Произведение «"Записная книжка охотника".» (страница 1 из 4)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Рассказ
Автор:
Читатели: 692 +1
Дата:

"Записная книжка охотника".

                                                      Записная книжка охотника.

1. Диалог.
            В вагон электрички на одном из полустанков вошёл мужчина средних лет в камуфляжной форме. В руках он держал удочку в чехле и потрёпанную сумку.
Электропоезд, радушно приняв пассажиров, захлопнул двери, и начал резко набирать скорость, учащённо стуча колёсами. Мимо мелькали сады Тавриды, жёлтые поля колосящейся пшеницы, отдельно растущие лесополосы. Ветки в садах, под тяжестью наливающихся яблок, выгнулись дугой. Вдоль просёлочных дорог, речек и ручейков, стояли навытяжку тополя  и кипарисы - примета здешних мест. Под лучами палящего солнца, природа пребывала в томлении. Лишь стрекот цикад нарушал тишину зноя.    
        Рыбак  прошёл по вагону и присел на свободное место. Напротив, у окна, скучал пассажир, мужчина приблизительно такого же возраста. Как окажется позже, рыбаку в попутчики попался заядлый охотник возвращавшийся домой из областного центра.
- Что-нибудь поймали? – задал он традиционный вопрос.  
- Да так, по-мелочи, - уклонился от прямого ответа рыбак.
Осторожно начав беседу, вскоре они разговорились «по душам» об увлечениях и просто «за жизнь». Рыбак принялся сетовать на то, что сейчас не та рыбалка, что была раньше: рыбы меньше, водоёмы платные, а на иных и вообще запретили ловить.
- Руководителей интересует только собственная выгода.
Охотник тут же подхватил задевшую за живое тему.
- Чаще о проблемах людей не слышат те, кому вверено их решать.
Он поведал рыбаку, что дичи тоже стало мало, денежные поборы увеличились, угодья поделили и охотиться почти негде.
- Теперь такие забавы только для богатых, - высказал он своё возмущение.
Оба собеседника сошлись на том, что аксиома нынешнего времени – деньги вытеснили совесть. Каждый, кто дорвался до властной кормушки, прежде всего, тянет одеяло на себя и стремится набить карманы.
- Общество, которое переживает кризис смысла денег, - подвёл итог охотник.
Попутчики были до мозга костей преданны своему хобби, немного побрюзжав, наперебой принялись хвалить прелести охоты и рыбалки. Для одного не было большего счастья, чем постоять с удочкой на зорьке, другому побывать на утиной охоте. У обоих фанатичная увлечённость, как это обычно бывает, проявилась в юном возрасте.
- Раньше ружья были примитивнее, чем сейчас, но надёжные. Я ещё с трубой начинал охотиться, - пошутил охотник.
- С какой такой трубой? – не поняв, усиленно моргая глазами, переспросил рыбак.
- Было у меня ружьё - одностволка, друзья, подсмеивались и таким вот обидными словами дразнились – водопроводная труба. Когда я первый в коллективе купил бокфлинт, то они все сразу языки прикусили.
- Что такое бокфлинт? – переспросил рыбак.
- По старой памяти так иногда называют ружьё с вертикальным расположением стволов, прозванное в народе вертикалкой.  
- У меня в детстве было тоже упрощённое орудие лова – дрючок и кусок лески с крючком. Роль грузила исполняла гайка, гусиное перо вместо поплавка. Ничего, рыбы полные сетки вылавливал. В таком деле, самое главное, требуется терпение и опыт. А сейчас сказочное разнообразие в магазинах: спиннинги фирменные; удилища из карбона, лёгкие и крепкие; крючки и леску со всего мира к нам везут; катушки на пол зарплаты ценой и т.д.
Каждый из них дудел в свою дудку, вскользь прислушиваясь к собеседнику. Рыбак грузил охотника разговорами о рыбной ловле, тот про свои «погремушки». Они так увлеклись, что не замечали ничего вокруг. Охотник стал рассказывать о том, что в прошлом году было очень мало зайцев.
- Не уродились зверьки в тот год, - сделал неутешительный вывод он, с задумчивым видом.
- А когда у них нерест? – полюбопытствовал рыбак, скорее всего для того, чтобы поддержать беседу.
Охотник несколько секунд сидел с видом человека, которому на голову случайно упал кирпич. Он замолчал, пытаясь взять себя в руки.
- Тогда, когда у рыбы время окота,  - язвительно промолвил он, ухмыляясь. – Из икры появляются в среднем семь зайчат.
Рыбак ничего не ответил, срочно засобирался и только буркнул под нос:
- Станция моя, я почти приехал. Всего хорошего.
- И Вам того же, - с ехидцей ответил охотник и пристально посмотрел ему вслед.
Рыбак сошёл на перрон и в толпе пассажиров прошёл мимо окна с задумчивым видом.
- Вот и поговорили, - произнёс охотник, провожая попутчика глазами.
                                                             *       *      *

                                                     2. Случайная добыча.

        Время от времени в нашей обыденной жизни, происходят невероятные события.
Группа охотников, в количестве пяти человек, возглавляемая местным жителем и председателем коллектива Иваном Матвеевичем Воробьёвым, к обеду решила расположиться у растущей особняком дубравы. Охотники прислонили свои разряженные  ружья к нижним веткам ближайшего дерева, умостились кругом на полянке и стали организовывать импровизированный стол. Действовали быстро, так как с обедом сегодня затянули и все проголодались. Причина была одна - долго не могли поймать гончака Буяна, который гонялся за лисицей по лесу. Председатель расстелил клеёнку, и народ принялся выкладывать прихваченный из дому провиант. Лайку Вегу, чтобы не мешала трапезе, выклянчивая куски, привязали к дереву, а спокойный гончак Буян, сам свернулся калачиком в сухой траве и быстро уснул. Собаки как и люди тоже устают. В небе ярко   светило скупое на тепло зимнее солнце. Чтобы не простудиться, чай не лето, охотники, прежде чем присесть, под нижнюю часть тела подкладывали рюкзаки. Снег в этих местах выпадает редко, в этом году его и вовсе ещё не было, но земля уже остыла. Один из охотников, тоже местный житель, пожилой мужчина Андрей Петрович, как и все остальные, найдя удобную позицию, начал моститься. Он пристроил свой вещмешок к условному столу, и уселся сверху. Сидеть на нём оказалось довольно неловко, через рюкзак что-то давило в мягкое место пониже спины, создавая дискомфорт. Андрей Петрович, выразив неудовольствие, ругнулся, потирая седалищное место, потом присев на колени поднял рюкзак. Под сухой травой спрятался большой камень, который он сразу и не заметил. В это время проголодавшийся люд уже активно стучал ложками и вилками, всё больше раздражая Андрея Петровича. Пока он разбирался с «троном», налили по первой. Председатель приготовился, без пафоса и заученных речей, сказать короткий традиционный тост – «За удачную охоту». Менять занятое им место на другое, Андрею Петровичу было просто лень. Выдернув не напрягаясь наполовину сидевший в земле булыжник, весом килограмма на два с половиной, чувствовалась крепкая рука, он с ненавистью швырнул каменюку в ближайший куст. О чудо! После хруста поломанных веток оттуда в прыжке выскочил заяц. Он как-то неестественно откинул голову набок, тряхнул ушами, неуверенно оттолкнулся и упал. Косой несколько раз дрыгнул лапами, дёрнул головой и затих. Охотники застыли на месте, с вопросительными выражениями на лицах. Со стороны это было похоже на стоп-кадр из кинофильма ужасов. На каждой физиономии «отпечатался» невысказанный вопрос: «Что это было?». Немая сцена тянулась несколько секунд. Первым очнулся гончак Буян, который проснулся от треска сухих веток. Он громко гавкнул, метнулся к зайцу и стал его обнюхивать. Тут уж и у народа прошло оцепенение, прекратили таращить глаза, зашевелились. Они отогнали собаку и обступили трофей. Председатель поднял косого за задние лапы.
- Надо же, прямо в голову попал, - с улыбкой на лице констатировал факт Иван Матвеевич. – Ну, ты Андрюха, даёшь! Такое случается, наверное, раз в сто лет.
Дружный хохот прокатился по окрестным опушкам.
                                                             *       *        *
                                                 
                                                     3. Вкусные пассажиры.  

      Сухогруз «Березань» подходил к черноморским проливам. Погода с утра стояла хорошая, лёгкий морозец пощипывал уши, уже не согревая светило позднее осеннее солнце. После обеда погода стала резко ухудшаться. Экипаж заволновался, появился вопрос: «Пустят ли сегодня в проливы?». К вечеру наползли серые тучи, задул западный ветер. Периодически с неба срывались заряды мокрого снега. Все члены команды поняли, что придётся теперь какое-то время стоять на якоре в подходной точке до улучшения погоды.
     Радист Василий Нефёдов, передав вахту сменщику, вышел на верхнюю палубу, чтобы перед ужином глотнуть свежего морского воздуха.
- Боже мой, сколько бедолаг! – произнёс он удивлённо.
Пред взором его предстала удивительная картина - по всей палубе бегали серенькие птички. Судно было просто усеяно пернатыми. Осенняя непогода и холода устроили им неожиданную ловушку, птицы ослабли и присели на судно. Без отдыха многие бы из них погибли.
     Радист появился в кают-компании, поёживаясь от холода.
- Люди, вы видели, сколько птиц село на верхнюю палубу?! Жуть!
Боцман Кедров застыл на месте, не донеся ложку до рта. Охотничье чутьё ему что-то подсказывало.
- А какие они из себя? – спросил он у радиста.
- Да серенькие такие, как колобки на лапках. Не бегают по палубе, а словно катятся.
Боцман сообразил в момент.
- Сам ты колобок, это перепёлки, - произнёс он задумчиво. – Второй выводок полетел в тёплые края. Ты когда-нибудь суп или жаркое из них ел?
- Нет, - растерянно пожал плечами радист.
Боцман бросил ложку и «снялся с якоря».
      Через два часа дородная повариха Степанида уверенно откручивала головы перепёлкам и ощипывала их, напевая любовный романс. Штурман, проходя мимо, вытаращил глаза на подобное живодёрство и покачал головой. Он сказал рядом стоявшему матросу:
- На судно, ей Богу, берут поварих не женственных, а скорее мужественных.
Он стоял и наблюдал за ней ещё некоторое время. Повариха, допев песню до проникновенных слов припева, мечтательно закатила глаза.
- Как говорится, душа поёт - мешать нельзя, - он сделал серьёзное лицо. - Не завидую Гаврилову, она ему как-нибудь так же голову открутит. Ведь пьёт же стервец горькую, причём часто.
Он намекал на её сожителя, долговязого моториста.
Позже, с аппетитом уплетая жаркое из перепёлок, обо всём, что он о них уже думает, штурман с восхвалением произнесёт:
- Такой вкуснятины, я в жизни не едал! Просто наслаждение какое-то!
А об увиденной ранее ужасной картине, он постарается больше не вспоминать.
        Через месяц, в разговоре, на шутки товарищей по поводу случайной добычи, боцман ответит им, что это был естественный отбор.
- Если бы не наш сухогруз, то перепёлки все до одной в море утонули. А так хоть пользу принесли. Мы ведь из них только малую часть изъяли, своего рода - плата за спасение.
                                                      *        *        *

                                          4. Подтверждение правдоподобия.

      До открытия охотничьего сезона оставался один месяц. Гена Мамонтов загорелся идеей. В прошлом году он стал свидетелем чуда, наблюдая как один охотник, выставив самодельные чучела голубей, прямо у него на глазах настрелял с десяток упитанных витютней. Дикие голуби шли на тряпичные крашенные «дурилки» словно загипнотизированные. Один даже чуть не сел притаившемуся в кустах охотнику на голову. У Генки, в предвкушении удачной охоты, горели глаза. Прежде всего, через знакомых, он разыскал того охотника, пообщался с ним, получил


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Реклама