И никаких чудес (страница 1 из 3)
Тип: Проза
Раздел: По жанрам
Тематика: Фантастика
Проза к празднику: Работников уголовного розыска
Автор: М. Горан
Расширенная оценка: 8.5
Баллы: 14
Читатели: 100
Внесено на сайт: 07:48 04.10.2018
Действия:

Предисловие:
Что делать участковому, на территории участка которого происходит всякая чертовщина?

И никаких чудес

Участковый Иванов устало вздохнул и потер рукой щеку.
- Семёнович, - сказал он с тоской. – Сколько можно? Что ты тут понаписывал, будто роман сочиняешь? Сказано же было: указывай только факты. Не домыслы, не фантазии - факты. А ты?
Как и положено участковому, был Иванов толстяком с добродушным лицом. Форма на нем кое-где трещала по швам и имела вид неопрятный и какой-то перекошенный.
Иванов пододвинул к себе лист бумаги, исписанный с двух сторон мелким подчерком, и зачитал: « Все началось со свечи…»
- Это, по-твоему, так начинаются заявления в милицию?
- Так ведь с нее и началось, - скрипучим старческим голосом ответил ему Семёнович. – Со свечки этой. Аккурат две недели назад.
Собеседник, что сидел напротив участкового на видавшем виды стуле, был невысокого роста, худощав, седоволос и имел репутацию кляузника и скандалиста.
- Мы тогда у кума моего вечерком собрались, - продолжил Семёнович. – Жена его на выходные к дочке поехала, ну мы и решили…
Он не договорил фразу и мельком глянул на Иванова. Не счел ли тот за криминал их посиделки?
Увидев в глазах милиционера лишь вселенскую тоску, старик продолжил:
- Четверо нас было. Я, кум, брат его и Тарас Ёлкин. Знаете Тараса? Известная личность. Не слыхали историю, как он напоил валерьянкой кота Зинки продавщицы, а потом…
- Я знаю, кто такой Тарас Ёлкин, - прервал его рассказ участковый.
Он действительно уже не раз пересекался с этим великовозрастным оболтусом, с какого-то перепугу возомнившим себя великим юмористом. И дела шли к тому, что рано или поздно должен был Тарас дошутиться до пятнадцати суток. А там - и до чего посерьёзнее.
Стояла середина июня, и, хоть день клонился к вечеру, в кабинете было ещё светло. И жарко, не смотря на распахнутую форточку. Иванову до смерти хотелось вон из душного кабинета. На улицу, на прохладный вечерний ветерок.
«Как бы его побыстрее выпроводить?» - думал он, глядя на Семёновича: «Выгнать что ли?»
Он жег взглядом надоевшего посетителя, но тот, увлеченно продолжал свой рассказ:
- Ну вот – собрались, значит. Приняли малость, как без этого? Не помню, как получилось, только кум мой возьми да и заведи разговор про здоровый образ жизни. Правильное питание, физкультура, то, сё. А Тарас ему наперекор: мол, берегись не берегись, а издохнешь, когда на роду написано. И как это у них вышло, а минуты и не прошло - уже спорят, кто из них раньше на тот свет отправится. И до того дошло, что решили на свечах жребий кинуть.
Семёнович достал из внутреннего кармана темно-коричневого пиджака носовой платок, и вытер со лба пот.
- Вы, товарищ старший лейтенант, человек бывалый и, конечно, в курсе, как на свечах жребий бросают? У меня бабка в этом деле толк знала. К ней частенько приходили. Кто погадать, кто еще чего… - Семёнович бросил на участкового еще один настороженный взгляд и не стал вдаваться в подробности. – Ну и меня она кой чему научила. А жребий, он как: имена на свечках иголочкой пишешь, наговор шепчешь да зажигаешь. Всего и делов. Чья свечка раньше других погаснет – сгорит или просто так – тот первым и скопытится. Только Тарас, гад такой, не свое имя написал, а Кольки-соседа…
- Того, что помер? - перебил рассказ Иванов. – Который Малахов?
- Ну, так свечка с его именем первой сгорела, - сказал Семёнович. – Вот он и помер.
- А откуда ты знаешь, что за имя там Тарас написал, если свечка сгорела? – снова перебил его участковый.
- А давайте вместе считать, - сказал Семёнович и поднял старческую ладошку с растопыренными пальцами. Глаза его заблестели от азарта. – Свечка первой сгорела у Тараса. Это раз.
Старик загнул большой палец.
- Через три дня помер не он, а сосед его. Это два.
Второй загнутый палец.
- А как сосед помер помните? Задохнулся. Закурил пьяный в постели, чуть дом не спалил. Хорошо, хоть жена на ночной смене была. Вернулась утром, а из окон дым столбом. Чудом пожар не начался.
- Ты мне протокол не пересказывай, - сказал участковый. – Был я там. И всё своими глазами видел. И что?
Действительно, он там был. Иванов вспомнил резкий запах гари, обугленное тело на полу, и ни следа пожара. Человек как будто выгорел изнутри. Хорошо, мужики из МЧС пока никого из гражданских внутрь не пускали. Они тогда со следователем только переглянулись, и через полчаса перед понятыми предстала ясная картина места происшествия. Вот кровать, на которой еще тлеют одеяло, матрас, подушка. Вот обгорелое тело на ней. Вывод: покойный курил в постели и задохнулся во сне.
– - И что?- повторил свой вопрос участковый.
- А то, что сосед этот чужую смерть на себя принял. Это же у Тараса на роду огненное проклятие лежит. Его прадед, когда  хату ведьмы местной жгли, ради такого дела горшок с углей из печи нагрёб. Еще до революции дело было. Тогда вместе с ведьмой трое деток её сгорели… - взгляд старика на секунду затуманился, но он продолжил. - Так с той поры у Ёлкиных все родственники через одного в пожарах гибнут. Мне мать рассказывала, что в войну, под оккупацией, как пошла мода у немцев деревни жечь, вспомнили о том проклятии люди. Пришли к Ёлкиным, попросили уйти, Христа ради. Или, сказали, добром послушайтесь, или сами вас спалим, немцев не дожидаючись. Ну, те к партизанам и подались. А в Ястребке еще одну семью Ёлкиных пожалели, так дотла сожгли каратели проклятые. Теперь уже мало кто и вспомнит, что была такая деревня.
- Погоди, Семёнович, - попытался вставить Иванов, но деда несло.
- А партизанский отряд, куда Ёлкины подались, как уничтожили? Это потом уже придумали, мол, немцы лес подожгли, так народ, побежал и прямо на засаду. На самом деле, мне мать рассказывала, накануне пожара там страшная гроза бушевала. И молнии, все, как одна, в Заикину пущу били. Огонь небесный лес подпалил – вот что! А виноваты кто? Елкины - факт!..
Участковый с силой треснул по столу ладонью. Старик замолк с раскрытым ртом.
- Семёнович, ты себя слышишь, - заорал Иванов. – Какое проклятье? Какие партизаны?
Какое-то время он гневно сверлил посетителя взглядом, потом шумно выдохнул.
- Тут на днях в Москве олигарха Пецмана взорвали. Самого в клочья, и машина дотла сгорела, – уже спокойнее заговорил участковый. – Так может Тарас не Колькино, а его имя на свечке написал?
- Так это… Где Тарас, и где Москва, - растерялся Семёнович. Голос его осип. Он поискал глазами, увидел пустой графин на подоконнике и погрустнел.
- Короче, нет у тебя доказательств, - подвел черту милиционер. – И всё твоё заявление - есть слухи и домыслы.
- На счет свечки, может и так, - заспорил заявитель. – А на счет карточки, так я там лично был, когда они фотографию в конверт положили…
Участковый Иванов посмотрел на настенные часы за спиной посетителя и тоскливо вздохнул.
- Слушай, Семёнович, - сказал он. – Дел у тебя нет что ли? Ну что ты ходишь да сплетни пересказываешь. Тут же тебе не лавочка у подъезда…
- Так как же это,- возмутился заявитель. – Он же, гад, людей такого ворожуна лишил!
- Кого? – переспросил Иванов. – Какого еще ворожуна?
- Ну, так Славка, внук этой, как её? Ну померла которая… Ну, Славка - который из столицы приехал. Он же первоклассным ворожуном был. Его три месяца назад током дергануло, думали – помрёт. А у парня через это дар открылся. Вы же еще к нему в больницу приходили. Показания записывали, - припомнил Семёнович, который подрабатывал дворником при местной больничке.
- Было дело, - сказал участковый и поморщился.
Ох, и вымотал ему душу тот случай!
Звали парня Вячеслав Корнеев. И был он, и в самом деле, аж из самой Москвы. Бабка его померла, он приехал в наследство вступить. Ну и на кладбище, где родственница похоронена, зашел. Попрощаться. Там его и нашли. Сначала решили – пьяный. Мол, с горя хватил лишку, да и прилёг под крестом рядом с бабкиной могилкой. Потом разглядели на левой руке след от ожога, будто он за горящую головешку хватался. Поняли – дело не ладно. В больницу отвезли. Там диагноз и поставили, мол, ни за какую головешку он не брался. Током его ударило. Наверное.
Из больницы в милицию бумага пришла соответствующая, вот и пришлось участковому Иванову выяснять, каким-таким током ударило потерпевшего, и откуда этот ток вообще посреди кладбища взялся?
Дело и так было хлопотное. А тут ещё на его, как на то одеяло, навалились со всех сторон, и каждый начальник в свою сторону тянул.
С одной стороны областной департамент охраны труда в него вцепился, мол, явное нарушение правил техники безопасности, повлекшее за собой... Уголовное дело требовали


Оценка произведения:
Разное:
Подать жалобу
Обсуждение
ОлГус      18:13 11.10.2018
Интересно и увлекательно!  ЧТО ещё надо для хорошей прозы?
Анна Калашникова.      15:03 05.10.2018
Вот это история! Деревенский ужастик! Очень интересно описано. А конец - так вообще убойный. Загадка осталась неразгаданной. Да это и к лучшему. Кто знает, чего там увидел этот током из-под угла шлёпнутый? Нам вести из загробного мира без надобности. Там другая полиция. И  живым нечего лезть на чужую территорию. Ведь так? Очпонр заслуженно!
Книга автора
Мятеж 
 Автор: Александр Теущаков