Откровение любви (сборник избранной лирики)
Тип: Стихотворение
Раздел: Лирика
Тематика: Любовная лирика
Автор:
Баллы: 2
Читатели: 103
Внесено на сайт:
Действия:

Откровение любви (сборник избранной лирики)

А воздух помнил наизусть

И падал снег, навеяв грусть -
Всё было так давно.
А воздух помнит наизусть
Дыхание твоё.
А воздух, в ягодах рябин,
Морозный пил настой,
И алый поцелуй дарил,
Оставленный тобой.
Поют на ветках снегири,
Клюют из рук моих.
Пусть крошки нежные любви,
В мороз согреют их.
И песню птичью, в самый раз,
Со снегирями петь.
Другие песни мне сейчас
И вспомнить не суметь...
Сугробы прячут мою грусть
Далёко - глубоко.
А воздух помнит наизусть
Дыхание твоё.

Любовь, вспорхнувшим снегирём

Всё может сложится потом...
Ещё твой взгляд – далёкий.
Любовь, вспорхнувшим снегирём,
Морозит щёки.
Пока в душе одна зима –
Белым всё бело...
А может это та фата,
Что прилетела?

Не исчезай

Не исчезай. Твой образ манит.
И тень от талии твоей
Рассвет всё дальше отдаляет,
И ночь становится нежней.
И поцелуй давно забытый,
Как лунный свет, ты даришь мне.
Звучит аккорд, аккорд умытый,
В своей серебряной струне.
О чём мелодия сонетов
Бежит по волнам наших чувств?
Стихи, забытые поэтов,
Опять нам навевают грусть.
И ветерок нас обнимает –
Его дыханье горячо.
И локон твой он завивает,
И клонит на моё плечо.
Грусть мимолётного свидания,
Грусть полуночницы-любви.
Наш поцелуй рассвет встречает –
Не исчезай, не уходи...

Всё проявится снова

Всё проявится снова
В васильках по краям.
Твоё платьице новое –
Парашют-сарафан.
Твоё платьице новое
На весеннем ветру.
Твои нежные ноги –
Два фламинго идут...                
               
Ночь коротка

Ночь коротка, и в озёрное зеркало
Взгляд окунает небесный луна.
Глажу рукою  кувшинку я белую,
Что так доверчиво вдруг подплыла.
Снова томим я одним ожиданием.
Шалью тумана окутаны Вы.
Нет, не бывает последних свиданий,
Как не кончается время любви.
К Вам приближаюсь дыханием робким.
Нежно снимаю я шаль с ваших плеч.
Ночь коротка, но в мгновении многое
Дарит судьба, что нам надо сберечь.
Снова томим я одним ожиданием.
Шалью тумана окутаны Вы.
Нет, не бывает последних свиданий,
Как не кончается время любви.
Лодка отчалит от лунного берега.
Что-то русалки судачат вдали.
Остров волшебный, свидетель поверенный,
Даст нам приют этой ночью любви.
Снова томим я одним ожиданием.
Шалью тумана окутаны Вы.
Нет, не бывает последних свиданий,
Как не кончается время любви.
               ;
Босое лето

Босое лето встанет утром рано.
Махнёт платочком, на прощанье, сну.
Парное молоко тумана,
Пьёт поле, растворяя тишину...
Ещё чуть - чуть и жаворонка песня
Прольётся в синем небе высоко.
Как хорошо, что мы проснулись вместе,
И рядышком помчались далеко!
Босое лето встанет утром рано.
Махнёт платочком, на прощанье, сну.
Парное молоко тумана,
Пьёт поле, растворяя тишину...
Зачем нам сны, когда и так всё ясно.
И пробуждения открылась вся любовь.
А жаворонок песней, так прекрасно,
Всё наше лето позовёт с собой.
Босое лето встанет утром рано.
Махнёт платочком, на прощанье, сну.
Парное молоко тумана,
Пьёт поле, растворяя тишину...
               
Мне пишет мокрой строчкой дождь

На окнах спального вагона
Мне пишет мокрой строчкой дождь
Слова прощальные перрона,
Мной не расслышанные в ночь.
Как  будто их шептал мне кто-то,
В такси, летящем, на вокзал.
Как будто помешало что-то,
И этот кто-то опоздал.
А в окнах спального вагона,
От станций, дальние огни.
Летят, летят, летят так долго,
Как  будто догоняешь ты...
Под стук колёс ночное бдение.
И как дождаться мне утра!
А там перрон чужой, и время,
В часах, идущих в никуда...
               
Осенние листья

Когда это время неспешно придёт,
За поворот любовь не свернёт.
Она ход замедлит тебя подождать,
Чтоб верную руку навстречу подать.
Седое пространство у нас впереди,
Верней, что осталось с тобою пройти.
Мы слышим порой – у любви стынет взгляд.
Не верится в это, и пусть говорят.
С годами уходит любовная страсть,
Но нежность души у любви не украсть.
Осенние листья не мните аллей.
Букет собери для любимой своей.
Вальс осень танцует, кружит лёгкий лист.
Играет в алле ветерок – гармонист.
И светлая осень, когда – то пройдёт,
Ведь время бежит, а не просто идёт...

Бессонница

Свет в окне горит с полночи.
Не погаснет до утра.
У бессонницы рабочий
День проходит, как всегда.
Кто-то курит у окошка.
Сигарет уже ни счесть.
Надо бы поспать немножко,
Но не тронута постель.
Думы, думы – однолюбы.
И не деться никуда.
Что-то снова шепчут губы,
Тихо – тихо, как всегда...
Как всегда, любовь виною,
Иль, вернее, где она?!
И с бессонницей одною
Кто-то курит у окна..
               
Встречи в Политехническом

По улице метёт,
Асфальт глазами – льдинками.
А я иду в поход,
Скольжу за мандаринками.
Люблю их кожуру
Я в запахе мороза.
Иду себе, дышу,
Навёртывает слёзы
Мне мартовский удел
Последней этой стужи.
Я, всё-таки, успел
Туда, где музам служат.
Откуда к нам придёт
Та оттепель желанная
И всё произойдёт,
И будет всё как надо.
Битком набитый зал.
Шумит Политехнический.
Вот Женька ростом встал,
Андрей ведёт ритмически.
С гитарною душой
Булата голос слился.
Светлов, как молодой,
Читал, и прослезился...
Там не было цветов.
Но мы цветами жили.
Запели все потом
И долго вместе были.
А свой я мандарин,
Весь в нежных дольках света,
Я Белле подарил -
Красивому поэту...                
;
О тех, кого помню и люблю

Николаю Рубцову

Возвращается детство
Сном счастливым  в ночи,
Как бальзамом на сердце
Запах хлеба в печи.
Утро летнее рано
Солнцем гладит кровать.
Тихо шепчет мне мама, –
Сынок, время вставать ...
За окном синим светом
Льётся змейка реки,
Где рыбачат поэты,
Сочиняя стихи…
Свой табак, просыпая,
Дремлет  дед у плетня.
Не хочу просыпаться,
Не будите меня...

Роберту Рождественскому

Человек гениален  по сути.
Нам бы гимны слагать в его честь.
Он не станет не хуже, ни лучше
И культ личности всё - таки есть.
И когда мы молимся Богу,
То в иконном каждом венце  –
Человеческая природа
На знакомом до боли лице...
               
Павлу Когану

Пёс обнюхивает куклу,
Лижет тёплым языком,
Словно бы хозяйка тут же –
Запах очень уж знаком...
Лежит кукла на задворках,
Кем - то брошена навек.
Грустные глазёнки только,
Словно это человек.
Вся в грязи её фланелька,
Краска слезла на губах.
Не споют ей колыбельную,
Не покачают на руках...
Пёс обнюхивает куклу –
Надо бы вернуть назад.
Но её давно не ждут там,
Ей никто не будет рад.
Подниму её из грязи
Пёс, отдай её, прошу!
Отогрею, отстираю.
Платье феи подарю.
Пёс рычит, зачем – не знаю.
Он какой - то странный пёс.
Куклу нежно подбирает...
Эй, куда её понёс?!

Андрею Тарковскому

Ваятель времени с потугой
Поймать желает образ твой,
Как уходящую натуру
На гребне свечки восковой...
               
Белле Ахмадулиной

Твоё молчание – палач!
Сталь глаз, как будто жертве рада.
Уж лучше крик, уж лучше плач,
Но только не молчи, не надо!
Я благодарствую судьбе,
Что обнимал и бил с размахом.
И вот теперь пришёл к тебе,
И голову кладу на плаху.

Василию Аксёнову

Я страницу из паспорта вырву,
Где штрих-код мой безликий стоит.
Не хочу превращаться в цифру,
А тем более – в микрочип.
Ну, и пусть, не пустят в Америку,
Или там куда-то ещё!
Но зато вполне буду уверен,
Что за это я Богом прощён.
Пусть не выдадут паспорт мне новый,
И нигде меня вроде бы нет,
Мы и так пообщаемся с Богом –
У меня к нему звёздный билет.                
               ;
Марине Цветаевой

Махорка горькая в вагоне.
Пот в дупель пьяной матросни..
Тысячелетием на перроне
Вся революция и – ты...
Окно загажено дождями,
И не увидеть мне тебя.
Ты завтра будешь снова та же,
А я убит, прости меня.
Ещё вдали крестятся шпалы.
Но всё отмерила судьба,
Безумная и безвозвратная,
В вагоне этом – в никуда...

Иосифу Бродскому

Накрапывает дождь –
И вечный город пуст.
На голубиной площади
Порханье пестрых муз.
***
Накину плащ «болонью» –
Советский шик.
Туристский мокрый столик,
От пиццы – пшик!
***
Идём и курим Мальборо,
Слегка навеселе.
В отель скорее надо бы –
Иначе быть беде.
На нас за опоздание,
Чекист – худрук,
Телегу накатает –
В Москву
               ;
Андрею Вознесенскому

Такой погоды больше не было –
Спаси и сохрани!
А солнце остро бреет небо,
До синевы.
И колыбельные метели
Легли в кровать.
А нам с тобой не до постели –
Айда,  гулять!

Владимиру Высоцкому

Я родился на Таганке.
Не в театре, не в тюрьме,
А в обычной коммуналке,
Где тогда рождались все.
Я – Таганский паренёк.
Папироски огонёк.
И суконная кепчонка,
Неизменный камелёк.
Подворотней двор наш старый,
Аккурат глядел в метро,
Где бренчали на гитарах
И стреляли на кино.
И особый, главный шик –
Сапогов армейских скрип.
И наша зависть беспредельная ,
Настоящий чей-то тельник.
Всё давно ушло куда-то.
Где вы старые дворы?!
В театр не попасть без блата,
И давно здесь нет тюрьмы.
Но во мне всегда живёт
Тот Таганский паренёк –
Папироски огонёк,
И суконная кепчонка –
Неизменный камелёк.
               ;
Александру Галичу

Давай, махнём с тобой в Париж !
Мне надоела дачи тишь.
Пион, усопший за окном,
Шашлык из кур, с твоим вином.
Давай, рванём на Пляс Пигаль.
Ты говоришь, что денег жаль.
А, к чёрту, дачу продадим,
Купим билет и улетим!
Ведь ты во сне мне всё бубнишь,-
Хочу в Париж, хочу в Париж...

Булату Окуджаве

Отзвенели трубы...
Полковой оркестр
Зачехлил свои
Былые марши.
Только помнят губы
Поцелуй невест.
На плацу цветы
Лежать остались.
Дальняя дорога
Будет впереди.
Ратные нас ждут
И дни, и ночи.
Только сердце снова,
В молодой груди,
Не приемлет смут
И верит очень
В то, что свои трубы
Расчехлит оркестр.
Все вернутся с маршем,
Шаг чеканя.
Снова будут губы
Дорогих невест,
И цветы – ромашки
Нам подарят.
               ;
Анне Ахматовой

Остылый свет в твоем окне
Еще прольется теплым солнцем.
И ты вновь вспомнишь обо мне,
И ты не будешь обделённой.
И ты не станешь говорить, –
Я мерзну от Вселенной этой!
А просто, надо полюбить,
Любовью, даже безответной...

Николаю Гумилёву

О, жизнь, любимая моя,
И ты к концу придёшь когда-то,
Купаньем белого коня,
В свечах багрового заката.

Юрию Визбору

Ещё горит костёр,
Ещё дымится чай.
Рассвет ладонь простёр –
Прощай, привал, прощай!
И вновь скрипят снега
На лыжной колее.
И лямка рюкзака
Острее всё и злей.
И чёрной змейкой ход
Старателей – людей.
Удача где-то ждёт,
Лоток всегда при ней.
               
Евгению Евтушенко

Время рождает такие эпохи –
Что там пустые сердечные вздохи!
Слово трибунное и стадионы.
Всё нараспашку ветром свободы.
Можно писать, говорить, потешаться,
С временем старым на веки прощаться.
Верить в хорошее, лучшее даже.
В то, что случится со всеми однажды.
Время уводит эпоху бездарно.
Всё отзвенело аккордом гитарным.
Всё, о чём так всем наивно мечталось,
Только мечтою одною осталось.
Мир удивителен не повторением.
И не вернуть то прекрасное время.
Но если б тогда не нашлись в душе силы,
То и сейчас ничего б не случилось!
Дети эпохи –
Душевные ратники.
Спасибо Вам, Боги –
Шестидесятники!
   ;
Алексею Фатьянову

Что- то мало стали петь
Песен мы хороших.
Души что ль стали черстветь,
Иль с музыкой негоже?!
А, быть может, текст не тот,
Про стихи молчу я.
Композитор и поэт
Сердце не врачуют...
И приходит, как рассвет
И как свежесть ветра,
Музыкальный тот привет,
Что зовётся ретро.
В парке запахи берут,
За душу сирени,
А парней девчата ждут
В это день весенний.
На площадке танцевальной
Нет  свободных мест.
И любовь опять встречает
Духовой оркестр...

Всё рсавняется любви

Святые надписи в подъезде,
Где всё равняется Любви.
На самом видном, главном месте,
Чтоб это виделось вдали.
Чтоб это виделось девчонке,
Которой надпись та дана.
Всех чувств вихрастых обречённость,
Всё понимание двора.
Взрослеет детство понемногу,
Но нам всё видится вдали –
Святая надпись за порогом,
Где всё равняется Любви...

Ты и Я

Всё иллюзорно, не по теме,
Не по сюжету бытия.
А то, что есть на самом деле –
Так это только Ты и Я.
Во всём огромном мироздании
Со светом спутать звёзд нельзя,
Когда одарят мир сиянием
Наши счастливые глаза...
Всё иллюзорно, преходящее,
Обманутое столько раз.
А потому не настоящее,
И ни вчера, и ни сейчас.
Всё иллюзорно, не по теме,
Не по сюжету бытия.
А то, что есть на самом деле -
Так это только Ты и Я.

Сочинение

Она ещё не знает ничего.
Пред нею белый лист и сочинение
На тему классики, и два часа томления
Чужую жизнь изобразить всего.
Изобразит её в свои шестнадцать лет,
Как прочитала или мельком пролистала,
А, может быть, в киношке проморгала,
С кулёчком незатейливых конфет.
Она ещё не знает ничего –
Ни о себе, и не о жизни тоже.
Чужие образы особо не тревожат –
Они в столетье прошлом, далеко.
А ей, в её десятом классе «Б"»,
Важна сердечно третья парта справа,
Где верный Пашка ждёт звонка исправно,
Задумался о ней, а может, нет...
Она ещё не знает ничего.
А, в общем, и не в сочиненье дело.
Всё написалось, время пролетело .
Звонок, и Пашка  – за билетами в кино.
Пройдут года и, с Пашкой, у неё,
В семье, прекрасные родятся дети.
И образы из классики все эти
Забудутся, как книжное быльё.
Она ещё не знает ничего.
Учитель проверяет сочинение,
Все школьных два часа её томления,
Где есть ошибки, но их несколько всего
               ;
Звездопад

Звездопад на шапки елей.
Август. Ночь. Костёр горит...
Разве кто-то вдруг посмеет
Здесь о зряшном говорить!
Здесь витает только вечность,
Самосадный чай с дымком.
Здесь проходит оконечность
Всех ненужных наших слов..
За деревьями – палатка
Раздувает парусин.
Всё в порядке, всё в порядке,
И на всё хватает сил.
Провожают день вчерашний,
Звёзды, икрами скользя.
Мы пойдём с тобою дальше,
Где другим ходить нельзя...

Твои глаза

Ты в мир явилась так непрошено,
И всё в нём стало заворожено.
Твоя коса росой уложена
Лучом – заколочкой проложена .
И чудо – чудное, всё изумрудное,
Лесное озеро – твои глаза...
Я продерусь сквозь леса заросли,
Кусты густые, колючки старые.
Прорвусь сквозь них к туману берега,
Где травка мягкая, где гуси – лебеди,
Чтоб заглянуть в лесное озеро,
Рассветом ранним, – в твои глаза...
               ;
Две звезды

Взгляд отводишь, словно встрече не рада.
Если б знала ты, как нелегко,
Это чувствовать, стоя так рядом,
Будто космос меж нами пролёг,
Две звезды одиноко мерцают,
И льют свет свой в ночное окно.
И мы ловим их свет, и не знаем –
Эти звёзды погасли давно.
Карандашный набросок
В жизни всё сложилось так непросто.
Столько вех переплелось в судьбе!
Профиль карандашного наброска
Вновь напоминает о тебе.
Профиль карандашного наброска,
На кусочке ватмана, как быль.
Наших встреч счастливых отголосок,
Память недосказанной любви.
Ходики отсчитывают время,
А я прячу твой портрет опять.
Память – необузданное бремя.
Жаль, что разучился рисовать
               
Я летаю

Я летаю, поднимаясь
Высотой моей души.
Язык звёзд я понимаю,
И луна ко мне спешит.
Я – крылатое создание.
Я – единственный такой
В этом чудном мироздании,
Мне подаренным душой.
Только ты не обижайся,
Глядя снизу на меня.
Все в полётах обретаются,
Полюбив,  без них нельзя.
Я спущусь к тебе однажды,
Прислонюсь теплом крыла,
До твоей прожилки каждой,
Чтобы согреться ты смогла..
Аэропорт. Бегут часы
Аэропорт шумел посадкой
Неразберихой суеты.
Стояли мы с тобою рядом,
У разделяющей черты.
Хотелось, многое хотелось,
Все то, что не успел – сказать.
Прижать к себе, набраться смелости,
И пред толпою – целовать.
Бегут часы, мигает время,
Зовут посадка и контроль.
Мы ни во что уже не верим,
Прощанье умножает боль...
Мой взлёт останется полоской,
Пушинкой где-то в небесах.
А ты – домой. Автобус жёсткий,
И слёзы светятся в глазах...
               ;
Листает сон страницы

Ночь гладит мне ресницы,
А сон мой, вновь и вновь,
Листает те страницы,
Где строки про любовь...
Листает и листает,
И строкам нет конца.
Вот утро пробуждается,
Туманная строка
Уходит в сон далёкий,
И машет с облучка.
А на дворе негромкий
Стук снова каблучка...

Санный путь

Ненастья прежние забудь.
Смотри, снега над белым светом,
Пушат нам ангельским приветом,
И ладят добрый санный путь.
А впереди вся в звёздах ночь,
И запах хвой, чудес явление,
И твоё нежное терпение,
И ожидание невмочь
Любви счастливой пробуждения...
             
Наше танго

Кружит над нами синий вечер.
Дыхание морской волны.
Благословляю нашу встречу,
Где в этом танго я и ты.
Ласкает мои нежно руки
Твоя изящная рука.
И платье, крыльями голубки,
Вспорхнёт неведомо куда...
Твой взгляд ловлю я безмятежный.
Слегка кружится голова.
И только губы наши шепчут:
Люблю тебя, люблю тебя...

Лабиринт

Заплутала любовь
Между вёсен и зим.
Завела меня вновь
В этот свой лабиринт.
Нараспашку где вход,
И надежды сулят,
Что свой выход найдёшь.
Да, нет хода назад...

Ты – мой протест

Ты – мой протест, протест жестокий.
Одно в душе – бросай, беги!
Но не могу, не вышли сроки
Моей измученной любви.
Алхимик в ступе трет лекарство,
Вещает что-то мне пророк...
А мой протест, протест остался.
Не вышел срок, не вышел срок...
               ;
Слов обман

Красивых ваших слов обман –
Но как пьянит этот дурман!
А я Вам верю всё равно,
И пью слов терпкое вино...
Пусть даже там, пусть даже там,
Один намёк, один туман.
А я вам верю, всё равно!
В тумане этом я давно...

Психология любви

Моя любовь на третьем курсе,
Как солнце рыжее вдали.
Читает нам профессор грустно
О психологии любви.
Читает нам профессор грустно,
А ты всё пишешь свой конспект.
Чтоб было всем предметам пусто,
Где есть всегда на всё ответ.
Моя любовь на третьем курсе…
Аудитория давно
Сбежала от такого чувства
В кафе, а может быть, в кино.
Моя любовь на третьем курсе
Душой открыться норовит.
Да только засыпаю грустно
От психологии любви.

Все лекции окончены

Все лекции окончены.
И сопромат
Уже совсем не точен.
И с нами рад
Проститься с вычислением
Напруг моста.
В киношке, между прочим,
Любовь сама...
               ;
Зимний поцелуй

Мороз – шалун снежок катает
И лепит нам снеговика.
Каток. И музыка играет.
В моей руке – твоя рука.
И круг за кругом, нарезая,
Звенят серебрено коньки.
И щёки на ветру пылают,
Слетелись словно снегири.
Нарочно упадём в сугробе,
Так кувыркаясь и смешно.
Где нас никто не видит, вроде,
И целоваться – хорошо!
Каток, И музыка играет.
А ёлка выше всех сама.
Какое счастье, что бывает
И у любви своя зима!

***
В полушубках белых, ели
Свой укрыли острый взгляд.
Вновь завьюжили метели
И снега вокруг летят.
Запахнуться мне зимою
Не мешает ничего.
Я себя в сугробах скрою,
Стану я снеговиком.
И пять яблок надо мною
По рябине расцвели.
Хорошо, когда зимою
Прилетают снегири!
Хорошо, когда девчонка,
На морозе  – огонёк,
Возьмёт за руку тихонько
И кататься позовёт.
А конёчки, песней звонкой,
По катку пройдутся вдруг.
Снеговик ведёт девчонку,
И зима  поёт вокруг.

               
Северный путь

Чем помочь тебе, родная?
Я сегодня далеко.
Нас пространства разделяют,
Дозвониться нелегко.
Никакой здесь связи нету,
Да и почты тоже нет.
И пингвины – шпингалеты
Заменяют интернет.
Бродят белые медведи
И заглядывают к нам.
И давно уже не светит
Это солнце по утрам.
Чем помочь тебе, родная?
У окошка не грусти.
Всё когда-нибудь кончается,
Вот и я уже в пути.
Вертолётом, пароходом,
В льдинах северных морей.
Порт, вокзал, ещё немного –
Всё! Встречай. Я у дверей.

Сердце гусара

Как мы нежно любили!
Сердцем нянчили Вас.
Свои сабли тупили
На дуэлях, не раз.
Свои сабли тупили
Но, до  первой крови.
О, как мы одержимы
Ради этой любви!
А в дворцах новоселье,
А в дворцах не до нас.
Мы себя искупили
Ради Вас, ради Вас!                

Ну, что говорить на прощанье?

Ну что говорить на прощанье?
Вот лодка уходит в поход...
И с Северным этим, волшебным сияньем,
Твой образ любимый встаёт.
А скалы блестят над водою
И нам посылают привет.
И пенные волны, над рубкой стальною,
Вдали оставляют свой след...
Ну, что говорить, дорогая, –
Подводник – такая судьба.
Она, наша лодка, родная такая,
И мы с ней душой навсегда.
Ученья пройдут, пройдёт месяц,
Возможно, ещё и другой.
Услышишь ты снова любимые песни,
Когда возвращусь я домой.
Мы сядем с тобой и не можем
Счастливые взгляды скрывать.
Любимый  «кап-два» невозможный, –
Ты тихо мне будешь шептать...
               ;
Морзянка Диксона

Здесь, на краешке снегов,
Я служу радистом.
Точки и тире без слов,
Как привет мой с Диксона.
А ты на краешке земли –
Та самая Камчаточка.
И привет ко мне летит
От тебя, морзяночкой.
А друг дружку не видать –
Километры тыщами.
Наш эфир – родная мать.
Позывные слышатся.
Я на краешке снегов,
Ты  – земли на краешке.
Наша дальняя любовь
Живёт и не кончается.
Конец связи, дорогой.
Конец связи, милая.
Твой прощальный позывной,
Мне звучит молитвою.
Две восьмёрочки пройдут
Сквозь пургу любую.
Это значит – я люблю,
И тебя целую.
Новой встречи буду ждать,
Как сеансом велено.
А кругом одни снега,
И медведи белые.
Здесь мобильный не берёт,
Здесь пространства дальние.
Одна морзяночка спасёт,
Подарив свидание.
               ;
Осенний перрон

А иногда мне снятся сны...
Меня в тумане провожает
Она – любовь со стороны,
Чья-то спутница чужая.
Рукою машет невпопад,
А на перроне листопад.
И ветер лист в вагон заносит,
В лицо заглядывает осень.
И всё  бежит, бежит перрон,
Как осень, бесконечен он...

Белая сирень

Прощальные слова уносит летний ветер,
В зеленый палисад, в открытое окно.
Играет патефон, сиренью пахнет вечер,
И вальс кружит тебя, но только не со мной.
Я ухожу туда, где прошлое не встретить,
Откуда не вернуть былое никогда.
Прощальные слова унес июньский ветер,
А белая сирень  - другому отдана.
Трамвайное кольцо меня не привечает,
Маршруты все идут, но нам не по пути.
Лишь одинокий пес своим хвостом виляет,
И мы идем вдвоем, по линиям судьбы...
Что было, то прошло, а вальса звук, как прежде.
И веточкой сирень стучит в моё окно.
И пары во дворе прижались в танце нежно,
И старый патефон играет, как в кино...
               
Не уезжай!

Прощанье слов, сердец уныние
И поцелуи невзначай.
И, словно вечностью, отныне,
Перрона уходящий край.
В вагон листву заносит осень.
В купе измятая постель.
И утро стук колёс приносит,
И этот стук один теперь
Тебе, в мельканье станций, слушать
У неумытого окна.
В вагоне дует или душно
Иль вместе разом всё сполна...
Пусто в купе и нет соседей -
Не выпить, не поговорить.
И не поймёшь один ты едешь,
И есть ли где-то проводник.
Вот захрипело что-то очень,
Знакомый голос слышу вдруг.
И музыкой радийной точки
Всё заполняется вокруг.
И почему-то эта песня -
Как вечного перрона край..
Певец и музыка все вместе
Поют одно – Не уезжай!                

Золотое солнышко

Всё не так как надо,
Как того хотелось.
Были, вроде, рядом,
Ну и что за дело?!
Знаю, всё случится,
И ещё получится.
Вот и звёзды говорят,
Что не надо мучиться....
Вроде, вовсе ничего
И не приключилось.
А хватило слов всего,
И никак не в милость.
Слово за слово, слова
И пошли вдогоночку.
Как та старая молва,
Про одну девчоночку.
И зачем когда-то я
Обронил нечаянно.
Про прекрасные глаза,
Про их свет отчаянный?!
Она вовсе не при чём –
Та прошлая девчоночка.
Я в тебя одну влюблён –
Золотое солнышко!                

Ты разбуди меня рассветным утром

Ты разбуди меня рассветным утром,
Чтобы ушли печали в тот же час.
И дай увидеть мир не взглядом мутным,
А удивлением раскрытых настежь глаз.
Рассвет-художник пробудился рано.
В кошёлку яблоки набрал на целый день.
На полотне воздушного тумана
Дождём разводит осень акварель.
Ещё цвета потухнуть не успели.
Багряный бархат золотом блестит.
Но акварель ведёт свои пастели
И вводит в моду новый колорит.
Я словно отдохнул своей душою
И пусть печаль страдает без меня.
Полотна осени по-новому открою
На вернисаже светлого дождя.
Ты разбуди меня рассветным утром,
Чтобы ушли печали в тот же час.
И дай взглянуть на мир не взглядом мутным,
А удивлением раскрытых настежь глаз.

Любви царица

Вначале будет нежный сон,
Что вдруг приснится.
Потом она взойдёт на трон –
Любви царица.
И пригласит тебя к себе,
К подножью златому.
И кинет туфельку тебе,
Свою крылатую.
Я улыбаюсь, я смотрю,
Тот сон внимая.
И нежно туфельку я ту
На ножку  надеваю...
               
Дальний остров

Один туман грядёт в пути,
Скрипят уключины.
На дальний остров не дойти –
Душа измучена.
Сбиваю в вёслах руки вновь –
Пусть тяжело, а надо,
На дальнем острове любовь,
Одна осталась.
К чертям все компасы мои,
К чертям все бури.
А вёсла тяжкие твои
Всё волны бурят...
И я доплыл, на берегу,
С мечтой устало,
На призрак тени я смотрю,
Где ты стояла...

               ;
Тема вечной любви

Возвращается нам
От истоков судьбы
Эта тема одна –
Тема вечной любви.
Только в теме я той
Один вижу изъян –
Вставил миг я простой,
Ну, а вечность – изъял.
Что творишь ты, дружок,
Как без вечности жить?
Миг – почти посошок,
Осушить и забыть...
Только тот посошок
И даётся испить,
Чтобы повод ещё
Был у нас не забыть.
Постучать снова в дверь,
В ночь к любимой прийти.
Несмотря на метель,
Ей цветы принести.
Только повод, однажды.
Всего только миг.
А когда – это дважды –
Здесь и вечность томит...
У любви нет пространства.
Её время – не час.
Только миг – и не завтра,
Только здесь и сейчас...
               
Поздний набросок

Метро. Поздно. Станция пустая.
А в вагоне лишь она одна –
Девушка, с печальными глазами,
Прикорнула тихо у окна.
Поезд тронулся, пошли в тоннель вагоны,
В темноту, как будто, в никуда.
Мне на пересадку…  на Садовую. –
Вроде, ещё ходят поезда...
Снег идёт. Фонарь качает ветер.
Я домой от станции бреду.
Захотелось девушку ту встретить,
Расспросить про горе иль беду...
Почему я  в тот вагон не впрыгнул,
Почему лишь вслед ему смотрел?!
Взгляд мелькнул – и вот и всё, что было,
Впрочем, всё равно бы не успел...
Метро. Поздно. Станция пустая.
А в вагоне лишь она одна -
Девушка, с печальными глазами,
Прикорнула тихо у окна.
               ;
Опавшие листья

Носит ветер опавшие листья,
Как листки недописанных слов.
Словно чьи-то пропавшие письма,
Не нашедшие адресов.
Убегают аллеи куда-то.
Старый парк – почтальон для души.
Я ведь тоже писал вам когда-то.
Только ветер мой лист иссушил...

Одна

Парк старый словно молодеет –
Пришла к нему негадано весна.
Свиданья назначают на аллеях,
А я опять домой иду одна...
Льют фонари свой свет, и тёплый вечер
Меня целует нежно ветерком.
Как хорошо, когда дождался встречи,
И как чудесно за руки вдвоём.
Люд у метро снуёт неторопливо.
В аллеях встреч целуется весна.
Кому-то улыбаются счастливо,
А я в толпе домой иду одна...

Свет в окне

Остылый свет в твоем окне
Еще прольется солнцем тёплым.
И ты вновь вспомнишь обо мне,
И ты не будешь обделенной.
И ты не станешь говорить, –
Мне холодно от всей Вселенной.
Зажжённый мной, камин горит –
Я возвращаюсь неизменно...
               
Игры русалок

Туман реки, как пар над чайником.
Кувшинки – чашечки парят.
И словно приглашает к чаю,
Зефиром розовым закат.
Русалки гейшами кружатся,
И манят взглядами к столу.
И я не в силах отказаться.
На чаепитие иду...

***
Русалка кувшинку вдруг тронет,
И руки протянет к тебе.
А солнце рассветное тонет
В прекрасной озёрной воде.
Иду я босой бережочком,
Где, как эскимо, камыши,
В бреду от целованной ночи,
И ласк твоей нежной души...

***
Омут русалочий,
Жёлтые лилии.
Ивы сплетаются
Косами дивными.
Россыпь зелёная
Нежных волос.
В зеркале тёмном
Русалочий хвост.
Русалка взглядом меня зазывает.
Словно в омут к себе приглашает.
Омут русалочий – это прекрасно.
Но, всё-таки, боязно, и даже опасно...

               
Детский секрет

Я любовь свою спрячу,
Словно детский секрет  –
Под осколком прозрачным
Фантик мой от конфет.
Буду рядом с опаской
Я тайно стоять,
Что кому-то удастся
Мой секрет отыскать.
В туфельках парусиновых,
Пробежала Она...
Только взгляд свой скосила,
Да ничего не нашла.

Светлана

Такое время на дворе –
Темнеет рано.
Свой снова дарит свет тебе
Свеча, Светлана...
Что нынче душу так томит,
Какие мысли?
Свеча с тобою говорит
О жизни..
               
Моя Наташка

На самом-самом краешке земли,
Где звёздный хоровод идёт по кругу,
Такая нежная, моя мечта-подруга,
И звёздочки той имя – Натали.
Она летит ко мне сквозь мирозданья.
И лучиком мне машет, как рукой.
И говорит мне словно, –  я с тобой,
И свет к тебе нести не перестану.
Средь мира звёзд тревожит лишь она,
Та звёздочка томительного счастья,
Когда приносит тучками ненастье,
А я всё жду – ну, где же ты, когда?!
Небесный образ снится до утра.
Моя любовь открыта нараспашку.
Как я мальчишкой был влюблён в Наташку,
Девчонку из соседнего двора!
И пусть она не вспомнит обо мне.
Как и тогда, пройдёт сегодня мимо.
Назвал я звёздочку по имени любимой,
В подарок всем Наташкам на земле.
               Возвращение

Смоет пыль от трудной дороги
Долгожданный приветливый дождь.
Я дошёл, я стою на пороге,
Где, любимая, ты уже ждёшь....
Долгим было твоё ожидание.
Как томительно шли эти дни.
И молитвы твои о свидании
Только ночи и знали одни.
Я пришёл, я вернулся, родная.
Ты прости, что был долго в пути.
Что поделать, судьбина такая –
Расставаться, но ты не грусти.
Надо дом сладить новый по осени.
Пригласить в него старых друзей.
Дочке свадьбу сыграть,  давно просит.
А там и внукам время поспеть...
Отходился я по дорогам.
И душою в долгах, как в шелках.
Я вернулся домой, слава Богу!
И всё в наших сегодня руках....

За чередой бегущих дней

За чередой бегущих дней,
Я свято верю только ей –
Надежде в то, что напоследок
Сяду за стол не из объедок.
И даст мне Бог, чтобы поднял
С красивой женщиной бокал.
               ;
Вершина

Я все эдельвейсы собрал в охапку.
Я не сорвался и на вершине стою.
Какое счастье подбросить шапку
Над всем Памиром и крикнуть, – Люблю!
И пусть это только мечта голубая.
Памира, конечно, не покорить.
Но кто запретит мне, моя дорогая,
Тебя, так красиво мечтая, любить?!


Той непокорённой высоте

Непокорённую вершину
Оставь до самых главных дней.
Когда полюбишь - сможешь имя,
Своей любимой, дать ты ей.
И ты взойдёшь на Крышу мира,
Что удалось лишь самому.
Подбросишь шапку над Памиром,
И крикнешь - Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ!
Пусть, где-то розы, все и сразу,
Влюблённым  в россыпь, на всю жизнь.
А эдельвейсы не с базара,
Они подарены с вершин!
Цветы особенного свойства,
Той покорённой высоты,
Где не была тогда со мною,
Но только имя её – Ты!
Непокорённую вершину
Оставь до самых главных дней.
Когда полюбишь – сможешь имя,
Своей любимой, дать ты ей.
               
Шагаловское

Все, что не высказать словами,
То кисти гения дано.
Плывёт он этот мир под нами –
Мир в цвете стиля рококо.
А мы вдвоём над миром этим,
Прижавшись душами с тобой,
Парим, как птицы – любви дети,
В небесной дымке золотой...

Не уставайте удивляться

Не уставайте удивляться,
Писать наивные стихи,
Опять, как в первый раз, влюбляться,
По-детски, глупости нести.
Не уставайте быть счастливыми
Дождливым и погожим днем.
И постарайтесь быть терпимыми
К тому, кто этим обделен.
Не уставайте удивляться.
Хотя бы даже потому,
Что дважды, попросту, рождаться
Не удавалось нико

Что тебя тревожит?

Скажи мне, что тебя тревожит,
В летящей утренней толпе?
Какой случайный  в ней прохожий
Тебе напомнит обо мне?
Какие окна и витрины,
Какие станции метро...
Твои глаза стреляют в спины,
Не убивая никого.
По-деловому, торопливо
Идёшь, а мысли далеко.
Тебе счастливо, не счастливо.
Тебе легко, и нелегко.
Рейс, тот единственный, из многих,
Что вновь в бессонницу вгонял.
А ты стояла на перроне –
Нас Белорусский ждал вокзал...
Скажи мне, что тебя тревожит,
В летящей утренней толпе?
А вдруг, случайный в ней прохожий,
Напомнит снова обо мне...
               ;
Поздняя любовь

Зачем любовь пришла так поздно?!
А годы пальцем мне грозят.
Афиши листьев ветер носит,
Под стук осеннего дождя.
И голой веточкой аллея
Стряхнёт дождинки над тобой.
Быть может ты, вот так сумеешь,
Стряхнуть всю позднюю любовь...
Но своё сердце не обманешь.
Кончается душевный сон.
Ты новым утром рано встанешь,
Лучом рассветным удивлён.
И Бабье лето паутинкой,
Как поцелуем, по губам.
И всё случилось, всё случилось.
Любовь свою я не отдам!
Зачем любовь пришла так поздно?!
Мне говорят,- всё позади!
Но сердце бьётся невозможно,
И рвётся к солнцу из груди.
               ;
Ночной звонок

Ночной звонок звонит,
Не спит междугородка...
И голос твой звучит,
То радостно, то робко.
Он так уютно есть
В продрогшем коридоре.
Он где-то рядом, здесь,
Но он исчезнет вскоре.
На полуслове вдруг
Обидно оборвется.
Чужой холодный звук
Из трубки отзовется.
Переведет слова
Бесстрастно на минуты.
Спи, милая моя,
Скоро наступит утро...                

Расскажи мне о себе

Расскажи мне о себе.
Как спала и как ты встала,
И о чём тебе мечталось
В твоём тихом. нежном сне...
Солнца дождь пролился вдруг,
На картину, над кроватью.
Не хватает чьих-то рук
В рамку все дождинки вставить.
Свистит чайник на плите,
Снова завтрак – кофе чашка.
Новый день, как день вчерашний -
Все заботы на тебе...
Но вернёшься ты домой -
На столе горячий ужин.
(Подошёл ключ старый мой),
И соседей ты не слушай,
Что пробрался вор к тебе.
(У тебя и красть – то нечего).
Просто захотелось встречи,
И вставить рамку на стене.
               
Шальная молодость

Шальная молодость уходит,
Но остаётся на душе
Всё то, что пенной брагой бродит
И поцеловано уже.
Мальчишки в парках рвут сирени
И дарят девушкам своим.
И будто бы застыло время,
На стрелке часовой любви.
И ничего не изменилось,
Да только шаг мой стал нескор.
Но что-то на душе случилось,
Как будто прежнему укор.
Да, я любил в шальном угаре,
Но как жалею я сейчас,
Что мало нежных слов сказал я,
Не смыл слезинки с твоих глаз.

Не упрекай меня, родная.

Не упрекай меня, родная.
Не упрекай, не упрекай
За то, что нёс, и сам не знаю,
Как расплескал всё через край.
Быть может, так не надо много
Было в сосуд тот наливать?!
А вот споткнулся у порога,
Тебе его, неся опять...
И как нам знать, какая мера
Сосуд любви спасёт в руках?
Мы наполняем откровенно,
Чтоб расплескать всё впопыхах..
               ;
Всё снова здесь

Всё снова здесь, а всё былое там...
Но мы с тобою это в сердце носим.
И мы прощали будущую осень,
Чтоб Бабье лето целиком досталось нам.
Лист стелет золотую нам постель,
И божья кисть портрет не прерывает,
Где мы с тобою молодые оживаем,
И освещает нас небесная пастель.

Испытаем счастливые муки

Испытаем счастливые муки,
Вдруг пробившейся к свету листвы.
И услышим весенние звуки –
Звонкой песней о новой любви.
И душой распахнувшись, поверим,
В то, что сердцу дар свыше опять –
Завестись своим солнечным временем,
И кому-то сонеты слагать...

Перед рассветом

Мы с тобой на кухне посидим,
Сладко пахнет белый керосин.
Острый нож, да хлеба каравай...
Хочешь, примус туго накачай.
А не то – веревок собери,
Заплести корзину до зари,
Чтобы нам уехать на вокзал,
Где бы нас никто не отыскал..
               
Ожидание

Ну что с того, что это не весна,
А снова вдалеке блуждает осень,
И ты опять останешься одна,
И лист в окне тебя погреться просит...
Стихами запасись моими впрок,
И прикорни уютно в уголок,
И отхлебни ещё горячий чай,
Читай, читай, читай... и не скучай!
Ключ повернулся,
Это я вернулся.
И, Бог с ней, с осенью!
Иди, меня встречай...

Веснушки

Дождь веснушками пролился -
Твоё счастье не унять!
В каплях солнечных умылась -
Ах, какая благодать!
Дождик вовремя родился,
Как удачно подгадал.
На тебя он весь пролился,
Всю тебя исцеловал...
Как крещение от Бога,
Капли золотые те.
Только вот веснушек много
Что-то стало на лице.
От чего они берутся,
Что теперь тебе гадать.
Дождь с веснушками шёл утром,
И успел поцеловать...
               ;
А помнишь?

Июньский вечер, впопыхах,
Во дворик старый ты вбежала.
Был патефон, танго звучало,
И мы пошли под танго такт...
Цвела сирень и сарафан,
По кругу тихо поднимался.
В подъезде кто-то целовался,
Сосед дымил свой самосад...
Июньский вечер под луной.
Пластинка пела по-испански.
Цвела сирень, и были танцы.
И танцевали мы с тобой...

***
Поднимет память на крыло:
Ты впопыхах во двор вбежала,
Красиво музыка звучала,
И это было так давно...

Какая ранняя весна

Какая ранняя весна...
Как будто бы подарок свыше.
И птицам снова не до сна,
Их песен звон повсюду слышен.
Влюблённым воздухом дышу,
И на груди отогреваю
Мимозы веточку, и знаю,
Куда сегодня я спешу.
               
В этой жизни мне надо немного

В этой жизни мне надо немного –
Лишь частицу былого тепла.
Дайте домик с окном на дорогу,
На которой увижу тебя.
Будет утро рассветное, вечер,
Или ночь, где вокруг всё черно.
Прогляжу все глаза я навстречу,
От окна не уйду всё равно.
В старой печке огонь догорает.
Кот на ходиках глазом ведёт.
Этот кот, часовщик, верно, знает,
Что не знаю я сам наперёд.
Этот домик с окном на дорогу
Не построен – он только мечта.
Всё равно помечтаю немного,
Пусть хоть так, но увидеть тебя...

К Великому нет опозданий

Она теребит свою сумочку.
Глаза её так задумчивы.
А Пушкин стоит, улыбается –
Весна, значит, всё сбывается.
Охапка мимозы к свиданию.
К Великому нет опозданий!
               
Все дни сошлись  в  единый вечер

Все дни сошлись в единый вечер –
В единый вечер тишины.
Давным-давно прошли все встречи.
Молчат напольные часы.
А память возвращает время,
Время далёкое моё.
Девчонка в беленьком переднике,
И мы за партой с ней вдвоём.
А у меня одно желание,
Один мальчишеский порыв.
В косичках  бантик взять погладить –
Я так девчонку ту любил!
А в классе окна полны света.
За ними майская весна...
А ту девчонку звали  Светка.
Но вряд ли помнит про меня.
Как странно – все в единый вечер
Сошлись покорно мои дни...
И есть ли телефон у Светки?
Да, только стоит ли звонить...
               ;
Вдвоём

Туман ресницами дождя
Тебя ласкает.
Слезинка падает с плаща,
И ускользает.
Ты словно веточкой ко мне,
Прижалась.
В сентиментальности аллей,
Такая малость,
Когда остались мы вдвоём,
Как два листочка.
И их не сбросить нипочём,
А осень хочет...

Всё сложится

Всё сложится,
Всё сбудется –
Не надо горевать.
И солнечные лужицы
Вернутся к нам опять.
И новые свидания
Уже к нам на пути.
Исполнятся желания,
Чуточек обожди.
Всё сложится,
Всё сбудется.
Не надо горевать.
И даже невозможное
Возможным сможет стать.
               
Я не знаю

Я не знаю, далеко иль близко
Зачаруют светлые глаза.
В стиле ненавязчивого смысла
Ходит где-то истина сама.
Вот  немного приоткроет ножку,
Сарафан под ветром свой подняв.
А хотелось бы повыше, хоть немножко,
А повыше – пошло и нельзя...

Как хорошо, что не уехал я тогда

Как хорошо, что не уехал я тогда,
Тогда, когда звезда с небес упала.
И, слава Богу, ты успела, загадала,
Желанье – и мы вместе навсегда!
Молчал перрон и поезд вдалеке.
Какое чудо, что не нужное уходит.
А мы стоим, и звёзды в хороводе,
И летний ветер, в поцелуях, налегке...
               
Мой путь

Метелью февральской мой путь запорошен,
На белой, как саван, земле.
И шаг – неудачник, мой шаг осторожный
Скользит по последней зиме.
Последние зимы особенно люты,
Как будто за что-то мне мстят.
И ветры колючие, и не попутные
Глаза на дороге слепят...
Метелью февральской мой путь запорошен,
Шагами скользят мои дни.
Как трудно, как горько и как безнадёжно
Знать, что далеко до весны...

Когда студеный ветер дует

Когда студеный ветер дует,
Опять морозная зима...
Твоё пальтишко, помятуя,
Я выхожу встречать тебя.
Пусть сам в бушлатике, как слёзы,
Пусть щеки рдеют ярче звезд,
Моим дыханием, с мороза,
Всех печек жар тебе принес.
А ты пальтишко развеваешь,
Свой шарфик нежный теребя.
Не я, а ты вдруг прижимаешь
Меня, тепло свое даря.  
               ;
Заходи ко мне на огонёк

Жар в печи и над трубой дымок.
На столе нехитрая закуска.
Заходи ко мне на огонёк,
И стряхни с  порога свои грусти.
За окошком снежная метель.
А поленьев треск не умолкает.
Выпьем чарку, станет веселей,
И душа согреется, пора ей.
Расстелю пуховую кровать –
Там, где ходики глазёнками мигают.
И тебя  оставлю  ночевать,
Пока снежные метели завевают.
Жар в печи и над трубой дымок.
На столе нехитрая закуска.
Ты зашла ко мне на огонёк.
А вдвоём не будет так нам грустно.

Нежное ожидание

Ладошкой лёг под щёчку
Твою, счастливый сон.
И этой летней ночью
Тебя ласкает он.
Я нежно ожидаю,
Когда придёт пора,
Где лучик оживает
Рассветного утра.
Твои он тронет косы.
Проснёшься ты скорей.
Руки моей коснёшься,
Щекой прижавшись к ней.
               
Спасибо

Спасибо за чудо, чудо любви.
Чему иль кому – это сам ты пойми.
Быть может однажды продрогшим часам,
Что гнали и гнали тебя на вокзал.
А может случайно пришедшей весне,
Что первым теплом одарила в окне,
Быть может аллее в осеннем саду,
Которой я шёл и сейчас я иду,
Возможно, всему, что так быстро прошло,
А мне до сих пор на душе хорошо...
А, впрочем, всё это всем ясно и так.
Секунда, мгновенье и даже пустяк –
Всё это те знаки особой судьбы,
Что всех нас приводят однажды к любви.
Но прыгает зайчик по парте опять.
Косички девчонке хочу заплетать.
Держу её бант, только руки дрожат,
Не скрою, обидны насмешки ребят.
Мы с этой девчонкой ходили в кино,
И вместе лизали одно эскимо.
И вместе с ней рядом по жизни прошли,
И внуки давно наши все подросли.
Идут наши годы и, где-то вдали,
Рассветом рождается чудо любви.
Рождается чудо, чтобы опять
Ему кто-то смог бы спасибо сказать!
               
Всё то, о чём ещё пишу

Я свой роман ещё пишу.
Надеждой радостной дышу.
Слова любви в нём не остыли –
Мои слова, а не чужие.
И над строкой моих страниц,
Порхает бабочка ресниц
Твоих, ещё не понимая,
Что я тобою называю
Всё то, чем я сейчас дышу
Всё то, что я ещё пишу...

Ещё любовь твоя молчит

Ещё любовь твоя молчит,
Ещё душа твоя – повеса,
Но, вдруг, ты не находишь места.
И непривычно заболит,
Забьётся учащённо сердце,
Совсем не зная, что любовь
Живёт и ходит по соседству,
Всю близость ощущая вновь..                

Влюблённость

Влюблённость – предтеча любви,
Души окрылённость.
Но ей ещё предстоит
Для взлёта крылья наполнить
Дыханием ветреных грёз,
Где шёлка небесного нега.
И ветрами будущих гроз,
В которых участия нету.
Полёт испытает тогда,
В коктейле воздушном потока,
Насколько влюблённость крепка
Душой окрылённой высоко...

Иное

В чертах твоих любимых, вдруг родное,
Однажды, начинает исчезать.
А иногда далёкое, иное
Способно близким и знакомым стать.
И не понять, закон ли то привычки,
Или устал от постоянства глаз.
А может просто ищем необычное
Не в том, что окружает нас сейчас...
               ;
Прости, любовь

Прости, любовь,
Что ночь так коротка,
И губы прошептать уже не могут
Друг другу все волшебные слова,
Подаренные нам когда-то Богом...
И в них одних
Молитва родилась,
В которой ты Мадонной
Стала снова.
И песней, вдруг,
Молитва пролилась,
И музыкой она
Заполнит слово ...
А ночь любви
Не хочет уходить.
Её рассвет глазастый не пугает.
Ей до конца всё хочется испить,
Она свою молитву дочитает
Над нами мир
Распятием висит.
Мадонны взгляд
Порою не понять нам.
Но взмах её руки –
И исчезают платья,
И шёлк волос струит
По наготе груди..
               ;
Моя боль

Твоя болезнь моей ответит болью.
Не отпускаю холод рук твоих.
Хочу согреть их нежностью былою,
Лекарством, не прописанным, любви.
А за окошком снова непогода,
И лист прилип к дождливому окну,
И хочется в такую пору года
Душе вернуть ушедшую весну...
А вёсны новые удастся ль снова встретить?
Целую я печаль в твоих глазах.
С тобой я рядом, тихо горят свечи,
И тени все молитвенно скользят...

Лист осенний

Лист опавший, лист осенний,
Ты меня не удручай.
Мне по сердцу трель свирели,
У весеннего ручья.
Что шуршишь тихонько в душу,
Что ты льнёшь ко мне опять?
Ты послушай, ты послушай –
Я тебя не буду мять.
А пройду я стороною,
Где одна природы голь.
И кусты чужие колют,
И несут на сердце боль.
Дуют снова ветры шало,
Дождь, косящий, не унять.
И тумана покрывало
Не сложить, и не сорвать.
Что мне по сердцу – далёко.
Ещё столько пережить!
Лист опавший, одинокий
Грустной осенью лежит...  
               ;
Засыпаю, да только не спится

Засыпаю, да только не спится...
Память прошлого будит опять.
Верю я – ты должна мне присниться,
Улыбнуться и что-то сказать...
Может то, что тогда не успела,
Когда руки убрала мои,
И моё движенье несмелое
Укротила ты взглядом своим...
Засыпаю, да только не спится...
Всё простилось, сказалось давно.
И не может однажды присниться
То, что в сон не придёт всё равно...

Не думай о плохом

Всё состоится, сложится –
Не  думай о плохом.
И счастье невозможное
Вернётся в старый дом.
Пройдёт осенним садом,
И постучит в окно.
Печалиться не надо,
Всё рядом всё равно –
И старые картины,
И тлеющий камин,
Пурпурные гардины,
И древний клавесин,
И пыль на умных книгах,
Прочитанных давно,
И твой бессмертный фикус,
Склонённый на трюмо...
Всё состоится, сложится –
Не думай о плохом.
Возможно, всё возможно –
Но чуточку потом.
Ты подожди немного,
И грусть перетерпи.
Она уже в дороге,
Та встреча –  впереди !
               
Ты, обнажённый ангел мой

Я убаюкан тишиной,
И негой робкой.
Ты, обнажённый ангел мой,
Крыло неловко
Себе под щёчку положил,
Ко мне прижавшись.
Чем я тебя приворожил,
Один оставшись?
И сон тревожен мой опять,
И холод в мире,
И неудобная кровать,
В моей квартире.
Я убаюкан тишиной,
И негой робкой.
Ты, обнажённый ангел мой,
Крыло неловко
Себе под щёчку положил,
Ко мне прижавшись.
Тебя заботливо укрыл –
Спи счастливо...

Ночью ничего не остывает

Ночью ничего не остывает.
И, в её заветной тишине,
Поцелуи нежность открывают,
В лёгком и чудесном полусне:
Золотая у ворот карета,
Милый паж к карете, пригласит.
Увезёт, где заблудилось лето.
И горят рассветные лучи.
Пахнет поле чувственным покосом,
Рос босых небесная пастель.
И твои распущенные косы,
Золотят не нужную постель...
               ;
А любовь, как Космос

А любовь, как Космос,
С маленькой косинкою.
Млечный путь, как косы,
С Марсовой росинкою.
Белая медведица
К медвежатам ластится.
Звёздочка не с неба,
А из взгляда глядится.
Всё оно случается,
Словно бы по Августу –
Лето там кончается,
А по вкусу ладно всё:
Млечный путь косинкою,
Космос, как знакомый нам.
Яблоки с росинкою,
Запахи антоновки...

Есть в Космосе особая миссия.

Есть в этом Космосе особая миссия.
Миссия мысли, миссия жизни.
Всего уникального и первозданного -
Миссия гениев и талантов.
Вечной любви и чуда рождения.
Миссия памяти и откровения.
Прощеных ошибок, прозрения верой,
Где чёрное снова меняется белым.
Особая миссия до Звёздного Века -
Быть человеком и стать Человеком.
               
Только ты

ТЫ... ЕСТЬ ТОЛЬКО ТЫ.
В усталой осени, просящей.
В снегах почти что настоящих,
И в раннем баловстве весны...
Ты... Есть только Ты,
Когда нам августовский сад
Подарит яблоки звенящие
И мы с антоновкой хрустящей
Обрушим первый звездопад...
Ты... Но только подожди,
Оставив миг губам несмелым.
И поцелуями дожди
Вернут всё это непременно:
Ты... Есть только Ты.
В усталой осени, просящей.
В снегах почти что настоящих,
И в раннем баловстве весны...
Ты... Есть только Ты,
Когда нам августовский сад
Подарит яблоки звенящие
И мы с антоновкой хрустящей
Обрушим первый звездопад...
               ;
Вам кто сказал, что время невпопад

Вам кто сказал, что время невпопад,
И безвозвратно всё с собой уносит?!
А я дарю вам летний звездопад,
Что исполнение желания приносит.
Поверьте, что не просто это,
Найти средь звёзд тот самый яркий свет.
На миг остановите мне планету,
Чтобы звездой послать мне, вам привет...

На окне запотевшем

Ночь проходит неспешно.
Тихо свечи горят...
На окне запотевшем
Я рисую тебя.
Эту нежную память,
И смешной твой портрет,
На рассвете оставят
Две слезинки в ответ...

Кружили в танце мы беспечно

Кружили в танце мы беспечно,
У не затухшего костра.
В палатке ели стлали встречи,
Как в первый раз,  и навсегда.
И целовались необъятно
Над нами звёзды все, взасос,
И только вечность, непонятно,
Любила, поцелуем в нос...
               ;
Что сказать на прощанье?

Что сказать на прощанье,
Дорогая моя?
Поцелуи отчаянные –
Оторваться нельзя.
Поезд ждёт три минуты,
Ну, а там, как всегда,
Будут наши Бермуды,
В хвойных волнах – тайга.
Длинный путь, елей шёпот,
В вертолётной глуши.
Крики птиц перелётных,
Словно песня души.
По крупице к крупице
Моем жизни песок.
Золотая водица –
Нашей партии срок.
Дым костра над рекою,
И крутой в кружках чай.
Будет встреча с тобою.
Жди, и снова встречай.
Поезда ожиданья,
Снова будет вокзал.
И скажу, дорогая,
Что тогда не сказал...
               ;
Проливные дожди

Проливные дожди, проливные дожди...
Это так говорят, когда всё надоест чересчур
Эти лужи в огне, и злой ветер в окне,
И седых проводов, над дорогой, натянутый шнур,
Перетянутый нервами шнур...
Только ты не спеши, только ты не спеши.
Пусть твой поезд идёт и сегодня уйдёт без тебя.
Ты к кому-то вернись, и к плечу прислонись,
Но не так, но не так, а немного забыв про себя,
Пусть совсем позабыв про себя...
Проливные дожди, проливные дожди...
Это так говорят, когда нет настоящих дождей.
Просто рельсов пути, заплутали вдали,
Моросящим туманом вокзальных огней,
Этим вечным туманом разлучающих дней...

Пообещай

Пообещай, что будешь вечно,
Вот просто так – пообещай.
Весна на улице беспечная.
А в лужах солнечный раздрай.
Всё, словно, в мире нараспашку,
Душою тянется к тебе.
И ничего в нём нет вчерашнего –
Всё только рядом и теперь...
Я знаю сам, так не бывает,
Всему есть свой всегда предел.
И всё к конечной прибывает,
Как ехать дальше б не хотел...
Но что поделать, что поделать,
Когда такие вот дела!
Совсем не хочется предела,
И продолжается весна....
               
Дай мне прощение

Всё замело словно снежной порошею.
Огонь от свечи крестит вечную даль.
Дай мне прощение, моя ты хорошая.
Надежду уставшему сердцу, ты дай.
Холод земной веет дымкой туманною,
И опускается звёздная ночь.
Я от тебя отдаляюсь желанная,
И эхо молчит, чтоб вернуться помочь.
Что-то не так в жизни всё повернулось.
Нужные вновь позабылись слова.
А те, что сказались – бедой обернулись
Чашею горькой, что выпил сполна...
Как научиться беречь, что имеем,
Обиды от ссоры в душе не таить.
Всё понимая, мы так не умеем
Нашей любви память нежно хранить.
Всё замело словно снежной порошею.
Огонь от свечи крестит вечную даль.
Дай мне прощение, моя ты хорошая.
Надежду уставшему сердцу, ты дай.
               
Музыка тишины

У тишины есть музыка своя,
Когда рассвет пастельными тонами
Родит свои пейзажи перед нами,
И в дымке просыпаются поля.
С любимыми встречайте свой рассвет.
Не расставайтесь – будьте вечно вместе.
И с тишиной её ведите песню,
Пусть даже нот у этой песни нет...
Душа любви и твой рассветный плёс,
Твой плёс речной, как золото причала,
Где тишиною музыка звучала,
Куда любовь ты первую принёс.
С любимыми встречайте свой рассвет.
Не расставайтесь – будьте вечно вместе.
И с тишиной её ведите песню,
Пусть даже нот у этой песни нет...
У берега танцует ветерок.
И твои косы распушит навстречу.
И я тебя на бережочке встречу –
Я наш рассвет для нас двоих сберёг.
У тишины есть музыка своя,
Когда рассвет пастельными тонами
Родит свои пейзажи перед нами,
И в дымке просыпаются поля.
С любимыми встречайте свой рассвет.
Не расставайтесь – будьте вечно вместе.
И с тишиной её ведите песню.
Пусть даже нот у этой песни нет...
               ;
Струны старого романса

Пьют струны старого романса
Любовь с тоскою пополам.
Певица ,словно в лёгком трансе,
Грудь нервно открывает вам.
Салон кружит в дыму табачном,
И дамы шепчут о своём.
А кавалеры на удачу
В бокалы снова льют вино.
Вот отзвучал аккорд извечный.
Певица к столикам пошла.
Как был прекрасен этот вечер.
Покойна как была душа.
В сад дачный распахнулись двери ,
Июнь встречает под луной.
И кто-то снова тайно верит,
Что поцелуй получит свой,
Не за аккордный всплеск романса,
А за измученность души,
В стихах, в манере декаданса,
Для дамы сердца, в той тиши. ..

***
Она, уставшая, глядела,
На веер, сложенный в руках.
И словно бы луна немела,
В её распахнутых глазах.
Плыла беседка в синий вечер,
За ней сирени запах плыл.
А миг – творец дарил всем вечность,
И всю любовь по капле пил..
               
До самого конца

Не смейте красть моих минут,
Когда придёт весна.
Пусть все минуты обретут
Счастливый миг сполна.
Оставьте память не забыть
Капелей голоса.
Оставьте время долюбить
До самого конца.
А там уже рассудит Бог
Как той минутой жил.
Что смог там я или не смог,
И как тогда любил.
Весна моя прошла давно,
И время на краю.
А осень шепчет всё равно,
Как я Тебя люблю…

Твой сон

Шёлк спадает покрывала
И струится по руке.
Опустилась ночь устало.
Сон прекрасен твой во мгле!
Как в божественном сосуде,
Всплеск пьянящей тишины
Обнажил упруго груди,
В свете тающей луны...
               
У любви всё однажды получится

У любви не бывает попутчиков.
На своём сокровенном пути
Ей так много придётся помучится,
Чтобы адрес заветный найти.
Адресок тот написан не строчкою,
Не страничкою сложен в блокнот.
Он приходит к любви звёздною ночью,
И маршрутом сердечным зовёт.
И уже ничего не осталось
В этом мире огромном таком,
Кроме этой дороги усталой,
Кроме встречи любви с адреском.
Вот заветная скрипнет калитка,
И окончен сердечный маршрут.
И любовь свою шепчет молитву,
И к молитве губами прильнут.
У любви не бывает попутчиков,
На своём сокровенном пути.
У любви всё однажды получится,
Чтоб свою половинку найти...
               ;
В старых ритмах

Пластинка старая шипит,
И заикается.
Романс задумчивый звучит,
И не кончается.
Певец грассирует слегка,
Но мило.
Легла красивая рука,
На пианино.
Сменяет патефонный ритм,
Певица.
И представляешь ты на миг,
Все лица –
Двадцатый век, двадцатые года,
Начало.
Как молоды вы были все тогда,
Но почему печальны
Глаза немного подшофе,
И стих ваш белый?
И брошь со змейкой на шарфе,
Совсем поблекла...
Двадцатый век, двадцатые года,
Начало.
И знать бы, что всех ждёт тогда,
Когда настанут
Года тридцатые, потом
Сороковые...
Диск чёрный крутит патефон.
Вы – молодые...
               
Не грусти

Я весной обернусь,
Я рассветом прольюсь.
Далеко – далеко
Уведу твою грусть.
Ту подружку твою,
Твоих спутницу дней,
Уведу, уведу –
Не ревнуй меня к ней.
Да, и что ревновать,
По таким пустякам!
Долго с ней не гулять.
С ней расстанусь я сам.
Вернусь ранним рассветом,
По росистой траве,
Я с весенним букетом,
В подарок тебе.
Не грусти, не грусти,
Всю печаль разведу.
Я уже на пути,
И к тебе я иду...

Под венец ночь вела

Нас венчали не в церкви –
Под венец ночь вела.
Островерхими елями
К нам стекала звезда.
И рассветным туманом,
Словно белой фатой,
Поцелуй скрыт желанный,
Самый крепкий такой.
Пахнет хвоей палатка.
Птица вскрикнуть не прочь.
Не мешайте, не надо,
В эту брачную ночь...
               
Измерение любви

Мне мерность нипочём пространства,
И горизонты все вдали.
Мне не уйти от вечных странствий
По измерению любви.
И даже то, что вновь случайно
В тугой сойдётся узелок,
Зубами развяжу отчаянно
Весь перепутанный шнурок

***
Есть расстояние любви,
Которым хочешь наслаждаться,
Томиться, вечно измеряться,
И поминутно удивляться,
Как измерения твои
Следами робкими ложатся...


Строка любви ко мне явилась

Строка любви ко мне явилась,
Чтоб образ твой опять создать.
И не нужна мне божья милость –
Строку и так уж не унять!
К тебе стремятся мои рифмы
Как белый парус над волной.
И не страшны ветра и рифы,
Когда твоя любовь со мной.
               
Когда у жизни наступает вечер

Когда у жизни наступает вечер, –
Её дневные струны приглуши.
И зажигай  поставленные свечи –
Не у икон, а  у глубин души.
Душа при этом свете вдруг проснётся
И укротит молитвенную боль.
Она надеждой и любовью отзовётся,
И позовёт куда-то за собой...

Старая любовь

Вдруг старая любовь,
Девчонкой глупой,
Рассыплет над тобой
Рассвет своих волос.
И ты поверишь вновь
В безоблачное утро,
Где отступает боль
И где не будет слёз.
Счастливый сон, как миг,
И нежное томление.
Зачем вернул ты вдруг
Свидание с тобой?!
Ночных ступеней скрип.
И лёгкое движение
Твоих навстречу губ,
Пропахших тишиной...
               ;
Исток

Всего один исток любви,
Один источник первозданный.
А вот – моря и океаны
Играют волнами вдали.
Исток рождается не зря.
Он, как младенец, чист и влажен,
И без него уйдут однажды –
И океаны, и моря...

Мне не уйти от вечных странствий

Мне мерность нипочём пространства,
И горизонты все вдали.
Мне не уйти от вечных странствий
По измерению любви.
И даже то, что вновь случайно
В тугой сойдётся узелок,
Зубами развяжу отчаянно
Весь перепутанный шнурок ...
               ;
Приручение

Мы, приручая, отлучаем
От первозданности своей
Тех, кто коснулся нас случайно
И оторваться не посмел.
А приручённый, как волчонок,
Шнурочком стелится к тебе,
И доверяет несмышлёно,
И нежно ластится к руке...
Мы снисходительно, за шёрстку
Погладим, нам то не впервой,
И за просторную решётку
Поставим завтрак дармовой.
О, юность, сколько раз свободу
Твою хотели приручить!
На поводочке благородном
По парку скучному водить.
Но приручение не вечно.
И несмышленость ласк пройдёт.
Волчонок подрастёт, конечно,
И поводок перегрызёт...

Отрешённый слух

Безмолвия печать,
И любви печаль...
Порою не понять,
Чего больше жаль -
Онемевших губ
Или слёз души...
Отрешённый слух,
К сердцу приложи.
               ;
Мы ещё увидимся?

Мы ещё увидимся?
Мы уже не расстанемся!
Эти дни были, видимо,
Нам судьбою  оставлены.
Может, были короткими –
Стрелками пробежали.
Но жизнь,  своим  росчерком,
Давно всё  написала.
Весна хрустит льдинками –
Они скоро растают.
Мы ещё увидимся?
Мы уже не расстанемся!

Испытаем счастливые муки

Испытаем счастливые муки,
Вдруг пробившейся к свету листвы.
И услышим весенние звуки –
Звонкой песней о новой любви.
И душой распахнувшись, поверим,
В то, что сердцу дар свыше опять –
Завестись своим солнечным временем,
И кому-то сонеты слагать...


Оценка произведения:
Разное:
Реклама