Произведение «Три статуи » (страница 1 из 2)
Тип: Произведение
Раздел: Для детей
Тематика: Сказки
Автор:
Баллы: 2
Читатели: 291 +1
Дата:

Три статуи

Жила на свете одна девушка. Милая и спокойная. Только глаза у нее были веселые. Глянешь,  и улыбаться в ответ хочется. Жила как все, ни хорошо, ни плохо, пришло время, и сложилась у нее семья. Стала река её жизни более полноводной, но менее бурной. И потекла по указанному руслу. Так бы все дальше и было бы, как у всех. Да только муж ей попался, человек не обычный. Был он отмечен печатью мира иного. И часто рассказывал он жене своей, что однажды может прийти за ним гонец или услышит он зов, которому сил нет, противится из неведомых краев и призвать его в ряды воинов, что охраняют пределы того, другого мира от сил зла. Время шло, и жена, успокоенная мирным течением жизни, думать позабыла о непонятных ей посланниках, и зов мира дальнего казался ей просто глупой сказкой, придуманной мужем, что бы произвести на нее глупую и наивную отменное впечатление. Как то вечером жена вернулась с работы и прилегла отдохнуть, день был холодный и пасмурный, вечер выдался и того тяжелее. Еще дотемна, пошел снег, и она стала беспокоиться о своем муже, ведь пошел он на работу ни кашне не брал, ни шляпы.  Вдруг слышит, хлопнула дверь, и вошел муж в комнату, не снимая обуви и пальто. "Что случилось?" - вскочила ему навстречу встревоженная женщина.  И поведал он ей, что пришел день, и пришел час, когда услышал он зов краев дальних, из совсем уж мира иного, где все не то и совсем не так как тут. Слышал он голоса и слышал крики умирающих, и звали его товарищи его, стонут под натиском храбрые воины, дрожит земля от поступи злобной армии сил тьмы и души, павших в том мире взывают к отмщению.  И протянул он руку жене своей, и увидела она, что горит на ладони странный знак, светится на коже узор ей не ясный. И вскрикнула она от ужаса. очень уж любила она мужа своего и совсем не думалось ей, что однажды придется им расстаться. Посмотрела она в глаза мужа своего и увидела там огонь дальних пожаров и блеск стали. И все поняла без лишних слов, нет, не отпустит его мир иной. Значит и впрямь нужны миру неведомому храбрые и благородные воины. Вздохнула она тяжко и, скрепив свое сердце, пошла, готовить прощальный ужин. Мрачнее тучи был муж ее весь вечер и полон дум и противоречий. И тоже печалился он о скором расставании. Поглощал он ужин последний, словно не яства сахарные, да разносолы невиданные подавала жена, а безвкусную вату положила в тарелки перед ним. Без вкуса и запаха. И решила хитроумная женщина удержать мужа дома, видя противоречия его и думы. Но не силой и уговорами, но лаской, нежностью и страстью своей. Зажгла она свечи ароматные и пустила в ход масла лучшие, закружила танец жаркий с браслетами и массажем нежным сняла напряжение поднятых плеч мужа. И была их ночь полна страсти жаркой. И до утра не смыкали они очей своих.  Но на утро, как только показался первый луч солнца,  покинул муж ложе брачное и говорит свой жене - "Люблю я тебя крепче крепкого жена моя, горько мне будет расстаться с тобою, но от слез твоих, еще горше мне будет".  И разорвал он объятья нежные и пошел собираться. Как не уговаривала жена его хоть час еще побыть рядом, хоть минуту, он не соглашался - "Что мне час? Что день целый расставаясь? Неужто я буду рад тому часу или дню?  И не проси меня. Рад я, что не плачешь ты,  и слез твоих я не вижу. Спасибо тебе за ночь эту прощальную, будет она мне сердце греть и воспоминание о ласке твоей".  Как только сказал он слово последнее, так и пробил час ухода его. Осветились стены жилища их, разверзлось посреди ни то пропасть, ни то портал, зев огненный.  И свет его слепил глаза им. Поцеловал тут муж жену свою и в портал мира иного шагнул. Только сделал он шаг в портал, как протянулись к нему прозрачные руки прошли сквозь его тело и вышли обратно, словно сжимая звезду яркую. И только это случилось, как обернулся муж в статую каменную. Широко раскрытыми глазами смотрела она на мужа своего, и струились по щекам её слезы. С громким хлопком и грохотом грома пропал портал и лишь холодом могильным пахнуло. Вздрогнула тут жена, бросилась на шее окаменевшему мужу. Обняла камень холодный и упала к ногам его без чувств.

Долго ли коротко ли, да время шло. Несколько лет к ряду уж пробежало с того печального дня. Подрастала дочь у женщины, плод той самой, последней ночи любви. И вместе с матерью исправно мыла и живыми цветами украшала она окаменевшего отца своего. И так повелось у них, что рукодельничать  или читать садились они на подушки у ног изваяния.  И вот однажды сидела мать с книгой у ног мужа своего, читала, читала да и задремала от усталости.  И слышит, сквозь сон, будто бы стонет, кто и зовет ее. И голос показался ей знакомый. Вздрогнула она, очнулась ото сна и посмотрела по сторонам. Никого. И тут опять, тихий стон. Глянула она вверх, и почудилось ей, будто смотрит на нее муж ее.  И губы его вроде дрогнули и веки задрожали. Не выдержала сердце её, вскрикнула она птицей раненой, и умерла.  В тот же миг раскрылся портал огненный, вышел оттуда старец, сам прозрачный на вид и борода чуть не до полу. Протянул руки свои и подхватил звезду души её. Шагнул обратно в портал, и как не было никого. Захлопнулось за ним бурлящее марево. Услышала крик матери дочь, прибежала, а у ног отца каменного, окаменевшая мать сидит и лишь холод могильный по комнате, да шелестит страницами книга материнская так и не дочитанная. Делать нечего, поплакала дочь, порыдала да стала жить дальше.

Как-то утром, пошла девушка на рынок. Продуктов купить, да цветов живых, что бы по обыкновению украсить статуи матери и отца своих. Ходила она, ходила по рынку, долго искала цветы. Уж и продукты все купила, а цветов подходящих к случаю никак найти не может. То пожухлые, то невзрачные, то вялые, то вовсе очень дорого. Остановилась она рядом с одной торговкой. Вот у нее оказались цветы, так цветы свежие, яркие, лепесточек к лепесточку. И каких только нет. И астры там, и георгины, и гладиолусы, и хризантемы. Чего только нет, выбирай, что душа твоя пожелает. Да такие все крепкие да ладные, словно только что с клумбы срезали. Любуется девушка на это разноцветное великолепие. А приценится то и стесняется. Продуктов купила, а денег мало осталось. А такие цветы наверняка дорого обойдутся. Вон на рынке за цветы и похуже торговцы втридорога просят. Куда там. А уж за такую красоту и подавно дорого возьмут. Стоит и смотрит девушка, а отойти сил нет,  глаз не отвести. Цветочница-торговка женщина молодая, такая же яркая и свежая как её цветы. Волосы вокруг головы кожаным шнурком перехвачены. А на руках в такт движению позванивают браслеты. Она внимательно посмотрела на девушку и вдруг говорит - " Выбирай красавица, бери что хочешь, что к душе твоей ближе, на что глаз смотрит. Так отдам. Даром. Но с условием".  Девушка удивилась да испугалась. Кто же такой товар даром отдаст?  Но цветочница словно мысли её прочла и успокоила - "Знаю" - говорит она -"Что за беда у тебя случилась. И знаю где родителей твоих искать надо. Сын у меня там же. Призвало его воинство другого мира, как и отца твоего. Он вышел из дому, да пошел, куда глаза глядят. Так и не вернулся. Вот у тебя дома два изваяния стоят. А у меня и этого нет уж, какой год". Глаза цветочницы блеснули, и девушка опустила голову. Знакомо ей было это, только не ясно как узнала о том торговка, о родителях её. Да видать не простая она женщина. "Любые бери цветы, какие ты хочешь и много я за то не попрошу тебя, но лишь от того, что судьбу твою знаю наперед." Цветочница наклонилась к девушке и взяла ее за руку - " То место где сейчас находятся твои родители и сын мой ничего из мира этого не примет. Уходя туда, ты ничего не можешь взять с собой. И передать туда ты ничего не сможешь, кроме..."  Тут цветочница посмотрела девушке в глаза и вздохнула. А девушка слушала её и молчала, и глаз не отводила. Ведь в сердце её зародилась надежда.  И ловила она каждое слово, что странная торговка ей говорила. А поведала ей женщина вот что. Ни письмо, ни талисман какой, ни одежды или оружия, совсем ничего, даже тело твое не пропустит портал в тот мир. Ни кто, ни человек, ни животное не может проникнуть туда, лишь только душа его и мысль способны перейти сквозь портал миров. Что бы обрести там новую форму и новое тело. А какое оно будет, то даже проводник его не ведает.  Но есть кое-что, кое-что еще, что не в силах задержать портал. То слово сердечное. Оно ложится на сердце и с душою вместе имеет силу перейти в тот мир. Закрыла глаза торговка и положила руку на руку, ладонь на ладонь девушке, а другую руку к сердцу своему прижала и тихо зашептала что-то.  Девушка лишь почувствовала легкое тепло, как закололи невидимые иголочки кончики пальцев, как яркой вспышкой вдруг полыхнуло перед глазами что-то и пропало невесть куда, а в ладони жар вот-вот загорится, но всё тише и тише. Охнула девушка,  и отступила на шаг, а торговка уж и руку ее отпустила - "Иди" - говорит - "Домой иди, к вечеру все совсем пройдет,  а в назначенный тебе час ты и сама поймешь, как этим словом распорядиться".  И тут решилась девушка спросить торговку, запала ей мысль одна, но никак не решалась спросить ни о чем. И вот уж уходить собралась, но решилась, обернулась она к торговке и говорит - "А как же они там узнают друг друга? Найдут ли они друг друга, мама и папа, смогут ли понять? Ведь там и тел нет, и облик иной получается. Как понять кто пред тобой?"  Помолчала немного торговка и говорит - "Точно я тебе этого сказать не смогу, кто хочет что бы его не узнали, того вовек не угадаешь, если только случай поможет. А кто ищет, тому обязательно тайна раскроется, видом может они, и изменяются, а собой все равно остаются. Уразумеешь такое?"  Девушка немного подумала и кивнула - "Да, пожалуй, я понимаю".  Распрощалась она с торговкой, взяла белых, крепких хризантем и пошла домой. Дни шли за днями, и словно бы ничего не изменялось, хризантемы цвели и даже не собирались увядать, а к ночи девушке казалось, что от них по комнате тихий свет идет. И временами казалось ей, что слышит она голоса, далекие, далекие, тихие. Прислушается, нет ничего. Лишь головой покачает, мол, бывает же.  И вот как-то вернулась девушка домой позже обычного. Пришла, выпила чаю, проверила цветы, протерла пыль и пошла в душ. Стоит под струями, песенку напевает. И тут слышит странный звук.  То ли скрипит что-то, то ли скребут чем, то ли что ломают.  Выключила воду, прислушалась. Так и есть, словно камни ворочают по паркету. Аж похолодела вся, смекнула быстро, откуда такой звук может случиться. И выйти бы надо, проверить, да боязно.  Выглянула она из ванной, глядь, а из комнаты, где статуи родителей стоят, свет льется. Странный такой, и отблески по стенам разноцветные скачут. Пошла она на мысочках, тихо-тихо и осторожно заглянула в комнату.  И то ли свет так играет на статуях, то ли и впрямь статуи оживают. Обрадовалась девушка, кинулась она обнять родителей,  да не тут то было. Сверкнуло, словно грозовой зарницей и открылся портал снова, отшатнулась девушка в страхе прочь. А тут выходит из портала старец и руки к ней протягивает. Бросилась было бежать девушка, да споткнулась о каменные ноги матери, так и села рядом. А старец улыбнулся, прозрачные руки его вошли ей в грудь, и вышли,


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
Комментариев нет
Реклама