История второй советско-финской войны, глава 14. (страница 1 из 3)
Тип: Произведение
Раздел: Эссе и статьи
Тематика: История и политика
Автор:
Читатели: 76
Внесено на сайт:
Действия:

Предисловие:
Глава о потерях советских и немецко-финских войск за июль-сентябрь 1941 г. на Кандалакшском и Кестеньгско-Лоухском направлениях.

История второй советско-финской войны, глава 14.

14. О потерях советских и немецко-финских войск в 1941 г.
В данной главе попытаемся оценить потери сторон в 1941 году в боях на Кандалакшском и Кестеньга-Лоухском направлениях. Причем по бронетехнике за весь год, а потери в ВВС и личном составе сравним по состоянию на 15 сентября. Примерно к этой дате, во-первых,  была остановлена первая волна наступления противника под Кайралами, Кестеньгой и Ухтой – на трех основных направлениях боевых действий в северной части Карелии; а во-вторых, только на середину сентября имеются хоть какие-то цифры людских потерь по немецким и финским частям армии «Норвегия» на данном участке и более-менее приближенные к действительности  потери в авиации.
1. ВВС. Начнем с авиации. В северной части Карелии и на всем Кольском полуострове вся боевая авиация ВВС РККА была сведена в 1-ю смешанную авиадивизию (1сад), полки которой и отдельные эскадрильи размещались на нескольких аэродромах. На 25 июня на аэродроме Африканда (это южная часть Кольского полуострова) базировался бомбардировочный авиаполк 137ксбп (краснознаменный авиаполк скоростных бомбардировщиков) – всего 36 машин СБ. Согласно [ ] 29 июня в полк прибыло пополнение – еще 18 самолетов, итого стало 54 бомбардировщика. Там же, на Африканде разместилась 4-я эскадрилья 147 истребительного авиаполка (147иап) в неполном составе в количестве 8-9 бипланов модели И-16 и И-15бис (последние могли использоваться как штурмовики) [ ]. В начале июля эта эскадрилья переместилась на аэродром Алакуртти и получила три новых истребителя МиГ-3. Итого на Кандалакшском направлении наша авиация в начале июля имела 66 боевых самолетов.
Согласно отчетам штаба 1сад о потерях личного состава дивизии за период с 22.06 по 20.07.41г. не вернулись с боевого задания и признаны погибшими 14 экипажей бомбардировщиков и 5 пилотов истребителей [ ], вылетавших на поддержку наших войск в Северной Карелии. Из донесений о потерях дивизии мы вычленили -  по упоминающимся географическим названиям - потери авиаполков и отдельных эскадрилий 1сад, относящиеся к воздушным боям именно в данной зоне. В статье [ ] перечислены поименные потери 137 бомбардировочного полка (этот полк воевал именно на Кандалакшском направлении) за все время его участия в боевых действиях, из которого дополнительно следует потеря в июле 1941 года (21.07 и 31.07) еще 3 экипажей самолетов СБ и одного Пе-2 и потом из данного журнала следует, что до конца года был потерян всего один экипаж (и самолет) Пе-2. На аэродроме Африканда с 16 сентября по 22 октября базировался также 80-й ближнебомбардировочный авиаполк (80ббап), из статьи того же автора, посвященной этому полку [ ] следует, что за это время в данном полку не вернулось с боевого задания 6 пилотов самолетов СБ – это экипажи 2 машин. Из статьи, посвященной 147 истребительному авиаполку [ ] можно определить, что за сентябрь-декабрь 1941 года на Кандалакшском направлении и под Лоухами полк потерял всего 3 пилота (3 самолета).
Из анализа боевых действий, представленных буквально посуточно в книге А. Марданова «Воздушная война в Заполярье» [ ] на 10 сентября 1941 года дополнительно к уже указанным потерям определены потери 5 самолетов СБ из отдельной разведэскадрильи, 4-х истребителей и 4-х бомбардировщиков СБ, действовавших на Канлалакшско-Кестеньгском направлениях и потерянных при налетах на наши аэродромы вражеской авиации и в авариях. Экипажи еще 7 СБ и одного И-153, сбитых ПВО и авиацией противника, тем не менее, сумели вернули в расположение части. Всего получается боевые и небоевые потери нашей авиации на данном направлении составили на середину сентября  50 самолетов. В то же время в Википедии в статье о 137ббап сказано, что только за август и только один этот полк потерял 20 самолетов. Подтверждений такому разгрому более ни в одном источнике не обнаружено. Фактически за весь этот месяц был потерян один-единственный бомбардировщик СБ, экипаж которого остался жив. По данным из указанных выше источников получается, что с 26 июня (первая потеря) по 31 июля, то есть фактически за первый месяц войны ВВС РККА потеряли в данной зоне боев (Кандалакша и Кестеньга) по различным причинам 26 бомбардировщиков и 9 истребителей. Но затем за весь август был потерян всего лишь один-единственный, уже упоминавшийся самолет СБ, экипаж которого остался жив.
В книге Марданова о воздушной войне в Заполярье приводятся обобщенные по Мурманскому и Кандалакшско-Кестеньгскому направлениям цифры потерь [табл.5,6]. За конец июня и июль 1941 года авиация Северного флота и ВВС 14-й армии на Мурманском и Кандалакшском направлениях (это 1-я авиадивизия с отдельными эскадрильями) имели всего общих потерь самолетов 180 единиц, из них боевых 86. Люфтваффе (5-й воздушный флот и немецкие разведэскадрильи) за то же время имело потери всего 67 самолетов, из них 26 боевых. Соотношение практически 3:1 в пользу врага, но вот за август картина меняется принципиально: наши общие потери составили 50 самолетов, из них 29 боевые, а у немцев при 33 общих -  боевых 28. Соотношение боевых потерь стало – 1:1. То есть, эффективность советских ВВС на Севере уже через месяц сравнялась с таковою же у люфтваффе. И в дальнейшем на все долгие годы войны господство в воздухе переходило здесь «из рук в руки», не позволяя добиться решающего преимущества ни одной из сторон. Командование ВВС РККА и его пилоты сумели быстро оправиться от первого шока при встрече с тактически более опытным и превосходно технически оснащенным противником. Чего в 1941 году не произошло на всех остальных участках советско-германского фронта.
Теперь о силах люфтваффе (финских ВВС в этой зоне не было). В начале июля на направление Кандалакша, Лоухи и Ухта люфтваффе переводит из Северной Норвегии группу пикирующих бомбардировщиков Ю-87 (это 36 самолетов при 30 исправных), которая вначале базировалась  на аэродромах Рованиеми и Кемиярви, а с сентября 1941 г. в занятом немцами Алакуртти. Здесь же присутствовало несколько истребителей Ме-109 (точное количество неизвестно, предположительно 2-3 звена, или всего 4-6 самолета), но практически сразу с началом боев на соседний с Рованиеми аэродром Кемиярви в Финляндии было дополнительно переброшено до двух эскадрилий Ме-109. В Рованиеми базировалась также эскадрилья немецких самолетов-разведчиков До-17 и Хе-117 (7 машин), которые при определенных обстоятельствах могли использоваться как бомбардировщики и штурмовики. Итого у немцев здесь было (могло быть) до 70  самолетов. Но, бомбардировочную группу Ю-87 немецкое командование периодически перебрасывало из Северной Карелии на Мурманское направление и обратно – по мере решения своих задач, «лаптежники» работали как пожарная команда.
Для понимания текущей «воздушной обстановки» в первые дни боев приведем дословно доклад комдива 122сд комкору 42ск: «Крайне необходима истребительная авиация для борьбы с бомбардировщиками противника, которые обнаглели, не чувствуя зенитной обороны с нашей стороны». И еще: «Германские бомбардировщики пикируют до самой земли и не дают жить нашей пехоте и артиллерии». Все мы в любом  произведении о войне начитаны о тотальном превосходстве люфтваффе в воздухе над ВВС РККА (в начальном периоде войны), когда вражеские самолеты гонялись едва ли не за отдельным человеком. Так вот, по крайней мере, в небе Заполярья было несколько иначе. На Мурманском направлении наши летчики не позволили фашисту «захватить воздух». Здесь жестокая воздушная битва продолжалась в течение трех лет с большими потерями с обеих сторон. Мало кто знает, что, начиная с сентября 1941 года, в Мурманск начали поступать первые английские истребители «Харрикейн», и вместе с ними «на Мурмане» появились британские пилоты-инструкторы, которые в составе своей эскадрильи вели воздушные бои с немецкими самолетами и имели ряд воздушных побед.
С начала июля 1941 года авиация РККА на Севере перенацеливается на поддержку непосредственно фронтовых операций, когда  на бомбежку и штурмовку войск противника направляются значительные силы – до 20-25 бомбардировщиков за один вылет под прикрытием эскадрильи истребителей, в том числе новейших скоростных МиГ-3. Бомбардировка врага производилась, в том числе, ампульными бомбами (горючая жидкость) и гранулированным фосфором (аналог напалма). Если за август на Кандалакшском направлении отмечено всего пять массированных налетов на позиции врага нашей авиации, то в сентябре они становятся едва ли не ежедневными.
Под Кандалакшей англичан и «Харрикейнов» не было, только наши пилоты на СБ, И-16, И-15, И-15 бис. Но враг был здесь не менее силен, чем в небе Мурманска. Здесь дело вот в чем. Основу германских воздушных сил здесь составляли пикирующие бомбардировщики Ю-87, к началу войны вроде как устаревшие по многим техническим характеристикам. Но... Они в то же время обладали уникальной способностью практически отвесного пикирования под углами до 80, а то 90 градусов, что давало высокую точность поражения малоразмерных целей. Причем при пикировании на скорости чуть ли не под 1000 км/час самолет был малоуязвим от огня с земли: любые средства ПВО не успевали выставить нужные углы упреждения выстрелов. При выходе из пике, когда срабатывал автомат выхода, летчик и стрелок-радист испытывали перегрузки вплоть до кратковременной  потери сознания, и в этот момент самолет был наиболее уязвим. А дальше в дело включался стрелок, оборонявший заднюю полусферу. Поэтому, несмотря на относительно небольшую скорость (всего до 380 км/час) Ю-87 был серьезным противником и желанным трофеем для всех ВВС союзников и РККА. Ю-87 оказался грозным оружием поля боя и оставался таковым до самого конца войны, а наряду с танковыми клиньями он стал инструментом блицкрига. Тем не менее,  группа Ю-87 (IV./StG1), имевшая к началу войны 36 самолетов, лишилась к концу года 22 машин по различным причинам и надо полагать, что оставшиеся 14 требовали при этом серьезного ремонта [ ].
Советский пикирующий бомбардировщик Пе-2 был таковым только по названию. «Пешка» проектировалась как дальний истребитель сопровождения бомбардировщиков, но вынужденно сама стала бомбардировщиком, несущим всего 500 кг бомбовой нагрузки (при большой сноровке столько же можно было навесить на «небесный тихоход» У-2). До 1943 года Пе-2 был обычным «горизонтальным» фронтовым бомбардировщиком, и лишь благодаря установке системы вывода бомбовой нагрузки за фюзеляж при пикировании и автомата вывода из режима пикирования он стал в каком-то приближении именно пикировщиком. Но и тогда угол пикирования у опытных пилотов не превышал 50-60 град. В основном, в 1943-1945 гг. «Пешка» работала только с пологого пикирования, то есть практически в режиме штурмовика.
Скоростной бомбардировщик СБ к началу войны оказался не таким уж «скоростным», развивая на форсаже до 450 км/час. Но, уступая немецкому основному бомбардировщику Ю-88 по отдельным показателям, он был примерно на уровне немецкого двухмоторного «Дорнье-114».
2.Бронетанковые силы.
Немцы располагали в Заполярье всего двумя неполными танковыми батальонами, один из которых был оснащен трофейными французскими танкам - танками средними во всех отношениях, но вполне соответствующих по ТТХ  начальному периоду войны. Второй


Оценка произведения:
Разное:
Обсуждение
Комментариев нет
Реклама