Произведение «Круиз по четырём рекам Сибири» (страница 2 из 4)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Повесть
Автор:
Оценка: 5
Баллы: 2
Читатели: 773 +4
Дата:

Круиз по четырём рекам Сибири

тренировки в беге! До вершины ещё метров десять, а впереди ещё два долговязых прибалта. Из последних сил достаю их! Все трое одновременно протянули руки к переливающейся на солнце золотом бутылке коньяка – но я на мгновение раньше! Под смех, крики и свист толпы туристов, счастливый, скатываюсь с бутылкой коньяка к подножию холма. Внизу меня догоняет белокурый  «второй призёр» и с улыбкой протягивает мне шоколад:
    - Молодец! Заслужил! Чувствуется спортсмен! Не пойму, как ты опередил меня. Я мастер спорта на «полуторке». А ты?
    - А я на «восьмисотке»!
    - А-а-а! Тогда всё понятно!

Жизнь на теплоходе течёт своим чередом. Утром пробегаю на верхней палубе свои  километры. Редкие туристы уже выходят, потягиваясь, из своих кают. Садятся в шезлонги, некоторые курят, другие пытаются делать зарядку. Мимо проплывают живописные лесистые берега. Почти все откосы песчаные, много упавших деревьев, проток, заводей. Обь очень отличается от Лены. Там по обеим сторонам  почти  везде были  горы, а здесь низменные места. Завтрак в ресторане. Их два на теплоходе. Затем туристы разбредаются кто куда. Мероприятий много. В музыкальном  салоне поют, репетируют, играют на рояле, танцуют. Шахматисты сражаются на многочисленных досках за победу. На палубах много читающих, а в баре любителей кофе и более крепких напитков.  В кинозале постоянно крутят фильмы. Есть массажный кабинет и сауна. Культорганизатор  постоянно выдумывает всякие викторины. По радио идёт беспрерывный поток информации о местах, где проплывает теплоход. Днём обязательная зелёная стоянка в живописнейших местах, а вечером дискотека. Есть ли  на свете что лучше такого отдыха? Я очень полюбил теплоходы и решаю в будущем посетить все реки Союза.


Приплыли в Салехард. Поразила бедность этого города. Кругом стоят одни двухэтажные  деревянные бараки (сейчас, говорят, город поразительно изменился к лучшему!). Ни деревьев, ни кустов, ни цветов. Покосившиеся туалеты во дворах (значит, нет канализации и водопровода). У подъездов стоят бочки с водой. Вдоль улиц проложены на столбиках кривые тротуары из досок. Стаи лохматых собак на улицах. Магазины пустые. В одной мастерской мы с женой выбрали чучело головы северного оленя – и тем довольны!
Всех туристов повезли в тундру на автобусах. Красота необыкновенная! Побежали, проваливаясь по колено во мху, вглубь тундры. Масса ягод: черника, голубика, костеника, морошка, клюква. Но тучи комаров не дают всласть полакомиться, и все бегут обратно в автобус.

Плывём назад до Новосибирска. И вот мы в столице Югры городе Ханты-Мансийске. Он стоит на слиянии двух великих рек – Оби и Иртыша. Поражает последний – мутный, жёлтый. Его воды долго не смешиваются с чистыми струями Оби. Город Ханты-Мансийск очень красивый, зелёный, стоит на холмах. Пихты и кедрачи окружают все улицы.

Следующая стоянка всего два часа.  Сургут. Этот город раз в пять больше Ханты-Мансийска. Культорганизатор рассказывает:
    - Вы находитесь в нефтедобывающей столице Советского Союза. Сургут основан в 1594 году указом царя Фёдора Иоанновича. Он объединил все финно-угорские народности: хантов, манси, остяков и других. В переводе на их язык Сургут – рыбное место. Но в наше время он стал крупнейшим промышленным городом Западной Сибири. Здесь находится международный аэропорт, железнодорожный вокзал, речной порт, две крупные ГРЭС и, главное, десятки нефтеперерабатывающих предприятий.
Сургут мне не понравился – обычный промышленный город.

А вот в Нижневартовске задержались на целый день.
На автобусах едем на озеро Самотлор. Там самое крупное  в мире  месторождение нефти! Бетонная дорога проложена по  непроходимым болотам. Все тридцать километров по обе стороны дороги сплошные нефтяные озёра вперемежку с  водой. Нефтью залиты деревья, кусты, кочки – все они засохли. Видны сотни ржавых пустых бочек,  изношенные автомобильные шины,  барабаны из - под кабеля, мотки  проволоки и кабеля, ржавые кузова автомобилей и гусениц тракторов. Все эти отходы бесхозяйственности человека  плавают в нефтяных  пятнах. Из окон автобуса вижу  в одном  месте барахтающихся, погибающих в разводьях нефти стаю диких уток. Впечатление ужасное! Туристы все ахают и охают. Думаю:
    - «Что же такое здесь творится? Почему люди сгубили природу? Почему такое пренебрежение к окружающему миру?  Ведь по радио и телевидению нам «поют» ежедневно, что «проклятые империалисты губят природу», а у нас всё хорошо!»
А  экскурсовод  между тем рассказывает:
    - Самотлор, по местному, называется «худая вода». Учёные предсказывали, что здесь есть крупные залежи нефти. Но в непроходимых болотах нелегко было организовать бурение скважин. Для начала создавали искусственные острова для вышек. И вот 22 июня 1965 года на одной из скважин произошёл взрыв. Гигантский столб нефти вырвался под огромным давлением из глубины 1,5 километра, до которой дошёл бур. Стальные трубы перегрелись от необыкновенно высокого давления, и произошло возгорание.
Все буровики погибли. Фонтан нефти выливался из скважин небывалой мощности -  более одной тысячи тонн в сутки! Страна получила колоссальное месторождение «чёрного золота»! В настоящее время здесь из 15 тысяч скважин, находящихся на намытых островах, добывается более 150 миллионов тонн нефти в год!


Всё увиденное потрясло меня. До самого горизонта тянутся высоченные, метров тридцать, бесконечные шлейфы горящего попутного газа. Местные жители рассказывают,  что летом и зимой здесь в тайге светло, как днём. Возмущаюсь про себя:
    - «Почему такая бесхозяйственность в стране? Сколько газа сгорает, засоряя атмосферу! Неужели нельзя организовать его сбор, очистку, транспортировку и применить с пользой для людей?  Пол страны сидит без газа, а здесь  миллионы кубометров сгорают бесцельно!»

Проплыли  Нарым и Колпашево.  Иду в капитанскую рубку, спрашиваю:
    - Товарищ капитан! Просьба, объявите по радио, когда будем проплывать мимо впадающей в Обь речки под названием Шегарка.  В верховьях её прошло моё детство в ссылке,  хочется увидеть устье.
Тот  улыбается:
    - А вы побудьте здесь минут десять. Она вон за тем поворотом.
И вот она, Шегарка! Довольно широкая, метров сорок, речка блестит на закате. Я всматриваюсь в неё, разволновался, боясь расплакаться. На высоком берегу прямо перед впадением в Обь  стоит  одинокий небольшой домик. Думаю:
    - «Вот бы неплохо здесь жить! Уйду на пенсию и приеду сюда. Или куплю этот домик, что стоит в устье Шегарки, или построю рядом другой. На милой речке детства  закончу свой жизненный путь».

На заключительном концерте вечером на верхней палубе опять соревновались с прибалтами, но теперь в песнях. Здорово они поют всё-таки!
Но мы перепели их, и об этом прямо заявил ведущий концерта, и всем вручил грамоты.  Собрались десять прекрасных девчат из Поволжья и нас – трое ребят. Я чуть выпил, опять «в ударе», стою в центре с микрофоном в руке. Недаром всё-таки обучала нас  четыре года в детдоме  воспитательница Ефимия Лукушина русским песням! Все туристы хлопают нам, поздравляют. Девчонки, что пели с нами, шутливо обнимают меня, хохочут;  мы даже целуемся - все довольны победой. Многие туристы подходят к моей жене – спрашивают:

    -  Он у тебя артист?
Она злится, завидует, ревнует: 
- Артист из погорелого театра!

Вечером в каюте Тамара «задаёт мне порки» - опять ревнует, скандалит.
Ухожу на верхнюю палубу и сижу в шезлонге до самого утра…


                            Амур – батюшка

Детство моё прошло в глухой сибирской деревеньке на севере Новосибирской области. Я рано научился читать, и очень полюбил книги. Помню, как вечерами, лёжа на тёплой печке, под вой пурги окунался в безбрежный мир чуда – чтения книг при лампадке. Особенно любил путешествия (Майн Рид, Джек Лондон и т.д.), фантастику  Жюль Верна, «Землю Санникова» и пр.  Перечитывал несколько раз «Угрюм-реку», «Становой хребет»  и «Даурию». Библиотека в нашем посёлке была очень маленькая, и я перечитал все книги в библиотеках соседних четырёх посёлках.

Став взрослым, очень полюбил путешествия. Проплыл на теплоходах Волгу, Северную Двину, Лену и Обь. На очереди был Енисей, где отбывал каторгу мой отец, и Амур, о котором мне много рассказывал дядя Вася (он жил на Сахалине). Я уже побывал в местах, которые описывались в «Угрюм-реке». Прохор, Анфиса, Ибрагим – в юности я бредил этими именами! Раньше все считали, что прототипом Угрюм – реки является Вилюй, поэтому я и поехал на Лену. Сейчас принято считать, что это Нижняя Тунгуска, но и по сей  день  нет ясности и единства  в этом вопросе.  «Становой хребет» - исключительная книга! И поэтому я побывал на Байкале.  Прочитанные в детстве книги определяли маршруты путешествий.

Теперь мне очень захотелось посетить забайкальские вольные казачьи степи – родину казака Романа Улыбина и его Дашеньки из книги «Даурия».

Летом  купил  в постройкоме по 30% стоимости  туристическую путёвку по Амуру. Я настолько полюбил путешествия на теплоходах по нашим великим рекам, что не мог дождаться лета. Часами  мог разглядывать большой географический атлас СССР, намечая очередной маршрут.

Задержка  рейса самолёта, а затем и теплохода, в этот раз дважды сыграла свою отрицательную роль – в начале путешествия и в конце. Первоначально мы должны были лететь в Благовещенск – там нас ждал теплоход. Но рейс самолёта запоздал, и нам пришлось брать билеты до Хабаровска. В Хабаровске мы всё-таки сели на наш теплоход и продолжили путь до Комсомольска - на Амуре. Затем теплоход  чуть запоздал, и нас не успел доставить вовремя в Благовещенск. Так как теперь мы опаздывали на самолёт, капитаном было принято решение доставить нашу группу от местечка Поярково (километров 120-150 от Благовещенска) быстроходными пограничными катерами (он, видно, согласовал с пограничниками этот вопрос). Всё окончилось благополучно, и все эти треволнения даже добавили нам драйву от этого изумительного путешествия.

Поразила пустотой  Амурская область. На зелёных стоянках, куда ни глянь – бескрайние степи, заросшие трёхметровой  крапивой, коноплёй  и  густой травой. Нигде нет признака жизни  человека!  Я думал:
    - «Сколько земли в России! Где же эти  даурские  казаки, о которых читал в детстве? Почему не обрабатывается такая плодородная земля? Почему здесь нет людей? Ведь природа не терпит пустоты и когда – нибудь  эти земли займут  трудолюбивые китайцы».

Амур - очень широкая река. Чувствуется мощь и величие этого исполина! Вспоминал, что где-то на этой реке есть остров Даманский, куда попёрли десятки тысяч китайцев. Никита Хрущёв приказал их сжечь  установками залпового огня. Враг получил по зубам и отступил.
Великая река стала границей между Россией и Китаем. Я пристально всматривался в наши и китайские берега и всегда  находил разницу.  Китай  уже интенсивно  развивался. В одном городишке на китайском берегу насчитал 48 фабричных труб. У нас, на противоположном берегу, тоже по площади такой же городок – и только две трубы!  И так везде!

Жизнь на теплоходе идёт своим чередом. Отдыхаем на палубах, а при плохой погоде – в музыкальных салонах. Вечером танцы до изнеможения! А


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Книга автора
Предел совершенства 
 Автор: Олька Черных
Реклама