Произведение «Красные рассветы. 34» (страница 2 из 3)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Повесть
Автор:
Читатели: 171 +1
Дата:

Красные рассветы. 34

дошло. Члены эсеровского комитета пожаловались В.И.Ленину на необоснованность ареста бывших офицеров царской армии, которые до появления полковника Самарина провели удачные переговоры с Советами, а потом вынуждены были пойти на уступки полковнику, не отдающему отчёта в своих действиях и под принуждением. В проверке необоснованности ареста участвовал член коллегии ВЧК С.Г.Уралов и в результате 10 арестованных, в том числе штабс-капитан Еремеев, были освобождены. ("Ленин и ВЧК. Сборник документов (1917 - 1922 г.г.") При этом они обосновывали законность такого решения, ссылаясь на Четвёртую конференцию губернских ЧК от 6 февраля 1920 года, где Дзержинский поставил вопрос о перестройке работы ЧК и призвал "изыскать такие методы, при помощи которых нам не нужно было бы производить массовых обысков, не пользоваться террором, однако всё время вести наблюдение и пресекать корни козней и злонамерений врагов". Ленин обратил внимание чекистов на то, что "...первый острый момент борьбы с контрреволюцией, с белогвардейской вооружённой силой как скрытой, так и явной, этот первый острый период, по видимому, проходит. Но более чем вероятно, что попытки тех или иных контрреволюционных движений и восстаний будут повторятся... Не ослабляя аппарата для подавления сопротивления эксплуататоров, мы должны учитывать новый переход от войны к миру, понемногу изменяя тактику, изменяя характер репрессий."
  Всех остальных арестованных из шайки Георга и им подобных бандитов и террористов судили исходя из нового положения от 18 марта 1920 года "О революционных трибуналах", которые признавались единственными органами, имеющими право вынесения приговоров (даже в местностях, объявленных на военном положении). Из этого документа следует: "В целях охранения революционного порядка и борьбы с контрреволюционными элементами, если дознанием не установлено достаточных данных, для направления дел о них в порядке уголовного преследования, за губернским ЧК сохраняется право заключения таких лиц в лагерь принудительных работ на срок не свыше пяти лет". Так вот, в случае с Георгом таких данных на дознании для достаточных обоснований его вины не нашлось. Никто из его подручных показаний против него не дал, все ссылались на его психическое расстройство на фоне алкоголизма. Остальных - Королько, Мухина и прочих отправили из Ровенок в Курск для более тщательного проведения расследования. Сам же Георг, пока оставался в Калитино.

  Алексей с негодованием ворвался к Жукову в кабинет:
- Как же так? - кричал он. - Как могло такое произойти, чтобы этот ярый монархист и убийца Георг был почти что оправдан? Что такое пять лет тюрьмы, это для него-то? Ведь его же освободят по амнистии, как недееспособного... Надо же, признали невменяемым и не отдающим себе отчёта! А вот, когда сжигали деревню, насиловали женщин и детей, отчёт себе отдавали, все, и он в том числе. Много свидетелей из местных, кто остался жив в той резне. Их мнение и показания не учитываются?
- Не кричи, криком тут ничего не решишь, Алексей! - Жуков стоял у стены с открытым шкафом и доставал что-то с полок. - Видишь, ситуация такова, что мы не можем огульно сейчас судить и действовать против бывших царских служак, потому что многие из них присягнули Советской власти и воюют сейчас в Крыму на нашей стороне. Мы должны относиться к ним лояльно и должным образом. Потом не забывай про июльское постановление об отмене расстрела, таким как он, заблудшим, и имеющим возможность исправиться...
- Что-о! Как он, да?! И что же получается, если бы Самарин, эта падла, сам не застрелился, мы бы ему тоже всё простили и отпустили с миром, так?
- Не кричи!.. Насчёт Самарина - мы с тобой ещё должны расследование провести, сам ли он застрелился, вот что. Уже опрашивают свидетелей, тех, с кем он выступил в свой последний поход. Пока всё говорит за то, что он сам себе пустил пулю в висок, никто не помогал... И ещё отчётный документ писать будем про это, чтобы сдать его на комиссию в реввоенсовет, так то!
  Алексей со стоном опустился на стул и вытер ладонью взмокшее от негодования лицо.
- Это я, Алексей Днестров, ещё буду про этого палача и убийцу отчёт писать?! Ну уж нет, увольте меня в таком разе! - он с криком вскочил с места и бросился из кабинета.
- Постой, - остановил его Жуков в дверях. - Тебе ещё и конвоировать Георга придётся, его ещё раз велено доставить на допрос и очную ставку в ревтрибунал.
  Алексей повернул голову и зловеще спросил:
- Когда?
- Как прикажут, на днях... Долго ждать не придётся. А пока, решите вопрос о том, как будем брать Вяликова. Через час освобожусь и ты Сомова ко мне позови. Но учти, что он хитёр и брать его дома или на улице не разумно, нужно вызвать сюда к нам под любым предлогом, завести в кабинет, потому как в коридоре всегда много народу, и тут уже взять, как положено. Тебе следует продумать, кто в этой операции примет участие... Иди, подумайте вместе! - Жуков хлопнул Дестрова по спине и толкнул в коридор.

  Он всегда выглядел очень честным и положительным, Данила Вяликов. Многим его товарищам было весьма не просто поверить в его двойную сущность. Плюс ко всему он обладал хорошей выдержкой и крепкими нервами, вот и в тот день, когда ближе к полудню его попросили прибыть в ЧК и пройти в кабинет к финансисту Родионову, чтобы получить от него задание на доставку документов, он вошёл туда не сомневаясь, что до сих пор находится в не подозрений.
- Я слушаю вас, Дмитрий Сергеевич, - начал он с порога. - Куда сегодня пошлёте? Кого сопроводить?
- Никого, сами поедете в Шохино и заберёте у них отчёт об используемых средствах, что мы им выделяли на ремонт транспорта. А им отвезёте... Сейчас! - Родионов нарочно долго копался в шкафу, как и было условлено с Днестровым. -  Забыл в кабинете у Жукова... Обождите пока, я сейчас принесу документы!
  Родионов, оставил дверь открытой, а сам быстренько вышел в коридор, и кивком головы пригласил туда войти товарищей Мирошина и Сомова с начальником охраны, Днестров на всякий случай страховал окно на улице.
- Товарищ Вяликов? - приступил к нему Женя Мирошин.
- Да, что не узнаёшь? - Данила, как всегда улыбнулся и сдержанно осмотрелся по сторонам. Он сразу понял всё и тут же стал действовать, спиной двинулся в сторону окна, но ребята это успели заметить.
- Без глупостей, Вяликов, - громко произнёс Сомов. - Сдать оружие! - он вытянул руку вперёд и хотел принять у Данилы его заряженный маузер, тот медленно достал его из кобуры за поясом, а потом резко вскинул ствол и выстрелил.
  Первые пули попали в стоявшего рядом Мирошина, остальные две достались Сомову и начальнику охраны. Когда на выстрелы в кабинет ворвался Родионов, Данила уже разбив стекло, выпрыгивал с подоконника. Он спрыгнул со второго этажа на булыжный тротуар, бросился бежать в сторону базара, чтобы там смешаться с толпой, но тут же был схвачен и скручен Днестровым. Они какое-то время ещё пинали друг друга на виду у изумлённых и испуганных прохожих, но потом Алексей взял над ним верх и поднял на ноги. Но постовой всё-равно не успел подбежать вместе с дежурным от входа в ЧК, Данила, как только Алексей его повёл в сторону служебного корпуса, с разворота ударом ноги в пах вывел Днестрова из равновесия и бросился наутёк... Он бежал по тёмным переулкам в сторону дома своей тёщи Аглаи, там сегодня по его предположениям, никого не должно быть, этот адрес никому неизвестен, а тем более после того, как он заметил за собой слежку, то никогда больше им не пользовался, и вот теперь - пригодилось. Там он хранил запасы патронов, несколько гранат, а главное фальшивый паспорт, который ему сделал Народицкий на случай провала. Нужно было успеть добежать и взять документы и оружие из схрона. Но его ждало разочарование, домой к матери пришла его жена Ксения и вылупила глаза на него, когда Данила запыхавшись, резко открыл дверь и влетел в коридор.
- Чего это ты?! - с волнением спросила она. - Что сталось-то?
  Он ни слова не говоря, отпихнул её в сторону и нырнул в погреб, несколько минут возился там и вылез с потрёпанной мешковиной в руках, из которой торчали дула пистолетов. Он вытряхнул содержимое этого мешка на стол и стал спешно при Ксении, складывать оружие, патроны и гранаты в приготовленный заранее и лежавшей до времени за печкой портфель.
- Ай! - вскрикнула от страха жена. - Что это?
- Ничего, не спрашивай... Сиди спокойно! - он пригрозил ей наганом и после своих сборов подошёл к окну и осторожно отодвинул занавеску.
  На дворе было тихо.
  Данила вытащил из комода и распихал по карманам пачки денег, свою заначку, о которой женщины не догадывались. Из шкафа у окна он достал, скинув с полок бельё, фальшивые документы и сунул их за пазуху.
- Куда это ты собрался? Не пущу! - Ксения вскричала и закрыла мужу дверь своим телом. Он отшвырнул жену прочь и выскочил в сенцы.
  Она была быстрая на принятие решения и всё сразу поняла. Схватила со стены шашку, что оставил брат, когда приходил на побывку с фронта и одним махом догнала мужа у дверей, забежав вперёд.
- Данила, ты не сможешь уйти, я тебя не пущу, - выкрикнула она, остановив его.
  Она держала шашку на весу и грозилась ею проткнуть его живот.
- Тихо, тихо, Ксюша, что ты? - он вытянул вперёд руку и пытался её успокоить. - Ты не так всё поняла, дурашка! Я тебе сейчас всё объясню, - и как только женщина чуть расслабилась и приготовилась слушать, он тут же выхватил наган, что торчал у него за поясом, и выстрелил ей в грудь несколько раз.
  Она выронила шашку и с шорохом стала оседать на пол. Вяликов перешагнул через свою убитую жену и выскочил во двор. И всё-таки те, кто следил за Вяликовым, знали все его подпольные адреса, знали и этот...
  Несколько нарядов из ЧК было выслано по разным адресам, где возможно было пребывание Данилы, Алексей вместе с Нефтеревым и Ольховским прибыли в дом его тёщи, когда тело Ксении уже начало остывать. Они ворвались в комнаты, обыскали все углы и поняли, что Данила ушёл не с пустыми руками, об этом свидетельствовали открытые полки шкафа и выдвинутые ящики комода, к тому же вход в подпол тоже был открыт.
  Чекисты быстро вышли из дома и свистком позвали дворника, чтобы тот вызвал постового для проведения мероприятий с телом убитой женщины, а сами запрыгнув в автомобиль, проследовали к Горбатому мосту. Там постовой сказал, что заприметил на выходе из города Данилу Вяликова которого все знали, как работника ЧК и никогда у него не спрашивали документов. Днестров и люди с ним поехали по мосту в сторону Калитино.


(Алексей преследует Вяликова).

  Преследование было недолгим, Калитино небольшой населённый пункт и там особо не спрячешься, вскоре Вяликов был обнаружен на старом кладбище у часовни. Он отстреливался долго, пока не закончились патроны, Днестров не форсировал события, чтобы не рисковать своими товарищами. Но про гранаты он не знал, и когда казалось бы уже можно было окружить и взять этого предателя, и чекисты пошли на штурм часовни, то воздух расколол громкий взрыв и под ногами у Ольховского взвился в небо чёрный столб дыма. Парень упал лицом вниз на землю, а Вяликов приготовился бросать следующую, но Алексей не дал ему это


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
Комментариев нет
Книга автора
Абдоминально 
 Автор: Олька Черных
Реклама