Произведение «Дуча» (страница 1 из 2)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Рассказ
Автор:
Читатели: 851 +1
Дата:

Дуча

В общаге все друг друга знают. Может быть не по имени, но в лицо – определенно, в отличие от “домашних” студентов, которые могут получить диплом, так и не узнав коллег с другого факультета. Здесь все на виду. В одной комнате могут проживать старшекурсник и вчерашний абитуриент, будущий инженер-механик и приборостроитель. Если хозяева жилплощади не суровые аскеты, то их гости непременно перезнакомятся друг с другом, расскажут об этом своим однокурсникам. А если новый знакомый – занимательный персонаж, вполне возможно, что появится какая-нибудь институтская легенда, со временем обрастающая не всегда правдивыми, но обязательно интересными подробностями.

В техническом вузе девушек мало, поэтому затеряться они не могут по определению. Боевые подруги – наперечет.
Высокие, стройные красавцы, спортсмены и музыканты представлены в ограниченном количестве, и в общежитии, конечно же, хорошо известны. Особое положение занимают гуляки и почитатели Бахуса, учиться им некогда, зато любимому делу они отдаются не щадя сил, щедро подпитывая информационное пространство общаги увлекательными приключениями.

В середине лета жизнь здесь замирает: сессия пройдена, постояльцы разъезжаются по домам или к месту распределения. Немногочисленные, по сравнению с коренными обитателями, абитуриенты озабочены предстоящими экзаменами и усердно посещают подготовительные курсы, а потом зубрят до головокружения за закрытыми дверями.

Павлик и Сева поднялись на четвертый этаж, так и не встретив ни одной живой души.

- Хорошо, тихо. Даже не верится, что мы в общаге, - Паша подмигнул приятелю. – А что тут месяц назад творилось? Кошмар! Последний курс экзамен на военной кафедре сдавал, так несколько дней никто глаз не сомкнул. Бойцы под барабанный бой маршировали по этажам, пели военно-морские песни и были готовы сразиться с превосходящими силами противника. На следующий день пустые бутылки мешками выносили.

- Что, все терпели? – удивился Сева.

- А куда денешься. Традиция! Так было, есть и будет. Когда мы с тобой “войну” сдадим, сам убедишься.

- Ладно, до этого еще далеко. Сегодня нам нужно одну вещь Сантаны отрепетировать. Соло я уже снял, а сейчас твою партию подберем. “Медляк” знатный, тебе понравится. В субботу на свадьбе сыграем, в последнем отделении. Народ уже косой будет, если слажаем, никто не заметит. Зато басист и барабанщик попробуют.

Павлик вставил ключ в замочную скважину и недовольно поморщился – дверь была не заперта.

- Дуча что ли дома? А ведь должен быть на практике.

На кровати расположился Пашин сосед: коротко стриженный молодой человек в натовской куртке цвета хаки, маленький и тщедушный. Нос парня украшали очки в тонкой металлической оправе. Типичный ботаник. Он сидел, скрестив ноги, устремив затуманенный взгляд на географическую карту, разложенную на казенном одеяле. Тут же находилась пепельница с дымящейся “беломориной”.

Дуча поднял глаза и произнес загадочную фразу:

- А старина Роммель был не прав.

Взял папиросу и глубоко затянулся.

- Что, братка, опять проблемы? – ехидно поинтересовался Павлик. – Как дела на фронтах Второй мировой?

Взгляд Дучи принял осмысленное выражение, и он с неудовольствием посмотрел на гостей с гитарными кейсами в руках.

- Я не знал, что ты дома, - продолжил Паша. – Мы поиграть собрались, не возражаешь.

- Ладно, уж, репетируйте. Я сегодня практику решил пропустить, есть дела поважнее, - он опять уставился на карту.
- Только не громко. Мне надо подумать.

Ребята расчехлили инструменты и присели на Пашину кровать, достав сигареты.
- Сейчас перекурим и приступим, помолясь.

Дуча с интересом посмотрел на Севин “Camel”.

- Трофейные?

- Угощайся, - Сева протянул пачку.

- Что играть будете?

- Одну вещь Карлоса Сантаны, “Samba Pa Ti” называется.

- Что за крендель, этот Карлос? – поддерживал беседу Дуча, благодаря за вкусную сигарету.

- Латиноамериканский блюз-рок с джазовыми приблудами.

- Латинос, значит? Чиканос, чико.

- Не ариец, однозначно, - пряча улыбку, ответил Павлик.

- Есть же много хорошей музыки: Вагнер, “Rammstein”, наконец, - не замечая иронии, продолжал Дуча. – Если хотите, я ноты достану.

- Какие ноты, братка? Все на слух подбирается, - опять слукавил Паша. – Да и сложновато это для нас. Мы еще учимся.

- Ну, как знаете, - Дуча потушил сигарету и уставился на Северную Африку.  – Все, я занят.

Ребята взяли гитары и, стараясь играть тише, начали разучивать пьесу Сантаны. Через полчаса стало что-то получаться, а через час Паша начал осторожно импровизировать.

Медленная красивая мелодия привлекла внимание Дучи, и он оторвался от карты.

- Где-то я эту тему слышал.

- На прошлой неделе ты с Розой под нее танцевал. Весь вечер, - напомнил Павлик.

Дуча удовлетворенно кивнул и опять занялся своими непонятными делами.

Парни отложили инструменты и закурили, незаметно наблюдая за Пашиным соседом. Здесь было на что посмотреть.
На карте Северной Африки задумчивый стратег расставил кнопки, скрепки и мелкие монеты. Дуча передвигал свои игрушечные войска, рисовал стрелки разноцветными фломастерами и ругался по-немецки.

Он достал спичечный коробок с заранее отловленным тараканом и осторожно зажал его крышкой. Так, чтобы главный герой не мог улизнуть. Поставил воображаемый танк в пепельницу, как оказалось в целях пожарной безопасности, и изготовился к кульминационному моменту сражения. Дуча заметил, что за ним наблюдают, и во всю актерствовал.
- Клаус, огнемет.
- Есть, герр обер-лейтенант.

Он чиркнул колесиком зажигалки, а затем поджег спичечный коробок. Через несколько секунд “бронемашину” охватило пламя, и усатый танкист погиб, противно потрескивая.

- Братка, а ты ничего не перепутал? Прусака ведь умертвил.
- Своего, однако, - не выдержал Павлик.

- На войне, как на войне. Без потерь не бывает. Он был хорошим солдатом фюрера.

- Странный ты парень, Дуча. Знаю, русским себя считаешь. Если вернуть то время, ты бы, скорее всего, в каком-нибудь Майданеке перевоспитывался. А если учесть, что на истинного арийца ты мало похож, то в очереди первым стоял. В топку! Сожгли бы, как твоего таракана. Ты для них – недочеловек, - неожиданно завелся Паша.

- Не похож? С чего бы это? У меня дед – чистокровный немец, - сверкнул глазами Дуча.

- Знаю. Слышал я эту песню много раз. Ты на себя в зеркало давно смотрел?
Типичная славянская физиономия плюс метр с кепкой. В топку – без очереди.

- Жгли и вешали СС и гестапо, - возразил Пашин сосед. – Причем тут обычные солдаты? Немцы всегда воевать умели, это великая нация.

- Жгли, вешали…. Обычные солдаты…. Это из какого-то фильма?
Затвердил, как молитву. Если ты такой твердолобый, что же на Розу запал? Она в твои арийские стандарты никак не вписывается. Типичная азиатка. Родичи то, вроде, из Казахстана? Или на приданое позарился? Тысяча баранов?

- Сам ты, баран, - Дуча яростно зашнуровывал ботинки и возбужденно сопел.

- Ладно, извини, - остывал Паша. – Ерунду сказал.
- Оставайся, куда пошел то?

- Пройдусь по набережной. С “лейкой” и блокнотом, - Дуча хлопнул дверью.

Ребята немного помолчали, переваривая случившееся. Репетировать расхотелось.

- Зря ты про Розу начал, - укоризненно произнес Сева.

- Ну, вырвалось. Бывает. У меня, кстати, с ней отличные отношения. Я же не обижаюсь, когда ты меня по поводу сала и фамилии подкалываешь. А если я тебя москалем назову, гитару на голову мне не оденешь? Это не тот случай, чтобы национальные чувства демонстрировать. Слова – это всего лишь слова, а дела – это, братка, совсем другое.

- Словами можно тоже….О-го-го! - как-то невнятно сформулировал Сева.

- Сейчас проветрится, остынет и вернется. Это у нас раз в неделю происходит. Полемика. Или, как говорит Дуча: “партийная дискуссия“.

Сева убрал гитару в кейс, а потом спросил:

- А почему, Дуча? Любопытное прозвище. Откуда ноги растут, я понял.

- Муссолини? - Сева вопросительно посмотрел на Павлика.

- О, это тайна, теряющаяся в глубине веков, - к Паше возвращалось хорошее настроение.
- Когда Дуча в институт поступил, его к пятикурснику поселили. Говорят, он и придумал эту кликуху. Тогда мой сосед бедно жил, родители совсем не помогали. Это сейчас он вечерами подрабатывает, даже Розе на подарки умудряется экономить, а тогда на еду не всегда хватало. Салаты из капусты в институтской столовке, да макароны быстрого приготовления – по вечерам. Следи за логической цепочкой.
Макароны – значит макаронник, Муссолини,  а учитывая его странные увлечения – Дуче. Потом прозвище “обрусело”, и получился Дуча. К слову, его прежний сосед в средствах не стеснялся и применял методы физического воздействия. Бесполезно, как видишь.
А вообще-то он парень неплохой: отзывчивый и нежадный. Вот только в голове у него…, - Павлик посмотрел на обгоревший коробок, - тараканы. С Розой, кстати, я его познакомил.

       *****

Паша в десятый раз ставил “Samba Pa Ti”, пытаясь уследить за виртуозными пассажами Сантаны. Если первую, медленную часть пьесы, он подобрал довольно быстро, то далее дело продвигалось без особых успехов. В голову стали закрадываться мысли о собственной профнепригодности, граничащей с тупостью.

Павлик почувствовал прикосновение руки к своему плечу и обернулся. Рядом стояла Лена, лыжница и красавица, а в последнее время Пашина девушка. Она забавно хлопала ресницами и что-то говорила. Павлик снял наушники и услышал лишь конец Ленкиной речи:
- …завтра домой улетаю. Приходи вечером, посидим на прощание. Да, мне сегодня Розу не удастся отправить, приходи со своим соседом. С кавалером девушку познакомим. С тебя музыка и Дуча. Все, ждем.

В половине восьмого Паша извлек из толстой стопки несколько коробок с любимыми дисками. Сборник с песнями Сантаны следует взять в обязательном порядке: прослушать еще разок - не помешает. Приятное, так сказать, с полезным.

- Дуча, пошли со мной к Ленке. Она нас двоих приглашала, - Павлик посмотрел на соседа, уткнувшегося в толстую книжку.

- Не хочется. Есть дела поважнее.

- Какие дела? Кончай глаза портить. Давай, собирайся.

- Иди один. Что я там буду делать? Только помешаю.

- Ты ужинал сегодня? Нет? А там тебя ждет роскошная, почти домашняя пища. Да и Ленкина соседка просила, чтобы ты обязательно пришел.

Дуча оторвался от фолианта и проглотил слюну.

- Еда? Это есть хорошо. А что там будет?

- Курка, яйки, шнапс. Все, что любит настоящий “зольдатт”. Собирайся, давай!

Паша постучал в дверь, а потом протолкнул в комнату упиравшегося Дучу.

- Привет, девчонки. А вот и мы.

У накрытого стола хлопотали нарядные хозяйки. Ленка, увидев, что Павлик явился не один, поменяла вторую бутылку вина на водочную поллитровку.

- Рассаживайтесь. У нас все готово. А ты, Игорь, садись рядом с Розой.
Заодно и познакомитесь.

Маленькая луноликая Роза пропустила Дучу к окну и не стала дожидаться, пока смущенный кавалер соизволит поухаживать за дамой. Она решительно соорудила на Дучиной тарелке большой аппетитный натюрморт, а Павлик лихо наполнил бокалы: девушкам – вино, а настоящим мужчинам – единственно правильный напиток.

Выпили за успешно сданную сессию. Дуча после соточки шнапса осмелел и забавно пытался угощать Розу салатами. А когда напитки подходили к концу, он негромко,


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Книга автора
Абдоминально 
 Автор: Олька Черных
Реклама