Лагуз. Глава ХIII. Глиняные фигурки (страница 1 из 2)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Фэнтези
Сборник: Лагуз
Автор:
Баллы: 7
Читатели: 293
Внесено на сайт:
Действия:

Лагуз. Глава ХIII. Глиняные фигурки

[justify]
Ребята проболтали всю ночь, и рассвет встретили сидя у окна и попивая уже, наверное, десятую чашку чая. В основном рассказывал Андер: о Магии, о мире, об истории, о войне Двоих. Дима пытался вывести разговор на Влада, но у него ничего не получалось. Андер постоянно переводил тему, начиная говорить о гномах разорвавших союз с людьми во время великой войны Двоих, о драконах прячущихся в морской пучине, об эльфах ушедших в древние леса, он говорил о чем угодно только не о таинственном незнакомце. Он делал вид, что и не слышит вопросов, относящихся к этой теме. Но всё-таки Волк узнал и несколько полезных фактов, оказывается, о Энаре знали все на этом острове, но никто не осмеливался ходить на его берег, так как только Избранный мог находиться там, не беспокоясь за свою жизнь. Андер сильно испугался, узнав, что перед ним и сидит этот Избранный, и что пророчество должно свершиться в ближайшие дни. Лагуз узнал, что до Энара осталось два дня хода, и парень обещал показать дорогу. Так же он узнал о заветной мечте Вита, тот с самого раннего детства мечтал стать Магом, но родители так и не решились отдать его в школу Магии, хотя та и находилась на соседнем острове, до которого можно доплыть за полчаса. Вит конечно понимал, что его время ушло, он уже не сможет поступить в школу, в его возрасте ученики уже проходят последние испытания. Но и Лагуз смог удивить своего нового знакомого, рассказывая о своем мире, о машинах и самолётах, о телевизорах и компьютерах, об электричестве и газе. Вит с упоением слушал все эти рассказы, поглощая несметные запасы сухариков посыпанных сахаром.
Рано утром, когда мать Вита вошла на кухню, она сильно обрадовалась, увидев, что её сын, так легко общается с молодым Магом. Но когда она узнала, что он уходит из дома, её радость пропала, но она не стала противиться воли сына. Она накрыла завтрак, собрала им вещи, которые пригодятся в дороге, и благословила их на удачный путь. Она чувствовала, что больше не увидит своего сына, но была рада за него, что он нашел свою дорогу в этом мире.
Одна слеза всё-таки сорвалась с её глаз, когда ребята покидали дом. Она обняла сына, поцеловала и оттолкнула от себя, мол, иди быстрее, пока я совсем не расплакалась.
Но как только они вышли за калитку, то услышали нарастающий гул, исходивший с конца улицы. И вскоре они увидели толпу людей. Они кричали, в руках горели факелы, блестели вилы на солнце. Толпа увеличивалась с каждым пройденным домом, люди высыпали на улицу, держа оружие в руках.
Толпа – страшнейший монстр, которого могли придумать людские умы, и теперь, увидев этого монстра воочию, Лагуз мог согласиться с этим высказыванием. Лица, перекошенные ненавистью и злобой, совсем потеряли человеческий облик. А крики больше походили на рык разъяренного зверя, чем на человеческие голоса. Толпу возглавляла женщина, в одной руке она держала увесистую палку, а в другой розовые пинетки. Платок сполз с её головы, и темные локоны волос теперь развевались по ветру, глаза были красные от слез, но в них светилась непоколебимая уверенность в своих действиях. Когда толпа прошла мимо них, можно было разобрать то, что они выкрикивали.
- Мы должны убить её!
- Сжечь её дом!
- Она должна заплатить за наших детей!
- Сколько можно это терпеть?!
- Что здесь происходит? – спросил молодой Маг, когда толпа скрылась за поворотом.
- На окраине у нас живет ведьма, - пустился в объяснения Вит, - год назад она перестала говорить с нами, и с того времени стали умирать младенцы. А на её окне с каждой смертью появляется новая фигурка, сделанная из глины. Её все боятся, но и терпеть уже не могут. А впереди шла женщина, у которой месяц назад родилась дочка, и наверное этой ночью она умерла.
- Не нравится мне всё это, - произнес Лагуз после услышанной истории, - здесь что-то не так. Я чувствую это. Вит, веди меня к дому ведьмы, пока не поздно.
- Что не поздно?
- Я сам не знаю. Что-то не так, я точно слышу голос, взывающий о помощи. Пошли быстрее.
Вит не стал спорить с Магом, и поспешил в ту сторону,  где скрылась толпа. Они подоспели вовремя. Калитку сорвали с петель, и теперь она валялась на тропинке, ведущей к дому. Сад был прекрасен даже под хлопком снега, ветви деревьев серебрил иней, кусты и клумбы покрыты белоснежными шапками. Но и здесь уже был нанесен ущерб, толпа, пробирающаяся к дому ведьмы сметала всё на своем пути, сломанные ветки валялись на земле, кусты прижаты к земле под многочисленными ногами. Люди, расталкивая друг друга, ломились в закрытую дверь.
- Стойте! – закричал Лагуз.
Толпа притихла и уставилась на Мага, расступаясь и пропуская его к дому. И теперь подойдя к двери, он отчетливо слышал голос у себя в голове просящий о помощи.
- Что вы делаете?
- Мы несём возмездие! – кто-то выкрикнул из толпы.
- Это называется, несёте возмездие? А вы установили её вину?
- Здесь и так всё ясно. Пропустите нас или хуже будет. Мы знаем, что надо делать.
Вперед вышел мужчина и выставил перед собой вилы, направляя их на Волка. Он вызывающе смотрел на молодого Мага и ждал, когда тот уступит им дорогу, но в это мгновение вилы в его руках зашевелились, и мужчина увидел что держит огромную змею. Он в одночасье побледнел, отступил на шаг и отбросил змею подальше от себя.
- Кто-то ещё хочет попробовать? – Лагуз обвел взглядом толпу.
В ответ была тишина.
- Вот и отлично. Мне не нравится ваш самосуд. Я предлагаю войти в её дом и поговорить с ней, а потом…
- Она от своей злобы голос потеряла, - перебила женщина с пинетками в руках, её лицо опухло и покраснело от пролитых слез.
- Она заговорит, - утвердительно сказал Маг, - Я думаю, что её рассказ что-то прояснит для вас, а потом уж и решайте, что делать дальше. Есть возражения?
После короткой паузы толпа утвердительно зашумела.
- Отлично. Только не пытайтесь раньше времени привести свой приговор в действие. Я лично накажу того человека. Вы видели, что стало с вилами, только в следующий раз на их месте может оказаться кто-то из вас.
Лагуз бросил быстрый взгляд на толпу и, убедившись, что произвел нужное впечатление, повернулся к двери.
Господи, помоги мне, не дай мне ошибиться.
И с этими мыслями он повернулся к двери и три раза постучал в нее. Дубовая дверь открылась. На пороге стояла дряхлая старуха с трясущимися руками и испуганным, как у загнанного зверя глазами. Она отошла вглубь комнаты, пропуская людей внутрь. Все вошедшие уставились на подоконник, где стояли глиняные фигурки.
Женщина сжала в руках пинетки и со слезами бросилась к окну. Когда Лагуз понял что происходит, было уже поздно. Женщина одним движением столкнула фигурки на пол. Они полетели вниз, сталкиваясь друг с другом, разбиваясь и разлетаясь вдребезги. Плачущие тени взмыли в воздух из разбитых фигурок. Тень маленькой девочки подлетела к матери, поцеловала её и растворилась, став ничем. Но всё же несколько фигурок застыли в воздухе и медленно опустились на пол. Лагуз резко повернулся к женщине.
- Я же говорил, что бы никто ничего не делал! – закричал Маг. Женщина закрыла глаза руками, выронив розовые пинетки из рук, и рыдая, сползла по стене на пол.
- Я хотела освободить их, освободить, - шептала она, подтянув к подбородку колени и обхватив их руками.
- А теперь я всё-таки хочу услышать, что же здесь происходит, - Волк повернулся к толпе.
Вперед вышел староста деревни, высокий коренастый мужчина, седина, тронувшая его голову, придавала более мужественный вид. Рядом с ним стояла его жена, темноволосая женщина с узкими чертами лица.
- Где-то год назад, может быть чуть больше, - медленно начал он, - была первая смерть, но на это, конечно же, никто не обратил внимание, ведь в жизни всякое бывает. В тот день на её окне, наверное и появилась первая глиняная фигурка, а ведьма перестала разговаривать. Она почти не выходила за калитку и перестала пускать людей к себе. Где-то через неделю произошла вторая трагедия. Всё новые фигурки появлялись после каждой смерти, но и тогда никто не связывал их со смертями детей, ведь у этой карги в доме всегда много непонятных вещей, да и не обращали на них никакого внимания. И всё-таки моя жена заметила, что они стали появляться после смертей детей. Вначале все посмеялись над ней, а она оказалась права в своих страшных предположениях.
- И как же так получилось, что вы связали фигурки со смертями? - обратился Лагуз к стройной женщине укутанной в серую шаль.
- Да их видно даже с улицы. Хотя я их и видела не один раз, я не сразу всё поняла. Просто в тот день произошла очередная смерть, а я шла на речку, стирать белье. И как раз в тот момент, когда я проходила мимо этого дома я бросила взгляд на окно и увидела, как ведьма ставит новую фигурку на подоконник. Она сразу же мне запомнилась, она была больше других по размеру и изображала дракона. Даже тогда я еще ничего не понимала, только страх закрался в душу. А когда произошла ещё одна смерть, я пробралась к её дому и увидела новую фигурку. Но и тогда я ничего не говорила, боялась, что мои предположения окажутся не верными. Только после третьего случая, на которые я обратила внимание, я всё рассказала мужу, а дальше вы достопочтимый Маг всё знаете.
- Неужели и до того как она потеряла голос, у вас с ней складывались такие же враждебные отношения?
Все это как-то напоминало Диме передачу "Суд идет", ответчик, обвинитель, а он в роли мирового судьи. Парень чуть улыбнулся от своих мыслей, но сразу же придал выражению лица серьезность. Но этого никто и не заметил, люди и так были сильно напуганы, ведь сам Маг решал их судьбу.
- Ну что вы, до того времени всё было прекрасно, - продолжил староста, - она часто помогала нам, да и мы всегда обращались к ней: чтобы вызвала дождь во время засухи, чтобы вылечила захворавшую скотину, чтобы приняла роды, хотя последнее время женщины предпочитают сами справляться. Одним словом, она делала всё, что делает обычная ведьма, живущая в деревнях. И мы никак не ожидали от неё такой подлости. Мы долго не хотели верить в её причастность ко всему этому, но вы ведь видите, к чему привело наше неверие.
- Да я вижу. Она потеряла голос, а вы ослепли, - сухо заметил Волк. В толпе почувствовалось оживление, они зашептали и стали переговариваться.
- Что вы имеете в виду? – наконец староста задал вопрос, который витал в воздухе.
- Я имею в виду, что она невиновна.
- Но…
- И я докажу это. Прямо сейчас.
С этими словами Маг закрыл глаза и начал шептать заклинание. Стояла гробовая тишина, нарушаемая только шепотом Мага, и всхлипываниями безутешной матери сидевшей у окна. Тонкая струйка энергии потянулась от Лагуза к ведьме, вливаясь в её рот. Старуха сделала глубокий вдох, и её глаза загорелись радостью:
- Я могу гово… - она захлопала ртом как рыба, выброшенная на берег. Как она не старалась снова заговорить, ни звука не слетало с её уст.
- Кто-то из вас не хочет, чтобы она заговорила, - мрачно произнес Лагуз, открывая глаза. По толпе пробежал рокот непонимания и недоверия.
- Все сейчас же покиньте это помещение.
Никто не сдвинулся с места.
- Может, вы разыгрываете нас, чтобы помочь ей сбежать, - с неприкрытой злобой выплюнула жена старосты, - мы никуда не уйдем.
Видно все придерживались того же мнение, ряды сильнее сплотились и люди взялись за руки, давая понять, что не


Оценка произведения:
Разное:
Обсуждение
     23:04 18.09.2013 (1)
Страшная сила - толпа! С ней совладать трудно, ибо тогда люди не слышат голоса разума!
     23:23 18.09.2013 (1)
Сила страшной становится, когда толпой становится невозможно управлять.
     23:49 18.09.2013 (1)
Трудно найти такого, кто направил бы в правильное русло. Лично я не терплю любые сборища, не говоря о дикой толпе. Пока! Я ушла, До завтра!
     00:48 19.09.2013 (1)
А толпу и направляют в том направление, в котором нужно одному человеку, а не всем.
     10:46 19.09.2013
Именно это мне и не нравится. По сути, я очень послушный человек, исполнительный, но терпеть давления не могу. Такое странное сочетание. Поэтому в митингах не участвую никогда.
Реклама