Произведение «Годы в шиповках» (страница 1 из 3)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Новелла
Автор:
Баллы: 2
Читатели: 561 +1
Дата:

Годы в шиповках

                                  Годы  в шиповках
Очерк из книги «Жить без болезней» - Яндекс Николай Углов, ЛитРес, Амазон, Озон и моб. прилож. тел.

Всю жизнь занимаюсь спортом. Это уже не привычка, это – стиль жизни. Много чего было в спорте, но вспоминается только то, что не даёт мне покоя и сейчас. Начну с армии. В 1959-62 г. служил в Ейском авиационном училище лётчиков. На втором году службы наконец-то приняли в спортроту.
Вспоминаю один день. Закончил  кроссовую тренировку, ноги уже не слушались, были «ватными»,  и «прухи» не было.  Это немного расстроило меня:
    - «Пробежал – то всего десять километров «фартлека», а что-то «движок не тянет». Скоростного бега было четыре километра, а остальное – так себе: «бег беременной женщины» - и почему-то тяжело. В  субботу-воскресенье важные старты – неужели опять проиграю Луговому?»
Володька Луговой – давний мой соперник:  рекордсмен и чемпион округа в беге на длинные дистанции. Недавно  я  пробежал «десятку» (10000м.) за 31 мин.43 сек.,- это чуть выше первого разряда, но до рекорда Лугового (ровно 31 мин.) далеко.  Приняв душ и пообедав в столовой,  направился в  спортроту. В большой казарме уже отдыхали, придя с тренировки, многие спортсмены: футболисты, волейболисты, ватерполисты, легкоатлеты и штангисты – это был центр подготовки лучших спортсменов округа. Большой плакат на стене напоминал  атлетам:
    - Спортсмен! После тренировки – отдых  лёжа в постели, но не сон!
Я (да и все остальные) никак не мог понять, почему нельзя вздремнуть после тяжёлой тренировки: дежурный офицер постоянно находился в казарме и следил за этим.
Увидел, что мой товарищ Алексей уже отдыхает внизу, подвесив ноги на резинках к сетке двухэтажной койки: так делали все легкоатлеты, чтобы ноги лучше восстановились после тренировки. Он спросил:
    - Ну, и сколько кусочков сахара тебе дали в обед к чаю?
    - Шесть! А что – тебе больше?
    - Да нет – также. А вот футболистам дают по двенадцать кусков! А разве можно сравнивать наши тренировки и их пасовочки в мячик. Они же все лентяи.  Почему такая несправедливость?
    - Футбол все любят, а нашу лёгкую атлетику народ не понимает.

В воскресенье всё так и случилось: и на «пятёрке» (5000м.) и на  «полторашке» (1500м.)  проиграл Луговому. Тот, радостный и возбуждённый, уезжал на общевойсковые  соревнования  группы советских войск в  ГДР. Протягивая мне руку, он надменно  усмехнулся:
    - В армии ты никогда не выиграешь у меня! А после армии… Конечно, всё может быть, но ты слабоват. Нет у тебя ключика ко мне!
    - Как знать, как знать! Буду искать этот, как ты говоришь, ключик! Может, и найду! Дембель скоро: на гражданке встретимся! Живём-то в одном крае - Ставропольском…
    - А знаешь, почему ты никогда не выиграешь у меня? У тебя нет скоростных данных. Моя  скорость  на стометровке  намного  превышает  твою скорость. При равенстве в тренированности  я всегда буду выигрывать у тебя на последнем круге. На финише ты всегда будешь мышью, а я кошкой! Тебе надо тренироваться в марафоне – там скорость особо не имеет значения.
Я это понимал и сам – и это меня расстраивало. Но как повысить  абсолютную скорость? Это очень тяжёлый процесс и зависит он от индивидуальных способностей человека. Сам видел: некоторые  ребята без подготовки выполняли сразу третий разряд на стометровке, а другим требуется на это год – два.
Всегда  недолюбливал  Володьку – считал его  дерзким, занозистым,  чванливым и вероломным.  Добавляло апломбу Луговому  его постоянное лидерство  в беге на длинные дистанции. И это неоднократно подтверждалось на наших  совместных стартах.  Но с некоторых пор я  начал «теснить» чемпиона округа. Володька  теперь побаивался меня: он видел, как я самоотверженно тружусь на тренировках, а это когда-нибудь скажется на результатах.
Как-то, заминаясь на газоне вместе с другом Алексеем, рассеяно слушал  его:
    - Читал, что австралиец Герб  Эллиот  делает на «полторашке» и миле? Установил феноменальные мировые рекорды! Пишут, что его тренер Лидьярд  мучает марафонской тренировкой – 160 километров в неделю по песчаным дюнам!  И это для средневика! Живёт с ним в шалаше на берегу моря: молоко, овсянка, бананы, два мешка орехов, бочонок мёда, родниковая вода – вот и всё питание!
    - А стайер Мюррей Халберг:  другой ученик Лидьярда – что вытворяет? Бегает ежедневно по колено в воде вдоль берега моря на дистанцию тридцать километров. А ведь у него одна рука парализована – висит, как плеть. Вот фанаты!
    - Ладно, Николай! Они далеко, а у тебя завтра опять сражение с Луговым – не подкачай.

«Пятёрка» - двенадцать с половиной кругов  и «десятка» - двадцать пять кругов на стадионе с некоторых пор стали для  меня неотъемлемой частью жизни: практически все субботы – воскресения были соревновательными.
На этот раз  решил применить на «пятёрке» тактику Олимпийского чемпиона Владимира Куца – быстрое начало и рваный бег по дистанции.  Луговой  не ожидал этого и сразу отстал вместе с другими бегунами.  Но к концу дистанции он всё-таки достал меня. Пошёл последний круг. У меня темнело в глазах, пот заливал лицо, я прилагал неимоверные усилия, преодолевая последнюю стометровку.  Володька с ужасом понял, что проигрывает, и сверхъестественным усилием догнав  меня, локтями начал оттеснять меня с крайней дорожки. Я не удержался  и  выскочил  на газон  футбольного поля. Судьи  дисквалифицировали  меня. Чуть не плача, догнал Лугового:
    - Ну и сволочь ты! Завтра на «десятке»  рассчитаюсь с тобой!
Тот миролюбиво парировал:
    - Зря ты это! Сам оступился, а я виноват!
И вот наступил решающий день. Раздалось привычное:
    - На старт! Внимание!
Выстрел стартового пистолета и бегуны отправились в далёкий путь. Сразу решил взять высокий темп, измотать Лугового, и не дать ему «приклеиться» на последнем круге к себе. Уже пройдено двадцать кругов и Луговой держится из последних сил за мной  вместе с двумя другими бегунами. Вдруг на вираже сзади меня  по ноге сильно полосонула  боль;  я закричал и упал  навзничь на траву футбольного поля. Кто-то из бегунов  наступил шиповкой в толчее на мою пятку и распорол её: кровь хлынула на траву. Я беспомощно посмотрел вслед стайерам:
    - «Конечно, это преднамеренно  сделал Луговой – он бежал за мной. Ну и тварь!»
На  долгих  четыре месяца  я  выбыл из тренировочного процесса, занимаясь потихоньку штангой в спортзале.

Прошло два года. Мы с Луговым  выполнили норматив КМС (кандидата в мастера спорта).  Были давно уже на гражданке.  Тренер  как-то сказал  мне:
    - Ты  читал сообщение в «Советском спорте»?
    - Какое?
    - Олимпийский чемпион и рекордсмен мира в беге на 800 метров  новозеландец  Питтер  Снелл  опять приступил к длительным пробежкам по песчаным дюнам и бегу по колено в воде  вдоль берега океана.
    - Но он же, писали,  уже прекратил соревнования?
    - Да нет, как видишь. А к чему я это тебе говорю?  Недаром эти великие бегуны тренируются с отягощением. Хочешь выполнить норматив МС (мастера спорта)? Я попросил одного знакомого портного: он сшил три  пояса и набил их песком – всего восемь килограмм.  Будешь одевать их на тренировку.
С тех пор я перепоясывался  поясами с песком, как «пулемётными лентами»,  и терпел возросшие нагрузки.

В сборную края по лёгкой атлетике недавно попали две новые девушки – Мила  и Юля. И надо же так случиться! Мы оба с Луговым  «положили глаз» на стройную, синеглазую, белокурую красавицу - средневичку  Милу. Она особо не выделяла никого из нас, благосклонно принимая наши ухаживания.  Сборная команда края  в то время постоянно разъезжала по  разным  городам, и приходилось  всем жить вместе  в гостиницах. Мила обедала в ресторанах  за одним столом поочерёдно с каждым из нас.  Она  ходила  на прогулки по городу, парку, в кино поочерёдно с нами.  Вместе  втроём – никогда!  Зная  наши неприязненные отношения, старалась сгладить их. Мы же ещё больше злились друг на друга  и на неё за то, что она не выделяет никого из нас.
Любовь к девушке  ещё более усилило наше соперничество. После неприятного случая с травмой пятки  я старался избегать совместных стартов с Луговым.  Тренер благосклонно разводил нас по разным забегам.

В  Вильнюсе проводился профсоюзно-комсомольский кросс ДСО «Труд», где всё-таки состоялась  наша дуэль. Была поздняя осень, дул сильный ветер. В белых трусах поверх трико (так тогда бегали в холодную погоду) я возглавлял  весь забег  на пятнадцать километров – уже был уверен в победе.  Коренастый Володька пристроился  вплотную к моему левому плечу, скрываясь от сильного ветра. До финиша оставалось меньше километра, а Луговой всё никак не отставал и сопел за моей спиной. Я  начал отходить вправо на метр, два, три, пять, уступая лидерство  настырному Володьке. Злился, поняв, что могу опять проиграть на финише, и мне хотелось отдышаться за спиной Лугового,  посмотреть – устал ли он? Но Володька  так и не вышел вперёд, и на последних метрах, «клюнув головкой», чуть опередил меня.  Я чуть не заплакал от досады. Когда вручали медаль и серебряную статуэтку Луговому – он надменно шепнул мне:
    - Я же тебе говорил: ты никогда, запоминай,  никогда не выиграешь у меня!

Тренер, разбирая этот забег, очень ругал меня:
    - Ты, вижу, уже  сильнее  Лугового, а  проиграл из-за неправильной тактики.  К чему было возглавлять весь забег на пятнадцать километров, терпеть и принимать на себя весь ветер? Другим  дал  бы полидировать.
    - Но абсолютная скорость у него выше! Как выиграть у него?
    - Очень просто! Будем эту зиму отрабатывать финиш! На следующий год ты будешь не только обыгрывать Лугового, но, главное – ты должен стать мастером спорта!  У тебя три скоростные тренировки в неделю на повторных отрезках. Последние два отрезка – в полную силу,  как  бы тебе не было тяжело! Допустим,  задание 20х400  по 65 сек (двадцать раз по четыреста метров по 65 секунд  каждые). Последние  два отрезка ты должен выбегать из минуты! Если  задание - интервальные отрезки  10х1км (десять раз по километру за  2 мин. 50сек, то последние два отрезка – по 2мин. 35 сек!) Давай работать!
-  В конце тренировки показывать такие скорости? «Движок» и ноги не потянут! Это же будет ужасно тяжело! Смогу ли?
    - А как ты думаешь выигрывать? Более того – все тренировки будешь заканчивать тремя «сотками» по максимуму!  Сейчас наступает  такое время для средневиков и стайеров, когда при равенстве в тренированности большого числа спортсменов – всё будет решаться на последнем круге!
С этой поры  я  неукоснительно соблюдал установку тренера – трудился неимоверно, преодолевая себя. Прошёл ещё один год.

И, вот он наступил – главный старт сезона! В Киеве только прошёл дождь, и гаревая дорожка была довольно вязкая.  Настроение у меня было боевое:  хорошо выспался – никакого «мандража», как это бывает практически у всех перед стартом.  Тренер, как условились, «вёл по мастеру», и я особо не обращал на других бегунов внимание – мне приходилось опять лидировать.
Луговой  давно  отстал,  да и не до него мне теперь.  Двадцать три круга  позади. У меня оторвался номер (первый!?!) на спине и неприятно хлопал, болтаясь; вся спина и голова были уже чёрными от


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Реклама