Висит ли цепь ещё на дубе? Песнь третья
Тип: Стихотворение
Раздел: Без раздела
Тематика: Без раздела
Стихотворения к празднику: Пушкинский день России
Автор:
Баллы: 2
Читатели: 126
Внесено на сайт:
Действия:
«найти одно отличие»

Висит ли цепь ещё на дубе? Песнь третья

Дела, дела на дубе том!
В язык копьём! Святое дело.
Пока молотим о пустом.
А кровь - из бешеного зева,
рекой струилась вся глава…
А как же нам, без языка?

Я к языку с мальства привык.
Язык мой - Бог и, меч и случай,
я третью песнь запомнил вмиг!
За честь княжны и дуб могучий,
на ощупь шарил между строк,
чтоб он один прочесть помог.

Вопрос - Поэта - роковой:
Зачем Русланову подругу,
как бы на смех её, супругу,
зовёт и девой, и княжной?

Ещё чему я удивился,
так - колпаку, но не узору,
зачем пришло на ум девице,
примерить шапку Черномора?

И кто вообще она такая?
Как носит твердь её земная,
и что там слушали ушами?
Ложась на землю головами.

Пока там драки, то да сё,
Я - головой давно просёк,
что все дела творились в спальне,
чем колпаки и актуальны.

***

В семнадцать лет труба зовёт,
не лень рядиться никогда!
Одела - задом наперёд,
ищи-свищи ей борода!
Исчезло в зеркале виденье,
и прочь сомнения! краснея,
колпак крутила - отраженье,
то есть, то нет… дышать не смея,
Людмила шапкой завертела.
но в угол бросить не схотела,
там, где нашла её случайно.
Уж очень всё необычайно!

Княжна как будто на досуге.
Её ж найти не могут слуги…

И с этой мыслью в голове
Вернусь к седой я бороде,
потом к летающей Наине
через окно и змий к картине…
К перине буйной на шеломе.
Кого там нет, в родимом доме!

Опять к Руслану и Людмиле…
Как помним тот последний бой,
ему судьбой придано силы.
Но безоружен наш герой…

Ему и щит и панцырь нужен,
овёс коню, себе на ужин,
и меч чтоб бороду отсечь…
Хлопот полно, чтобы прилечь.

И щит и шлем, на грудь кольчугу,
нашёл Руслан в долине смерти,
нашёл копьё себе под руку.
Ну вот теперь держитесь черти!

Руслан красавец был не вялый.
Мечей полно, да слишком малы,
потешить руку молодца,
вооружиться - до конца…

Долину брани объезжая,
он путь на сумерки держал.
Руслана к жизни, воскресшая:
Вот это холм! - аж конь заржал…

Вдали храпела голова.
Причём живая, шлем пернатый.
Вопрос, конечно, глуповатый,
Чему в пустыне страж она?

Ну, мало ли голов в граните,
любимых птицами углов…
Не потерять бы сказки нити!
А что засижена, нет слов…

А слов-то, надо всего два.
На то - в пустыне голова…
Ну, может три, к чему слова!
С тех пор как речка Каяла,
текла уж вспять среди костей.
Хоть и спала, Язык при ней?

Чтоб уяснить себе вопрос,
стал щекотать копьём ей нос,
чтобы она хоть раз чихнула,
или зевнула, рот открывши,
чем в эту нишу бы качнула…
Известно - нет, голов чтоб бывших!

Другое дело, это телу.
Без языка там нечем есть.
А голове, с её уделом,
лежи да жуй! Кому б, принесть?

Невольно мысли проскочили,
пред тем, как стала она дуть…
И дети в школе б изучили,
как может здорово чихнуть!

Ещё и дразнить языком.
Ты, витязь, шею сломишь даром!
И кто из вас с тем незнаком?
Решал вопрос одним ударом.

Хоть лоб широк, да мозгу мало!
Тащил башку на разговор.
Бил по щекам её, бывало,
чтобы созналась, кто есть вор?

Она пощады запросила.
И, закусив конь удила,
Ну слава богу! Что есть силы,
стрижёт ушами, как могла?

Ну, как могла она поддаться,
и лечь на землю слушать ухом?
Чтобы потом, ни сном ни духом,
душой пустынною скитаться…

Ах, как язык-то покидало!
Болты болтать оно не мало.
На рот же, тяжкой рукавицей,
платочка - грозною десницей,
увы, накинуть он не смог.
В пол уха слушал странный слог.

Рекою боли, страха, гнева,
и кровь из бешеного зева:
Семейства нашего позор,
коварный, злобный Черномор.

Я был всегда немного прост,
хотя - высок, а сей несчастный,
имея самый глупый рост,
умён как бес -и- зол ужасно.

Однако в книгах он сыскал,
что за восточными горами,
в пещере меч, что среди скал
грозит бедой, не будь он с нами.
Какими б не были замками,
спастись главой и бородой,
никто не сможет, только сами!
Он будет мой и будет твой.

А как нашли, кому владеть?
Кто первый звон земли услышит.
Ну, как тут было не схотеть,
и не прильнуть, а чем же дышит?
Я спорил, карла горячился…
И как мечом распорядился,
так мне по плечи и отсёк,
как только ниц к земле прилёг.

Хоть лёг на землю первый он,
Я - сдуру также растянулся,
чай обмануть - услышать стон.
Но сам жестоко обманулся.
И прежде, чем я оглянулся,
уж голова слетела с плеч:
Подкрался сзади, размахнулся,
и свистнул вихрем острый меч.

Какой-то карлик объегорил…
Ты ж вразумил меня, герой.
Другой с тобой ещё бы спорил…
Руслан молчал перед горой
на ус мотал, как побеждают.
Из ножен меч как вынимают.
Затем, отдельно - голову,
на веки вечные ей лечь,
катить - в другую сторону…
А для чего? Чтоб меч стеречь.

Возьми его, и бог с тобою!
Быть может, на своем пути,
храним мечом, храним судьбою,
ты - брату карлу отомсти.

***

Ну, ясен красен. Меч в руках.
И так и сяк уже достался.
Ещё бы с блюдом впопыхах,
в поход крестовый не пускался.

А хоть один, а хоть и скопом ль…
К примеру, в град Константинополь.
Или в Царь-град веками раньше,
дай бог, хронометр обманщик.
Я б может, люди, ошибался,
и был бы рад тому - зазнался!
Но чую всё к тому идёт,
что песнь четвёртая споёт…

(продолжение следует)

02 июня 2019 г. Торревьеха

Оценка произведения:
Разное:
Реклама