Ночи Невервинтера. Часть 1. Главы XII-XVI (страница 1 из 3)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Фанфик
Автор:
Баллы: 2
Читатели: 301
Внесено на сайт:
Действия:

Ночи Невервинтера. Часть 1. Главы XII-XVI

***
Выпрыгнув из окна, Арибет ухватилась за кованую решётку нижнего этажа, но оконная рама прогорела вместе с деревянной стеной. Болты вышли из гнёзд, потянув за собой кусок горящего дерева. Арибет разжала пальцы и упала вниз, ударившись о каменные ступени крыльца. Резкая боль волной растеклась от плеча до кисти. Решётка упала рядом и со скрежетом съехала вниз по ступеням. Страх перед человеком с чёрными угольками глаз заставил Арибет подняться на ноги. Не зная, куда бежать, она растерянно озиралась вокруг и видела только огонь, свирепствующий в ночи. Сломанная рука стала неметь.
Вдруг здоровым плечом она почувствовала прикосновение чьей-то руки, а в шею ей ткнулась тёплая и влажная лошадиная морда. Это была Арахна, лучшая из лошадей племени и быстрая как ветер. Её держала под уздцы сгорбленная седая старушонка. Она была слепа и нема, но могла слышать. Арибет ухватилась за чёрную гриву и запрыгнула в седло, увидев краем глаза, как из окна, откуда она выпрыгнула, вниз мелькнула тень. Человек, преследующий её, твёрдо приземлился на ноги и пошёл к ней навстречу по лестнице, чеканя каждый шаг. Он шёл уверенно, как палач, доставая из-за спины фальшион. По нему пробегали жилки ярко-голубых молний. Вокруг лезвия образовался ореол, пульсирующий от электричества.
Тело Арибет прошила дрожь. Разум вопил, что нужно бежать прочь как можно скорее, но она нагнулась и протянула руку старой женщине.
- Ровена, держитесь за меня! - сказала она, но старушка лишь покачала головой и подалась в сторону, нащупывая дорогу впереди себя.
- Вы здесь умрёте! Ровена! – закричала срывающимся голосом Арибет, протягивая руки, но старушка была уже вне её досягаемости, а чёрная тень – совсем рядом.
Арахна рванулась с места за мгновение до того, как страшные сильные руки успели схватить Арибет.
- Я убью здесь всех, если ты не остановишься! – крикнул ей вслед человек, и Арибет содрогнулась от его голоса.
Когда до помутившегося от страха рассудка дошёл смысл этих слов, она натянула поводья, и лицо её искривилось от ненависти.
- Ты поступишь со мной так же, как с дядей! – ответила она, и губы её дёрнулись в судороге.
Человек вложил фальшион обратно в ножны за спину и, отвернув полу плаща, вытащил сюрикен. Он моргнул, сощурился и метнул шестиконечную звёздочку.
Эти маленькие ядовитые снаряды унесли бесчисленное количество жизней, и Арибет знала, что обречена. В её тело подобно гадюкам вонзилось три сюрикена: два в спину, один – в больную руку. У неё было полчаса, не больше, и она из последних сил гнала лошадь вперёд, чтобы умереть до того, как попадёт в руки Маугрима.
В лицо ей хлестал холодный ветер, а из-под копыт вздымалась снежная пыль, сквозь которую как в дымке стремительно проносились мимо горящие дома. Ещё один сюрикен до крови расцарапал шею лошади, оставив багровый росчерк на чёрной коже Арахны.
За спиной обрушился деревянный мост, и, наконец, полыхающая деревня осталась позади. В эту ночь Арибет удалось почувствовать всю скорость, на какую была способна лучшая из лошадей племени Громовое Дерево.
Стоял скрипучий мороз, пробирая тело насквозь, но Арибет была уверена, что яд убьёт её прежде, чем холод. Погони не было, но она гнала и гнала лошадь в горы, не смея оглянуться. В плече пробудилась и заныла боль, пронизывая пульсацией всю руку. Холод ночи, боль и жжение яда парализовывали измученную Арибет, но чувства в ней всё ещё оставались напряжены. Помимо страха и боли, чувство вины жгло её сердце. Она не смогла никого спасти. И от этого становилось больно и стыдно. Когда долгий галоп, в конец, изнурил хрипящую Арахну, Арибет обернулась и, не обнаружив никого за собой, остановила лошадь.
Звёзды и луна ярко горели в морозной ночи. Под копытами хрустел снег. Она была совсем одна в этой холодной пустыне. Далеко-далеко позади алело маленькое пятно. Это догорала деревня. В глазах Арибет стояли слёзы, но никак не могли выкатиться. Алое пятно становилось тусклее и тусклее, пока совсем не погасло.
Едва отметился рассвет тонкой линией по контуру гор на горизонте. Из воспалённого надреза на шее Арахны сочилась чёрно-зелёная кровь, пропитанная ядом. Лошадь сделала пару шагов и резко провалилась в снег с головой, а Арибет, успев вынуть ноги из стремян, выпала из седла и покатилась вниз по склону.
У подножия горы, среди вечных снегов Долины Ледяного Ветра, она лежала, не чувствуя больше ни ног, ни рук, ни боли. Широко распахнутые янтарные глаза на бледно-голубом обмёрзшем лице смотрели на звёзды. А звёзды смотрели в них. Огненные волосы распластались на снегу как змеи. Тишина звенела в ушах, а морозный воздух с каждым вздохом Арибет всё глубже и глубже вгрызал свои ледяные пальцы в нутро.
Её глаза закрылись, и в этот миг где-то в стороне забрезжил свет, медленно разгораясь всё ярче и ярче. Вдруг стало светло и тепло. И в тот момент, когда душа Арибет готова была покинуть тело, раздался чей-то громкий и знакомый голос. Арибет отчётливо его услышала, но никак не могла вспомнить, откуда она знала его.
- Арибет де Тилмаранде!
Из источника света вышел человек-гигант с бородой и длинными светлыми волосами. На голове его был рогатый шлем, а тело заковано в броню. На поясе висел меч, а за спиной – щит, достававший до земли. У мужчины не было одной руки до локтя.
Бог Справедливости опустился на колени перед Арибет и уменьшился в размерах до человека. Он опустил голову и что-то прошептал на незнакомом языке.
Арибет почувствовала, как жизнь возвращается к ней, и распахнула веки. На неё неподвижно смотрели голубые эфемерные глаза. Однорукий бог поднял её с земли и закачал на руках как ребёнка. Он всё время смотрел Арибет в глаза и, казалось, ждал чего-то от неё. Она полностью пришла в себя. Сломанная рука исцелилась от потока живительной энергии, исходящей от Тира. Сюрикены, погружённые в тело, растворились, как будто в кислоте. Яд испарился, и раны затянулись. Тир опустил её в снег.
- Иди в Невервинтер и стань моим паладином, - сказал он ей, и стал растворяться в первых лучах восходящего солнца.
Арибет ещё раз взглянула на него, но так ничего и не вспомнила. Конечно, она поняла, что это Тир, но всё же она чувствовала, что есть ещё одно воспоминание, которое осталось запечатанным в её памяти, и которое она никак не могла вскрыть.
Она отвернулась и зашагала прочь. Она больше не чувствовала холода.
- Ты должна вспомнить. Ты должна вспомнить… Ты должна… - тихо повторял Тир ей вслед, но Арибет его уже не слышала и не видела, потому что он полностью растворился в воздухе.
13
Арибет закончила свой рассказ и посмотрела на Нашера. Он подбросил дрова в камин и погладил усы.
- Если это был Тир, - сказал он, - То почему у него не было одной руки?
- Я не знаю. Он сказал мне идти в Невервинтер, и вот я здесь.
- Ты здесь не потому, что Тир так тебе сказал. Никто тебя не заставит делать то, что ты не хочешь. Даже боги.
- Ты знаешь, чего хочу я.
- Арибет, забудь об этом. Даже если кто-то и выжил, ты всё равно одна никого не найдёшь.
- Я рассчитывала на твою помощь.
- Я не могу идти с тобой, - покачал головой Нашер.
- Разве ты не сможешь дать мне отряд?
- Нет. Я тренирую этих людей, но они мне не принадлежат. Послушай моего совета. Забудь о прошлом. Оно сгорело вместе с Громовым Деревом.
- Если никто не выжил, то почему Тир мне об этом не сказал? Разве боги не должны всё знать?
- Ответы на некоторые вопросы мы должны найти сами.
- Но если никто не поверил мне, что Громовое Дерево сожгли тэянцы, кто поверит в то, что я видела Тира? Я не хочу, чтобы меня осмеяли ещё раз.
- Я верю всему, что ты говоришь. В том числе и тому, что твою деревню сожгли воины в красном, похожие на тэянцев. Но Тира никогда ни с кем не спутать, а тэянцем может заделаться кто угодно.
- Стать паладином Тира – это ведь тоже обязанность? А я хочу теперь только свободы.
- Разве ты не ощутила её на вкус, когда чуть не умерла в Долине Ледяного Ветра? – спросил Нашер, и его голос стал резким.
- Она безвкусна. И холодна, - задумчиво проговорила Арибет.
- И жестока, - добавил Нашер и подбросил ещё поленьев в огонь. – Одному не выжить в этом мире. Запомни это.
Арибет ничего не ответила.
- Я всё хотел спросить, кто этот человек, который хотел тебя убить?
- Маугрим Коротир.
- Почему он преследовал тебя?
- Не знаю, - она пожала плечами и повела рукой вдоль пояса, судорожно сжав пальцы в кулак.
- Ты знала его ранее?
- Нет.
Проницательный Дестер заметил бы, что за плотно сжатыми губами Арибет и маленькой морщинкой, прорезавшей её лоб, скрывается ещё одна история, но Нашер не был склонен к проницательности, и поэтому не обратил внимание. Он встал с дивана и размял руки.
- Тепла от камина хватит до утра. Постарайся обо всём забыть и хорошо выспаться. А ещё, хочешь, открою тебе секрет на сон грядущий? Свободы не существует.
Арибет улеглась на диван, заложив руки за голову, и задумчиво глядела на огонь в камине, а Нашер пошёл к себе, но потом, словно что-то вспомнив, вернулся.
- Ко мне приехал один друг. Отличный парень, немного угрюмый и странный, но, думаю, тебе понравится! Ручаюсь за него своей головой.
- Нет, - резко оборвала его Арибет. – Никаких странных парней.
- Как хочешь, - улыбнулся Нашер, потоптался на месте и вышел из гостиной.
Арибет уснула сразу же, как погас огонь в камине. И это была её первая ночь, когда она спокойно заснула, словно отрезав себя от прошлого. По крайней мере, так она думала.
***
Маугрим смотрел вслед Арибет, в нерешительности барабаня пальцами по рукояти метательного кинжала, висящего на поясе.
- Убить её? – спросил Грегориан, готовый броситься в погоню по первому приказу.
- Нет, - ответил Маугрим. – Я любил эту женщину. Пусть хотя бы её крови не будет на моих руках.
- Но ты всадил в неё отравленный сюрикен… - скептически заметил Грегориан.
- Три сюрикена.
- Тогда она уже мертва.
- Пускай. Я не хочу видеть её смерти.
- Что ж, вижу, ты и вправду любил её, - усмехнулся Грегориан.
Маугрим обернулся к жителям деревни, жалких, похожих на загнанных зверьков. Они дрожали от страха и холода. Тэянцы взяли их в плен, окружили и стояли с копьями наготове.
- Ваш вождь обесчестил меня! Каждый из вас знал про обман и никто мне ничего не сказал. За моей спиной вы шептались и насмехались надо мной. Сегодня вы заплатите за эту ошибку. Сжечь здесь всё!
- А с ними что? – спросил Грегориан, кивнув на жителей. - Прикажешь убить?
- Нет. Нам нужны рабы.
- Ты сегодня великодушен, - заметил Грегориан.
- Я оставлю наместника в Утгарде.
- Даелана?
- Нет. Он полуорк. Его слушаться не будут.
- Что ж… Стало быть, у тебя есть план?
- Навещу старого друга в Невервинтере. Здесь дело окончено, а там у нас непочатый край работы.
- Если дело закончено, может скажешь, зачем ты сюда вернулся? Что такого было в этом дереве?
- Это то, что делает королями обычных мужчин. И богами – выдающихся.
Маугрим ушёл, а Грегориан презрительно фыркнул.
- И ты, конечно, относишь себя к последним, - проворчал он себе под нос.
14
Фентик уснул, едва его тело соприкоснулось с постелью. Уснул как был: в запылённой одежде, с торчащими из карманов записными книжками и блокнотами, перьями и перочинными ножиками. Он лежал, распластав по кровати руки и ноги, на лбу его выступили капельки пота, рот был


Оценка произведения:
Разное:
Обсуждение
     07:18 28.12.2016 (1)
Очень интересно Вы пишете. Читаю с удовольствием, хоть и путаюсь в именах.
     09:29 28.12.2016
Спасибо)
Книга автора
Пожар Латинского проспекта 
 Автор: Андрей Жеребнев
Реклама