ПОГОНЯ (отрывок из триллера "Я найду, кто убил тебя") (страница 1 из 3)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Неопределённый жанр
Автор:
Читатели: 274
Внесено на сайт:
Действия:

Предисловие:
Предлагаю Вашему вниманию ещё один отрывок из триллера. Хотелось бы узнать Ваше мнение.
Автор

ПОГОНЯ (отрывок из триллера "Я найду, кто убил тебя")

…Поздней ночью я был в Душанбе, а на утро следующего дня уже сидел в кабинете начальника городского отдела полиции, дружественного нам государства. Нас было трое: подполковник - среднего возраста, стройный таджик; лейтенант, в национальной одежде, и я - старший следователь по особо важным делам, майор Кондратьев. Лейтенант рассказывал, как они задержали Серого.
- Понимаете, товарищ майор, я в тот день был свободен и решил сводить жену и сына в кафе, давно обещал… так вот, заходим мы в кафе, садимся за столик, а за другим столиком сидит таджик и ест лагман, понимаете, неправильно ест…
- Лейтенант, ты на лагман здорово-то не налегай, давай по существу, - перебил его подполковник, - про лагман будешь говорить, когда о Сером расскажешь.
- Слушаюсь, товарищ подполковник.
… Так вот, ест он, значит, лагман, продолжил лейтенант, а сам всё по сторонам посматривает… вроде, как беспокоится...
Подполковник поморщился.
… Ну, я, естественно, так это, аккуратненько, стал его рассматривать. Смотрю, а это вовсе и не таджик, а русский и лицо как-будто знакомое. Стал вспоминать, где я мог его видеть и, представляете (повернулся он ко мне), вспомнил – точно такое же лицо в ориентировке из Москвы было. Серый – ахнул я! Что делать? Со мной сын и жена… страшно! Под пулю могут попасть. Решил я не торопиться и выследить его. Дождался, когда он поест и выйдет из кафе и бросился за ним. Жене деньги дал, чтобы, значит, расплатилась и без меня домой шла…
До чего же словоохотливым оказался лейтенант, и я не выдержал:
- Лейтенант, переходите к сути.
… Так вот, - лейтенант обиженно замолчал, - я же самую суть рассказываю…
- Хорошо, продолжайте, только покороче.
Ну, я его выследил. Он в старом городе поселился…
- Можно,  товарищ подполковник? – посмотрел лейтенант на своего начальника.
Тот только кивнул головой.
…И, оказалось, он поселился у старого чайханщика, а чайханщик этот у нас в разработке, как связной и хранитель «дури» у наших Душанбинских наркодельцов. Я, конечно, сразу доложил начальнику…
Мы в тот же вечер провели операцию по задержанию, Слава Аллаху, обошлось без трупов, только двое, с нашей стороны, ранено… попали под пули Серого. Злой, гад, оказался! Хотел через дувалы уйти… - Не получилось у него… - Мы его скрутили, когда у него патроны закончились. А уже на следующий день перевезли в Душанбе.
Лейтенант замолчал и вопросительно посмотрел на меня, казалось, он хотел спросить: «Что вас, товарищ майор, ещё интересует?» Но, всё и так было понятно – Серый задержан, склад с наркотиками захвачен, связной арестован. Почти победа. Только вот, главари-то, продолжают гулять на свободе… Ноо… не мне судить о чужих делах, мне сейчас надо думать о своих, как Серого в Москву доставить?
- Товарищ подполковник, - обратился я к начальнику горотдела, - не дадите для охраны два-три сотрудника в помощь? Серый – зверь матёрый…
- Майор, не беспокойтесь о доставке. Доставим своими силами, а вы … вы,  отдыхайте. Мы вас в отдельное купе устроим… - В ресторане посидите, наверное, давно не бывали в вагоне-ресторане?
- Ноо…
- Я же сказал, сами доставим, никуда он не денется. Браслетики нацепим, и… я даже пару человек для охраны выделю… - В отдельном купе повезём, как индийского набоба, - ироническая улыбка показалась на лице подполковника.
- Может, лучше самолётом? И быстрее, и надёжнее, - попытался я настоять на своём.
- Нет, у меня приказ – железной дорогой! – он поднял взгляд кверху, давая этим понять мне, что приказа он не может ослушаться.
- Ноо, товарищ подполковник…
- Отдыхайте, отдыхайте майор, доставка Серого не ваша забота.
Я понял, спорить бесполезно. По-видимому, подполковник и его начальство решили «заработать» от Москвы благодарность за склад с наркотиками и за поимку Серого. Даа, честолюбивым оказался подполковник, честолюбивым…
- Товарищ подполковник, могу я воспользоваться вашей спецсвязью, чтобы проинформировать своё руководство о принятом Вами решении?
- Да. Лейтенант, проводите майора.
Когда я доложил Фёдору Ивановичу о сложившейся ситуации, он помолчал, тяжело вздохнул и произнёс сакраментальную фразу: - «Ох, уж эти мне, удельные князьки! - Но ты, не вздумай расслабляться, будь поблизости от Серого, держи ухо востро! Понял, майор?».
- Понял. Слушаюсь, товарищ полковник.
На следующий день, рано утром, мы уже ехали в поезде. Я возвращался в Москву.
Серый, в сопровождении двух полицейских офицеров в штатском, находился в купе номер пять, а я, по иронии судьбы, тоже в купе номер пять, только в следующем вагоне, в вагоне номер семь. Такое положение дел меня, мягко говоря, не устраивало, но что я мог поделать? Пришлось смириться.

*    *    *
Несколько раз я наведывался в купе к Серому - тревожно мне что-то было. Душа, словно томилась от какого-то неприятного предчувствия, что ли. Правильно охарактеризовали свидетели внешность Колмогорова (Серого). Он, действительно, походил на мельника - человека припорошенного мукой. Серые волосы, серый костюм, всё блёклое, невыразительное, а вот глаза… взгляд – пристально-режущий и холодный как лёд. Неприятный, рыбий взгляд.       
Он свободно разместился на нижней, пустой полке вагона,  держа скованные наручниками руки, перед собой. Никакого волнения в нём не чувствовалось. Изучающе окинув меня взглядом, казалось, он хотел понять, с кем имеет дело, отвернулся и стал смотреть в окно. Сопровождающие его офицеры недовольно косились на меня и, чтобы избежать ненужных выяснений отношений, пришлось сократить число посещений, а зря! Ох, напрасно я не прислушался к своей томящейся душе, напрасно. Надо было, несмотря на недовольство сопровождающих, находится с ними в купе, ноо…
После станции Чаршанга, насколько я знаю, она расположена на территории Туркменской Республики, я решил проведать Серого и его конвой. Войдя в тамбур шестого вагона, я увидел открытую наружу дверь и, предчувствуя недоброе, бросился к пятому купе. Дёрнул за ручку двери, она, вопреки инструкции, оказалась не запертой.
В купе вагона были охранники, но не было Серого. Один охранник, неловко вывернув голову, лежал на полу, второй, бездыханной куклой покоился на нижней полке. Оба были мертвы. У охранника, лежащего на полке, отсутствовало удостоверение личности и оружие.
Я всё понял, я сразу всё понял! Серый каким-то образом сумел усыпить бдительность офицеров, убил их и спрыгнул на ходу с поезда. Я бросился к купе проводников и только собрался постучать, как дверь сама открылась, и показалось заспанное лицо миловидной девушки.
- Гражданин, вы чего шумите?
- Немедленно вызовите поездного врача в пятое купе и сообщите поездной службе охраны - у вас убийство! – быстро проговорил я шёпотом. - Шум не поднимать! Поняли?!
Проводница схватилась обеими руками за горло и зажала рот. Глаза её стали круглыми и белыми от страха. А я? Я бросился в тамбур, к открытой двери.
Поезд, после очередного, замедленного подъёма на ровное плато, вновь стал набирать скорость. Перестук колёс начал учащаться, и я сообразил, если сию же минуту я не спрыгну с поезда, то потом, при большой скорости движения, я не смогу этого сделать, я разобьюсь… и я, держась за поручень, спустился на нижнюю ступеньку вагона, затем, выбрав относительно ровное место на земле, прыгнул.
Сколько раз я кувыркнулся, не знаю, но ударился об землю я здорово, в голове аж искры засверкали!
Голова гудела, как пустой котёл, а тело болело так, словно по мне дорожный каток проехался. Сориентировавшись, я, покачиваясь и поддерживая руками гудевшую голову, отправился в обратный путь, к станции Чаршанга. Я шёл опустив взгляд, я смотрел в землю, я искал следы Серого.
При приземлении он должен был оставить хоть какой-то след. Во всяком случае, я надеялся на это. Иначе, мой прыжок с риском сломать себе шею, был бы пустой затеей.
Пройдя километров пять вдоль железнодорожного полотна я, наконец-то, увидел место прыжка Серого. Трава ещё не успела выровняться, и была чуть примята, а в сторону пустыни Кызылкум вёл одинокий след человека…
На что рассчитывал Серый, выбрав это направление, я не знаю, но он точно знал, куда идёт. В этом я был уверен. Не мог такой человек, как Серый, не понимать пагубности выбранного направления. Значит… значит, мой путь был в ту же сторону, и я заспешил.

                                                          *    *    *
Голова почти перестала болеть и я, ускоренным шагом, иногда переходящим в лёгкий бег трусцой,  пустился вдогонку за убийцей. Но этот бег и ускоренный шаг продолжались недолго - ноги вязли в песке, идти было трудно. Единственное, что меня поддерживало в этой гонке – Серому было так же тяжело, как и мне.  Во всяком случае, я надеялся на это.
Часов через пять, уже почти в сумерках, я увидел впереди небольшую, медленно передвигающуюся точку. Насколько мог, я прибавил шаг и вскоре увидел - впереди движется человек. Он шёл медленно, но уверенно, ни разу не оглянулся назад, казалось, он был твёрдо уверен в своём одиночестве и отсутствии хоть одной живой души в этой, прокалённой солнцем, пустыне.
Мне нужно было догнать его пока не наступила ночь, иначе я потеряю его, решил я, и постарался, хоть и через силу, ещё прибавить шаг. Но догнать человека я не успел, темнота на юге, оказывается, наступает так быстро, что человек не успевает приготовить себе ночлег. Я этого не знал. Я же приехал из Москвы, а у нас сумерки медленно переходят в ночь. И ещё - я многого не знал о здешнем климате.
Пришлось лечь на песок. Ноги гудели от усталости, давал о себе знать голод и, особенно, жажда. Ни того, ни другого у меня не было.  Свернувшись клубком, я попытался уснуть на ещё тёплом песке, но после полуночи стал мёрзнуть. Давала о себе знать особенность резко-континентального климата - днём пекло, ночью заморозки!
Чтобы окончательно не замёрзнуть, приходилось вставать и двигаться. К утру я настолько устал, что уже стал подумывать: «Да ну его к чёрту, этого Серого, погибать из-за него, что ли? Потом поймаем, никуда он не денется».
Но это был первый порыв, а второй – я увидел, Серый уже далеко впереди и вот-вот скроется за очередным барханом. Пришлось брать «ноги в руки» и бежать за ним. Мой бег помог мне - я согрелся! Спустившись в очередную ложбину, я потерял из виду бандита, а выбравшись наверх, не увидел его. Горизонт был девственно чист.
Куда он мог запропаститься? - обожгла меня мысль, не мог же он бесследно испариться, или как падший ангел вознестись на небо, и так быстро? Не мог! Он где-то здесь! Где-то недалеко…
Я бросился вперёд, а шагов через пятьсот, вдруг услышал выстрел - пуля, вырвав клок волос из моей головы, улетела вдаль. От неожиданности и от удара пули в голову я упал, голова закружилась. Вскоре я почувствовал, как что-то горячее стало заливать мне глаза.
Не зря же я столько лет работал в следственном отделе: ответ был ясен – это кровь из раны, а что при этом кружится голова, так и это было ясно – я контужен, и тяжело. Плохо, совсем плохо, подумал я.  С таким ранением мне долго не выдержать и путь, который я выбрал для поимки преступника, не для меня! Тогда для кого?! Кто будет защищать людей от таких бандюг и подонков, как этот Серый, кто?! Не Иваницкий же и не нежная, худенькая Ирина… - У них совсем другая задача в жизни. А моя задача –


Оценка произведения:
Разное:
Реклама