ПУТЕШЕСТВИЕ В СТРАНУ ПЕТРОВИЧЕЙ - 1 (страница 1 из 7)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Без раздела
Автор:
Баллы: 2
Читатели: 865 +1
Внесено на сайт:
Действия:

ПУТЕШЕСТВИЕ В СТРАНУ ПЕТРОВИЧЕЙ - 1

ПУТЕШЕСТВИЕ В СТРАНУ ПЕТРОВИЧЕЙ ИЛИ БАЙКИ БОМЖА 2



Именно наипревосходнейшие создания всякого искусства, благороднейшие
произведения гения для тупого большинства людей вечно должны оставаться
закрытыми книгами и недоступными для него, отделенного от них широкой
пропастью, подобно тому, как общество государей недоступно для черни.
Правда, и величайшие тупицы признают в силу авторитета признанные великие
произведения, из боязни выдать собственную слабость; но втихомолку они
постоянно готовы высказать над ними свой обвинительный приговор, как
только им предоставят надежду, что им это позволят безнаказанно. Тут
вырывается на простор их долго сдерживаемая ненависть ко всему великому
и прекрасному, которое никогда их не привлекало и тем унижало, и к
виновникам оного. Ибо вообще для добровольного и свободного признания
и оценки чужого достоинства необходимо иметь собственное.

Артур Шопенгауэр

Во фразе: "Картины Пикассо — это мазня" — о Пикассо не сказано ничего,
зато о говорящем — все.

Жан Кокто.


ПРОЛОГ

Они двигались по Ленинградскому проспекту от Белорусского вокзала к Динамо.
-Вот вы рассказываете, профессор, о параллельных мирах, о черных дырах, о потусторонней жизни, о каких-то не мыслимых существах, двойниках, переходах и порталах... И вы хотите, чтобы я в это поверил?
-А верите ли вы в то, что сами пишите?
-Ну, это провокационный вопрос...
-Не более, чем ваш. Подумайте. Все ваши тексты населены не менее гротескными персонажами, уродами, как физическими, так и моральными. И они попадают в ситуации, скажем мягко, в не совсем обычные. Более того, у вас совершенно отсутствуют положительные герои, для вас существует лишь черный цвет.
-Но разве жизнь сама по себе не черна?
-Согласен. Да только вы постоянно пытаетесь вызвать либо чувство вины, либо чувство жалости, либо хотите напугать читателя. Так вот, ваши герои (если их так можно назвать) не живут, а существуют в тревожном мире, который вот-вот рухнет, они бояться всего вокруг; людей, машин, даже отношений и мыслей, они калеки в самом точном смысле слова. Но если такие личности существуют, и я не думаю, что вы их выдумываете, то можно (по крайней мере) предположить, что есть и иные измерения, иные сущности и целые Вселенные, о которых, кстати, писали Филип Дик и Профессор, Лавкрафт и Лотреамон. Уж не думаете ли вы, что они все это придумали?
-Нет, я так не думаю. Что-то конечно же существует, но писатели, на то они - писатели, чтобы мыслить и сочинять. Они, мне думается, многое фантазировали...
-Дополняли, я бы сказал! А то, что практически все у вас, как бы по мягче выразиться, не совсем нормальные...
-Но, как говорил Чеширский кот: Все мы не в своем уме.
-Совершенно верно! Тот же Кэрролл, которого вы упомянули. Разве мог рядовой священник и не состоявшийся ученый, придумать Зазеркалье и то, что произошло с Алисой? Естественно не мог! Даже самый изощренный математический ум вряд ли сам по себе выстроил бы такой логический ряд абсурдных фраз и ситуаций.
-Но логика очень странная наука. И у каждого она своя...
-Я не стану спорить. Но почему же действующие лица ваших произведений ведут себя абсолютно не логично, как ни крути. Они мечутся, чего-то ищут, но чего, сами не представляют, а затем вытворяют такое!
-Но не все из того, что я написал, происходило в действительности. И даже те события, которые в той или иной степени реальны, я стараюсь гиперболизировать, изменять, представлять по иному...
-Осмелюсь возразить! Все люди видят сны, даже те, кто уверяет, что их не видит. Не все запоминается. Это верно. Но оттого и возникает дежавю. А сны есть нечто сверхъестественное, ирреальное или же ниспосланное откуда-то... И мы постепенно подходим к главному. Есть несколько видов т.н. откровений:
1.Сновидческие. Сюрреалисты в свое время вслед за Фрейдом пытались войти в сновидения, изучить и объяснить их, но Бретон слишком увлекся своим чутким руководством и повернул все,о чем писал в своих манифестах, с ног на голову. Свобода, о которой столько говорилось, стала подчиняться одному человеку, он стал определять, что есть свобода, а что нет. Помните: Все животные равны, но некоторые равнее других! Движение развалилось. Правда остались одиночки, продолжающие вторгаться в сон (Линч, Ходоровский, Шванкмайер). И мысль: "Мы все живем во сне" из фильма "Твин Пикс" не является игрой слов. Она сюрреальна по своей сути.
2.Визионеры. Это как раз те люди, которые знает все то, что они излагают, из собственного опыта (Дик, Уэллс, Профессор). Они не всегда делают это грамотно, иногда прибегая к популяризаторству, но такова суть литературы, кино и т.п.
3.Люди, чаще других ощущающие состояние дежавю. Они не понимают, откуда все это берется, но отлично запоминают и умеют правильно преподать, пусть с большой долей собственной фантазии (Клайв Льюис, Жюль Верн, Свифт). Такого рода произведения не следует рассматривать, как истинные, но в них тоже присутствует НЕЧТО.
4.Метафизики. Эти руководствуются древними и новыми учениями, текстами и манускриптами, они многое знают, но для большинства их рассуждения остаются своеобразными ребусами, понятными лишь посвященным (Мамлеев, магические реалисты Латинской Америки, Салман Рушди).
Я рассмотрел маленькую часть и то лишь того, что предлагает нам искусство, если у вас есть желание, вы можете покопаться в литературе и заняться, так сказать, самообразованием...
-Но, профессор, при всем уважении, при чем здесь Льюис с его Нарнией и т.д.?
-Льюис естественно не при чем, хотя и был дружен с Профессором, но определенная доля провидчества присутствует и у него...
-Например, платяной шкаф!?
-Хотя бы "платяной шкаф"! И зря вы иронизируете.
-Вы хотите сказать, что через платяной шкаф можно попасть в Нарнию?
-Ну не в Нарнию, но кое-куда все же попасть точно можно...
-Я слышал звук САМОРАЗРУШАЮЩИХСЯ НОВОСТРОЕК, я видел ВЕЛИКОЛЕПИЕ ГЕОМЕТРИКИ, ДЕВЯТИДЮЙМОВЫЕ ГВОЗДИ, вбитые, сами знаете куда, отсылали к ФОРМЕ и ЭГО представляло нечто СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНОЕ, однако, когда появились КОЖАНЫЕ КУКЛЫ в МАСТЕРСКОЙ, я понял, что мой разум в скором времени может перестать существовать. Я пытался включать телевизор, но там было лишь ПСИХИЧЕСКОЕ ТВ, на экране появлялся ЭРИГИРОВАННЫЙ ФАЛЛОС, который не предвещал ничего хорошего. Я КОНВЕРТОРовал мысли, однако получалось что-то совершенно бредовое, я чувствовал смысл понятий, а они отсылали меня куда-то внутрь...
-Вы слишком зацикливаетесь на субъективности. Нельзя оставаться нормальным, отдавая себя кому-то или чему-то полностью. Вся проблемы в том, что вы слишком сильно привязываетесь, а потом страдаете. Когда-нибудь это приведет к финальному исходу...
-Смерть!?
-Совсем не обязательно. Вы считаете, что СМЕРТЬ - самое страшное, что может случиться с человеческим существом?
-Я не могу ответить на этот вопрос. Ведь то, что все называют "клинической смертью", по сути ею не является, поскольку мозг еще не умер. Никого еще не удалось вернуть после умирания мозга...
-Совершенно верно! Вы ведь испытали нечто подобное. А ваш товарищ - Некрофил - пытался уйти в продольном движении...
-Если бы хотел, ушел бы!
-Зачем же так! Не уподобляйтесь тем, кто, как вы считаете, предал вас, не говорите их фразами, не пытайтесь мыслить как они... Ни к чему хорошему это не приведет.
-Согласен... Профессор, а вы что-нибудь знаете о НЕЙ?
-Всему свое время. Вы получите ответы, если, конечно, хотите получить их! Мне кажется, что вы поняли, что происходит. Неужели вы все-таки хотите возврата к прошлому!?
-Я не стану говорить об этом... Если вы не возражаете...
-Отнюдь! Ваше право решать. Вы абсолютно свободны в выборе. И продолжаете делать его. Вдумайтесь; каждый шаг - есть изменение истории!
-Становится страшно...
-Не бойтесь! Бояться неизбежного глупо.
-Но разве не все, что мы делаем - неизбежно?
-С какой стороны посмотреть. Реалисты и материалисты будут расшибать свои головы, чтобы доказать, будто бы человек способен влиять на свою судьбу, что он есть властелин. Конечно, человек, звучит гордо, но не более того. Вы же понимаете, что никто не в силах изменить предначертанное, даже со всеми ответвлениями и отступлениями. Никакие переходы не спасут от судьбы. Если они появились, значит, они должны были появиться! Никак иначе...
-Тут не поспоришь...
-И не надо!
Профессор Ободзинский приподнял свой цилиндр левой рукой, а тростью в правой указал на кирпичный семиэтажный дом, построенный еще в довоенный период:
-Прошу вас!
И они приблизились к подъезду, выделявшемуся среди остальных трех; на двери не было кодового замка, да и сама она была деревянной, дубовой и, казалось, к ней никто не прикасался уже много-много лет...
Поднявшись на третий этаж, они увидели арку, под которой располагалась дверь, еще более древняя, чем входная. Профессор, не раздумывая толкнул ее тростью, и та раскрылась. Они оказались в узком темном коридоре.
-Осторожнее, - сказал профессор Ободзинский, - Смотрите под ноги, здесь могут поджидать всякие неожиданности.
Справа и слева располагались комнаты, за закрытыми дверями, но наконец они оказались там, где нужно. Беспорядок, заполнивший комнату, ничуть не смутил вошедших, ну, возможно лишь чуть-чуть, и профессор Ободзинский указал на древний гардероб, стоящий прямо у окна:
-Нам сюда...
Двери сами собой распахнулись, и мошкора, только и ждавшая свободы, вылетела наружу. По-видимому даже нафталин, запах которого ударил по носам, не спасал. Профессор аккуратно раздвинув шубы и пальто, освобождая проход внутрь, сказал:
-Проходите, любезнейший, но только потом не говорите, что все это не правда...


1


Слава дошел до ручки. Он проснулся в общественном туалете, потрогал разбитую голову, выругался и попытался встать. Он конечно сделал это, но с трудом. Он осмотрел свою одежду, которая, мягко говоря, не соответствовала общепринятым нормам, и подошел к зеркалу. Прямо скажем, практически по Бретону, он посмотрел в зеркало, не узнал себя и поздоровался. На него смотрел совершенно не известный субъект, кривил лицо жалкой улыбкой и щурил глаза при помощи припухших век. Слава сплюнул на пол и обнаружил в углу лежащего человека. Он секунду замешкался, а человек ли это? Но затем решительно сделал три шага навстречу новому знакомству. Слова не возымели ожидаемого действия, Слава наклонился и тронул лежавшего. Тот не шевелился. Мысль о том, что он может быть мертв, не посетила нашего знакомого, Слава ударил человека ногой по ребрам, и тот глубоко вздохнул. Слава ударил его каблуком по затылку. Только после этого он услышал хрип, стон и короткое ругательство.
-Наконец-то! - воскликнул Слава, а человек почесал затылок и перевернулся на живот. Спустя секунду слышался его храп.
Нет, так не пойдет, решил Слава, надвинул на лоб кепку и еще несколько раз ударил...
Никакого эффекта его действия не произвели, Слава плюнул по-настоящему, но теперь не на пол, а на спящего и поднял свою большую сумку.
Он оказался на свежем воздухе и осмотрелся. Местность ему была не знакома, и Слава попытался вспомнить, как он здесь оказался, и что произошло вчера. Тщетно.
Слава двинулся вперед. Через какое-то время он вышел на площадь, в центре которой находился фонтан, и вокруг него резвились


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Книга автора
Шурик с Яблочной улицы 
 Автор: Наталья Коршунова
Реклама