Произведение «Ордена недаром нам страна вручала. Страницы из романа "жизнь ни за что".» (страница 1 из 8)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Роман
Автор:
Читатели: 1497 +2
Дата:

Ордена недаром нам страна вручала. Страницы из романа "жизнь ни за что".



АЛЕКСЕЙ СУХИХ

ОРДЕНА  НЕДАРОМ  НАМ СТРАНА ВРУЧАЛА…
Роман  «Жизнь ни за что». Главы из пятой части.
   
Инженер Леонид Сугробин, начальник конструкторского отдела одного из значимых для страны НИИ, неоднократно принимал личное участие в работах по внедрению на объекты и испытаниях в деле оборудования, созданного его институтом и при его непосредственном участии. Обстановка часто требовала личного присутствия разработчиков. В этот раз работы были связаны с ВМФ
1.
В обозначенный день тринадцатого октября компания закадычных друзей, объединённых в общество откровенных разговоров(ООР), собиралась  ежегодно после того как их разъединила семейная жизнь. В этот раз компания собралась в полном составе у Валентинова, так как его жена Галя была в отъезде. Волей судьбы все они жили в одном районе. Звереву не хватало метров по норме и ему, уже начальнику лаборатории, дали новую трёхкомнатную квартиру. Сургутину как начальниеу отдела управление дорог выделило двушку на семью из трёх человек. Начальник бригады Саня Ширяев наработал на разработке шасси для одного из МИГ-ов однокомнатную квартиру, и тоже она оказалась вблизи от остальных. Детей не было у Валентинова и Сугробина.
К назначенному времени все собрались аккуратно в течении получаса. Сугробин вышел из лифта и в нос ему ударил густой запах давно отошедшего, но незабытого фирменного студенческого блюда «пельмени с картошкой». Дверь открыл улыбающийся Валентинов в поварском колпаке набекрень и поварёшкой в руке.
- Проходи, дорогой. Слышишь, какой запах. Нечаянно вспомнилось, а какие чувства. На двадцать лет помолодел.
Все были на кухне. С приходом Леонида не хватало только Сургутина.
- Привет, ребята! - сказал Леонид, обнимаясь с каждым.
- Виктор сейчас будет. Он звонил и сказал, что задержится на пять минут,- пояснил Валерий, заметив ищущий взгляд Леонида.- И хватит обниматься. Тащите всё на стол. Включайте музыку и открывайте бутылки. Вы приволокли всего столько, что до утра можно ни о чём не думать.
- Давно не собирались, можно и погулять, - сказал Зверев, загасив сигарету.
- Любо, братцы, любо, - гудел Ширяев.
Незакрытая дверь распахнулась и звонкий голос Сургутина возвестил -
- А вот и я. Встречайте.
-  ООР в сборе. Все за стол! – приказал Валентинов, командуя как хозяин места встречи, и выставил на середину стола кастрюлю с пышащими жаром в ещё пузырящемся бульоне, пельменями. - И водку каждый себе наливает сам. Мы уже не молоды, как десять лет назад. А у кого - то и болезни появились.
«За наше здоровье!» – все встали, сказали разом и сдвинули хрустальные бокалы. Первый тост был ритуальным. И выдерживался строго. И несколько минут все молчали, накладывая в тарелки и поедая пельмени, наполняясь ностальгическими чувствами.
- Вот теперь можно и по второй, - отодвинув тарелку, расслабленно сказал Володя и потянулся за ближней бутылкой. – Сколько лет прошло, а пельмени в нашей компании возвращают меня в общагу. Дома пробовал варить так, а не получается. И, кажется, всё правильно делаю, и вкус похож, а никаких воспоминаний не вызывает.
- С Валеркой в этом деле никому не сравниться, - сказал Саня и положил дополнительный половничек пельменей в тарелку. - Съем ещё пельмешек чуток и за остальные закуски возьмусь. Чёрт знает что! В магазинах ничего нет, а на столе даже красная рыба топорщится.
- Не слышал ещё, что Сугробин с Камчатки вернулся. Витёк Москву разграбил для этого случая. Вова от тёщи волнушек маринованных добавил, а я щучку самолично на Волге подловил. Вот и собралось неплохо, - пояснил Валерий
- Да уж диссидентами вы не станете, - грустно протянул Ширяев. - А я «Архипелаг» Солженицына на папиросной бумаге принёс. Хотел порадовать.
- Посмотрим и книгу, - сказал Володя. – Но диссидентами не станем ни до, ни после. И ты не станешь. Кто такие диссиденты. Они враги России. Они ищут сочувствия и помощи у иностранных держав в ущерб своей державе. А мы все граждане России, и будем всегда за неё, какая бы она ни была. Её надо выправлять, бороться за неё, а не жаловаться недругам на неё. Любой жалобщик – потенциальный предатель. Социализм – лучшее устройство общества в нынешней цивилизации.
- А ты за кого сейчас выступаешь, - спросил Сугробин. – За большевиков или за коммунистов?
- Это пусть Петька с Василием Ивановичем разбираются. А то ты скажешь, что и Ленин был диссидентом.
- И Ленин, и вся компания основателей РСДРП были диссидентами. И все они были против России и, как могли, противоборствовали ей. Ленин стоял за поражении России в русско – японской войне и в первой мировой. Он был враг Российской империи, так же как и нынешние диссиденты, враги Советского Союза. И только один нынешний диссидент помог коммунистическому движению. Тот, которого на Корлована обменяли.
- Может, и Сталин диссидент!?
- Нет! Сталин был политзаключённым. Его, отсиживавшиеся в Щвейцарии и Франции коммунисты, и большевики и меньшевики, в свою компанию не брали. Они давали ему возможность отсидеть за них. А сами пользовалиь благами западной цивилизации, развлекались на курортах. Ленин редактировал «ИСКРУ», жил с Крупской и ударял за Инессой Арманд. За кем ударял Троцкий и другие товарищи,не интересовался. Так что Сталин и западники были разными людьми. И как он оказался в семнадцатом году в большевистско – еврейском правительстве, уму непостижимо. Похоже, что Ленин с Троцким застеснялись и призвали одного нацмена.
- Да хватит вам про диссидентов, - включился Сургутин, съедая последний пельмень из тарелки. – Послушаешь эти «голоса» и ничего не почерпнёшь. Ну, сидит этот генерал1 в психушке, и что! Брать дубины и идти кремль штурмовать. Только сумасшедший может дуракам при власти говорить, что они дураки. Потому и в психушке. Пример надо с Ленина брать. Тот погулял вдоль Енисея пару лет. И в Женеву. И оттуда, не боясь наказания, рассыпал искры. А Сталин в заполярном крае эти искры раздувал в пламя. Да так, что сталинский зэк  благодарил его в сочинённой песне. «…Вы здесь из искры раздували пламя. Спасибо Вам, я греюсь у костра».2 Деньжата у партии откуда – то были. И, конечно, не от экспроприатора Камо3, и не от марксистских рабочих кружков из России, которые если что и могли собрать, то не больше, чем для выпивки на загородных маёвках.
- Эх, Витёк, и сказанул. Кто не налил, налить и выпить, - взял бразды опять в свои руки Валентинов. - Обстановка в нашем обществе мне откровенно не нравиться. Пусть мы все уже не живём по частным квартирам. И на вино, и на еду у нас хватает. Но еды в стране мало, всё приходится доставать, а власть и торгаши жрут в три горла, делают себе огромные квартиры бесплатно, и все при автомобилях и дачах. Мы с Саней тоже автомобили купили, но ценой отказа от всего, что надо было для жизни. В кино не ходили, не то, что в театры или рестораны, как раньше. Когда в антрактах угощали своих девчонок шампанским и шоколадом. И мы вынуждены всё везде просить. Причем просить своё, заработанное и заслуженное. Так противно иногда становится. Эх! Диссидентом я не стану, но хотелось бы лучшего. Так долго страна не протянет.
 Давай, за лучшее! – взялся за гитару Зверев.
Пронеслись свиданья под луною.
Гром оркестров, танцы, карусели.
Время не забыло нас с тобою –
Незаметно круто повзрослели.
Володя пел нашу любимую с другими словами и улыбался.
- Слова сам придумал? – спросил Леонид. Володя кивнул.
- Сугробин, - кричал Валерий. - А как поживает женщина, которую я вместе с тобой летом подвозил в аэропорт? Он, мужики, настоящий паразит. Завлёк красотку в дикие края, понаслаждался, и бросил. И если он таких бабочек бросает, то его надо вздуть. Народ старается, детей рожает и растит, а он всё гуляет. Давай отчитывайся.
- Отчитываюсь, граждане, отчитываюсь, - поднял вверх руки Леонид.- Валерию женщина понравилась. Мне тоже. Я вас всех приглашаю на факт подписания акта о браке по закону. И на свадебный пир, если подписание состоится.
- Наливай! – дружно и громко сказали все.
- Переводим день встречи и заседания ООР в вечер проводов последнего холостяка, - крикнул, перекрывая шум Валерий. - У меня не только водка в холодильнике, но и жаркое в духовке.
- Решился, дорогой, - сказал Володя Зверев Леониду, когда все песни перепели и он отложил гитару в сторонку. - Сам пошёл навстречу или завлекла?
 Твоя благоверная мне советовала не искать красавиц, чтоб легче жить. И сам я понимаю, что любить красавиц нелёгкое дело. Но сам я ничего не искал, и никому искать не заказывал. Нрав свой красавица успела показать. И одновременно она успела понять, что у меня на ней клином белый свет не сошёлся. Так что мы вместе пошли на создание юридической семьи по рассудку. А впрочем, мне с ней легко, пока ей не  втемяшивается в голову несовместимая блажь. И сексуальные силы я не разбазарил, и как мужик я её устраиваю. На необыкновенность какую – то не рассчитываю после нашего «свадебного» путешествия, хотя которое само было необыкновенным. Предполагаю, что будет как у всех. Да и годики. Как ты сказал? «Незаметно круто повзрослели».
 А ты не торопишься, парниша? - вставился Ширяев. - Тут наш советский паренёк нашего возраста такую невесту оторвал, что вся мировая пресса не перестаёт верещать и после их свадьбы. А наше политбюро в кремле затылки чешет в  поисках способа её миллиарды к рукам прибрать.
 Ты про кого? Про Кристину Онасис?
 А про кого же. Вот мужик! А сам всего-то какой-то клерк при торгпредстве в Париже.
- Нет уж,- улыбнулся Сугробин.- С нашими допусками из иностранок только с камчадалками познакомится можно. И  потому на такой кровать-рот не будем разевать. Давайте по делу продолжим. Пусть Ширяев «Архипелаг» прокомментирует. Не читать же его вслух.
СПРАВКА. В 1978 году сотрудник советского торгпредства во Франции Сергей Каузов женился на владелице многомиллиардного состояния Кристине Онассис, дочери греческого мультимиллионера Аристотеля Онассиса. Отец Кристины умер в 1975 году. Единственный сын его ещё раньше разбился на самолёте. К моменту встречи с Сергеем Кристина дважды побывала замужем, оставаясь бездетной. Любовь зла. Влюбилась и уговорила Сергея взять её в жёны. Сергею пришлось, преодолевая трудности, развестись с советской женой. Он жил в Москве с матерью в двухкомнатной хрущёвке. Индюки, раскрыв рты, следили за развитием событий и не сделали каких – либо движений для улучшения квартирных условий. А купить жильё в Москве Кристина не могла по советским законам. К регистрации Сергей только и купил автомобиль «Волгу» и привёз её в дом матери. Любовь это прекрасно. Но через два – три дня самая богатая женщина в мире сказала Сергею, что жить в такой квартире не очень… Сергей, видимо, был парень не промах. Он дозвонился до Андропова. Тот передал просьбу председателю Моссовета Промыслову, и на другой день Сергей Каузов получил две трёхкомнатные квартиры в Протопоповском переулке, соединённые в одну, где вместе с Кристиной они провели свой медовый месяц.
Кристине скоро прискучило в Москве. Молодожёны уехали в Париж, где Кристина ввела Сергея в элитный круг дельцов и аристократов. Сергей начал работать в кампании Кристины. Была ли у них любовь выше крыши, никто не знает. Но ребёнок у них не


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Книга автора
Абдоминально 
 Автор: Олька Черных
Реклама