«Любовь до гроба» (страница 1 из 7)
Тип: Проза
Раздел: По жанрам
Тематика: Детектив
Автор: Николай Тимохин
Читатели: 38
Внесено на сайт: 18:55 19.02.2018
Действия:

Предисловие:
В основу новой остросюжетной криминальной повести «Любовь до гроба» известного казахстанского литератора Николая Тимохина, автора остросюжетной повести «Перстень графа Митрофанова», легли реальные события из материалов уголовного дела, имевшего место в середине лета 2016 года в одном из казахстанских городов. Любовь и ненависть, измены и предательство, драки и убийства делают сюжет этой драмы еще более захватывающим. Повесть рассчитана на широкий круг читателей, неравнодушных к проблемам современного общества.

«Любовь до гроба»



Часть первая
1
На свой школьный выпускной вечер Людка Семакина, как и положено в таком случае, готовилась заранее. Причем за несколько месяцев. Девушка знала, что по красоте на этом балу ей не будет равных. Хотя есть, конечно, несколько смазливых девчонок, на которых засматриваются пацаны не только из их класса, но даже и из параллельного. И все равно Людка была уверена, что вскружит голову всем мальчишкам. Не говоря уже об однокласснике Шадрове, который в нее и без того влюблен без памяти.
Другая девушка на ее месте, скорее всего, призадумалась бы и решила для себя, принимать или отвергать назойливые, но искренние ухаживания Семена. Но Людка не стала обременять себя такими мелочами и ломать голову по каким-то пустякам. Она просто позволяла Шадрову себя любить, но при этом не переходя никаких границ и не распуская руки. «Я еще нецелованная девушка», — как-то раз сказала Людка не на шутку распалившемуся Семену, когда он поздно вечером провожал ее домой. А про себя добавила: «Тобой, мальчик мой, нецелована».
Но Семен расценил слова своей девушки по-своему, то есть так, как и надо. И решил, что сразу же после окончания школы сделает Семакиной предложение.
Назвать красавицей Людку смог бы, наверное, не каждый. Но она обладала каким-то скрытым шармом, притягивая к себе, словно магнитом, представителей противоположного пола. Причем на нее заглядывались даже такие мужчины, которым она годилась в дочери. А круг ее знакомых был настолько широк, что она часто забывала имена своих новых поклонников.
Все мысли в Людкиной голове были нацелены на что угодно, только не на учебу. Уроки она не пропускала, но любимых предметов не имела, а две четверки за последние несколько лет получила только по физкультуре. И то когда, улучив момент, стала строить глазки молодому учителю, сдавая норматив по бегу.
Семакина никак не могла дождаться окончания школы. Поступать она никуда не думала. Была уверена, что с ее обаянием если уж не весь мир будет у ее ног, то хотя бы лучшая его половина. А ею, по мнению Людки, являлись состоятельные представители противоположного пола, которые часто не могли отвести глаз от ее стройной фигурки.
«Везет же Бараковой, — часто думала Людка. — И школу-то закончила в прошлом году еле как, чуть не выгнали. И с предками своими постоянно лается. А живет так, что позавидуешь. Всегда с деньгами. И хахали за ней наперегонки на машинах подъезжают».
— А ты, Людка, не дури, — говорила ей подруга. — Вот отмучишься, получишь аттестат зрелости, поймешь, что уже созрела кое на что… И сразу же иди к нам в ресторан официанткой. Работа непыльная, будешь сытой, чаевые почти всегда. Богатеньких мужчин — море! Выбирай кого хочешь…
— Снежана, да пойми ты, не могу я прислуживать. Я сразу же всех там пошлю куда подальше!
— Ох ты, какие мы гордые! Прислуживать она не хочет! Да у нас половина девок, официанток, после работы уезжают с клиентами на всю ночь! Даже посудомойка от них не отстает! И все они живут так, что тебе и не снилось. Со смартфонами последних моделей, с телевизорами на всю стену и одеваются, полный улет!
— Ладно, уговорила, — согласилась Людка. — Там видно будет. Надо сначала как следует отгулять выпускной, чтобы на всю жизнь запомнился.
— А чего там запоминать, — возразила Баракова Снежана, — я в прошлом году напилась шампанского и после салюта во дворе школы сразу уехала с одним пацанчиком. К нему домой.
— Нет, я так не хочу, выпускной — это один раз в жизни. А пацаны, мужики еще будут. Вот только не знаю, что мне надеть на бал. Новое что-то прикупать средства не позволяют. У матери просить бесполезно. Она всю жизнь без денег.
— Ну, ты сильно-то не размахивайся, это же не свадьба. Туфельки подбери и платье. Самое главное.
— Понятно, что не телогрейку и трусы. Только, подруга, — с грустью сказала Семакина, — нет у меня ни того, ни другого. И даже ни третьего, того, кто смог бы мне обеспечить и первое, и второе.
— Ладно, не ной, — успокоила ее Снежана. — А то я сейчас заплачу. Туфли я тебе дам свои. С прошлого выпускного у меня остались. Я их почти что больше и не одевала. А с платьем что-нибудь придумаешь. Голова у тебя и время на это еще есть.
После этого разговора Людка и вспомнила про Шадрова. «И правда, а почему бы его не попросить о помощи? Мужчина он, в конце концов, или нет? Конечно, как мужик он, может быть, и никакой, но все же пусть себя проявит хоть в этом». И в этот же вечер она набрала номер телефона своего одноклассника.
— Семочка, приветик! Ты чем сейчас занят? Ничем? Ждешь, когда я тебе позвоню?
«Вот дебил-то, — подумала Семакина, — долго бы ты меня еще ждал». И продолжила:
— Ой, а я вот скучаю, хотела выйти прогуляться… И ты тоже? Надо же, как у нас мысли схожи…
«Еще бы так же желания совпали насчет моего выпускного платья», — рассуждала сама с собой Людка, спешно собираясь на свидание.
Вечер выдался теплым и безветренным. Воздух казался таким свежим и легким, что его с жадностью хотелось вдыхать полной грудью.
В условленном месте с тюльпаном в руке Семакину уже поджидал ее друг.
—Ты где успел цветок взять? — не глядя в лицо парня, спросила Людка, при этом приняв подарок.
— Привет, это мой секрет, — сбивчиво, словно боясь спугнуть свое счастье, заговорил Семен. — Хотя ладно, скажу. Я съездил в цветочный киоск… Ну, куда пойдем?
— Да… знаешь, — капризно начала Людка, — вообще-то я долго не могу гулять. Голова болит.
— Голова-а-а? — удивленно и слегка расстроенно протянул Шадров.
— Да. От одной проблемы.
— А в чем дело? — поспешил поинтересоваться парень.
И Людка ему сразу же рассказала о том, что она не может пойти на их выпускной вечер из-за того, что у нее нет нового платья.
— Да. Представь себе. Я не могу пойти на бал в чем попало. Я должна выглядеть суперски. Да и ты, думаю, сам это понимаешь…
Её лицо стало таким жалким и, как показалось Семену, еще более красивым, что он тут же произнес:
— Люда, не переживай, я что-нибудь придумаю, обязательно.
— Ты? — нарочито удивилась девушка. — Да чем ты сможешь помочь? Хотя ты очень хороший парень и мне сильно нравишься. Но новое платье стоит дорого, а денег на него у тебя нет…
Домой Семен возвратился неразговорчивым и сразу прошел в свою комнату.
— Сынок, ты ужинать будешь? Иди мой руки. Сема, ты, что, не слышишь? — позвала его мама, заходя в комнату сына.
— Да не хочется что-то…
Но женщина не унималась и выяснила у сына причину его расстройства. Оказывается, у его девушки нет денег на покупку платья для выпускного вечера. И по этой причине она тогда вообще не пойдет на торжество.
— А если Люда не пойдет, тогда и я не пойду тоже! — в сердцах сказал парень.
И у женщины с сыном состоялся серьезный разговор. Семен попросил маму, чтобы она для этой цели разрешила ему взять те деньги, которые она откладывала ему на костюм для выпускного вечера.
— Мне новый костюм совсем не обязателен, — быстро говорил Семен, боясь, чтобы мать его не перебивала. — У меня еще и этот неплох. Его только надо кое-где почистить и погладить.
Мать пробовала возражать сыну и противилась тому, чтобы он отдал деньги своей однокласснице, которая будет его невестой или нет, еще неизвестно, но Семен, не настаивая, сильно просил ее, и женщина согласилась.
— Ой, сынок, смотри, поступай как знаешь, тебе жить, лишь бы ошибок не понаделал да не пожалел потом.
2
Музыка на первом этаже школы гремела так, что казалось, весь близлежащий жилой район в эту ночь спать не будет. Этот выпускной вечер мало чем отличался от стандартного проведения подобных ему мероприятий. Родители, собравшись большой и веселой группой, засели праздновать торжество в кабинете на первом этаже. А их неожиданно повзрослевшие дети на какое-то время среди ночи и праздника были предоставлены сами себе.
Мальчишки-выпускники старались выглядеть важно и ходили по-деловому степенно, впервые чувствуя себя свободными в стенах школы. Причем настолько, что можно было пройтись перед дежурившими учителями выпившим шампанского и не скрывая запаха сигарет.
Но, конечно же, главным и захватывающим зрелищем вечера были его выпускницы, еще вчерашние девчонки. В своих воздушных нарядах они порхали, как бабочки, больше напоминая юных невест. На их сияющих от улыбок и счастья личиках было написано, что с детством они распрощались уже навсегда и готовы к взрослой жизни. Казалось, что они жаждут не просто шагать, а бежать по новой широкой и неизведанной дороге, по которой каждую из них поведет судьба, лишь стоит им захлопнуть за собой дверь родной школы.
Выпускники, разбившись на небольшие группки, с деловым и веселым видом без устали сновали туда-сюда. Казалось, что от этого их становилось в два раза больше. За ними было сложно уследить.
Семен весь выпускной вечер старался не упускать Люду из вида. К тому же девушка в своем новом платье, которое парень помог ей купить, выглядела не просто эффектно, а сногсшибательно. Платье красиво облегало стройную фигурку выпускницы. А открытая спина, обнаженные плечи и небольшое декольте придавали некий сексуальный вид и без того не обременяющей себя рамками приличия Семакиной. Ее одноклассницы были не менее привлекательны, но почему-то именно Людку пригласил на медленный танец учитель физкультуры, который так щедро ей ставил четверки.
Танцуя с ним, свободная от всех школьных норм и правил поведения, Семакина так строила ему глазки, что это заметила завуч по воспитательной работе. А немного погодя физрука увела домой пришедшая за ним в школу жена.
Семену тоже хотелось станцевать с Людкой. На что она парню сразу же ответила: «Весь вечер еще впереди, не торопись. И дай мне отдохнуть в последний раз с моими одноклассниками. Когда еще потом мы все соберемся?»
Проведение выпускных вечеров из года в год — это не только радостное и торжественное событие для руководства и учителей каждой школы. Но еще и ответственное и даже нервное мероприятие. Ведь в это время в школе надо обеспечить не просто общий порядок, но и безопасность учащихся.
А обоснованные опасения для организаторов вечера, прежде всего, могут составить бывшие ученики школы. Вызывают тревогу те, кто закончил школу два-три года тому назад. И причем не на пятерки с четверками. Да и репутация у них, мягко говоря, оставляла желать лучшего. Одним словом, им бы сидеть дома да вспоминать о своей школе, обходя ее двумя улицами, так нет же, как раз такие и намереваются каждый выпускной любыми путями попасть на школьный бал.
В это время дежурные учителя на первом этаже школы всегда начеку. Ведь охранники им тут не помогут, так как они в лицо не каждого ученика-то знают, а бывших — тем более.
К тому же эти парни, спешащие на выпускной без приглашения, всегда одеваются чисто, в костюмчики. И отличить таких непрошеных гостей от виновников торжества порой не могут даже сами родители, которые тоже не знают в лицо всех одноклассников своего ребенка.
С этими незваными гостями надо обходиться всегда деликатно и, главное, не пропустить их внутрь школы. Ведь в разные годы бывали такие случаи, когда посторонним лицам их приятели с выпускного вечера открывали окна на первом этаже и проводили на бал.
И если в самой школе общими усилиями подобную ситуацию еще как-то можно проконтролировать, то в школьном дворе, когда время уже за полночь и ничего не видно, — практически невозможно. Поэтому учителя с такими непрошеными гостями всегда стараются не накалять обстановку, а разговаривать вежливо. Ведь всю ночь выпускники выходят во двор проветриться, а среди них, конечно же, — девушки. А значит, они в первую очередь находятся в так называемой зоне риска. И причем такие девушки, как Семакина, которую в самый разгар выпускного вечера никак и нигде не мог найти Семен.
Пропажу Семакиной заметила тоже и завуч. Правда, если бы физрука после его танца с Людкой не увела домой жена, то можно было бы что-то и заподозрить. Но сейчас все выглядело по-другому. Завуч решила панику не поднимать, а подождать до рассвета, может, все само собой решится и Людка еще и придет. А если нет, так что же?
«Аттестат она получила, школу закончила, уже взросленькая. И хватит за ней учителям бегать-то», — думала завуч, и все же в душе невольно беспокоилась за выпускницу. А тут еще, как назло, дежурные учителя сообщили, что во дворе школы есть посторонние. А именно: прошлогодняя выпускница Баракова и с ней еще трое парней, один из которых тоже бывший ученик, окончивший школу два года назад, Виктор Дипунов.
— Какие-то незнакомые ребята. Они сидят около волейбольной площадки в кустах и курят. А может быть, даже и пьют, — озираясь по сторонам, чтобы никто не слышал, тихо сообщила завучу учительница химии. — Может быть, взять кого-то из мужчин-учителей или родителей и сходить посмотреть?
— Давайте пока подождем и просто понаблюдаем, — также негромко ответила завуч и вышла в школьный коридор. Почему-то ей снова вспомнился танец физрука и Семакиной и то, как выпускница на него смотрела.
А Людка действительно в тот момент была на седьмом небе от счастья. Еще бы! Теперь она была независима от этого учителя и могла смотреть на него как на простого мужчину, который испытывает к ней нескрываемую симпатию. И все бы ничего, но тут девушка заметила, что на них строго и пронзительно смотрит эта заучиха по воспитательной работе.
«Фу, крыса, она и тут достает», — подумала Людка и сразу же после медляка с физруком вышла из танцевального зала. Как только отзвучали последние аккорды музыки, она почувствовала, как в ее маленькой сумочке что-то шевелится и пищит. «Мобила, звонок!»
— Да, Снежок, дыши! — ответила девушка на звонок. — А ты и так дышишь? Где, на улице во дворе? Возле волейболки? Иду… С тобой еще парни есть? Ну, счастливая… Сейчас разберемся...
К своему великому сожалению, завуч школы по воспитательной работе никак не смогла припомнить, кто такой этот Виктор Дипунов. Фамилия-то вроде и знакомая, а его лица женщина никак не могла себе представить. Не станет же она у других учителей уточнять про какого-то Дипунова! Это совсем нехорошо получится.
Но тут, к счастью, к завучу снова подбежала молодая химичка и, словно читая ее мысли, опять заговорила про Дипунова:
— Этот Виктор, ну который Дипунов, теперь уже точно расположился со своей компанией за волейбольной площадкой. Я его еле вспомнила. Он в позапрошлом году перешел к нам в десятый класс из другой школы. Его там чуть ли не выгнали за драку.
И тут завуч школы вспомнила этого ученичка наверняка. Высокий, худощавый, но крепкий парнишка, с пронзительным взглядом, который не каждый учитель мог выдерживать. Резкий в разговоре, где-то даже наглый. Но всегда знавший меру своим грубостям. Изворотливый, не любящий проигрывать и не терпящий своих обидчиков. В чем-то даже жестокий. Плохой ученик и такой же неважный товарищ, но умеющий держать лидерство в классе не только среди мальчишек, но и среди девчонок. Вот, пожалуй, и все, что могла о нем бы сказать завуч школы.
— О, а вот и наша выпускница-озорница, — радостно встретила подругу сидящая в кустах в компании каких-то ребят Снежана. — Присоединяйся к нам. Выпьешь? Но сначала познакомься с правильными пацанами.
За знакомство, естественно, полагалось


Оценка произведения:
Разное:
Подать жалобу
Книга автора
Совсем не женская история 
 Автор: Магдалина Гросс
Публикация
Издательство «Онтопринт»