. На финское «нет» СССР ответил войной.
События развивались следующим образом. В конце сентября - начале октября 1939 года СССР подписывает договор о взаимопомощи с тремя прибалтийскими странами. Взаимопомощь подразумевалась на случай нападения или его угрозы со стороны какой-либо великой европейской державы. По этим договорам СССР начал обустраивать и размещать в Эстонии-Латвии-Литве свои военные базы с гарнизонами и аэродромы. Понятно, как на эти мероприятия смотрели в Финляндии, до которой дошла очередь составить подобный договор 5 октября 1939 г. Но финны, сославшись на свой заявленный нейтральный статус, отказались участвовать в каких-либо оборонительных союзах с кем бы то ни было. В ответ СССР «был вынужден» 14 октября внести свои предложения, связанные с обеспечением безопасности Ленинграда.
Главное: в обмен на приграничные территории в средней части Карелии (район Реболы-Поросозеро) размером примерно 250 км на 150 км Советский Союз хотел получить часть Карельского перешейка, примыкающего к границе с финской стороны, причем площадью вдвое меньше предлагаемой к обмену. Ну, и еще некоторую «мелочь» в виде финской части полуострова Рыбачий (на севере), несколько небольших островов в Финском заливе (Гогланд и прилегающие), а также сдать СССР в аренду на 30 лет стратегически важный полуостров Ханко с близлежащими островками.
Чисто внешне все благородно и щедро: земли-то вдвое больше. Но!..
Ладно бы финны только отдавали кусок своей веками обжитой и густонаселенной территории (кстати, вопрос  о выселении не поднимался, а это вещь весьма деликатная) в обмен на лесо-болотистые угодья, которых у них и без того хватало - тут дело касалось безопасности страны, а то и вовсе ее существования. Советские предложения «обезоруживали» линию Маннергейма на ее левом фланге по водной системе Вуокса, обнажали ее, так как система оборонительных укреплений при обмене лишалась предполья. Это как у рыцаря оставить меч с копьем, но отнять латы. А на правом фланге, у Финского залива линия эта вообще оказывалась на советской земле. Потом, правда, в последующих своих вариантах обмена СССР отодвинул свои «предложения» в прибрежной зоне от финских оборонительных полос.
Но в любом случае система укреплений, за которой финны мечтали отсидеться в случае чего, уже не выглядела непреодолимой. К тому же им пришлось бы возводить новые баррикады, но уже дальше к западу, на что  нужны были, опять-таки, гигантские материальные и людские ресурсы. Иностранные войска на полуострове Ханко означали постоянную угрозу удара с этого своеобразного плацдарма в незащищенное сердце Финляндии – ее промышленные и политические центры Хельсинки и Турку. Это уже не считая нарушения свободного шхерного судоходства вдоль южного побережья (Сталин предлагал финнам, чтобы те сильно не переживали насчет возможной атаки с Ханко, прорыть силами СССР канал на перешейке полуострова).
В ответ на эти «мирные» предложения Финляндия согласилась только отдать «кусочек» Рыбачьего и срезать выступ в пользу СССР у пограничной линии в районе поселка Куоккала у Финского залива – самой ближней части Финляндии к Ленинграду. Ну, не пожелали финны для себя «прибалтийского сценария» и получили в ответ войну. Потом пришлось отдать гораздо больше, но сохранение независимости на фоне исчезнувших годом позже Эстонии-Латвии-Литвы оказалось для них важнее. Не могу здесь удержаться от ехидного вопроса: где сейчас Финляндия и где Советский Союз?!
Зимняя война началась 1 ноября 1939 года. Ценой больших потерь к марту 1940 года Красная Армия прорвала линию Маннергейма на Карельском перешейке и одновременно продвинулась в Средней Карелии на территорию Финляндии. Вопрос занятия Хельсинки и общей капитуляции страны мог решиться в несколько дней, но финское правительство успело запросить перемирие. Сталин мог занять и всю Финляндию, но к тому времени планы его изменились: на очереди стояла более актуальная на тот момент советизация Прибалтики. Перспективы создания  Советской  Финляндии несколько отодвинулись во времени.
В результате войны Финляндия лишилась 10% территории в промышленно развитых и густонаселенных районах, в тылу образовался вражеский плацдарм на полуострове Ханко, линия Маннергейма исчезла вовсе, и теперь предстояло обустраивать какую-то новую системы обороны на новой границе. Это не считая десятков тысяч жертв среди мужского населения призывного возраста. В качестве «изюминки на торте» Финляндии пришлось принять около 400 тысяч беженцев-переселенцев из оккупированных СССР районов – ни один человек не остался на месте, бежали, бросая дома и нажитое. Помогли шведы, приславшие 500 машин и 1250 добровольных помощников. Что такое 400 тысяч «внутренних мигрантов» для 3,8 –миллионной Финляндии можно понять только в сравнении. Допустим, вы живете, как и автор, в неком миллионном городе в России и в этот город вдруг наезжает 100 тысяч русских беженцев откуда-нибудь из Средней Азии... И куда их девать, где им жить, чем кормить, в конце концов?! Поэтому не стоит удивляться реваншистским настроениям во всех слоях финляндского общества в 1941 году. Противоестественная дружба социал-демократической страны с фашистской Германией, расцветшая махровым цветом именно после Зимней войны, имеет свои обоснования.
Немного коснемся потерь сторон в Зимней войне. Из множества источников можно сделать вроде бы неутешительный для РККА вывод по итогам боевых действий: соотношение безвозвратных потерь сложилось примерно 1:3 в пользу Финляндии (у СССР порядка 150 тысяч жертв, у Финляндии 50 тысяч) [ ]. С одной стороны можно вести речь о непрофессионализме советских военачальников и слабой подготовке личного состава, а с другой – такие пропорции во все времена считались вполне приемлемыми для наступающей стороны. Особенно, если учесть зимний период, лесисто-болотистую местность, малопригодную (в том числе из-за обилия естественных преград) для действий бронетехники и тяжелой артиллерии. Как бы то ни было Красная Армия справилась с задачей, и сам Сталин остался в итоге доволен действиями своей армии и ее генералов, щедро наградив отличившихся и наказав (не без того) нерадивых.
По Московскому мирному договору новая граница СССР и Финляндии примерно соответствовала «старой» - той самой, еще с 1741 года. То есть «Старая Финляндия» вернулась в империю, как и район «Салла» в средней части страны, полуостров Рыбачий на северной оконечности Кольского полуострова стал полностью советским (для обеспечения баз Северного флота). Отметим одно немаловажное обстоятельство итогов Зимней войны. Советский Союз решил свою задачу данного этапа, но при этом, как это ни парадоксально, не только обогатил финнов бесценным опытом современной войны, но и – в буквальном смысле – способствовал вооружению финской армии. Известны такие цифры... Если до начала Зимней войны все бронетанковые силы финской армии состояли из трех десятков танков и танкеток устаревших конструкций, то, подобрав и отремонтировав зачастую просто брошенные танки и бронеавтомобили Красной Армии, Финляндия стала располагать значительным современным бронепарком.  Трофейные легкие танки Т-26 разных модификаций, огнеметные ОТ-26 и ОТ-130, средние Т-28, плавающие пулеметные танкетки Т-37А и Т-38 – всего 167 единиц – позволили финнам создать свой первый танковый батальон. Бронированные тягачи Т-20 «Комсомолец»  в количестве 56 единиц составили основу для дивизионов финской противотанковой артиллерии. Ну, и «мелочь» в виде 21 трофейного советского бронеавтомобиля (в том


Оценка произведения:
Разное:
Реклама