День седьмой (страница 1 из 2)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Неопределённый жанр
Произведения к празднику: Пасха
Автор:
Оценка редколлегии: 9.5
Баллы: 28
Читатели: 220
Внесено на сайт:
Действия:

День седьмой


     Нисан – месяц страшный, свирепый. С ним приходят в Йерушалайм бури. Тучи песка несёт ветер пустыни и обрушивает их на улицы, черепицу домов, сады и площади. В такие минуты кажется, что и укрыться негде от вездесущего песка. Так было в день шестой.
     Перед шаббатом торговля на рынке обычно идёт бойко, потому гончар Медад привёз на своей старой повозке все вазы и кувшины, что вылепил за целый месяц. Но в этот день удалось продать только одну амфору для масла да пару горшков. Народу на рынке было мало.
     – Много ли продал ты, Миха? – с тоской спросил Медад своего соседа, торговца фруктами и вином.
     – Очень мало, – вздохнул торговец, раскинув руки над пропадающим товаром. – Всё из-за этих проклятых преступников.
     – О ком говоришь?
     – Разве ты не слышал, что делается в городе?
     – Я почти не выходил из мастерской, друг мой, – тихо ответил Медад. – Сделал побольше кувшинов, чтобы продать. Надо кормить дочерей.
     – Эх! Да тут такое творится! – оживился Миха, схватив несколько виноградин с прилавка и горстью засунув их в рот. – Явился в город человек, называющий себя пророком. Имя ему Йешу. То ли назарянин, то ли галилеянин. Учил народ на горе. Говорят, и в Храме учил.
     – Ты слышал его?
     – Нет. Но болтают, что он также великий лекарь.
     – Что же плохого в том? – спросил Медад.
     – А то, что из-за него и нескольких иных у меня пропадают эти прекрасные плоды, а у тебя – твои горшки! – со злостью ответил Миха. – Ведь где народ? Не на рынке! Кто на площадь пошёл смуту творить, а кто – на Голый холм, на казнь поглазеть.
     – На казнь? Что же, казнят пророка?
     – И его, и пару убийц иже с ним на крестах. Римляне схватили его, когда молился в саду…
     Внезапно словно гром наполнил всё вокруг, заставив торговцев замолчать. Но гром был не с неба: как будто земля содрогнулась.
     – Всевышний, спаси нас… – в страхе пробормотал гончар, глядя на небо, которое вмиг почернело.
     Буря налетела внезапно, как дикий лев настигает беззащитную овцу. Свирепый ураган валил высокие пальмы, сбивал с ног бедолаг, не успевших найти убежище. Медад не успел спасти ничего из своего товара. Ветер и пыль пустыни превратили всё в груду черепков и разметали по улицам города. Сердце бедного горшечника разбилось вместе со всеми его трудами…

     То было вчера. А сегодня, в шаббат, стояла на удивление тихая погода. Обычно в ранний утренний час во двор прилетал соловей, садился на ветку сухого куста и выводил трели, радуясь солнцу и началу нового дня. Но сегодня в тесном дворике у дома бедного гончара стояла мёртвая тишина. Медад выглянул в окно. Несколько лет назад его супруга Лея посадила во дворике лилии, но выросший куст так и не принёс ни одного цветка. Лея старательно ухаживала за лиловым кустом, поливала его, убирала пожухшие листья, но её старания были тщетны. Однажды Медад заметил, что его любимая супруга плачет. «Что случилось?» – «Милый мой, я не увижу этих цветов. А ты увидишь». Через год Господь забрал её.
      Вспомнив о жене, старик хотел вздохнуть, но этот вздох остановился где-то в груди и застыл камнем у сердца. Медад медленно поднялся с лежанки. В доме стояла тишина. Было раннее утро, дочери ещё спали.
      Медад вышел из дома и направился по пустой пыльной улице в городской сад. Здесь тоже было тоскливо и тихо. Гончар слышал, что тот пророк, Йешу, бывал в этом саду. Медад сел на траву около камня. Он представил, как тот человек стоял здесь. О чём думал он? Что чувствовал? Возможно, он молился? «Как же я глуп, – сокрушённо подумал гончар. – Зачем пророку молиться? Господь и так открыл ему волю Свою. Это мне, дураку, надо бы помолиться…»
      Горькая, как полынь, тоска наполнила душу старика. «Всевышний послал в Йерушалайм Своего пророка. Он учил людей. А я что делал? Лепил мои горшки. Не успел услышать его. Эх, если бы я мог поговорить с ним! Быть может, он бы сказал, отчего так тяжко мне. Почему забрал молодой любимую мою Лею, жену и мать дочерей моих? Как же горько мне…»
      Из-за густых кустов раздался шорох.
      – Кто здесь? – испуганно спросил старик, подслеповато вглядываясь в тёмную листву.
      Показалась крупная фигура в тёмной, чем-то испачканной накидке. Чёрные, наполненные безумным блеском глаза, растрёпанная жидкая борода.
      – Я знал, я знал! Он послал тебя? – спросил незнакомец.
      – Никто не присылал меня, – растерялся от внезапного появления странного человека Медад.
      – Но ты пришёл, – возбуждённо прошептал бородач. – Кто же ты?
      – Я Медад, гончар.
      – А я Йехуда, ученик его.
      – Чей?
      – Йешу! Пророка великого и праведника, – с жаром почти прокричал человек в накидке. – Я поначалу решил, что ты это он. Но вспомнил слова его. Я знаю, кто ты! Он мне говорил о тебе.
      – Ты ошибаешься, господин, – развёл руками Медад. – Не мог пророк говорить тебе обо мне. Я и не знал его, и он меня не знал. Я просто гончар.
      – Он знает каждого человека, каждого, да-да, – возбуждённо закивал Йехуда. – Каждого!
      Старик нахмурился:
      – Ты сказал: показалось тебе, что я это он. Разве не знаешь ты? Римляне казнили его на Голом холме. Умер он. Если ученик его, то должен знать о том.
      – Знаю, знаю, – нервно теребя бороду, ответил Йехуда. – И схватили солдаты его здесь, ибо я привёл их к нему.
      Медад опешил. Страх сковал гончара. «Безумен этот человек, безумен. Бежать отсюда прочь!» Едва удержал
себя старик от того, чтобы не броситься со всех ног из сада.
      – Зачем же ты сделал это? – тихо спросил Медад. – Разве не знал ты, что к судье римскому отведут его? И не помилуют его, ибо иудей он, а римляне казнят каждый раз по нескольку иудеев перед праздником Песаха во устрашение нам?
      – Глупый старик! – Йехуда резким шагом подошёл к большому камню, достал, едва не порвав коричневую накидку, из-за пазухи маленький, но тяжёлый мешочек и широким взмахом бросил его на камень. – Деньги дали мне за это.
      В груди у гончара похолодело:
      – Как же? Ты предал учителя твоего в руки римлян и взял за то деньги?
      – Серебро это дали, но не нужно оно мне. То моя миссия, моё служение Йешу!
      – Как называешь ты служением предательство? Предал его в руки судье римскому! Ведь казнили его…
      – Нет! Нет! Не понимаешь ты, гончар! Жив он! Жив!
      – Отойди от меня. Господь лишил тебя разума за злодеяние твоё. Убит пророк римскими солдатами, умер смертью страшной на кресте, как убийца или разбойник, хотя и не творил зла. И виной тому ты.
      – Нет! Живой он! Ибо мне сказал: «Умру, но жив буду»! Мне сказал, любимому ученику!
      – Помилуй Всевышний душу твою, – прошептал в ужасе Медад.
      – И не ждал, что поймёшь ты, глупец. Но деньги эти возьмёшь.
      – Почему мне отдаёшь? – растерялся Медад.
      – Сказано было мне: «У человека цветут лилии в саду, тому и отдашь».
      – Ты ошибся. Не цветут в саду моём никакие цветы. Да и сада нет никакого, лачуга жалкая да двор.
      – Нет мне сил с тобой говорить более, – высокомерно ответил Йехуда. – Прощай.
      Безумец развернулся и стремительно нырнул в кусты. Старый гончар облегчённо вздохнул.
      – Помилуй Всевышний…
      Взгляд Медада упал на серый мешочек, оставленный Йехудой на камне. Старик подошёл и нерешительно взял мошну в руки. Оглядевшись, гончар медленно развязал верёвочку и заглянул внутрь. Действительно, серебряные монеты.
      – Безумец… Деньги бросил.
      Дрожащими руками бедняк вытряхнул монеты на камень и пересчитал. Тридцать один шекель. Такие деньги гончару не заработать и за год. Медад торопливо сложил серебро обратно в мешочек и побежал прочь из сада.

      В душе старика царило смятение. «Зачем я взял? Ведь не мои то деньги! Украл я! Но как же? Ведь безумец сказал, что мне это серебро дано пророком. Как можно слушать слова сумасшедшего? Зачем взял я?..»
      В страхе Медад добежал до своей лачуги. Его встретила встревоженная старшая дочь.
      – Отец, наконец-то! Ты ушёл, а мы даже не знали куда. Заходи.
      – Здравствуй, Ирит.
      – Хотела вчера сварить похлёбку, но в доме нет ничего. Только хлеб. Поешь.
      – Поешь ты, родная моя, – растерянно ответил старик. «У меня за пазухой такое богатство, а я дочери предлагаю хлеба пресного. За что мне наказание это?..»
      – Ты бледен, отец. Тебе не здоровится? – с грустью спросила Ирит.
      – Всё хорошо, цветок мой. Ступай, мне нужно побыть одному.
      – Хорошо.
      Дочь вышла в кухню. Медад тяжело опустился на лежанку. Никогда ещё так сильно не терзали его сомнения. Что делать с серебром, так внезапно полученным? Надо бы вернуть его этому безумному Йехуде, но где искать его? Или просто оставить мошну на дороге? Или вернуть на камень в городском саду и забыть о том?.. Субботний день прошёл, а старик так и не смог придумать верного решения. К вечеру измученный Медад в отчаянии побрёл к Храму. «Только Всевышний поможет мне…»

      Солнце уже скрылось за горизонтом, когда старик с деньгами за пазухой дошёл до Храма. Подойдя к западной стене, Медад прислонился к холодному камню. «Всемилостивый, помоги мне. Дай совет, как поступить. Что делать мне с серебром?» Проходили долгие минуты, но смятение не покидало сердце бедного гончара.
      На небе показались первые звёзды. Шаббат закончился. Медад без надежды взглянул на темнеющее небо.
      Внезапно кто-то положил руку на плечо гончара. Старик обернулся. Перед ним стоял худой храмовый слуга.
      – Здравствуй, добрый человек, – поклонился ему Медад.
      – Мир тебе, старец, – ответил слуга. – Что ты тут делаешь в такой час? К левиту у тебя дело?
      «Что же теперь, – подумал измученный бедняк. – Пойду к левиту, расскажу ему всё. И серебро ему отдам. А если обвинят в краже? Ну что ж, на всё воля Всевышнего».
      – Да, добрый человек. Отведи меня к служителю, сделай милость.
      – Пойдём. Негоже тебе тут у стены стоять.
      – Почему?
      – Вдруг легионеры увидят, – прошептал слуга. – Ударят, ограбят, а то и убьют. Постоянно у Храма Божьего ошиваются. Изверги, нечестивцы, бич народа нашего! Но Господь видит, всё видит! Избавил Всевышний племя Израиля от проклятых вавилонян и плена
египетского, так и от римлян оградит нас, спасёт. Не будет римлян и их кесаря, а мы будем…
       Двое прошли через огромные золочёные ворота в притвор, освещённый свечами и несколькими факелами на богато
украшенных стенах. Слуга постучал в одну из дверей. Вскоре оттуда вышел храмовый служитель.
       – Мир тебе, господин, – поклонился Медад.
       – Мир и благословение, – устало ответил левит. – Какое у тебя дело ко мне?
       – Господин, моё имя Медад, я гончар. Пришёл в Храм Божий я за советом, ибо в отчаянии. Римляне казнили человека по имени Йешу…
       – Ты пришёл говорить о казнённом? – раздражённо перебил левит. – Что тебе о нём? Ты знал его?
       Гончар достал мошну с серебром и протянул её служителю. Тот нахмурился и скрестил руки.
       – Не видел я казнённого, господин, – произнёс Медад. – Но встретил в городском саду днём ближнего его. Назвал он себя Йехуда, отдал мне деньги эти. Не знаю, что делать мне с ними. Забери серебро это, служитель.
       – За что же тот человек дал тебе деньги?
       – Не ведаю,


Оценка произведения:
Разное:
Обсуждение
     17:45 16.07.2019 (1)
добавили интересные подробности к истории... это оч понравилось, и написано достойно, даже стилизовано показалось под эпоху...
     04:36 17.07.2019
1
Идея появилась, как это бывает, практически мгновенно, и был соблазн написать "как есть".
Но заставил себя изучить особенности того исторического времени, чтобы избежать фактических ошибок.
Главное, чтобы читатель увидел Суть.
     20:46 21.04.2019 (1)
1
Точно переданы муки честного человека, находящегося на грани: и деньги нужны как воздух,
и страшно их взять - вроде как от них отказался. Да плюс ко всему на них кровь.
     03:21 22.04.2019 (1)
1
Если бы каждый из нас в любой ситуации крепко задумывался, что правильно, а что нет...
     10:24 22.04.2019 (1)
1
Увы, иногда обстоятельства так хватают за горло, что слабеет голос совести.
------------
Интересна и ваша трактовка Иуды.
Ему и сребреники не нужны. Он совершает убийство Иисуса ради последующего
его воскрешения и бессмертия.
У Булгакова ("Мастер и Маргарита") убивает как раз из корыстных целей.
У Андреева ("Иуда Искариот") Иуда любит Иисуса, хочет заслужить его внимание,
ревнует к его ученикам, жаждет ему стать самым близким помощником, другом.
И убийство совершает в общем-то из-за обиды, из мести, что его чаяния не оправдываются.
И мучительно переживая это убийство , сводит счёты с жизнью.
     12:43 22.04.2019 (1)
1
О мотивах поступков Иуды очень сложно судить.
В основном, потому что он был предан проклятию и анафеме. И его голоса мы не услышим.
Говорят, что существовало "Евангелие от Иуды", но, скорее всего, это позднейшая мистификация.
     11:29 02.05.2019 (1)
Владимир, Еванглие от Иуды найдено! В очень плохом состоянии, но кое что поддаётся реставрации..
Казнь Христа-это всего - навсего было театрализованное  представление. усиленное гипнотическими
способностями Христа внушать,  видений реальных картин. Это так потрясло людей, что по прошествии
3 веков, Римские правители узрели, что с помощью этой легенды можно на тёмный народ с помощью
религиозных догм нравственно влиять! - Как по Христу- не единым хлебом  сыт человек.
     11:22 03.05.2019 (1)
Спасибо за комментарий и оценку. 
     21:54 03.05.2019
Мы Русские!-Самая нравственная цивилизация! - С нами Бог! 
     22:09 23.04.2019 (1)
Верба и квасной хлеб, пожалуй, при таком раскладе не уместны. В тренде  - "I, pet goat II". )))
     11:23 03.05.2019 (1)
Всегда уместно поверить во что-то хорошее, Энджи. 
     19:45 03.05.2019
"Вас, Сидоровых, не поймёшь: ты, Иван, говоришь, что плохо мне спать с твоей женой, а твоя жена говорит, что это хорошо. Вы, Сидоровы, определитесь там у себя - хорошо это или плохо..." Вспомнился анекдот про веру во что-то хорошее. Владимир, квасной хлеб аккурат уже можно откушать.)))
     03:37 01.05.2019 (1)
https://fabulae.ru/note.php?id=29771
Рассказ мне понравился, но истины в нем нет.
     14:23 03.05.2019
Правда у каждого своя.
Но впечатление такое, что к истине она не имеет никакого отношения.
     21:48 21.04.2019 (1)
1
Очень интересно. Для меня, атеиста, И.Христос - великий человек.
     12:39 22.04.2019 (1)
1
Атеист атеисту рознь.
Не все разделяют мнение, что Иисус вообще существовал.
     15:17 22.04.2019
1
Так не мудрено, сколько лет-то прошло).
     22:44 21.04.2019 (1)
1
ОЧень интересно написано. 
     12:40 22.04.2019
1
Спасибо, Лана! 
     18:03 21.04.2019 (1)
10  от меня.
И я ещё к Вам вернусь, Владимир.
     18:05 21.04.2019 (2)
1
Спасибо, Рита!
Буду благодарен за замечания и критику. 
     11:13 22.04.2019
Вернулась.
Номинирую на главную.
Надеюсь, коллеги поддержат.
     18:10 21.04.2019 (1)
Ща и я до тебя доберусь. Поглядим, какая там десятка.
     18:13 21.04.2019 (1)
Жорж, только предупреждаю сразу: не имел цели оскорбить чувства неверующих. 
     18:50 21.04.2019
1
А за это не наказывают. Прочитаю, потом поговорим.
     19:24 21.04.2019 (1)

Замечательно,  цепляет...  С Вербным Воскресеньем Вас, Володя! Всех благ и вдохновения!
     03:10 22.04.2019
1
С Праздником, Галя! 
     20:38 21.04.2019 (1)
1
Вах... еще одна версия... респект...
     03:08 22.04.2019
Ответвление от основного Сюжета. )
Герман,
     18:53 21.04.2019 (1)
1
Только почему гора Илионская, а не Елеонская?
     18:55 21.04.2019
Да, поправлю. 
Масличная гора - так будет аутентично.
Книга автора
Калейдоскоп 
 Автор: Natalyan
Реклама